ГЕОПОЛИТИКА НАЦИОНАЛЬНОГО ТРИУМФА

70 лет минуло после победы союзных войск над гитлеровской Германией, 70 лет в Европе не грохочет артиллерийская канонада, танковые атаки и атаки пехоты можно увидеть лишь на военных полигонах. Как и учебные морские сражения. Сухие, трафаретные и в общем­-то, правильные фразы. Можно добавить к ним еще массу формулировок типа «мир был избавлен от фашизма, сложилась система эффективной международной безопасности, рухнули колониальные империи», и т.д. и т.п. Добавлю и такой расхожий и опять же правильный тезис: «Советская (Красная) армия внесла решающий вклад в разгром немецко­-фашистского вермахта. После окончания боевых действий и в ходе Нюрнбергского процесса Гитлер и его клика были объявлены главными и единственными виновниками войны, а непосредственные участники Второй мировой поделены на победителей и побежденных. Казалось бы, можно ставить точку в историекопательстве, чествовать оставшихся в живых ветеранов военных действий, отдавать дань памяти погибшим на полях сражений и не дожившим до юбилейной даты, воспитываться самим и воспитывать молодое поколение на подвигах дедов и прадедов. Но вот незадача: чем дальше в историю уходят события сороковых годов ХХ столетия, тем больше возникает «исторических» проблем и неотвеченных вопросов. Да и сами события войны даже в «просвещенном демократическом ХХI веке» интерпретируются и излагаются совсем иначе, чем в первые послевоенные годы. В чем причина?    Мне видится, что причина тому лежит в области геополитической недосказанности о причинах, источниках и целях развязывания войны, и в не совсем верной трактовке хода сражений и политического поведения их участников.    

Кто заказчик второй мировой, его цели?

   «Движимая враждебными побуждениями Европа была заинтересована в военном и революционном крушении России». (И.А. Ильин. Основы борьбы за национальную Россию. Нарва, 1938. С. 19).        Итак, 1917 год, в России революция. Не будем рассуждать о внешних и внутренних причинах революции, приведу лишь одну цитату: «Похоже, что происходящая в России большевистская революция является на самом деле гигантской финансовой операцией, цель которой – переместить огромные денежные средства из­под русского контроля под контроль европейских и американских банков,.. чтобы на долгие годы обеспечить процветание и стремительный рост нашей экономики и стабильность доллара» (Нью­-Йорк таймс трибюн, 24 января 1921 г.).     Страна – новая Россия, – переживая трагико-­драматические события, становится совершенно иной: иная политика – внешняя и внутренняя, иные государственно­-общественный уклад, экономика, социальная структура общества, плюс диктатура пролетариата и много другое, чему научились и недоучились у европейских марксистов. Но противники и их цели в отношении России остаются неизменными. Теория (формула мирового господства) «хартленда» англичанина Х. Дж. Маккиндера (кто контролирует восточную Европу, тот контролирует «хартленд» – Россию, кто контролирует «хартленд», контролирует Евразию, кто контролирует Евразию, тот распоряжается судьбами мира) продолжала работать на полную мощь. Неизменно работала и «стратегия анаконды» (сжатия континентального пространства России) американского адмирала А. Мэхэна. Напомню что эти «шедевры» были прописаны в самом начале ХХ столетия, до революции 1905 г. Активно действовала стратегия экономического удушения России. Золото Российской империи, находившееся в западных банках, и другие активы (драгметаллы, драгоценные камни, ювелирные изделия, произведения искусства, и т.п.) В ходе иностранной военной интервенции из России вывозились любые материальные богатства, имеющие ценность в странах интервентах. По оценкам специалистов, были присвоены ценные бумаги и авуары Российской Империи, размещенные в иностранных банках, а также оккупантами вывезены из постреволюционной России ценности на общую сумму эквивалентную 37 тысячам золота. (Мартиросян А.Б. Сталин и достижения СССР. – М., Вече, 2007. С. 34). Только в США, по оценке газеты «Нью­Йорк таймс» осело на полтриллиона долларов.      Однако удушить советскую власть в ходе гражданской войны и военной интервенции не удалось, встал вопрос о большой войне против СССР. В 1926 г. У. Черчилль представил британскому правительству план финансового удушения СССР путем организации международного антисоветского экономического фронта, а 24 января 1927 г. министр иностранных Англии О. Чемберлен – секретный меморандум, в котором утверждалось: «Нам больше ничего не остается делать, как внезапно объявить войну» (Public Rekord Office, Cab, 24/184, p. 1). В июне 1926 г. в Лондоне состоялась закрытая международная конференция (формально англо­германская), в которой приняли участие высокие представители военных кругов, разведки и бизнеса Британии, Германии, Франции, Польши, Румынии, Чехословакии, Болгарии, Турции и Ирана. Руководил закрытой частью конференции заместитель министра иностранных дел Великобритании по разведке М. Локкер­-Лэмпсон, патронировал сам министр Остин Чемберлен. Суть этого сборища выразил один из ее участников Георг фон Лейхтенберг: «Будущий военный поход на Россию имеет наиважнейшее значение для политического и экономического роста стран Западной Европы». Британские и германские представители достигли договоренности о «финансовом содействии вторжению германской армии на Украину и Кавказ». Далее все шло в развитие этого замысла: привод к власти в Германии нужного человека, стремительное возрождение германской военно-промышленной мощи, популяризация нацизма, расчистка Гитлеру стратегического пространства на Восток, сдача Европы для решения главной геополитической задачи – уничтожения России (СССР). Готовили развязывание войны, прежде всего, не глуповатые политики и туповатые генералы, а финансово­-промышленный капитал. В 1911 г. именно евро­-американские мультимиллионеры приняли т.н. «план Марбурга» в котором давалась следующая установка: «власть это товар, пусть и самый дорогой. Поэтому мировая власть должна принадлежать международным финансистам». То есть, формировался мировой финансовый интернационал. Правда, ряд западных исследователей считает эту касту националистами, следуя известной формуле идеолога германского нацизма Альфреда Розенберга, который в работе «Мифы ХХ столетия» (1930 г.) возглашал: «Не каждый еврей банкир, но каждый банкир еврей».         «Экономический национализм… превратился в величайшее зло… Экономический национализм получил свое классическое выражение в «меркантилизме» ХVIII столетия, а желанная военная добыча включала в себя рынки и монополии» (Тойнби А. Исследование истории. – М., АСТ, 2009. С. 512).        Блестящий русский аналитик, полковник генерального штаба А.Е. Вандам (Едрихин) в 1912­913 гг. дал пророческий прогноз и глубокий анализ будущих военных действий первой мировой, показал как Россия, благодаря стратегическому искусству англичан может быть вовлечена в совершенно не нужную ей войну: «…англичане, со своей стороны, подтверждают, что решение очередного для них германского вопроса возможно не единоборством Англии и Германии на Северном море, а общеевропейскою войною при непременном участии России, и при том условии, если последняя возложит на себя, по меньшей мере, три четверти всей тяжести войны на суше… Так как с ослаблением Германии единственною сильною державою на всем континенте останется Россия, то по ясному как день, толкованию лордом Керзоном одного из основных и неизменных принципов высшей английской стратегии, …английские стратеги с такой же спокойной совестью начнут устанавливать «баланс сил» против России… Или, выражаясь проще, приступят к образованию против нас коалиции» (Вандам А. Величайшее из искусств. Обзор современного международного положения при свете высшей стратегии. – СПб, «Новое время» 1913. С. 27). В этой работе, а также в записке военному министру Империи Алексей Ефимович заклинал, что Россия ни при каких обстоятельствах не должна позволить втянуть себя в грядущую войну, «которая будет вестись исключительно в интересах Англии»     Привожу лишь эти некоторые факты, чтобы показать, что Россия в любом ее качестве с середины ХIХ века устойчиво позиционировалась геополитиками, государственными деятелями, промышленниками и финансистами Запада как военная добыча, и никак иначе. Таковой она остается и по сей день. Причем нынешние санкции, демонизация России и ее руководства, «пятая колонна», военные приготовления Запада – все это уже было. Даже Нобелевская премия мира, как и г­ну Обаме:    «Была ведь Объединенная Гитлером Европа…Остин Чемберлен получил орден подвязки и Нобелевскую премию мира… «Нобелевку» дали человеку, проторившему дорогу к второй мировой войне» (Шумейко И. Вторая мировая перезагрузка М., Вече 2007. С. 15).    А если открыть первый номер журнала «Тайм» за 1939 г., то удивительным образом обнаружим «лучших людей мира». Человеком года объявляется …Адольф Гитлер! Далее в восторженных списках Чембер-лен­старший, премьер-­министр Англии, Беннито Муссолини и прочие подвижники Мюнхенского процесса оккупации Чехословакии.     И мой однозначный вывод, к которому я пришел, копаясь в архивах и исследуя западную классическую геополитику и политическую практику: заказчиком и идеологом Второй мировой войны, как и кризисов и всякого рода «цветных» революций и госпереворотов является финансово-промышленный капитал Англии и США. Он же является главным выгодо-получателем. Направление стратегических ударов и характер войны определяли англосаксонские стратеги.     Народы – лишь жертвы обмана и политики представителей капитала, в лице фюреров, диктаторов и «демократических» правительств. По поводу германского национал-фашизма возникает ряд вопросов: Откуда у германской нации возникли самые низменные за всю историю человечества инстинкты массового и изощренного уничтожения людей других рас? Куда в мгновение исторического ока испарилась великая культура и просвещенность? Как за короткое (5­6 лет) время немцы полностью утратили человеческие свойства и превратились в чудовища? – Для меня это загадка.     

Кто готовил нашу Победу и кто победил?

       «Плохо иметь англосакса врагом, но не дай Бог иметь его другом». (А.Е. Вандам).        Предвидела и осознавала ли советская власть угрозу новой войны против новой России? Полагаю, что все разнородные правящие круги Советской республики осознавали, что Запад пойдет новой войной на новую Россию. Но готовились к войне каждый по­-своему. В стране в первые годы советской власти доминировала сионистская группировка, действующая в рамках «плана Марбурга» о мировой власти финансового капитала, идеологией которой была ставка на разжигание мировой революции. России в таковой отводилась, по выражению Троцкого, роль хвороста революции. Война против СССР той же Германии должна была вызвать внутри нее социалистическую революцию, которая лавиной пойдет по всей континентальной Европе. Одновременно троцкисты-­зиновьевцы в войне видели и ослабление русского духа, русской традиции и окончательное покорение русского культурно­цивилизационного пространства с последующим установлением социал­-демократической власти под контролем мирового финансового капитала. Эта сила щедро финансировалась извне, наводняла страну зарубежной агентурой, создавала мощную репрессивную систему по подавлению русского самосознания и уничтожению особых черт русского характера. В составе органов советской власти первого десятилетия и, особенно, в репрессивно силовой системе русских по национальности или не было вообще, или они были в явном меньшинстве. Но и даже те, кто был русским, не всегда был на стороне России. Так, в составе правительства, возглавляемого Лениным, русских было трое, в руководстве ВЧК – двое, в военном ведомстве у Троцкого ни одного. Везде в Центре и в регионах в руководстве было явное преобладание евреев. Большинство комиссаров дивизий Красной армии были евреями, русских же в годы гражданской войны не было ни одного. Как такое могло произойти? Отвечает А.Е. Вандам: «До мозга костей проникнутые национальной идеей, болезненно любящие свое воображаемое государство, эти не стесняющиеся гримом актеры (еврейские активисты – Л.И) надевают на себя маску презирающих национальные предрассудки» социал­-демократов и цинизмом своего красноречия до такой степени увлекают хлипкую русскую молодежь, что с 1886 по 1888 г. (годы запуска Герцлем операции «политический сионизм» – Л.И.) вся Западная и Южная Россия, точно скарлатиною, покрываются красными пятнами социал­-демократических кружков… С 1894 г. начинается наводнение России подметною литературой… В 1897 г. формируется полевой штаб еврейской армии, известный под именем Бунд… В 1900 г. следует распоряжение – не прекращая, а наоборот усиливая действия по ввозу запрещенной литературы, в то же время обратить внимание на периодическую печать в целях насыщения широких масс полезными еврейству идеями… Еще завешенное дымкою грядущего, но уже заметно обнаруживавшее свои контуры Царство Израильское имело в своем распоряжении внутри России 5 тыс. фанатически преданных делу агитаторов, мужчин и женщин; 30 тыс. боевой дружины из так называемых социал­-революционеров и в помощь Бунду 14 полевых штабов… Тонкой пылью проникая во все тайники нашей государственной и общественной жизни и всюду неся с собою микробы разложения, евреи в то же самое время основательно высмотрели все самые чувствительные места, куда можно бить нас без промаха. Вот такая чудовищная «передовая база» устраивалась в течение многих лет внутри России» (Вандам А. Наше положение. – СПб. 1912. С. 172). Это писал глубокий аналитик, офицер военной разведки, поработавший в ряде далеких и близких к России стран еще в 1912 г. К 1917 году сила политического сионизма в стране выросла кратно, потому что Государь Император и его ближайшее окружение не принимали должных мер, а полиция ловила мелких сошек.     Другая, «прорусская» группировка, была довольно слабой по сравнению с высокоорганизованной, повязанной системой тайных связей, руководимой из единого штаба группировкой сионистов. Она не имела собственного штаба и лидера, ориентировалась в основном на Ленина и была включена в общие революционные планы строительства социализма и свершения мировой революции. Многие после победы октября вернулись в рабочие коллективы или ушли на фронты гражданской войны. Во всяком случае, во власть не стремились. Крестьянская масса, сыгравшая роль движущей силы революции, естественно, двинулась в деревню, многие были мобилизованы в Красную или Белую армии.    Имели свои группировки в составе правящих сил в Советской республике спецслужбы Германии, Англии, Франции. Плюс разветвленные масонские ложи, ушедшие после Октября в глубокое подполье.      Однако, когда стали очевидны планы троцкистов, началась работа по объединению «прорусской» партии. Лидером таковой стал вернувшийся с фронта Иосиф Сталин, на которого троцкисты в первое революционное время не обращали пристального внимания – он не русский, и это главное. Но именно вокруг Сталина стали собираться русские силы. Его поддержали сначала офицеры военной разведки российской империи во главе с генерал-лейтенантом Потаповым, перешедшие еще в июле 1917 г. на сторону революции, а затем, в 1926 г., глава Российской имперской разведки граф Канкрин, находящийся в эмиграции, предложил И. Сталину на определенных условиях (восстановление русской традиции и сохранение православия) услуги зарубежной агентуры. Так что, Иосиф Виссарионович получил мощную невидимую поддержку в борьбе с троцкистами, контролировавшими все силовые структуры.     Группировка И. Сталина в условиях ожесточенной борьбы с троцкистами стала поворачивать страну на путь индустриализации. Еще в феврале 1924 г. И. Сталин решительно поддержал решение о назначении Ф. Дзержинского на пост Председателя Всесоюзного Совета народного хозяйства (ВСНХ) и совместно с ним активно продвигал идею индустриализации страны, как основы ее обороноспособности и моторизации армии. 19 декабря 1927 г. ХV cсъезд ВКП(б) принял резолюцию, где говорилось: «Учитывая возможность военного нападения со стороны капиталистических государств,.. необходимо при разработке пятилетнего плана уделить максимум внимания быстрому развитию тех отраслей народного хозяйства вообще и промышленности в частности, на которые выпадает главная роль в деле обеспечения обороноспособности и хозяйственной устойчивости страны в военное время». Это был стратегически правильный и единственно возможный вариант развития, обеспечивающий России способность выстоять в схватке с мощным, технически вооруженным противником. Более того, в выступлении И.В. Сталина был подчеркнут еще один важный стратегический момент: создавать промышленные центры на территориях, недосягаемых для авиации противника. Ускоренными темпами строились тысячи крупных заводов, аэродромов, создавалась развитая железнодорожная сеть, страну покрыла единая энергетическая система. Важное стратегическое значение имели строительство Беломорско­-Балтийского канала, освоение Северного морского пути, развитие водного транспорта. Инфраструктура обороны Советского государства имела наивысшую степень стратегической устойчивости среди всех стран мира. Одновременно формировались экономические (ресурсные) резервные районы в неевропейских регионах и в первую очередь – в Средней Азии. Результаты реализации этого курса во многом обеспечили нашу Победу в 1945­м. Хочется отметить еще одну отрасль, внесшую неоценимый вклад в результаты войны, – работников народного образования и культуры. Неграмотная в своем большинстве в 1917 г. страна к 1941 г. сумела укомплектовать и пополнять в ходе боевых действий массовую моторизованную армию личным составом, способным в короткие сроки осваивать танки, корабли, самолеты, артиллерию и другие технические средства как отечественного, так и иностранного производства. И вообще учитель, прежде всего сельский, сотворил за 20 лет великое чудо: не только обучил грамоте массы людей, но и являлся огоньком просвещения для всего населения, а в условия гонения на церковь и мечеть был и главным воспитателем патриотизма, любви к Отечеству и дружбы народов.     Особо хочется сказать о нашей советской культуре. Не хочу полемизировать, что внесло больший вклад в духовную и боевую устойчивость воинов армии и тружеников тыла – партийно­-политическая работа, или простая фронтовая песня, музыка, выступления артистов и оркестров на передовой. Фронтовые песни звучат и сегодня, и не только в день Победы. И, по-­моему, по сей день объединяют нас, живущих уже в независимых государствах. Нельзя не вспомнить и вклад в общую нашу Победу фронтовых журналистов, писателей, кинооператоров, оставивших на века бессмертные кадры и хроники великой войны, осмысленные после Победы героизм, подвиг народа и истоки Атлантиды под названием СССР.     Представляется, что незаслуженно забыты и подлинные наставники Красной армии – более 50 тыс. офицеров и генералов Российской империи, перешедших на сторону советской власти. Они сыграли значительную роль в гражданской войне, они же стали костяком в системе военного образования, разработке военной теории, планировании стратегической обороны. Напомню некоторые имена: генералы Брусилов, Карбышев, Свечин, Снесарев, маршал Шапошников и многие другие. Будущие полководцы Второй мировой войны – их ученики.    Готовя войну против СССР, гитлеровские стратеги учитывали прежний опыт многонациональных государств, в том числе Римской империи, и надеялись, что после первых ударов многие советские народы или восстанут против русских и поддержат немецкое нашествие, или же откажутся воевать вообще. Но случилось обратное: все почти 200 народов и народностей встали на защиту Отечества, соединив в единый поток свою энергию, свои знания, волю и характеры.    И, конечно, следует особо отметить комплексность, твердость и непрерывность системы управления обороной страны, масштабными военными действиями, переводом всей мирной жизни на военно-­мобилизационное положение, военным производством и всесторонним обеспечением армии и флота. Да, эта система постоянно совершенствовалась в ходе войны, но ее довоенная основа сохранилась вплоть до Победы. Ядром этой великой системы был И.В. Сталин. «Руководить борьбой такого гигантского масштаба и сложности раньше не приходилось ни одному полководцу, Так что Сталин предстает как бы полководцем полководцев». (Д.Т. Язов, Маршал Советского Союза, участник Великой Отечественной войны).    24 мая 1945 г. Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин на приеме в Кремле по случаю Великой Победы провозгласил тост за русский народ как самый выдающийся среди всех народов СССР. И этот тост не дань моде, а реальная оценка сущности русского народа, проявленной на полях жесточайших сражений. Ни один народ не проявлял в истории подобной стойкости, самопожертвования, не обладал столь ясным ощущением опасности, здравым пониманием политической и военной стратегии. Сталин это глубоко прочувствовал в драме Великой Отечественной войны и высказал это на приеме в честь Победы.     И последнее. Подобного подвига во имя спасения не только себя, но всего человечества не совершал ни один народ планеты Земля.    

Л.Г. ИВАШОВ,    доктор исторических наук, генерал­-полковник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

В х о д
X

Забыли пароль?