Курская битва

Панорама Курской битвы

23 августа 1943 года полным разгромом фашистской группировки были завершены

советские наступательные операции «Кутузов» и «Румянцев»

Курская битва

Сражение на Курской дуге длилось 49 дней и имело три этапа:

Курская оборонительная операция (5 — 12 июля), Орловская (12 июля — 18 августа)

и Белгородско-Харьковская (3 — 23 августа) наступательные операции.

Накануне Курской битвы отлично сработала советская разведка. Еще12 апреля 1943 года на стол Сталина лёг точный текст директивы № 6 «О плане операции „Цитадель“» немецкого Верховного командования, завизированный всеми службами вермахта, но ещё не подписанный Гитлером, который подписал его только через три дня. Он был получен  разведчиком, работавшим под именем «Вертер». Настоящее имя этого человека до сих пор остаётся неизвестным, однако предполагается, что он являлся сотрудником Верховного командования вермахта, а полученная им информация попадала в Москву через действовавшего на территории Швейцарии агента «Люци» — Р. Рёсслера. Есть и другое  предположение, что Вертер — это личный фотограф Гитлера.

О том, как развертывалось сражение, рассказывает в своей публикации член Международной ассоциации историков Второй мировой войны, профессор Военной гуманитарной академии полковник Юрий Рубцов:

Общее количество немецких дивизий на советско-германском фронте по сравнению с летом 1942 г. к июлю 1943 г. увеличилось с 217 (из них 178 немецких) до 232 (196 немецких). В составе ударных группировок на курском направлении вражеское командование сосредоточило огромные силы, включавшие 50 дивизий, в том числе 17 танковых и две моторизованные, а также восемь дивизионов штурмовых орудий. Сухопутные силы поддерживались авиацией 4-го и 6-го воздушных флотов.

Однако и Красная армия была уже не та, что в 41-м. Зимняя победа под Сталинградом закрепила тенденцию к коренному перелому в ходе вооруженного противоборства в пользу СССР. Перелом происходил и в экономике. К моменту Курской битвы Красная армия впервые превзошла вермахт по всем основным показателям: орудиям и минометам в соотношении 1,9:1, танкам и САУ – 1,7:1, самолетам – 3,4:1. Преимущество на стороне советских войск по личному составу было в соотношении 1,2:1.

В этих условиях Советское Верховное Главнокомандование могло бы начать наступление в районе Курской дуги первым, но сознательно уступило немцам инициативу. Преднамеренно избрав оборонительное сражение на заранее и тщательно подготовленных позициях, Ставка ВГК задумала сначала измотать и обескровить противника, а затем, введя свежие резервы, перейти в контрнаступление.

В районе Курской дуги была создана мощная группировка войск. Северный фас должен был оборонять Центральный фронт (командующий – генерал К.К. Рокоссовский), южный фас – Воронежский фронт (командующий – генерал Н.Ф. Ватутин). За их боевыми порядками располагался Степной военный округ (10 июля преобразованный во фронт) во главе с генералом И.С. Коневым. Будучи резервом Ставки, он составлял второй стратегический эшелон на главном направлении, гарантировавший устойчивость советской обороны.

Карта Курской битвы

Чтобы решить задачу оборонительной операции, была создана самая мощная за всю историю войны, небывалая по глубине, фортификационному оборудованию позиций и полос, а также плотности сил и средств оборона, рассчитанная на отражение массированных танковых ударов. К началу битвы было оборудовано восемь оборонительных полос и рубежей общей глубиной до 300 (!) км.

Поскольку советская разведка загодя выявила не только дату, но и время начала гитлеровского наступления, на рассвете 5 июля по изготовившимся к наступлению вражеским войскам был нанесен мощный артиллерийский удар, который ослабил их и расстроил боевой порядок. Когда спустя несколько часов вражеские группировки все же двинулись на боевые позиции советских войск, они натолкнулись на исключительно стойкую оборону.

Только в течение дня 5 июля наступавшая на северном фасе Курской дуги 9-я армия генерала В. Моделя потеряла примерно 200 танков из имевшихся у нее 300 боевых машин. 7 июля в районе Понырей завязалось еще более мощное танковое сражение, в котором немцы потеряли около 400 танков и до 50 тыс. человек. В полосе Центрального фронта продвижение противника за первые семь дней наступления составило всего 10–12 км. Оно было остановлено собственными силами фронта, без привлечения резервов Ставки.

События на южном фасе Курской дуги развивались более драматично. В полосе Воронежского фронта к 12 июля прорыв нашей обороны, осуществленный 4-й танковой армией генерала Г. Гота и оперативной группой «Кемпф», достиг 35 км в глубину и превысил 60 км по фронту. Сказалось то, что боевая мощь советских соединений на южном крыле курского выступа в пересчете на 1 км фронта была ниже, чем на северном крыле, а распределение немецких сил было прямо противоположным.

Чтобы не допустить усугубления ситуации, советское командование еще 9 июля передало Воронежскому фронту из состава Степного фронта 5-ю гвардейскую армию генерала А.С. Жадова и 5-ю гвардейскую танковую армию генерала П.А. Ротмистрова.

10 июля в районе Прохоровки завязалось самое крупное танковое сражение Второй мировой войны (его пик пришелся на 12 июля): два немецких танковых корпуса, в которые входили отборные дивизии «Мертвая голова», «Рейх» и «Адольф Гитлер», столкнулись с 5-й гвардейской танковой армией.

«Танки, – вспоминал позднее главный маршал бронетанковых войск Ротмистров, – наскакивали друг на друга, сцепившись, уже не могли разойтись, бились насмерть, пока один из них не вспыхивал факелом или не останавливался с перебитыми гусеницами. Но и подбитые танки, если у них не выходило из строя вооружение, продолжали вести огонь».

Потери с обеих сторон были огромными. 5-я гвардейская танковая армия практически утратила свою ударную мощь, из строя было выведено до 500 ее танков и САУ. Но и противник, в большом количестве теряя боевую технику (около 200 единиц бронетехники), постепенно выдыхался.

19 июля в дневнике верховного командования вермахта появилась следующая запись: «Ввиду усиленного наступления противника (северо-западнее Орла) дальнейшее проведение операции “Цитадель” невозможно. Для создания резервов за счет сокращения линии фронта наше наступление прекращается».

В ночь на 19 июля с южного фаса Курской дуги начался общий отход немецких войск, и к исходу 23-го войска Воронежского фронта вышли на рубеж, который они занимали до оборонительного сражения. В сражение по указанию Ставки вступил и Степной фронт

Безостановочно, без всякой оперативной паузы началась вторая фаза битвы на Огненной дуге. Со второй половины июля на фронте шириной 1200 км – от Великих Лук до Азовского моря – развернулось наступление советских войск. Вермахт перешел к обороне на всем протяжении фронта. По решению гитлеровской ставки началось ускоренное сооружение «Восточного вала» – стратегического оборонительного рубежа от Балтийского до Черного моря, основу которого составляла полоса по среднему течению Днепра.

Те, кто хочет набросить на победы Красной армии покрывало забвения или оболгать их, кто сегодня пытается задним числом «переиграть» войну, переиначить ее результаты, избрали в качестве объекта фальсификации и Курскую битву тоже. Известно, например, утверждение, что немцы потеряли под Прохоровкой… пять танков, а 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова – не менее 330 танков и САУ. Соотношение 1 к 67. Выходит, танковые соединения Красной армии были разгромлены, что называется, в пух и прах?

Чтобы никогда больше не возвращаться к этой лжи, приведём строки из донесения генерала Г. Гудериана. Он, генерал-инспектор танковых войск, будучи на месте события, позднее писал: «В результате провала наступления “Цитадель” мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в технике на долгое время были выведены из строя». А вот слова генерала танковых войск вермахта Ф. Меллентина из книги «Танковые сражения»: «К концу дня 14 июля стало совершенно очевидно, что немецкое наступление провалилось… Потери в танках были потрясающие».

23 августа освобождением Харькова Курская битва закончилась. В целом она явилась кульминацией Великой Отечественной и всей Второй мировой войны в целом. По ее завершении наша Победа стала очевидной и неминуемой.

Юрий Викторович Рубцов

Юрий Викторович Рубцов, доктор исторических наук, профессор, академик Академии военных наук, член Международной ассоциации историков Второй мировой войны. Автор более 100 научных публикаций.

Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества «Российский героический календарь»

http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/august/kurskaya-bitva

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.