Два её деда воевали против России, а она приехала защищать!

Маргарита  Кемпфер-Зайдлер,

Война в Новороссии /  26.12.2014

 

«В Европе ситуацию к лучшему изменить крайне сложно, там идет процесс сатанизации»

Как известно, в Новороссии сражается немало добровольцев. И не только из России. Маргарита Зайдлер, православная гражданка Германии, приехала  защищать Донбасс от фашизма. Говоря о России и Новороссии она всегда  говорит «мы». Свое мнение о том, что это означает сегодня быть русским,  она высказала в своем интервью.

 – Маргарита, расскажите, нам, пожалуйста, кратко свою историю, как вы – жительница Германии, оказались в Новороссии?

– Из Германии я уехала 12 лет назад и 6 лет жила в монастыре на Западной Украине, потом переехала в Киев, где последние два года работала в  организации «Народный собор Украины». Это организация занималась  организацией крестных ходов, выступала против евроинтеграции и за  единство Русского мира, который искусственно был разделен. Также мы  издавали газету. Наш офис был на улице Грушевского и прямо на моих  глазах случился Майдан. Ходили эти безумные люди с фашистской символикой и скандировали «Москалей на ножи!». Потом начались захваты зданий, и  нашего тоже, к счастью, меня там тогда не было – мы обличали Евромайдан в своей газете «Нерушимое единство». Оставаться в Киеве никакой  возможности больше не было. 24 февраля мы были вынуждены всей  организацией переехать в Севастополь. В тот момент решалась судьба Крыма и мы вступили в ряды самообороны. Воссоединение с Россией прошло, слава Богу, успешно и без кровопролития. Параллельно шли ужасные события на  Донбассе. 3 мая в Славянске погиб один мой хороший друг, доброволец, его расстреляли. На меня это произвело большое впечатление. Кроме того, на  Донбассе живет немало моих друзей. Там киевская власть совершает  настоящий геноцид в отношении русских и я не смогла спокойно сидеть и  смотреть на это. Я приняла решение поехать туда.

Раньше, еще в Германии, я работала медсестрой, водителем Скорой помощи, у меня есть и боевая подготовка, так как председатель нашей организации в Киеве был дальнозорким и предвидел гражданскую войну.

Когда я прибыла в Славянск, Игорь Стрелков нас принял и поручил  заниматься информационной работой. Я сначала расстроилась, потому что  была готова воевать, хотела попасть на передовую и ухаживать за  ранеными. Но на войне как на войне, как говорится, надо выполнять  приказ, делать то, что тебе было сказано делать. Но мы тем не менее  постоянно ходили с оружием – в Славянске была опасность, что в город  прорвутся диверсионные группы, от которых нужно было защищаться. Мы  снимали в Славянске места разрушений, гибель мирных жителей, например,  видели бабушку, которая оказалась под обломками собственного дома и ее  невозможно было оттуда достать. Это очень страшно и тяжело вспоминать. В Киеве называют это АТО. Но разве в Новороссии террористы? Террористы  там, в Киеве, они проводят операцию против мирного населения.

В общей сложности, я была в Славянске две недели, до отхода из города,  потом мы оказались в Донецке до конца июля, то есть в Новороссии я  провела почти 2 месяца.

– Вы хотели бы поехать туда снова?

– Я недавно получила статус беженца, так как я не могу вернуться в  Германию. Если я там появлюсь, то меня сразу же обвинят в пособничестве  терроризму. Я же засветилась в СМИ. Поэтому я сейчас не имею права  пересекать границу, формально ведь это считается российско-украинской  границей. Хотя я считаю, что это одна страна. Сейчас я живу в Крыму, в  славном городе-герое Севастополе и очень горжусь этим городом, его  жителями.

– Говорят, что война – не женское дело, мотивируйте, пожалуйста,  свое участие в ополчении. Как вы относитесь к тому, что в ополчении  идут дети и женщины?

– Когда мы читаем историю Великой Отечественной Войны, то находим там  описание случаев, когда даже 17-летние девушки шли на войну и были  готовы отдать свои жизни. Многие женщины просто не хотят, чтобы их дети  росли под фашистским игом, мы же видим как зомбируют народ на Украине с  детства. Я видела в интернете ролики, где один маленький мальчик  изрисовывает все свастикой, или две девчонки в юбочках и с косичками  «зигуют», демонстративно машут ножами перед камерами и угрожают нам,  «москалам». Это уже не дети, когда они вырастут – это будут убийцы, не  люди. Матери, женщины прекрасно понимают эту опасность, и изо всех сил  хотят внести свой вклад, сейчас когда идет духовная война. Не все  женщины воюют, конечно, они помогают как могут – варят, готовят,  работают врачами и санитарами, или, как я, занимаются информационной  работой.

К сожалению, идут в ополчение и дети, недавно читала о школьниках,  которые перешли на заочную форму обучения, чтобы пойти сражаться. Им  учиться-то негде, так как их школы разбомбили ВСУ. Мы воюющих детей тоже видели во времена ВОВ. Это печально и страшно, что им придется воевать,  но они уже мыслят как взрослые. Весь Запад – и ОБСЕ, и правозащитные  организации, воют о том, что дети сражаются в Новороссии. Но они  забывают о том, что уже большое количество детей убито или искалечено  навсегда артобстрелами ВСУ! Никто этих детей не заставляет и запрещать  им это бесполезно – они сами хотят защищать своих матерей, братьев и  сестер, и они не видят другого пути кроме, как идти самим. Бывает, что  они потеряли всех родителей во время «АТО».

– Вы не считаете, что разрешение конфликта может быть достигнуто путем мирных переговоров?

– Я не думаю, что в Новороссии будет мир в ближайшее время. Украинская  сторона, так называемый президент Украины против этого. Я считаю, что  для Киева Минские договоренности – просто бумага, мы видим, что с ними  договориться не получается. Я сама из Германии, и очень болезненно  отношусь к тому, что было во времена Великой Отечественной Войны. Оба  моих дедушки, конечно, не по своей воле, воевали на противоположной  стороне. Как показали нам те события, есть только один путь одоления  фашизма – его полное уничтожение. Никому бы тогда не пришло в голову  вести переговоры с Гитлером. Фашисты не остановятся, Украина уже заявила о том, что после Донбасса они могут взяться за Крым, постараются  завоевать его обратно, за ним последуют Кубань и Краснодарский край,  которые якобы принадлежат Украине, и, в конце концов, нам придется  отражать натиск фашизма перед самой Москвой.

– Ваши деды воевали на стороне Гитлера. Сегодня, выступая против фашизма, вы пытаетесь как-то искупить их вину? Как вы думаете, смогут  ли примириться братские народы России и Украины?

– Насчет вины – это частично так. Я приняла еще в 1999 году православие и уже 12 лет живу на территории Святой Руси, сначала это была Малороссия,  Киев – это мать русских городов, все это – русская земля.

Даже Богдан Хмельницкий просился под покровительство российской державы,  Петр I сначала не соглашался, потому что это означало бы войну с  Польшей, но в итоге пошел на это. И сейчас говорят, что Россия –  оккупант, но Малороссия и Новоросссия, Крым, в особенности – это исконно русские земли.

Во все времена пытались расколоть Россию, уничтожить православие .  Известный немец, Великий князь Отто фон Бисмарк еще 150 лет назад  говорил, что нападать на Россию бесполезно, ее можно победить одним  способом – разделить нас, отколоть Малороссию, создать миф украинства и  столкнуть лбами две части России, две части великого русского народа.  Всем известен лозунг «разделяй и властвуй». Мы наблюдаем, как это  выполняется сейчас на наших глазах. Как и во время гитлеровского  фашизма, даже мощнее, чем геббельсовская пропаганда, работает сейчас  украинское телевидение, и большая часть народа просто зомбирована. Надо  просто выключить телевизор. И надо освободить Киев и Львов. Украине  необходима денацификация, другого пути нет. . Конечно, я надеюсь, что  несмотря на все страшные преступления, у нас будет опять единый народ.

– Вы говорите «разделить нас», «у нас». Вы считаете себя русской?

– Да, я ощущаю себя русской. Быть русским – это не вопрос  национальности, я немка, но я уже давно стала духом русской. Что такое  русский дух, что такое быть русским? Русский – это человек православный,  который любит русскую культуру, историю, русских людей и Россию, имеет  широкое сердце.

Один афганец, будучи мусульманином, говорил, что сейчас стоит вопрос: с  кем ты – с Россией или США? Это главный вопрос. США навязывают свое  господство, хотят взять под контроль весь мир, нести всюду свою  демонократию, как я ее называю.

Я считаю, что вообще мир сейчас разделяется на Русский мир и все  остальное. У меня есть знакомые в Австрии, Германии, которые говорят,  что надо перейти от трансатлантизма к ориентации на Россию. Я думаю, что все эти люди представляют собой составляющие Русского мира. И кто не  против нас, тот с нами. А в Европе ситуацию к лучшему изменить крайне  сложно, там идет процесс сатанизации общества, недавно внесли  законопроект о легализации инцеста, легализовали однополые браки, закон о детской эвтаназии. Это очень страшные вещи, и скоро они уже дойдут до  людоедства. А мы все будем спасаться в России. Здоровые силы в Европе  должны объединиться против всемирного зла, и мы вместе будем расширять  Русский мир.

– Вы говорите, что занимались и занимаетесь информационной  работой для Новороссии, следите ли за информационным полем на Западе по  этой тематике?

– Да, и можно говорить о том, что Европа находится в информационной  блокаде, потому что официальные каналы и СМИ сообщают неправду.

У меня хотел взять интервью немецкий первый телеканал, я попросила  главного редактора прислать вопросы, и они показались вполне  безобидными. И я уже почти была готова дать им интервью, но когда  попросила корреспондентов канала в Донецке прислать вопросы еще раз, они имели глупость переслать мне письмо редактора, предназначавшееся только им. Там было написано: нам надо знать с какими генералами она общается,  кто им помогает в Германии, нам надо знать телефоны и e-mail-ы, какая  ее задача в штабе и так далее. Все это было больше похоже на допрос БНД  (немецкая спецслужба). Разумеется, я отказалась от интервью. Но они все  равно слепили какую-то передачу из того, что имелось в Интернете,  подставив ложные кадры мужчин в масках с автоматами, которые якобы  препятствовали доступу ко мне. Я очень расстроилась из-за этой передачи,  писала на канал письмо, но это все бесполезно.

И так сплошь и рядом, все, что вещается в Европе насчет Новороссии и политики Путина – ложь, и их задача оклеветать Россию.

Также было с катастрофой малайзийского Боинга под Донецком, еще комиссия не взялась за расследование этого дела, а везде уже писали, что во всем виноваты ополченцы и Россия.

Я сейчас стараюсь говорить о том, что происходит, чтобы прорвать  информационную блокаду, в том числе, и для немецкоязычной аудитории.

– Какие опасности ждут Россию в это сложное время, как вы считаете? Выстоит ли Новороссия?

– На мой взгляд, существует серьезная опасность внутри России. Всеми  силами западные оккупанты внедряют бандеровцев, они уже в достаточном  количестве присутствуют в России. Они могут попытаться повторить то, что было на Украине. Но надеюсь, что у нас здесь в России, в Москве до  этого не дойдет.

Нужно быть готовыми к тому, что будут пытаться уничтожить Россию через  горячую войну в Новороссии, чтобы она перекинулась к нам. Россию хотят  уничтожить политически, экономически, информационно, пытаются ослабить  ее изнутри. И мощно стараются развратить молодежь. А без молодежи нет  будущего страны.

Как только где-то в мире появлялось сильное правительство, как только  страны расцветали экономически, тут же происходил сценарий, подобный  киевскому. Мы видели это в Аргентине, в Ливии, где люди жили почти как в земном раю, и Каддафи обеспечивал свой народ, но США поработили ее.  Осталась только Сирия, Иран, а враг номер один для США – это Россия.

Но Россия не оккупант и не агрессор, она никогда не начинает войны сама,  а только защищается от внешних врагов. Но я верю в нашу победу. Есть  предсказание Св. Прав. Иоанна Кронштадтского и других святых, что Россия победит и будет мощной и сильной державой.

3d51ba0018d26fb87b43b4ddab6adacd

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.