Семь побед Лаврентия Берии

…Сегодня сквозь зубы признают заслуги в войне Сталина, других его соратников, но и сегодня очень сложно утвердить в общественном мнении простой исторический факт: мало кто – кроме, конечно, Сталина, может сравниться по значимости личного вклада в Победу с Лаврентием Павловичем Берией. Мало кто может сравниться с Берией и по уровню положительной «знаковости» в истории Советского Союзного государства. Берия всегда работал на большую Россию, на СССР – об этом ещё будет сказано.

Он родился 29 марта 1899 года в горном селении Мерхеули Сухумского уезда, и ему выпало на долю прожить не очень долгую – всего-то пятьдесят четыре года, но яркую жизнь. Причём Берия почти всегда был своего рода «многостаночником», так сказать – и швец, и жнец, и на дуде игрец, поэтому трудно сказать о Берии – одной из самых деятельных и одной из самых оболганных фигур в истории Российского государства, в небольшой, по сути, статье…

А сказать надо.

Простой перечень только наиболее крупных постов, которые Лаврентий Павлович занимал за свою жизнь, говорит сам за себя: председатель Грузинской ЧК, председатель ОГПУ Закавказья, 1-й секретарь Закавказского крайкома ВКП(б) и 1-й секретарь ЦК КП(б) Грузии, нарком внутренних дел СССР и министр внутренних дел СССР, зам. Председателя Совнаркома СССР и 1-й заместитель Председателя Совета Министров СССР, с начала войны – член Государственного Комитета Обороны и затем – зам. Председателя ГКО, председатель «атомного» Специального Комитета при СМ СССР, член Политбюро ЦК ВКП(б) и член Президиума ЦК КПСС…

Ближе к Сталину был только Молотов, но больше Берии сделал для мощи Советской России только Сталин. Вот факты времён одной лишь войны… ГКО был образован 30-го июня 1941 года в составе: И.В.Сталин (председатель), В.М.Молотов (заместитель председателя), Л.П.Берия, К.Е.Ворошилов, Г.М.Маленков. С февраля 1942 года в ГКО вошли также Л.М.Каганович, А.И.Микоян.

Постановлением ГКО от 4 февраля 1942 года о распределении обязанностей между его членами Берии был поручен контроль за выполнением решений по производству самолетов и моторов, вопросами формирования ВВС… В дальнейшем на Берию был возложен ещё и контроль за выполнением решений о производстве вооружения, миномётов, боеприпасов, танков, а также наблюдение за работой трёх наркоматов: нефтяной промышленности, угольной промышленности и путей сообщения.

По решению ГКО от 13-го марта 1942 года была создана оперативная группа под руководством Кагановича, Берии и Маленкова, на которую возлагалась вся ответственность за все перевозки по железным дорогам. А ещё Берия в июле 1941 года много сил вложил в создание Резервного фронта, в состав которого входило значительное количество войсковых соединений НКВД СССР, защищавших Москву.

В 1942 году Сталин посылал Берию представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Кавказ, который Берия знал как свои пять пальцев. С 21-го августа 1943 года он входил в руководящую группу Комитета при СНК СССР по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации.

И ни одна из этих обязанностей не была формальной, парадной — в СССР Сталина синекур не раздавали.

В 1944 году Сталин назначил Берию заместителем Председателя ГКО и председателем Оперативного бюро ГКО, «рассматривавшего все текущие вопросы»

За последние годы о Берии сказано много, но интерес к нему возрастает, и это объяснимо. Так бывает, когда о человеке долго и подло лгут, а потом вдруг выясняется, что он – не «монстр» и не «моральный урод», а совсем наоборот – умница с вполне нормальными, живыми человеческими реакциями.

Сразу становится интересно – в чём дело? Почему человека так оболгали, кому он мешает и за гробом? Впрочем, у Берии не было гроба и нет могилы, как до сих пор нет и точной даты его смерти… Хотя где-то ведь она зафиксирована – в наиболее тайных, всё ещё не раскрытых архивах, сам факт существования которых – официально далеко не факт.

Берия был убит – подло убит своими, в 1953 году. То есть – в том же году, что и Сталин. Однако объединяет Берию со Сталиным не один и тот же год смерти – их объединяет общая огромная работа по созданию могучей и демократической (то есть, по-русски, народоправной) России.

Сталин был убит на семьдесят четвёртом году жизни, не успев сделать всего, что замышлял, в том числе – не успев провести демократизацию советского общества с параллельной чисткой зажравшейся части советской «элиты». Чисткой на этот раз не пулей в лоб, а пинком под зад – из тёплых насиженных кресел.

Берия погиб на пятьдесят пятом году жизни и тем более не успел сделать всего, что мог и хотел сделать… Причём всё, что делал Берия, не ослабляло державу, а усиливало её. И усиливало не просто как могучее государство, а как государство, где сами народные массы оказывались творцами своего уверенного и благополучного будущего.

В 1946 году – после разрушительной войны, люди кое-где ели крыс, и Сталин знал об этом. А уже через три года голод ушёл в прошлое, и в 1949 году Россия ликвидировала атомную монополию Америки, угрожавшей Советскому Союзу испепеляющей атомной бомбардировкой.

И во всех великих свершениях наших отцов, дедов и прадедов – и в том, что СССР за пять лет после войны самостоятельно восстановил народное хозяйство, и в том, что СССР за те же годы обеспечил свою военную безопасность, заслуга Берии исключительно велика!

РУССКАЯ история богата на яркие судьбы исторических деятелей, которые создавали и создали великую Россию. Но по-настоящему работалось крупным людям на Руси тогда, когда во главе её стояли крупные личности с государственным умом, вожди…

Классическая сталинская «команда» была очень сильной. Молотов, Каганович, Маленков, Микоян, Жданов сделали бы честь любому правительству любой великой державы. Но даже на этом фоне Лаврентий Берия не только не терялся, а выдвинулся как самый талантливый и успешный сотрудник Сталина.

Инсинуации о причастности Берии к убийству Сталина, начало которым положил дважды ренегат Авторханов в 60-е годы, не столько даже грязны, сколько жалки. Недаром Хрущёв и хрущёвцы, которые рады были обвинить Берию во всех смертных грехах, не рискнули «повесить» смерть Сталина на Берию, хотя, на первый взгляд, это было так соблазнительно. Однако сама тема о насильственной, а не естественной смерти Сталина была настолько скользкой, что Хрущёв поднимать её не захотел. Обычно говорят, что на воре шапка горит, тогда, когда вор выказывает ту или иную реакцию. В данном случае разоблачительным для хрущёвцев оказалось отсутствие реакции.

Берия всегда шёл от одной высоты к ещё большей высоте, от победы к победе. Он не только не провалил ни одного дела, которое ему было поручено, но, напротив, не раз и не два вытаскивал из «прорыва» то, что проваливали другие. В считанные месяцы, он улучшал положение в целых отраслях промышленности – не кнутом, не пряником, а верным подбором кадров и верой в возможности и способности этих кадров – от наркомов до директоров заводов.

И где бы он ни работал, он работал, в конечном счёте, на благо Советского Союза, всей России. Так, когда Берия очищал от контрреволюции и иностранной агентуры Закавказье, он не только обеспечивал спокойствие одного только Кавказа – без бакинских нефтепромыслов, безопасность которых хранил чекист Берия, были бы невозможны успехи первых пятилеток!

А чиатурский марганец? Возглавив Грузию как 1-й секретарь ЦК КП(б) Грузии, Берия много сделал для развития его добычи, но нужен был этот марганец не самой Грузии, а общесоюзной металлургии, общесоюзной экономике!

Сотни миллионов цитрусовых и тысячи тонн грузинского чая производились в Грузии, развиваемой Берией — тоже для всего Союза. Абхазские мандарины знали и на Украине, и в Москве, и на Урале, и в Сибири…

И разве можно забывать о том, что Черноморское побережье Грузии усилиями Берии стало к концу 30-х годов всесоюзной здравницей, а во время войны – одним огромным госпиталем?

ДО ТОГО, как Берия возглавил Грузию, в грузинском руководстве были сильны националистические настроения. Яркий пример – «старый большевик» Буду Мдивани. По форме – коммунист, по сути – смесь националиста и троцкиста.

В начале 20-х годов, когда Берия был направлен в Грузию, Мдивани и его сторонники составляли в ЦК Грузии большинство. При этом они тормозили хозяйственное и политическое объединение закавказских республик. Вначале группа Мдивани была и против образования СССР, и эта позиция группы Мдивани играла на руку буржуазным националистам и грузинским меньшевикам…

Через много лет, когда в стране происходили грустные события конца 80-х годов, Феликс Чуев в своей книге «Так говорил Каганович» привёл разговор с бывшим «железным наркомом» Сталина: «Каганович: А что с Грузией происходит – кошмар! Чуев: Грузинам нужна торговля напрямую с Западом. Конечно простой народ от этого ничего иметь не будет. Каганович: То, что Мдивани требовал при Ленине. И они хотят уйти от нас».

Как видим, и на склоне лет Каганович не забыл Мдивани и его претензий. В 1937-м Мдивани арестовали и приговорили к расстрелу, но расстрелял его Берия за дело. Выслушав «расстрельный» приговор, Мдивани заявил: «Меня мало расстрелять, меня четвертовать надо! Ведь это я, я предал свой народ и помог Сталину и Берии, этим выродкам, поработить Грузию».

На самом деле народная Грузия при Сталине расцветала, всё более украшая собой общесоюзный «букет» республик — но что было до того узколобому националисту Мдивани! Злоба и зависть всегда слепы…

Вот с кем приходилось бороться Берии и во главе ЧК Закавказья, и во главе закавказской и грузинской партийных организаций. При этом Берия боролся в Грузии с врагами за мощь, целостность и процветание не только Грузии, но и всего Советского Союза. Это важно знать и понимать: всё, что создавал Берия в Грузии – от новых заводов до новых здравниц, тесно и неразрывно привязывало Грузию к России, делало Грузию частью большой страны.

В этом смысле фигура Берии и сегодня устремляет нас в будущее, которое может быть у всех народов, слагавших Советский Союз, устойчивым лишь при новом их объединении.

Берия-победитель многообразен, однако из многих побед Берии я выделил бы семь крупных блоков: 1) чекист Закавказья; 2) мощный реформатор Грузии; 3) реформатор НКВД; 4) один из творцов Победы; 5) куратор Атомной и Ракетной проблем; 6) организатор послевоенного экономического и научно-технического развития СССР; 7) «отец» московских «высоток»…

Заговор молчания вокруг фигуры Берии был так мощен, и длился так долго, что даже сегодня наиболее известна лишь одна из крупных побед Берии, одержанных им для России, – решение всего за четыре года Урановой проблемы, то есть – создание советской атомной бомбы и ликвидация атомной монополии США. И практически неизвестно, например, то, что Берия многое сделал и для ракетных наших программ. Причём имеются в виду не только полностью контролируемые Берией работы по системе ПВО «Беркут» и КР «Комета», но и по непосредственно баллистическим ракетам.

Не апеллируя к документам ради экономии места, сошлюсь на интегральную оценку П.И. Качура, автора статьи «Ракетная техника СССР: послевоенный период до 1948 г.» в № 6 журнала Российской академии наук «Энергия», за 2007 год. Вообще-то РАН Сталина, Берию, как и вообще советский строй любят не очень, но тем дороже то, что академический журнал признаёт: «Фактически ракетостроением руководил Л.П. Берия. Г.М. Маленков не занимался организационными и производственными вопросами и был формальным председателем комитета»…

Так же замалчивается, что Берия реформировал советскую внешнюю разведку, превратив её из сомнительного полу дилетантского коминтерновского «междусобойчика» в эффективный элемент государственного аппарата. Придя в НКВД СССР, Берия стал и реформатором погранвойск – то, что сделал он в этом отношении, не исчерпало себя и через десятилетия после войны.

Именно бериевская «муравьиная» разведка погранвойск постоянно обеспечивала приток информации о приграничных приготовлениях немцев, начиная с весны 1941 года. И именно Берия в своих сообщениях постоянно обращал внимание Сталина на этот факт. При всём при том в общественном сознании укоренился штамп: Берия-де уверял Сталина, что «войны не будет». В действительности всё было наоборот, и не вина Берии и Сталина, что война началась с провалов – сегодня всё яснее становится, что провалы 1941 года имеют своими истоками безответственность части советского генералитета, наложенную на прямую «отрыжку» заговора Тухачевского.

Сквозь зубы признают факт руководства Берией оборонными работами во время войны, а ведь Берия был – как фигура общественная – многогранен. Скажем, он – по образованию архитектор и строитель, курировал проекты высотных зданий…

8-го февраля 1947 года было принято Постановление Политбюро о новой организации работы Совета Министров СССР, по которому – кроме прочих обязанностей, на заместителя Председателя СМ СССР Л.П. Берию возлагалось наблюдение за вопросами строительства многоэтажных зданий в Москве. Так что в облик московских «высоток» вложены мысли и душа не только Жолтовского, Посохина, Руднева, Минкуса, Чечулина, Полякова, Душкина, Мордвинова, Чернышева, Гельфрейха, Абросимова, Хрякова, Сталина, но и Берии… А в целом, в итоге, его жизнь блистает семью гранями, в ней было семь выдающихся свершений, семь выдающихся побед.

И – лишь одно поражение… И хотя оно стоило Лаврентию Павловичу не только карьеры, но и жизни, это поражение никак нельзя назвать бездарным. Ведь удар был нанесён даже не из-за угла, удар был в спину. А в спину всегда бьют свои – предавая.

Вот Берия и был предан. Но даже это единственное поражение Берии оборачивается сегодня победой – пусть и не вещественной, а нравственной. Хрущёв считал, что он не просто избавился от конкурента, но и вычеркнул его из истории страны или, по крайней мере, обеспечил Берии лишь геростратову славу. А что вышло на деле? Как смотрит сегодня на Хрущёва всё большее число людей, желающих исторической правды?

И как всё большее число людей смотрит на Берию?

Сталин предвидел, что на его могилу нанесут много мусора и грязи, но ветер истории размечет всё наносное и останется неприкрытая правда о том, что Россия под руководством Сталина прошла путь от сохи до атомной бомбы.

Однако ветер истории развеивает мусор не только на сталинской могиле, он сметает на свалку и ложь о Лаврентии Берии. Берия побеждал за счёт ума, энергии, веры в людей, и лишь раз был побеждён, а точнее – предан. А в итоге всё равно победил!

Берия не палачествовал – в НКВД при нём было открыто бюро жалоб, а из лагерей вышло более 200 тысяч человек.

Берия не летал на Канары, не ездил в круизы, не таскался по модным горнолыжным курортам… И даже – хотя ему это раз за разом приписывают – не имел личных гаремов из «звёзд» и топ-моделей…

Но жизнь Лаврентий Берия прожил настоящую, деятельную, захватывающую и человечески привлекательную…

В «атомном» «Арзамасе-16»-Сарове и сегодня живёт 90-летняя Людмила Дмитриевна Павлова-Головина (в девичестве – Катаева). В Саров она приехала в 1947 году молодым врачом-кардиологом, многие годы лечила всю «саровскую» «верхушку» Атомного проекта: академиков Харитона, Щёлкина, Зельдовича, Сахарова и других… Лечила она и директора «Объекта», дважды Героя Социалистического Труда, генерал-лейтенанта инженерной службы Бориса Глебовича Музрукова…

Музруков – фигура историческая, легендарная. Первую Звезду он получил как директор военного «Уралмаша», а одним из первых дважды Героев стал в 1949 году как директор Плутониевого комбината №817. И в обеих своих должностях он часто имел дело с Берией: во время войны – по телефону, после войны – зачастую «живьём».

Людмила Дмитриевна была другом семьи Бориса Глебовича, хорошо знала и его, и его жену. И вот уже в семидесятые годы врача Головину вызвали к Музрукову, почувствовавшему себя плохо. В итоге Людмиле Дмитриевне пришлось выводить его из состояния клинической смерти.

Когда всё благополучно закончилось, и за жизнь Бориса Глебовича можно было не бояться, она решилась задать Музрукову давно мучивший её вопрос: «Борис Глебович, чего уж тут таить в такой момент, скажите, пожалуйста, как вы относитесь к Сталину и Берии?»

Музруков со Сталиным не встречался, но стиль Сталина знал, ибо директор «Уралмаша», выпускавшего танки, в поле зрения Сталина попадал. Что же до Берии, то, как уже сказано, Музрукову приходилось много взаимодействовать с ним ещё во время войны, а после неё именно Берия привлёк Музрукова к «атомным делам».

И вот в момент, который был, безусловно, «моментом истины», вновь вернувшись с того света на этот, Музруков ответил: «Людмила Дмитриевна, никого не слушайте, не верьте никому… Запомните: тем, что мы сейчас с вами разговариваем, что мы живём и что живёт страна, мы обязаны, прежде всего, двум людям – Сталину и Берии».

Так человек, который сам много сделал вначале для того, чтобы день 9-го мая 1945 года стал для России днём Победы, а позднее сделал не меньше для того, чтобы обеспечить России прочный мир, оценил вклад в историю России двух великих её сынов, потрудившихся в середине ХХ века для России больше, чем кто-либо другой.

Впрочем, совершить так много Сталин и Берия смогли только потому, что не отделяли своей судьбы ни от судьбы России, ни от судьбы и будущего её народов…

Сергей Кремлёв (Брезкун), специально для «Посольского приказа»

http://www.posprikaz.ru/2015/06/sem-pobed-lavrentiya-berii/print/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.