Сговор троцкистско-бухаринских контрреволюционеров с гитлеровцами. Часть третья

Они призывали к объединению с внешним врагом в случае нападения на СССР

Блокирование троцкистов с правящими кругами Германии и Японии, их намерение свергнуть Советское правительство с помощью внешнего противника, – всё это вполне укладывалось в установки Бронштейна, открыто призвавшего ещё в 1927 году «восстановить тактику Клемансо», выступившего «против французского правительства в то время, когда немцы находились в восьмидесяти километрах от Парижа».

Следует отметить, что он не только не открещивался от своих слов, но и пытался оправдать соответствующую позицию. Так, Лев Троцкий в своей книге «The Challenge of the Left Opposition (1928-29)» («Левая оппозиция, 1928 – 1929» – прим. авт.) разместил собственное письмо Г.К. Орджоникидзе от 11 июля 1927 года, в котором предпринимал попытки доказать, будто его призыв повторить «тактику Клемансо» в случае внешнего нападения не содержит ничего криминального. В частности, Троцкий начал доказывать, будто пораженчество заключается исключительно в содействии «поражению «своего» государства, находящегося в руках враждебного класса». А остальное «понимание и толкование пораженчества», по его мнению, является фальсификацией. Далее Троцкий стал писать, что, дескать, «если кто скажет, что политическая линия невежественных и бессовестных шпаргальщиков должна быть выметена, как мусор, именно в интересах победы рабочего государства, то он от этого никак ещё не становится «пораженцем»». 

Известно, что Троцкий пытался доказать, будто в конце 1920-х годов номенклатура, дескать, стала господствующим классом, оттеснив рабочих на задний план. Данное обстоятельство, по его мнению, свидетельствовало о том, что СССР, дескать, не являлся государством диктатуры пролетариата. Соответственно, полагал Троцкий все усилия должны быть направлены на противодействие «Сталинской бюрократии» (читай – государству трудящихся) при любых обстоятельствах – даже в случае нападения внешнего врага. Но как бы Бронштейн не пытался оправдаться, факт остаётся фактом: соответствующие действия («тактика Клемансо») представляют собой угрозы независимости страны, облегчали условия для внешнего противника.

Как Троцкий ратовал за расчленение СССР

Также следует обратить внимание на данную Троцким Радеку и Пятакову в 1935 году установку о территориальных уступках Германии и Японии в случае захвата власти. В первой главе мы, опираясь на судебные показания Пятакова, отметили, что они намеревались осуществить данную меру в завуалированной форме – под флагом “непротиводействия украинским национально-буржуазным силам в случае их самоопределения”. Также предполагалось, что немцы будут управлять Украиной в косвенной форме – не через своего генерал-губернатора, а с помощью гетмана.[1]

Разумеется, кому-то может прийти в голову мысль о том, что это является “фантастикой”. Однако если мы ознакомимся с содержанием статьи Л.Д. Троцкого “Об украинском вопросе”, опубликованной в “Бюллетени оппозиции” в 1939 году, то увидим, что речь шла об их действительном намерении Бронштейна и его последователей предоставить ей независимость. Собственно говоря, весь пафос статьи, авторская риторика пропитаны вполне конкретной мыслью: Советская власть, дескать, угнетает Украину, её народ разочарован в СССР и стремится к независимости. И соответствующие устремления, по мнению Троцкого, следовало бы поддержать.

На наш взгляд, следует рассмотреть содержание упомянутой статьи. Как мы отметили, Троцкий писал о “распятой между четырьмя государствами” Украине, якобы занимающей “то положение, которое занимала в прошлом Польша”.[2] Политику Сталинского руководства, направленную на собирание воедино распавшейся Российской империи (проводившуюся, между прочим, на добровольной основе – т.е., в соответствии с принципом права народов на самоопределение – прим. авт.)  он расценивал как “бюрократическую тенденцию” (как “бюрократический централизм”) (!). Здесь же мы можем заметить фактическую солидарность Троцкого со сторонниками украинских националистических сил: “законнейшие притязания угнетённых национальностей объявлялись проявлением мелкобуржуазного национализма”. Далее он пишет, что после 1922 – 1923 гг. соответствующие тенденции, дескать, “получили чудовищное развитие и привели к прямому удушению сколь-нибудь самостоятельного национального развития народов СССР”. Троцкий даже договорился до того, что Советская Украина якобы “стала для тоталитарной бюрократии административной частью экономического целого и военной базы СССР”. Только из одной этой фразы уже была ясна его сокровенная стратегическая цель.

Такова была оценка Троцкого страны, народы которой, как мы отметили выше, добровольно вошли в состав СССР, в которой все национальности были равны. Так он характеризовал политику Советской власти по отношению к Украине, которая в реальности как раз способствовала расширению её территории, также вкладывала огромные ресурсы в развитие данного региона! О каком “национальном угнетении” и “удушении” после этого может идти речь?! Однако Бронштейн под “удушением самостоятельного национального развития” подразумевал борьбу с сепаратистскими и националистическими элементами. В этом нам предстоит убедиться.

Далее Троцкий безапелляционно утверждал, что народ Украины якобы разочарован в Советской системе полностью. По его мнению, на украинской территории “зажим, чистки, репрессии”, дескать, приняли “убийственный размах”. “Бес мировой революции” безосновательно выказывал уверенность в том, что после “последней разбойничьей “чистки” на Украине” “от прежнего доверия и симпатий западных украинских масс к Кремлю не осталось и следа”. Разумеется, он имел ввиду противодействия органов НКВД активистам антисоветского националистического подполья на данной территории в 1939 году.[3] Далее, как раз большинство украинцев не поддержало гитлеровских пособников (бандеровцев) в годы Великой Отечественной войны. А у Троцкого язык поворачивался выдавать позицию ничтожной кучки украинских русофобов и антисоветчиков за позицию всего украинского народа![4] Бронштейн также писал про мифическую “борьбу с сильными подпочвенными стремлениями украинских масс к большей свободе и самостоятельности”. Представляется излишним комментировать что-либо.

Далее Троцкий пришёл к выводу о целесообразности отстаивания лозунга “единой свободной и независимой рабоче-крестьянской советской Украины”. якобы освобождённой “из-под сталинского сапога”. Разумеется, слова о “рабоче-крестьянской” и “советской” Украине им были сказаны “ничего не значили. Как бы он не пытался оправдать собственную позицию, ясно: соответствующие установки были на руку бандеровцам, а также их заграничным хозяевам в лице Третьего рейха. Они готовы были поддержать любую политическую силу, деятельность которой была так или иначе направлена на дезинтеграцию СССР (полной либо частичной – не имеет значения).

Предвидя справедливые возражения о том, что данные шаг означает отделение Украины от Советского союза Троцкий в своей работе “Об украинском вопросе” прямо и недвусмысленно высказался за соответствующий разворот событий. “Что же здесь такого ужасного?” – задавался вопросом Бронштейн в рассматриваемой нами статье. Далее он написал следующее: “Священный трепет перед государственными границами нам чужд. Мы не стоим на позиции “единой и неделимой””. Тем самым Троцкий фактически расписался в собственном предательстве.

Однако предоставление Украине независимости непременно бы вызвало “цепную реакцию” националистических сил других Союзных республик. Фактически это означало бы военное ослабление СССР и его гибель. Троцкий фактически оправдывал это: “Ослабление СССР… вызывается теми, все возрастающими центробежными тенденциями, которые порождает бонопартистская диктатура. В случае войны ненависть масс к правящей клике может привести к крушению всех социальных завоеваний Октября. Очаг пораженческих настроений в Кремле”.

На самом деле не было никакого нарастания “центробежных тенденций” – дальнейший ход событий это прямо показал. А бандеровцев, “лесных братьев” и прочих гитлеровских пособников в годы Великой Отечественной войны поддерживала меньшая часть населения Украинской ССР, Прибалтийских республик и т.д. Далее, известно, что в 1941 – 1945 гг. люди в массовом порядке шли на фронт защищать Советский Союз с оружием в руках, а многие активно работали в тылу. Советские граждане шли на защиту Отечества в добровольном порядке (многие даже упрашивали, чтобы их взяли на фронт), а не были “угнаны” на передовую под “дулами револьверов НКВД” и т.д. Т.е., слова о “массовых пораженческих настроениях” были враньём! Троцкисты имели наглость выдавать позицию отщепенцев за позицию всего народа! Впрочем, как мы писали выше, они намеревались в случае нападения внешнего врага спровоцировать кризис изнутри и, воспользовавшись беспорядками, направить устремления народных масс в вполне конкретное русло.

И потом, каким бы не было руководство страны, в момент, когда над Отечеством нависла угроза, нормальный человек (независимо от собственных воззрений) будет его защищать. Даже часть представителей белой эмиграции в годы Великой Отечественной войны поддерживали СССР. А Троцкий и его последователи фактически солидаризировались с пораженческими настроениями лишь из-за того, что они, видите ли, были недовольны политикой Кремля!

Де-факто троцкистские комментарии по поводу Украины мало чем отличались от риторики, используемой “демократами” в конце 1980-х – начале 1990-х годов в момент крушения СССР. Известно, что они тоже поднимали истерию по поводу “бюрократического централизма”, “насильственного Союза”, полагали, будто источником роста сепаратизма являются “стремление местных народов к независимости” и “реакционная коммунистическая система”. Как видим, много совпадений в деятельности обоих политических сил…

Михаил Чистый, вице-президент РОО “Бородино 2012 – 2045”, кандидат исторических наук, почётный доктор исторических наук

[1] Ровно по этой же схеме в начале 1990-х годов горбачёвско-ельцинская команда разваливала СССР. Роспуск страны проходил под предлогом солидарности с республиканскими силами, якобы стремящихся к самоопределению и к “обособленному” национальному развитию (с игнорированием воли Советского народа, выраженной на Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года – прим.авт.). Но всем известно, что за русофобскими националистическими силами, возглавляемых Ландсбергисами, Гамсахурдиями, Кравчуками, Шушкевичами (как, впрочем, и за “Демократической Россией”) стояли западные страны, оказывающие им информационную, дипломатическую и финансовую поддержку.

Аналогичным способом в настоящее время происходит поглощение западным капиталом постсоветского пространства – в результате “цветных переворотов” к власти приходят националистические силы, поддерживаемые Вашингтоном и Брюсселем. Формально ряд руководителей стран бывшего СССР вроде Саакашвилли, Ющенко, Порошенко и прочих самостоятельные, но их деятельность курируется правительствами “ведущих мировых держав”.

[2] Вполне понятно, что он подразумевал подписание Пакта Молотова-Риббентропа, по которому Западная Украина перешла в состав СССР. Разумеется, он умолчал о том, что речь шла о возвращении нашей страной территорий, захваченных поляками в 1920-ые годы, о том, что на этих землях проживали этнические белорусы и украинцы, в отношении которых правительство Пилсудского проводило политику колонизации (причём в крайне жёстких формах), а также умолчал о том, что СССР тем самым отодвинул свои границы на Запад. Нельзя также забывать и про антипольские восстания в городах данного региона в сентябре 1939 года, и про крайне незначительный характер сопротивления Советским войскам. Т.е., местные народы не желали находится под пятой польского владычества.

[3] Даже данные международного фонда “Демократия” (фонда “прораба перестройки” А.Н. Яковлева) свидетельствуют о том, что наибольшее число арестов в 1939 году пришлось именно на Западную Украину и на Западную Белоруссию.

[4] Впрочем, аналогичным способом поступают в настоящее время идейные сторонники “евроинтеграторов” в странах СНГ.

Михаил Чистый

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.