ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Сорокин Валентин Васильевич

Надо так любить свою Родину и так готовить себя к жизни,

к испытанию своей судьбы, которая дана тебе Богом,

чтобы – если потребует трагедия Родины – встать на её защиту и умереть за неё.

Без этого не будет никогда творческой удачи и масштаба ни у кого.

Это самое главное и святое – любовь к Родине! Только это делает жизнь – Жизнью!

ПОЭТ, ЧЛЕН ШТАБА “ВИТЯЗИ” В. СОРОКИН.

Сорокин происходит из знаменитого на Урале казачьего рода,    который дал краю много ратников, лесников и пчеловодов. Прапрадед   поэта Осип Павлович был, по семейным преданиям, богат, храбр,    красив и знаменит – избирался головою завода. Фамилия Сорокины   первоначально произносилась с ударением на последнем слоге –    так звали ратников, командовавших сорока воинами. Предки поэта   сражались на Куликовом поле, а проживали они в Мосальском княжестве.    Позднее мосали были переселены Иваном Грозным на Южный Урал.    Здесь они основали множество поселений, в числе которых был   и хутор Ивашла (ныне не существует), где в многодетной семье    (четыре сестры и четыре брата, двое из которых умерли в младенчестве)    рос будущий поэт. Мать Сорокина – крестьянка, знала множество   стихов, пословиц и поговорок. Отец – лесник, участник Великой   Отечественной войны, был ранен шесть раз, домой вернулся инвалидом.    Большим потрясением для Сорокина стала трагическая смерть его   старшего брата Анатолия (погиб в 1945-м году в глиняном карьере).    С этого момента будущий поэт ощущал себя совершено взрослым,    ответственным человеком.

В 14 лет, чтобы помочь семье, Сорокин уходит из родительского   дома. В это время он уже автор нескольких прозаических и поэтических   публикаций в районной прессе (первая из них, по свидетельству   самого Сорокина, рассказ «Поэт»). Закончив семилетку, Сорокин   поступает в челябинское ФЗО № 5, по окончании которого десять   лет работает оператором электрокрана в 1-м мартене Челябинского   металлургического завода. Параллельно он заканчивает вечернюю   школу, учится в горно-металлургическом техникуме, посещает литобъединение    «Металлург», много печатается в областной прессе. Одаренного   поэта поддерживают земляки: писатель Н. Воронов публикует его   в альманахе «Уральская новь» (1957), а поэтесса Л. Татьяничева   редактирует первую книгу «Мечта» (Челябинск, 1960), стихи из   которой «Мы простые парни, работяги, Дышим вечным пламенем отваги…»    позволяют впоследствии ряду критиков причислить Сорокина к продолжателям    «рабочей темы» (Макаров А.). Но в следующих сборниках «Мне Россия   сердце подарила» (1962) и «Я не знаю покоя» (1962) вырисовывается   иной лирический герой, который ставит более масштабные задачи,    чем воспевание рабочего класса: «Век поэта – грозное мерило,   / Всё, что есть в душе, / Не утаю. / Мне Россия сердце подарила,   / Я его России отдаю!».

В 1962 году по рекомендации Леонида Соболева, Бориса Ручьева   и Василия Федорова Сорокин вступает в Союз писателей СССР. В   следующем году по настоянию В. Федорова он приезжает в Москву   для учебы на Высших Литературных Курсах, где занимается в поэтическом   семинаре, руководимом критиком Александром Макаровым. В Литинституте   и на ВЛК дружит с И. Акуловым, братьями Э. и В. Сафоновыми,    Н. Рубцовым, Б. Примеровым, С. Кузнецовой, В. Машковцевым, А.    Жигулиным и др. За неопубликованное стихотворение «Льву Троцкому»    («Для тебя и ракета, и книга, / И такси, и гремучий состав,   / Ты страшнее монгольского ига, / Ядовитый сионский удав!»)    и ряд других произведений Сорокина подвергается многолетнему   прессингу со стороны КГБ.

После окончания ВЛК в 1965-67 гг. Сорокин заведует отделом   поэзии в саратовском журнале «Волга». В книге «Лирика» (1966)    он выступает как яркий и самобытный поэт любовной темы: «Я люблю   тебя очень и очень, / Так, что всюду – куда ни пойди, / Не глаза,    а иконные очи, / Светят мне бесконечно в пути».

В 1968-69 гг. Сорокин ведет отдел очерка и публицистики в журнале    «Молодая гвардия», который в те годы был главным рупором «Русского   Возрождения». По-видимому, именно в это время он окончательно   сформулировал основные художественно-эстетические и философские   принципы своего творческого пути и гражданского поведения. В    1970-80 гг., будучи главным редактором издательства «Современник»,    Сорокин получает возможность претворить эти установки в жизнь,    и блестяще справляется с поставленной задачей. «Современник»    становится ведущим издательством русского (почвеннического,    национально-государственного) направления, а сам поэт создает   несколько произведений, вошедших в «золотой фонд» русской литературы   ХХ века. В первую очередь, это поэмы «Евпатий Коловрат», «Пролетарий»,    «Дмитрий Донской», «Сейитназар», «Красный волгарь», «Две совы»,    «Золотая» (впервые напечатаны в книгах «Огонь» (1973), «Признание»    (1974), «Плывущий Марс» (1977), «Лирика» (1979)). Характеризуя   значимость жанра, Сорокин писал, что «поэт без поэмы – царь   без короны», а его творческий метод отчасти раскрывает признание,    сделанное им в критической книге «Благодарение»: «Поэма требует   иногда целого пласта жизни. Поэма – карьер, где надо работать   долго и умело, терпеливо и безответно».

Примером такого труда можно считать поэму «Дмитрий Донской».    Это драматическое повествование (в пяти картинах) густо населено   действующими лицами: Дмитрий Донской, Евдокия – жена князя,    Сергий Радонежский, Карп – разведчик, его невеста, Пересвет,    Мамай, Олег Рязанский – князь-изменник, Черт, Челубей, а также:    бабы, мужики, князья, русские и татарские воины. Дух победительности,    торжества (вообще свойственный творчеству Сорокина) властвует   в поэме, а еще в ней ярко выражено ощущение беды и тревоги.    И – явление Сергия Радонежского в прологе произведения, что   в атеистическое время 70-х было более чем смелым сюжетным ходом.    Поэма получилась, с одной стороны, очень религиозной, с другой,    весьма светской, точно объясняющей цель и содержание жизни мирянина.    В чем же эта цель? Автор дает ответ в эпилоге: «Беречь Россию   не устану, / Она – прозрение моё, / Когда умру, то рядом встану    / Я с теми, кто берег её». Тема Родины, тема любви, таким образом,    становится ведущей в творчестве поэта.

В 1978 году Сорокин подвергается целому ряду нападок со стороны   тогдашних «верхов» – партаппаратчики лишают его квартиры, вселив   в неё мультимиллиардеру Кристину Онассис; вместе с другими руководителями    «Современника» он проходит через позорную и несправедливую процедуру   партийного суда – Комитета Партийного Контроля; Михаил Шолохов,    по наущению своего окружения, посылает в Политбюро телеграммы   с требованием снять с должности «хамоватого парня Сорокина»    (которого классик даже никогда не видел). Эти внешние обстоятельства   существенным образом повлияли на жизнелюбивую и темпераментную   поэзию Сорокина Виктор Кочетков, поэт старшего, военного поколения,    в одной из своих работ написал: “…на долю поколения, к которому   принадлежит Валентин Сорокин, выпали вроде бы самые “тихие”,    самые бескровные годы. Но на дне этих лет таилась такая горечь,    которая в особый цвет окрасила не один лирический сборник, не   одну прозаическую книгу. Лирика Валентина Сорокина соединила   в себе и драму прошлого, и сумятицу настоящего, и надежду будущего”    (цитируется по книге Сычевой Л., стр. 118) В наиболее явном   виде трагедия «тихого времени» отразилась в сборнике «Посреди   холма» (1983), где возникает образ одинокого и сильного человека,    ощущающего грядущую катастрофу русского народа и государства:    «…Но не летят знакомо журавли. / Я видел сон: они крестов коснулись,   / И в заревой растаяли пыли, / И никогда уж больше не вернулись».

С 1983-го года Сорокин руководит Высшими Литературными Курсами.    В 1986-м году за книгу «Хочу быть ветром» (1982), где, в основном,    была представлена любовная лирика, поэт удостоен Государственной   премии РСФСР (прежде, в 1974-м, он стал Лауреатом премии им.    Ленинского Комсомола, хотя «комсомольская» и «партийная» тематики   ему никогда не были свойственны). Все 80-е годы Сорокин сражается   за судьбу своей большой эпической поэмы «Бессмертный маршал»    (о Георгии Жукове), завершенной еще в 1978-м году. Цензурные   и партийные преследования многострадальной поэмы были таковы,    что в отдельные годы из нее вымарывали до 1500 строк – власти   обвиняли автора в «антисоветчине», требуя убрать образы Берии,    Сталина, да и сам Жуков казался ЦК КПСС «недостаточно коммунистом».    Полностью поэма была опубликована только в 1989 году.

Распад СССР, национальные войны на окраинах некогда единой   державы поэт переживает очень тяжело. Именно в эти годы в периодике   появляются очерки Сорокина о погибших русских поэтах – Сергее   Есенине, Борисе Корнилове, Павле Васильеве, Николае Рубцове   и др., составившие впоследствии документально-публицистическую   книгу «Крест поэта» (1995). Кровавые события 1993 года легли   в основу поэмы «Батый в Кремле». В этом произведении кроме характерных   для поэта горько-обличительных, гневных интонаций много народной   лексики и сатирических приемов: «А Батый на «ЗИЛе» мчится /    И кобенится, мурло: / «Не успел я помочиться / Вертолету на   крыло!..»

В 1996 году в книге «Будь со мной» Сорокин возвращается к любовной   лирике. Для поэта характерно слияние любимой женщины, России,    матери в едином образе лирической героини: «Глаза твои, глаза   её / И колокольный звон, / Все это – вечное, моё, / Протяжное,    как стон!». Кроме того, любовная лирика Сорокина отличается   глубокой интимностью и чувственностью: «Нам тоской разлуки не   согреться. / Белые деревья. / Лунный чад. / И тебе под маленькое   сердце / Кровь и свет страстей моих стучат».

Параллельно поэт работает над циклом политических басен («Басни   и сказы про ельцинские проказы», 1997) и очерками новейшего    «смутного времени» («Обида и боль», «Отстаньте от нас!..», 2002).    Очерки В. Сорокина отличаются большой страстностью, бескомпромиссностью,    ярко выраженным национальным чувством: «Сионистская гондонная   печать отравила добрые отношения между нами и мусульманами:    какой нормальный народ вынесет, стерпит спидовую гоп-компанию   иуд?..» Документальный роман в новеллах «Биллы и дебилы» (2003),    где Сорокин касается, в основном, своей работы в «Современнике»,    дает прекрасный образец прозы поэта – импульсивной, ироничной,    точной в оценках, с многочисленными лирическими отступлениями.    В поэтическую книгу «Голос любви» (2003) вошли стихотворения,    написанные в последние годы, а так же те, что не были опубликованы   в советское время из-за цензурных препятствий.

После распада СССР в качестве сопредседателя Союза писателей   России Сорокин способствует восстановлению литературного процесса   в национальных республиках, с 2002 года работает заместителем   председателя исполкома Международного Сообщества Писательских   Союзов. В 2000-м году за поэму «Бессмертный маршал» ему присуждена   Международная премия им. М.А. Шолохова. Сорокин также удостоен   литературных премий имени А. Твардовского, В. Федорова, В. Тредиаковского   и др.

В последние годы в стихах C. все яснее звучат христианские   мотивы. Поэт осознает свое творчество как мессианское служение:    «К Родине склоняясь головою, / Знаю, Бог мне указал перстом    / Стать землей, молитвою, травою, / Эхом стать в моем краю пустом!..»    (Ср. у Пушкина: «И неподкупный голос мой / Был эхом русского   народа».)

Сорокин – автор очерков о многих поэтах и писателях, своих   современниках: Б. Ручьеве, Л. Татьяничевой, В. Федорове, П.    Проскурине, Ю. Бондареве, Е. Исаеве, В. Семакине, И. Шевцове,    Н. Воронове, И. Акулове, М. Львове, Д. Ковалеве, В. Бокове,    С. Куняеве, А. Маркове, А. Прокофьеве, С. Богданове, В. Машковцеве,    А. Филатове, С. Викулове, С. Поделкове, В. Кочеткове, Ю. Прокушеве,    О. Шестинском и др. Стихи Сорокина переведены на многие европейские   языки, на арабский (у поэта есть большой стихотворный цикл «Древняя   песнь Иордана»), японский и хинди.

Жизнь и деятельность Сорокина высоко оценивают его современники.    «Мир в свете любви», – такова, по мнению Бор. Леонова (стр.    250), поэзия Сорокина «Он из тех поэтов, которые не украшают   красоту, а как бы придвигают её к людям», – считает Михаил Беляев    (стр. 3-4). «В Сорокине живет большая поэтическая стихия, которая,    на мой взгляд, сродни или близка к поэтической стихии Бориса   Корнилова и Павла Васильева. Те же широта, размах, удаль, яркие   живописные мазки, народный язык… Сорокин – поэт ярко выраженного   национального чувства. Он – поэт громкий и громко говорит о   своей любви к Родине. Да будет он правильно понят и современниками,    и потомками», – говорил Михаил Львов (стр.4-5). По понятным   причинам, подобных оценок от либеральных писателей и критиков   Сорокин не удостоился.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Абрамов Фёдор Александрович

 В 1979 – член штаба “Витязи”. Абрамов не уставал повторять: социальные, экономические, экологические проблемы неотрывны от духовных, нравственных. “Нельзя заново возделать русское поле, не возделывая души человеческие”. “Социальная перестройка, не подкреплённая душевной работой каждого, не может дать должных результатов”. Тогда же он провидчески рассуждал о крайностях “рыночной экономики”: “нельзя доводить принцип частной инициативы, частной собственности до крайности. Полное разъединение людей. Духовное обнищание. Помешательство на копейке. А раз бездуховность – секс… Превращение человека в свою противоположность, надругательство над человеком. Все коммерция. Все бизнес. Нет литературы, искусства, кино и т.д. Регулирование государства необходимо”.

 __________________________________________________________ 

1987 в веркольской школе создан Литературно-мемориальный музей Абрамова.  Именем Абрамова названы улицы в Верколе, Карпогорах, Архангельске. Имя Абрамова  носит школа в Верколе, библиотеки в Карпогорах и Санкт-Петербурге. В 2000 в  Архангельске учреждена Всероссийская литературная премия им. Фёдора Абрамова. 

Имя Абрамова присвоено малой планете №3409.

Фёдор Абрамов родился в крестьянской семье, был младшим из пяти детей. Отец: Александр Степанович Абрамов (1878—1921), занимался извозом в Архангельске. Мать: Степанида Павловна, урождённая Заварзина (1883—1947), крестьянка из староверов. Когда Фёдору было 2 года, умер отец. После окончания Веркольской начальной школы-четырёхлетки Абрамов пошёл в 5 класс в Кушкопальскую школу. В 1933 году Фёдор переехал в райцентр — село Карпогоры (45 км от Верколы), чтобы закончить десятилетнюю школу. В 1938 году после окончания с отличием средней школы был зачислен без экзаменов на филологический факультет Ленинградского университета.

После третьего курса, 22 июня 1941 года ушёл добровольцем в народное ополчение. Служил пулемётчиком 377-го артиллерийско-пулемётного батальона, в сентябре 1941 года был ранен в руку, после короткого лечения вновь вернулся на передовую. В ноябре 1941 года был тяжело ранен (пулей перебиты обе ноги), лишь по случайности обнаружен бойцом похоронной команды, собиравшей убитых. Провёл блокадную зиму 1941—1942 года в ленинградском госпитале, в апреле 1942 года был эвакуирован по льду Ладожского озера одной из последних машин. По ранению получил отпуск на 3 месяца, преподавал в Карпогорской школе. Признан годным к нестроевой службе, с июля 1942 года был заместителем командира роты в 33-м запасном стрелковом полку в Архангельском военном округе, с февраля 1943 года — помощником командира взвода Архангельского военно-пулемётного училища. С апреля 1943 года был переведён в отдел контрразведки «Смерш» на должность помощника оперуполномоченного резерва, с августа 1943 года — следователь, с июня 1944 года — старший следователь следственного отделения отдела контрразведки[2]. О том времени написал автобиографическую повесть «Кто он?», опубликованную его вдовой после его смерти[3]. Демобилизован осенью 1945 года.

Член ВКП(б) с 1945 года.

Окончил с отличием филологический факультет Ленинградского государственного университета (1948) и поступил в аспирантуру ЛГУ. В 1949 году, в бытность аспирантом, участвовал в травле профессоров-«космополитов» (Бориса Эйхенбаума, Григория Гуковского, Марка Азадовского и других). Этих эпизодов своей карьеры Абрамов впоследствии стыдился[4].

Во время учёбы познакомился со своей будущей женой Людмилой Крутиковой (впоследствии — литературным критиком, исследователем творчества И. А. Бунина). В 1951 году женился и защитил кандидатскую диссертацию по творчеству М. А. Шолохова. В 1951—1960 годах был старшим преподавателем, затем доцентом и заведующим кафедрой советской литературы ЛГУ.

В начале хрущёвской оттепели в 1954 году опубликовал в журнале «Новый мир» статью «Люди колхозной деревни в послевоенной литературе», в которой выступил против лакировки положения дел на селе. Под угрозой увольнения из ЛГУ был вынужден признать ошибочность своей статьи.

В летние каникулы 1950 года на хуторе Дорище Новгородской области Абрамов начал писать свой первый роман «Братья и сёстры», который был закончен через шесть лет. В течение двух лет роман не принимали к публикации, писателю отказали журналы «Октябрь» и «Новый мир». В 1958 году роман был опубликован в журнале «Нева» и был доброжелательно встречен критикой. В 1960 году Абрамов оставил кафедру и стал профессиональным литератором.

В 1963 году в журнале «Нева» вышла повесть «Вокруг да около», вызвавшая постановление Ленинградского горкома КПСС об искажении колхозной жизни, редактор журнала снят с работы.

В 1979 году в газете «Пинежская правда» Фёдор Абрамов опубликовал открытое письмо к своим землякам «Чем живём – кормимся?», вызвавшее противоречивые отклики пинежан. Письмо было перепечатано в газете «Правда» с сокращениями и изменениями текста без ведома автора[5].

Награждён орденом Ленина (1980), орденом Отечественной войны II степени и медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

30 октября 1981 года Фёдор Абрамов выступил на авторском вечере в Останкино, который транслировался по телевидению на всю страну. Конспект этого четырёхчасового выступления был опубликован в 1993 году[6].

Ф. А .Абрамов умер 14 мая 1983 года в Ленинграде. Похоронен в селе Веркола на правом берегу реки Пинега; на левом берегу находится Артемиево-Веркольский монастырь, вопросом восстановления которого Абрамов был озабочен в конце жизни. В Верколе открыт музей Абрамова.

Имя Фёдора Абрамова носят: школы и улицы в Верколе, Карпогорах, Архангельске, Санкт-Петербурге; библиотеки в Карпогорах и Санкт-Петербурге; улица в Санкт-Петербурге (2010); астероид (3409) Абрамов (1995); теплоход «Фёдор Абрамов» (1988), Всероссийский театральный фестиваль «Родниковое слово», Всероссийская литературная премия им. Ф. Абрамова[7].

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Сергей Михайлович Харламов

Сергей Михайлович Харламов родился в Кашире.

Рисовать начал с детства. Учился одновременно в обычной и художественной школе. Закончил Московский художественно-промышленный институт им. С.Г. Строганова в 1966 году. в 1980-х годах участник и член штаба Российского движения “Витязи”.

Ныне Сергей Михайлович — народный художник России, профессор, секретарь Союза художников России, председатель правления Московского областного отделения Союза художников России — признанный мастер графического искусства, лауреат многочисленных премий и наград.

В ходе неустанных творческих поисков художник создал многочисленные живописные полотна и станковые гравюры. Наибольшую известность получили его книжные иллюстрации, выполненные в технике ксилографии. Любовь к книге, к русской литературе стала лейтмотивом всего творчества художника. На иллюстрирование каждой серьезной книги или на создание цикла станковых гравюр художник тратит годы упорного кропотливого труда.

Всего С.М.Харламов проиллюстрировал более 50 книг различных авторов. Среди них М. де Сервантес Сааведра, В. Шекспир, Г.Х. Андерсен, Г.Р. Державин, В.Т. Нарежный, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, М. Шолохов, Р. Гамзатов, поэты горной Шории, карело-финский эпос.

Сергей Харламов активно пропагандирует русское национальное искусство, выступая по радио и телевидению, участвуя в 50 выставках, публикуя в печати статьи о высокой нравственной миссии отечественной культуры.

Художник принимает активное участие в общественной жизни: он возглавляет правление Московской областной организации Союза художников РФ, активно борется за сохранение архитектурных памятников исторических городов России и, прежде всего, Москвы.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. ЮРИЙ ДУНАЕВ

Московский композитор Юрий Дунаев, автор вокальных, инструментальных, симфонических, вокально-симфонических и кантатно-ораториальных сочинений.

Юрий Дунаев родился в 1937 году в Новосибирске, но его детство и юность прошли в Астрахани. После окончания школы он уехал в столицу, где окончил  Государственный музыкально-педагогический институт им. Гнесиных по специальности «Композиция». 
В 1980г – член штаба “Витязи”.
В настоящее время композитор проживает в Москве, но не прерывает связь с Астраханью, сотрудничает с нашими земляками, в частности с народной артисткой РФ Надеждой Бабкиной, которая исполняет его произведения.

Произведения Юрия Дунаева звучат по астраханскому радио и телевидению, его музыку исполняют астраханские музыканты. Большинство своих произведений Юрий Александрович посвятил родному краю. Недавно вышел сборник его произведений, который так и называется «Музыкальное приношение городу Астрахани». Этот диск Юрий Александрович подарил сотрудникам УМЦ и разрешил опубликовать произведения для всеобщего обозрения (см. ниже)

Юрий Дунаев выпускник детской музыкальной школы №1 г.Астрахани и родную школу не забывает никогда, специально пишет произведения для учащихся школы. В этом году главной целью поездки стала подготовка к XI международному фестивалю «Дни современной музыки в Астрахани», который пройдет в октябре. В рамках фестиваля сводный хор ДМШ №1 и Астраханского музыкального колледжа им. М.П. Мусоргского исполнял его кантату «Дети России»

О композиторе:

В своих произведениях Юрий Дунаев развивает традиции русской классической музыки, и поэтому русская тема занимает значительное место в его творчестве. В этом ключе написана кантата «Моя Россия», оратории «Русь» и «Светоч», «Былина о Святогоре», вокально-симфонический цикл «Восторг внезапный ум пленил» на стихи М.В. Ломоносова и вокальный цикл «Река времён» на стихи Г.Р. Державина. В последнее время написаны вокально-хоровой цикл «Славянский триптих» и кантата «Чтоб на века Россию сохранить». В своем творчестве композитор уделил внимание и песенному жанру. Песни «Говори мне о России», «Голос матери», «Одного тебя полюбила я», «Русская рубашка» звучали в исполнении известных певцов: Владимира Трошина, Екатерины Шавриной, Надежды Бабкиной, Наталии Пашинской. Особое место в творчестве композитора занимает детская музыка. Его «Детскую кантату» на стихи Тамары Пономаревой исполняли солисты, хор и оркестр ансамбля им. В.С. Локтева в концертном зале им. П.И. Чайковского. Творческая деятельность композитора многогранна: сочинения Юрия Дунаева много раз звучали по Всесоюзному радио и знакомы большому числу радиослушателей; его музыка звучала на фестивалях «Московская осень», «Золотая осень», «Огни магистрали», «Каспийские зори», «Амурское понизовье», «Мастера искусств – труженикам села». В течение 12 лет в рамках МГО ВООПиК Юрий Александрович вел большую работу по возрождению (реставрации) богатейшей музыкальной культуры России.

В 1999 году за обширную творческую, концертную и просветительскую деятельность члену Союза композиторов Юрию Дунаеву присвоено почетное звание «Заслуженный деятель искусств России». Его произведения были исполнены и записаны на Всесоюзном радио лучшими исполнительскими коллективами страны. Вокальная музыка Юрия Дунаева исполнялась солистами Большого театра, а также оперного театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Его произведения неоднократно звучали в центральных концертных залах столицы и издавались издательствами «Музыка» и «Советский композитор».

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. ВЯЧЕСЛАВ КОБЗЕВ.

ВЯЧЕСЛАВ   КОБЗЕВ,  русский бас, полюбился слушателям исполнением народных песен. Немало  среди его поклонников и любителей русского романса, который в его  репертуаре занимает достойное место.  ЧЛЕН ШТАБА “ВИТЯЗИ” В 1980-х. Среди многих граней таланта  Вячеслава   Кобзева  еще до конца не оценены его композиторские способности.

 

От своей песни «Весна на Родине», молитвенно высокой и кристально чистой,  он легко переходит к распевно-лирической мелодии, своей же песни на  слова Расула Гамзатова «Нетленна красота». Это — цитаты из очень доброй  статьи поэта Валентина Суховского в журнале «Встреча». Трудно написать  лучше и не повториться. Поэтому поставим задачу взглянуть на основные  вехи прошедшего десятилетия, которое сравнимо с самыми тяжелыми  периодами в истории нашего государства. Пожалуй, больше всего аналогий с двадцатыми годами.    Многие тогда не выдержали, многие не выдерживают и сейчас. А  Кобзев  не дрогнул, не свернул с дороги, которую сам и прокладывает.    Он может гордиться созданной композицией «Поле Куликово»- это серьезный вклад в сокровищницу мировой культуры. Большая работа была проведена,  чтобы выпустить в свет «Музыкальные фрески» по «Слову о полку Игореве»  (Композитор Алла Боковец,  Кобзев  — соавтор и исполнитель).

Народный артист РФ Вячеслав Кобзев в образе князя Игоря, 2003
   Премьера «Фресок» состоялась в 1991 году в Колонном зале Дома  Союзов, и зто стало музыкальной сенсацией года, а в 1993году концертное  исполнение «Фресок» и «Русских песен» Прокофьева (солист  Кобзев   и Национальный академический оркестр народных инструментов под  управлением Николая Калинина) было отмечено одной из первых премий мэрии Москвы. Связь со «Словом» — величайшим памятником древнерусской  культуры — давняя, прочная. По сути, он сейчас несет знамя Общественного музея «Слова о полку Игореве». А первым его знаменосцем и создателем  организации, объединившей многих патриотов, был Игорь  Кобзев . Однофамилец, единомышленник, поэт и художник.    »Слово» объединяло и объединяет Русь — и Великую, и Белую, и Малую.  Поэтому появился во время распада Советского Союза первый в мире  компакт-диск с украинскими песнями и русскими романсами. А в 1992 году  Французская аудио-видео компания на ежегодном Международном фестивале  назвала его в десятке лучших. Подарочный тираж попал в хорошие и добрые  руки. 

 Одним из первых его обладателей стал советник по культуре Украинского  посольства Виталий Крикуненко — знаток и украинской, и русской культуры.  С ним завязались теплые взаимоотношения. Певец стал частым и желанным  гостем не только в посольстве, но и в Украинском культурном центре. И не зря тогдашний замминистра Украины на Декаде украинской культуры в  Москве назвал  Кобзева  посланцем украинской песни «на Москви». Следующий, 1994 год, ознаменован присуждением звания «Заслуженный артист России».  1995-й прошел под знаком Победы. С программой, посвященной славной  дате, певец выступал перед ветеранами. И не счесть благотворительных  концертов в тот год. А главным был Большой Концерт в Академии имени  Гнесиных…     В 1996 году Россия праздновала 300-летие отечественного флота.  ЕДИНСТВЕННЫМ представителем российской культуры в морском походе по  портовым городам Европы был  Вячеслав   Кобзев .  Он выступал перед благородной и благодарной публикой — партизанами  Норвегии, военными атташе. В Гавре ему подпевали ветераны французского  Сопротивления. Альтернативой была экскурсия в Париж. Артист предпочел  работу отдыху. 1997 год памятен участием в Большом соборном хоре у Храма Христа Спасителя. Исполнялся «Монастырский хорал» Анатолия Полетаева.  За спиной солиста стоял трехтысячный хор!    В 1998 году на 7-м Международном фестивале лирической украинской песни  «Золотые трембиты» в Трускавце под председательством Народного артиста  СССР Дмитрия Гнатюка опять единственным представителем России был  Кобзев . К третьему туру жюри принимают единодушное решение — первое место присуждается русскому певцу.

   

1999 был годом празднования во всем мире 200-летия со дня рождения А.С.Пушкина.  Кобзев   создает программу «И жизнь, и слезы, и любовь». А в день рождения он  выступает с оркестром имени Осипова на самой почетной площадке —  напротив памятника великому поэту . 2000 год — выступление в Соборном  зале Храма Христа Спасителя с «Чтением дьяком люду московскому послания  патриарха Гермогена к тушинским изменникам в 1609 году»(композитор  Александр Кастальский). За эту работу  Вячеслав  Михайлович получил почетный диплом Четвертого Рождественского фестиваля искусств «Россия православная».    2000 год — назван ЮНЕСКО годом «Слова о полку Игореве». Юбилейное  заседание, посвященное 200-летию со дня публикации, состоялось в  Международном центре славянской культуры. И, как девять лет назад, долго не смолкали аплодисменты после выступления  Вячеслава   Кобзева  с «Музыкальными фресками».    Наконец, 2001 год — создание программы » Колокола пробуждения»,  посвященной Победе. Премьера программы состоялась в Кремле перед  построенным президентским полком в дни празднования Победы. Не только  60-летию Победы под Москвой, но и победе русского духа. И в это веришь,  глядя на стройного, подтянутого, работоспособногo человека, хранящего  лучшее из культуры древней Руси и созидающего в ее лучших традициях.(Из интернет-статьи Елены Билебрук в серии «Кто есть кто»)

В декабре 2005 года Народный артист России  Вячеслав   Кобзев  награжден за выдающиеся заслуги в отечественной культуре «Золотой медалью имени Петра Великого». В апреле 2010 года Академия наук и искусств Союза (Президент Академии   В.В.Аксенов) «За большой вклад в науку и искусство и выдающиеся  достижения» избрала В.М. Кобзева  Действительным Членом Академии.

На Международном Творческом Конкурсе «Вечная память» 2010 года песня автора-исполнителя  Вячеслава   Кобзева  «Великая победа» на стихи Николая Беседина получила Диплом 1-й степени. 

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Полетаев Анатолий Иванович

Полетаев Анатолий Иванович – основатель коллектива, художественный руководитель и главный дирижёр оркестра «Боян», народный артист России и СССР, ЧЛЕН движения “ВИТЯЗИ” в 80-х годах.

в середине: нач.шт. “Витязи” Сальников Г.П и Полетаев А.И.

5.3 001 

витязи 2 017Родился 6 декабря 1935 года в Воронеже. Там окончил музыкальную школу и музыкальное училище, затем – Московский музыкально-педагогический институт им. Гнесиных по классу баяна и дирижирования и в 1976 году завершил свое образование в аспирантуре Нижегородской консерватории.

Будучи студентом, Анатолий Полетаев участвовал во Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей в Москве в 1957 г. и получил на нем Золотую медаль. В том же году на международном конкурсе VI всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве Анатолий Полетаев снова был удостоен Золотой медали и звания лауреата, а в мае 1966 г. успешно выступил на Международном конкурсе аккордеонистов-баянистов в ГДР, где ему была присуждена вторая премия. С 1955 г. начались гастроли артиста по городам Советского Союза и за рубежом

. Исполнительскому искусству Анатолия Полетаева и как солиста-баяниста, и как дирижера аплодировали более в чем 30 странах мира.

Ведущий преподаватель по классу баяна в России, композитор, профессор Николай Чайкин дал высокую оценку музыканту: «Анатолий Полетаев – один из наиболее ярких баянистов, Его эмоционально насыщенная и темпераментная игра в сочетании с отличным виртуозным блеском всегда увлекает слушателей». В репертуаре артиста – русская и зарубежная классика, произведения советских композиторов, народные песни. И в то же время «каждый номер программы Полетаева глубоко продуман, каждому отдана частичка души музыканта» – свидетельствовала газета «Советская культура».  Анатолий Полетаев известен не только как выдающийся исполнитель, но и как основатель оркестра «Боян». Будучи высококлассным солистом, Анатолий Полетаев создал в 1968 г.  русский камерный ансамбль “Боян”, первоначально состоявший из восьми человек, который в последующие годы значительно вырос как количественно, так и качественно. с 1973 г. ансамбль был преобразован в Русский народный оркестр “Боян” художественным руководителем и главным дирижером которого стал Анатолий Полетаев.

Оркестр был экспериментальный по своему характеру: народные инструменты были оснащены радио аппаратурой. Опыт оправдал себя. Балалайки, домры, гармоники, гусли приобрели новый колорит, объемность звучания, широчайший диапазон – от проникновенного пианиссимо до самого мощного форте. Относительно небольшой оркестр расширил не только свои исполнительские возможности, но и аудиторию. Сценой оркестру мог служить любой концертный зал, любая площадка под открытым небом, что было особенно важно в условиях пропаганды русской народно-инструментальной культуры по всей территории СССР на самых различных по технической оснащенности концертных площадках. В период утверждения «Бояна» как незаурядного творческого коллектива, музыкальная общественность, профессиональная критика и широкая публика удостоили оркестр своего признания. В дальнейшем “Боян” был увеличен по составу и соединил в себе два начала – традиционные народные инструменты России и инструменты симфонического оркестра: флейты, гобой, фагот, валторны, трубы, тромбон, литавры, скрипки, альты, виолончель и даже синтезатор. Эксперимент превзошёл все ожидания. В результате появился состав с уникальными тембрами и выразительными возможностями, по сути воплотилась идея малого русского симфонического оркестра с сохранением группы народных инструментов – именно такой состав в ряде стран является национальным оркестром.

Коллектив приобрел необычайно красочную, разнообразную палитру и большой динамический диапазон. Такой оркестр не имеет аналогов ни в России, ни за рубежом.  Анатолий Полетаев получил известность и как композитор. Его произведения входят в репертуар других известных исполнителей и коллективов.  Анатолий Полетаев ведет активную преподавательскую деятельность, является автором методических работ, членом жюри нескольких престижных конкурсов.  Активная творческая деятельность Анатолия Полетаева была отмечена орденами и медалями, почетными званиями Народный артист СССР и России.

Президиум Российской академии наук наградил Анатолия Полетаева медалью Вавилова «За большой вклад в дело просвещения и воспитания молодежи». За неоднократные выступления перед космонавтами он награжден медалью первого космонавта Земли. Почетная грамота Президиума Центрального Совета Всероссийского общества охраны памятников отмечает совсем уж необычную деятельность Анатолия Полетаева – организацию и участие в реставрации памятника архитектуры XVII века церкви Св. Власия, которая на долгие годы стала репетиционной базой и концертным залом оркестра

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Виталий Иванович Севастьянов

Летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза Виталий Иванович Севастьянов родился 8 июля 1935 г. в городе Красноуральске Свердловской области. В 1959 г. окончил Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе (МАИ). После окончания института начал работать в ОКБ-1 (ныне НПО “Энергия”). Одновременно с разработкой образцов космической техники читал лекции членам отряда космонавтов. В 1965 г. окончил аспирантуру МАИ и защитил кандидатскую диссертацию. ПОЧЁТНЫЙ ЧЛЕН ДВИЖЕНИЯ “ВИТЯЗИ”.

В 1967 г. Севастьянов был зачислен в отряд советских космонавтов (Группа гражданских специалистов № 3). Проходил подготовку к полетам на кораблях типа Союз. Был одним из участников подготовки к полетам советских космических кораблей на Луну, входил в состав одного из первых “лунных” экипажей.

После закрытия “лунной” программы готовился к полетам на кораблях Союз по программе создания орбитальных космических станций. В октябре 1969 г. входил в состав дублирующего экипажа космического корабля “Союз-8”.

Свой первый полет совершил 1-19 июля 1970 г. в качестве бортинженера КК “Союз-9” вместе с Андрияном Николаевым. Экипаж установил новый мировой рекорд продолжительности полета, которая составила 17 суток 16 часов 58 минут 55 секунд.

Второй полет Виталий Севастьянов совершил с 24 мая-26 июля 1975 г. в качестве бортинженера КК “Союз-18” и ОС “Салют-4” (ДОС-4), вместе с Петром Климуком. Продолжительность полета составила 62 суток 23 часа 20 минут 08 секунд.

После второго полета продолжал тренировки в отряде космонавтов, являлся командиром отряда космонавтов-испытателей. Одновременно продолжал работу в НПО “Энергия” (заместитель начальника отдела). В 1980-е гг. включался в составы экипажей, проходивших подготовку к полетам на орбитальную станцию Салют-6.

В 1987 г. Виталий Севастьянов покинул отряд космонавтов.

В 1989 г. он активно включился в политическую деятельность. В 1990-1993 гг. был народным депутатом РСФСР, членом Совета Национальностей Верховного Совета РФ.

С декабря 1993 г. – депутат Государственной Думы ФС РФ первого, второго, третьего и четвертого созывов от КПРФ. Член Фракции КПРФ. Член Комитета Госдумы по международным делам.

В декабре 2007 г. баллотировался в депутаты Государственной Думы РФ V созыва по списку КПРФ, но при распределении депутатских мандатов в число депутатов не попал.

Виталий Севастьянов являлся автором более 200 научных публикаций и 6 изобретений. Он автор книги “Дневник над облаками” (1977).

Был членом Международной Академии астронавтики, академиком Российской Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского и Российской академии естественных наук.

Дважды Герой Советского Союза (1970, 1975).

Летчик-космонавт СССР (1970).

Заслуженный мастер спорта СССР (1970).

Лауреат Государственных премий СССР (1978) и Эстонской ССР (1979).

Награжден двумя орденами Ленина и медалями: Золотая медаль имени К. Э. Циолковского АН СССР, золотая медаль “За заслуги в развитии науки и перед человечеством” (Чехословакия), медаль Коперника общества “Человек и Космос” (ФРГ), высшая награда Международной академии астронавтики – премия имени Д. и Ф. Гуггенхеймов, почетный диплом имени В. М. Комарова и медаль де Лаво (FAI), золотая медаль имени Ю. А. Гагарина. Награжден орденом “Ожерелье Нила” (ОАР).

В 2008 г. был награжден общественным орденом Петра Великого, присуждаемым Академией проблем безопасности, обороны и правопорядка.

Виталий Севастьянов был почетным гражданином городов Калуга, Красноуральск, Сочи, Анадырь (Россия), Караганда, Аркалык (Казахстан), Нурек (Таджикистан), Боржоми (Грузия), Варна (Болгария), Лос-Анджелес, Хьюстон, Сиэтл, Сан-Франциско (США).

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Глазунов Илья Сергеевич

ГЛАЗУНОВ Илья Сергеевич (р. 1930) — советский и российский деятель культуры,  живописец, график, портретист, народный художник СССР (1980), академик  Российской АХ, действительный член Российской АХ (2000), лауреат Государственной  премии РФ (1997), ПОЧЁТНЫЙ ЧЛЕН ШТАБА “ВИТЯЗИ”.

в3 003

в3 00

 

Автор серии работ по сюжетам романов Ф. М. Достоевского и актуальным  политическим темам («Чили», 1969; «Никарагуа», 1983), портретов многих советских  и иностранных политических и общественных деятелей, писателей и артистов. Создал  живописное панно «Вклад народов Советского Союза в мировую культуру и  цивилизацию» (1980, здание ЮНЕСКО в Париже), а также цикл многофигурных полотен  (1970—1990), в которых воплотил свою концепцию самобытного исторического пути  России («Мистерия XX века», «Вечная Русь», «Моя жизнь», «Поле Куликово» и др.).

Как театральный сценограф оформил постановку опер («Сказание о невидимом  граде Китеже и деве Февронии» Я. А. Римского-Корсакова, «Князь Игорь» А. П.  Бородина, «Пиковая дама» Я. Я. Чайковского) и балета «Маскарад» по мотивам  произведения М. Ю. Лермонтова.

Один из инициаторов создания Всероссийского общества охраны памятников  истории и культуры. Основатель и ректор (с 1989) Российской академии живописи,  ваяния и зодчества.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд.  М., 2012, с. 122.


Глазунов Илья Сергеевич (р. 10.06.1930), русский художник и общественный деятель, основатель и ректор Всероссийской академии живописи, ваяния и зодчества (1989). Автор многочисленных художественных полотен, воплотивших исторический путь России и ее героев.

Картина Глазунова “Мистерия XX века” (1988) стала своего рода иллюстрацией борьбы Добра и Зла, мировых потрясений, пережитых человечеством в XX в. В центре картины художник написал Сталина, символизирующего самую великую победу добра в современном мире — победу русского народа в Великой Отечественной войне.

В том же году Глазунов заканчивает картину “100 веков”, позднее переименованную в “Вечную Россию”. Это полотно художник посвятил 1000-летию Крещения Руси, хотя временные рамки событий, изображенных Глазуновым, не ограничивались десятью веками, а вели в глубь тысячелетий, к корням происхождения русской цивилизации. Художник представил историю вечной России в виде нескончаемого народного шествия, крестного хода, берущего начало от Софии Константинопольской и Киевской, храма Покрова на Нерли, древних стен Московского Кремля, в начале которого ярко выделяются образы православных святых, государственных и общественных деятелей, полководцев, писателей, художников, ученых, создававших, возвышавших и защищавших Россию.

Глазунов был в числе основателей русского патриотического клуба “Родина”, активным деятелем ВООПИК и “Русского клуба”.

О. Платонов

Русское небо


Так кончину царевича    Дмитрия представил себе Илья       Глазунов.

 Глазунов Илья Сергеевич (р. 10.06.1930), художник, общественный деятель, профессор, Народный художник СССР (1980), лауреат Государственной премии России (1997), действительный член Российской Академии художеств (2001), почетный член Королевских академий Мадрида и Барселоны (1980), лауреат премии Дж. Неру (1973), основатель и ректор Российской Академии живописи, ваяния и зодчества (1987).

Родился в Ленинграде, в семье потомственных петербургских дворян. Во время блокады, когда на его глазах мучительной голодной смертью умерли родители и ближайшие родственники, он был эвакуирован по знаменитой Дороге жизни в Новгородскую область, где в глухой деревеньке Гребло работал пастухом, познавая тяготы крестьянской жизни и проникаясь красотой северной природы. В 1944, после возвращения из эвакуации в Ленинград, поступает в среднюю художественную школу при Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Репина, а затем в сам Институт.

В 1956 Глазунов, еще будучи студентом Института, получает Гран-при на международном конкурсе в Праге, что послужило поводом для проведения его первой персональной выставки в Центральном доме работников искусств в Москве (1957). Эта выставка, на которой были представлены четыре цикла работ, определивших последующие направления творчества — «Образы России», «Город», «Образы Достоевского и русской классики», «Портрет», — имела ошеломляющий успех и получила широкий отклик в органах мировой прессы как «удар ножом в спину соцреализма». С этого времени началась кампания травли молодого художника представителями официальной критики за «пропаганду достоевщины и религиозного мистицизма», увлеченность «проклятым прошлым» России, за то, что его творчество «не помогает строить коммунизм». Но ряд известных деятелей литературы и искусства не побоялись отдать должное самобытному таланту художника, среди них — писатель С. Смирнов, поэт Н. Тихонов, отметивший продолжение в его творчестве традиций русского национального искусства, важность для него внутреннего мира человека.

После скандальной выставки в ЦДРИ, получив тройку за дипломную работу, Глазунов направляется преподавателем черчения в Иваново. Но удостоверившись, что там в нем не нуждаются, перебирается в Москву, где живет без прописки, существуя за счет случайных заработков, ибо не будучи членом Союза художников, в который его не допускали до 1967, не мог быть участником выставок и получать официальные заказы, которых, кстати, не было и в дальнейшем. Но в 1959 в Италии вышла книга П. Риччи «Илья Глазунов», а когда в Москву прибыла группа всемирно известных деятелей итальянского кино (Д. Лоллобриджида, Ф. Феллини и др.), он был приглашен в Италию для создания их портретов. Выставка работ в Риме, состоявшаяся во время его поездки (1963), восторженно комментировалась прессой. Одна из газет назвала Глазунова «Достоевским живописи». И действительно, свой творческий метод художник определяет по Достоевскому как «реализм в высшем смысле этого слова», как выражение идеи борьбы добра и зла, где поле битвы — сердце человека.

Последующее творчество Глазунова постоянно вызывало яростные нападки представителей господствовавшего соцреализма, отражавших, по убеждению художника, ложь жизни социальных манекенов. Сам же он стремился обнажать «суровую правду жизни», пробуждать русское национальное самосознание, что стало причиной закрытия его первой выставки в Манеже по письму руководителей Московской организации Союза художников. В цикле ставших хрестоматийными иллюстраций к произведениям русских классиков — Блока, Куприна, Некрасова, Мельникова-Печерского, Лескова, созданных в 60-е, Глазунов явил себя как глубочайший знаток национального духа и быта, глубокий психолог, величайший мастер передачи образного строя литературного произведения языком изобразительного искусства. В это же время им созданы широко известные полотна, воссоздающие образ России в протяженности ее многовекового бытия («Господин Великий Новгород», «Русская песня», «Град Китеж» и др.). Особое место среди работ исторической тематики занял цикл «Поле Куликово, отражающий переломный момент в истории Отечества, ознаменованный Куликовской битвой. В своих произведениях Глазунов предстает не только как великий продолжатель традиций отечественной школы высокого реализма, виртуозный рисовальщик, мастер композиции, но и знаток мировой истории и культуры. Вершинами его философского осмысления процессов мировой и отечественной истории стали всемирно известные полотна «Мистерия ХХ века», «Вечная Россия», «Великий эксперимент», «Христос и Антихрист», «Разгром Храма в Пасхальную ночь», «Рынок нашей демократии» и др. произведения 80—90-х. Историко-философские произведения Глазунова, в частности картина «Вечная Россия», становились пособиями по изучению истории России в зарубежных учебных заведениях и на научных симпозиумах.

Славу непревзойденного мастера портрета снискали художнику созданные им образы соотечественников и «звезд» мировой культуры, выдающихся государственных и общественных деятелей (Л. Висконти, У. К. Кекконен, Д. Лоллобриджида, Индира Ганди, короли Швеции, Лаоса, Испании, папа римский Иоанн-Павел II и др.). Свидетельством глубочайшей «всемирной отзывчивости» художника являются серии его работ, выполненные во время поездок в так называемые горячие точки планеты — Вьетнам, Лаос, Чили и Никарагуа.

Выставки произведений Глазунова с триумфальным успехом проходили во многих столицах и крупнейших городах мира: в Варшаве, Риме, Копенгагене, Париже, Лондоне, Сантьяго, Стокгольме, Хельсинки, Берлине (Восточный и Западный), Лейпциге, Дюссельдорфе, Гамбурге, Кельне, Штутгарде, Токио, Милане, Манагуа, Гаване, Мадриде, Никосии, во Вьетнаме, Лаосе, а также во многих городах России и стран СНГ — в Одессе, Киеве, Ярославле, Перми, Свердловске, С.-Петербурге и Москве. Американская пресса назвала Глазунова рекордсменом по посещаемости. Ибо история искусства не знает такого примера, чтобы выставку художника, проходящую в течение месяца, посещало более 2 млн чел.

«Глазунов гениальный и мужественный, до конца предан России — стране с безграничной готовностью к вере и страданию.

Своим творчеством он говорит о Боге в душе, об освобождении на кресте, о победе правды в царстве демонов и о непобедимой свободе в застенках» — этот отзыв о художнике в «Берлинер Моргенпост» (ФРГ) звучит как рефрен в органах мировой прессы. С подобными отзывами зарубежных критиков солидарны многие выдающиеся мастера мировой культуры, государственные и общественные деятели. Испанский скульптор, классик ХХ в. Хуан де Авалос, один из создателей всемирно известного мемориала близ Мадрида, посвященного жертвам гражданской войны в Испании, так отзывался о Глазунове: «Он показывает, каким должен быть художник. Горе и страдания своего народа, исторические проблемы, которые он воплощает в своих картинах, отделяют его от сиюминутности, от политических интриг. Он идет своим путем. Он выделяется среди общества, которое имеет еще не вполне ясные представления о своих устремлениях, как гениальная личность. Его успех объясняется огромным талантом, искренностью, полной отдачей своей жизни искусству».

Но широкое общественное признание Глазунов завоевал не только как выдающийся портретист и живописец. Важнейшим вкладом в современное театрально-декоративное искусство стало оформление им совместно с женой Н. Виноградовой-Бенуа постановок в известнейших театрах — в Большом театре («Сказание о граде Китеже и деве Февронии» Н. Римского-Корсакова), в Берлинской опере («Князь Игорь» А. Бородина и «Пиковая дама» П. Чайковского), в Одесском оперном театре («Маскарад» А. Хачатуряна), где художник продолжил традиции отечественного искусства, воскрешая дух знаменитых Русских сезонов в Париже.

 

Князь Игорь.

Многогранный талант Глазунова воплотился в ряде его архитектурных проектов: музея народного искусства в Палехе, оформлении интерьеров зданий Российского посольства в Мадриде, созданной художником Российской Академии живописи, ваяния и зодчества и зданий Московского Кремля. В созданных художником архитектурных образах проявилось блестящее чувство стиля, глубокое проникновение в традиции русской классической архитектуры.

Широкий резонанс вызывала общественная деятельность Глазунова. В самые тяжелые годы идеологического гнета он стал возбудителем интереса к отечественной истории, выдающимся деятелям России, чьи имена находились под глубоким запретом; он один из немногих утверждал, что у России не «темное проклятое», а великое прошлое, что она никогда не была «тюрьмой народов», не знала глупых и недостойных монархов, что ей должно принадлежать великое будущее. «Я монархист не только потому, что идея монархии — это святая и вечная традиция истории человечества, — говорит И. Глазунов, — но и потому, что все, что я люблю в истории России, связано с идеей монархии. Россия — страна, не знавшая колоний… Царская Россия была самой свободной, самой богатой и самой духовной страной мира. Общеизвестен ее вклад в культуру человечества».

Страстной проповедью патриотизма, важнейшим вкладом в национальное осознание русской истории и культуры стало появление на страницах журнала «Молодая гвардия» книги Глазунова «Дорога к тебе» (1965—66), воспринятая общественностью как гимн историческому бытию России, ее национальному величию. Книга вызвала новую волну травли художника, вследствие чего ее публикация была прекращена под угрозой закрытия журнала.

В 1996 в «Роман-газете» выходит книга Глазунова «Россия распятая», представляющая новый взгляд художника на мировую историю славянства. По его убеждению, «история славянства, как и русского племени, в большинстве своем писалась врагами». Развенчивая норманскую теорию происхождения славян, он обращается ко времени создания древнейших книг арийского мира — «Ригведы» и «Авесты», возвращает в научный обиход многие исторические источники, сознательно преданные забвению.

Его многочисленные публичные выступления и публикации в средствах массовой информации, как в советские, так и в перестроечные и постперестроечные годы, приводили в шок официальные инстанции, а выставки становились общественным потрясением. Еще в н. 60-х он стал одним из организаторов патриотического клуба «Родина», важнейшей задачей которого была пропаганда отечественного культурного и исторического достояния, привлечение как можно большего числа людей к его защите. Это являлось основной темой организуемых клубом вечеров, журнальных и газетных публикаций, ставшей сенсационной выставки «Поэзия земли русской». Стремительно нараставший общественный резонанс от деятельности клуба вызвал у официальных властей серьезную тревогу и, несмотря на причастность к его работе многих крупнейших деятелей культуры, деятельность клуба была прекращена. Позднее, на почве, подготовленной клубом, Глазунов стал одним из главных инициаторов создания Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). И лично возглавил многие общественные акции по спасению памятников в разных городах страны, в том числе и всей исторической Москвы, когда по Генеральному плану реконструкции, разработанному в н. 70-х ей предстояло тотальное уничтожение. Но Глазунов был не только защитником отечественного культурного и исторического наследия и достояния. Его многоплановая деятельность в тех условиях, когда памятники отечественной истории повсеместно разрушались, была направлена и на созидание. В знаменитом подмосковном имении Царицыно им был основан Всесоюзный музей декоративно-прикладного и народного искусства, который он возглавлял в течение нескольких лет. В Киеве им восстановлена могила великого русского реформатора Столыпина. В н. 60-х он выступил с идеей восстановления Храма Христа Спасителя, ныне возрожденного. В 1987 он основывает Всероссийскую Академию живописи, ваяния и зодчества, призванную возродить русскую историческую и религиозную картину на базе академической школы. В настоящее время Академия, признанная лучшим в мире художественным заведением, преобразована в Российскую с приданием особого статуса, а Глазунов назначен ее бессрочным ректором. В деятельности Академии с особой мощью раскрылся талант Глазунова на ниве педагогической деятельности, которой он начал заниматься еще в Московском художественном институте им. В. Сурикова, возглавляя в нем в 1970—80 мастерскую портрета. С именем воспитанных им молодых художников связано возникновение нового направления в современном искусстве — русского духовного реализма.

В 1981 Глазунов вместе с талантливым журналистом-международником, представителем второй волны русской эмиграции О. А. Красовским, становится создателем зарубежного независимого русского альманаха «Вече», получившего свое название в память об одноименном самиздатовском предшественнике, выпускавшемся русским патриотом В. Н. Осиповым, отбывающим в то время очередной срок в местах заключения. Задача альманаха — противостоять русофобской третьей волне эмиграции и «стремиться стать центром единения всех здоровых национальных сил как внутри России, так и за ее пределами, русских патриотов на Родине и российских изгнанников всех поколений, вынужденно оказавшихся в Зарубежье». Авторами издающегося в Германии и распространяющегося во многих странах мира альманаха стали известные зарубежные и российские философы, историки, писатели, общественные и политические деятели, публикации которых определили православную направленность, преданность русским национальным идеалам и высокий интеллектуальный уровень издания.

Вся многообразная творческая и общественная деятельность Глазунова как последовательного выразителя русского национального самосознания, подарившего в канун празднования 850-летия Москвы ей все свои работы, получила всенародное признание. Многие выдающиеся представители отечественной культуры и современные политические деятели России с признательностью говорят о решающем влиянии на их формирование творчества и непосредственного воздействия Глазунова. По итогам опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения в н. 1999, Глазунов получил титул «самый выдающийся художник ХХ века». Свое предназначение человека и художника он определяет так: «Я никогда не принадлежал ни к одной группировке, не был членом партии, стремясь в меру отпущенных сил служить Богу, совести и России, всячески оберегая и сохраняя основы русского национального самосознания, традиции и памятники культуры нашего народа…»

Творческая и общественная деятельность Глазунова отмечена рядом наград — Орденом Сергия Радонежского (1998), Серебряной медалью Всемирного Совета Мира (19876), орденом Вишну (Лаос, 1967), Золотой медалью ЮНЕСКО (1999) орденом св. Михаила (Португалия). Именем Глазунова названа одна из планет.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Жуков Дмитрий Анатольевич

Жуков Дмитрий Анатольевич – прозаик, литературовед, переводчик. Родился 20 августа      1927 года в Грозном в семье инженера-нефтяника. Потомок старинного     дворянского рода, давшего России воевод, наместников, губернаторов,      дипломатов и писателей. В декабре 1944 добровольно вступил в ряды Советской     Армии. В апреле     1945 был ранен на 2-м Украинском фронте. В 1947 окончил Киевское военное     училище связи, служил командиром взвода и роты в г. Николаеве. По окончании     Военного института иностранных языков (1949-1954) зачислен в распоряжение     Генштаба, служил за границей и в Москве до 1960 г. Имеет боевые и     правительственные награды. Заслуженный работник культуры РФ. Лауреат премий      «Золотое перо» и «Серебряная лира». Действительный и почетный член     нескольких академий.

С 1955 г. Жуков занимался переводом сербской, английской и американской     классики и современной литературы. Всего им издано около ста книг переводов      (Нушич, Глишич, Голсуорси, Уэллс, Конан-Дойл, Даррелл, Джек Лондон,      Стейнбек, Саймак, Брэдбери и др.). Отказавшись вступить в компартию, Жуков     был отстранен от загранкомандировок, занимался алгоритмом перевода с     английского на русский, действующим по сей день в компьютерных программах.      По увольнении из армии написал несколько научно-художественных книг о своей     работе, множество рассказов, исторических хроник, очерков, статей,      филологических работ.

С ростом национального самосознания Жукова захватывает борьба против     разрушительных тенденций в отношении русской культуры. Он вместе с другими     писателями, художниками, историками участвует в 60-х гг. прошлого века в     создании Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и      «Русского клуба» при нем.

Расцвет творчества Дмитрия Анатольевича Жукова падает на 1970-е годы.      Преодолевая сопротивление идеологических органов, он публикует биографии     протопопа Аввакума (197З) и современного собирателя древних рукописей В. И.      Малышева (1978), объединив из в дилогию «Огнепальный», которая вызвала самый     широкий интерес у патриотически настроенных читателей и критиков,      переиздавалась многократно, переводилась на иностранные языки. Одно за     другим следуют повествования о югославском драматурге Браниславе Нушиче,      художнике Верещагине и генерале Скобелеве, Льве Толстом и Грибоедове, борце     Поддубном и абхазском долгожителе Аршба, роман-мистификация «Козьма Прутков     И его друзья», труды о переводческом искусстве и биографическом жанре.      Рассказы и очерки Жукова ежегодно отмечались в журналах, как лучшие     произведения года.

Критик О. Н. Михайлов писал: «Перо Дмитрия Жукова обладает редкостным     свойством: оно оживляет все, кчему прикасается. Самые непохожие, полярные     фигуры, самые далекие друг другу жанры покоряются этому веселому и точному     перу, этой крепкой талантливой руке. Стержневым началом его творчества     служит тема патриотическая, тема любви к России, старой и новой. В     художественных исканиях писателя объединяющим началом стало стремление     расширить русло традиционных форм биографического жанра. Он улавливает такие     связи, которые придают его биографиям романную, даже драматургическую     сюжетность, делая при этом биографию своего героя фактом собственной,      внутренней, интимной жизни, отправляясь с ним не только в географическое     путешествие, но и в «путешествие души».

Однако «Литературная газета» (1979) и другие влиятельные органы печати     критиковали Жукова за «отступление от принципов марксизма-ленинизма»,      которых писатель не придерживался никогда. «Правда» (1983) писала о его     книге «На семи холмах» (1981 ), что «здесь расточаются безудержные     славословия святым Сергию Радонежскому, Пафнутию Боровекому.. . делается     вывод о неразрывной связи в прошлом культа и культуры», И требовала «создать     надежный заслон подобным изданиям». Именно в этой книге были собраны статьи     Дмитрия Жукова о безобразном отношении к памятникам русской истории и     культуры, монастырям, церквам, местам, связанным с жизнью великих русских     писателей.

Тем не менее, разрушители еще не всесильны, и едва ли не ежегодно выходили     биографические книги Жукова и среди них – о таких полярных фигурах, как А.      К. Толстой и Б. Савинков, сборники этюдов, критических статей и очерков,      подготавливались собрания сочинений классиков и обширные публикации о трудах     и днях В.В. Шульгина.

В 1990-е годы, находясь в резкой оппозиции к плутократическому режиму, Жуков     много выступал, был сопредседателем Фонда славянской письменности и     культуры, председателем Общества русско-сербской дружбы, в качестве какового     подвергался аресту за организацию демонстрации против американских     бомбардировок Белграда 13 апреля 1994 г. В настоящее время Жуков продолжает     свою работу в биографическом и публицистическом жанрах. Живет в Москве.

Биография из журнала “РОМАН-ГАЗЕТА”      №9, 2004 г.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Криворучко Василий Павлович

Портал Страны Фотошопии - Государственный Музей Фотошопии - Криворучко В. За землю Русскую

Живописец, график, член Союза художников (1952), заслуженный работник культуры РСФСР (1979), лауреат премии Сергия Радонежского (1992), ЧЛЕН ДВИЖЕНИЯ “ВИТЯЗИ”, почётный гражданин г. Воронежа (1993). Участник ВОВ. Учился в Харьковском художественном училище (1935–1939). В 1946 г. продолжил учёбу в Московском государственном педагогическом институте на художественно-графическом отделении. В Воронеже – с 1951 г.

С 1937 г. участвовал в областных, зональных, республиканских, всесоюзных выставках. Персональные выставки Криворучко неоднократно проходили в Москве, различных городах России, в Воронеже и области. Его главные произведения – исторические циклы: «Воронеж корабельный», «Моя Русь», «На поле Куликовом». Кроме того, Василием Павловичем созданы исторические циклы «Мы русские люди», «На защиту Отчизны», «Горит татарника огонь». Так же Криворучко создал серию произведений на основе поездок по странам Европы, Средиземноморья и Африки. Известен также, как активный борец за сохранение памятников истории и культуры.

Работы В. Криворучко находятся в музеях Москвы, Тулы, Владимира, Пскова, Краснодара, Новосибирска, также в частных собраниях Финляндии, Швеции, Бельгии, Чехии и США. …Василий Павлович родился 10 августа 1919 года в небольшом поселке на Алтае. Его родители, уроженцы Украины, переехали за Урал в поисках материального благополучия. Но надежды на «лучшую долю», увы, не оправдались. Мать сидела дома с кучей детей, а заработков отца еле-еле хватало на прокорм. Поэтому в 1926 году многочисленная семья Криворучко вернулась на «историческую Родину» — в Донецк. Именно там, в кружке городского Дома культуры, десятилетний Вася впервые взял в руки кисть.
Окончив в 1935 году семилетку, Василий Криворучко отправился продолжать «живописную карьеру» в Харьков — поступил в художественное училище и через пару лет впервые представил свои полотна на одной из областных выставок.
После этого в                                 творчестве Василия наступил многолетний перерыв.                                  1 сентября 1939 года в СССР был принят Указ «О                                 всеобщей воинской обязанности», согласно                                 которому студент Криворучко был призван в армию                                 и отправлен на Запад — «освобождать» чужие                                 земли. Правда, участвовать в боевых действиях                                 ему не пришлось, поскольку вермахт и Красная                                 Армия управились с Польшей довольно быстро.
В                                  1940 г. боец Василий Криворучко был направлен в                                 Днепропетровск, в учебный батальон связи, а                                 затем попал в строевую часть на территории                                 недавно присоединенной Бессарабии. 22 июня 1941                                  года командир отделения связи Криворучко                                 находился в гарнизонном карауле. Только это и                                 спасло его от гибели, когда фашисты начали                                 бомбить казармы…
Остатки разгромленных                                 советских частей отступали до Днепра, где из них                                 были сформированы новые подразделения. Василий                                 Криворучко попал в 12-ю армию Юго-Западного                                 фронта. С телефонным аппаратом и катушкой                                 кабеля, ползком и короткими перебежками четыре                                 года добирался он от Днепра до Одера. А День                                 Победы встретил в Берлине.
После                                 демобилизации осенью 46-го молодой лейтенант                                 отправился в Москву, где в декабре был зачислен                                 на худграф пединститута. Но с «преподами» и                                 сокурсниками вспыльчивый фронтовик не ужился,                                  поэтому через несколько месяцев уехал в                                 закарпатский город Мукачево. Там он наконец-то                                 вернулся к холстам и мольберту. После участия в                                 республиканской выставке был принят в кандидаты,                                  а затем и в члены Союза художников Украины.
А                                 летом 1951 года Василий Павлович навсегда связал                                 свою судьбу с Воронежем. Адаптация прошла                                 довольно успешно: он активно выставлял картины                                 на индустриальную тематику («Воронеж — стройкам                                 коммунизма», «Строительство Нововоронежской АЭС»                                  и др.), заседал в горсовете, возглавлял                                 художественный фонд и Воронежское отделение                                 Союза художников РСФСР, стал членом Союза                                 художников СССР…
Но «злободневность»,                                  сильно отдающая идеологической конъюнктурщиной,                                  его явно тяготила. К счастью, в начале 60-х этот                                  «кризис жанра» был преодолен. Мастер без остатка                                 отдал свое творчество великой и драматической                                 российской истории. Первой данью этой необъятной                                 теме стало полотно «Воронежская корабельная                                 верфь XVII столетия» (1962 г.). И тогда же                                 Василий Павлович записал в свой блокнот                                 пушкинскую цитату: «Дикость, подлость и                                 невежество не уважают прошлое, пресмыкаясь перед                                 настоящим…»
Знакомиться с картинами                                 Криворучко при помощи газетной статьи — занятие                                 бесполезное. Лучше взглянуть на них — в музее                                 имени Крамского, Доме-музее Никитина, в                                 областном краеведческом… Впрочем, его полотна                                 хранятся не только в нашем городе, но и во                                 многих государственных и частных собраниях                                 России, США, Италии, Испании, Англии.
…В                                  1979 году Василию Криворучко было присвоено                                 звание «Заслуженный работник культуры РСФСР», в                                  1992-м — премия имени Преподобного Сергия                                 Радонежского.

Интервью с последним маршалом Советского Союза.

70-летие Победы в Великой Отечественной войне 

Летом прошлого года я выкладывал на АШ интервью с Маршалом Советского Союза Дмитрием Тимофеевичем Язовым: Последний Маршал Советского Союза.

В нём он вспоминал о войне, распаде Союза, роли в нем Горбачёва и многом другом.

Теперь представляю вашему вниманию ещё одно интервью Дмитрия Тимофеевича о личности Сталина, организации индустриального рывка, снабжении наших войск и практически не прекращающихся со времён Хрущёва попыток шельмования Вождя.

Читайте, думайте, материалы стоят вашего времени… 

Интервью с маршалом Советского Союза, участником Великой Отечественной войны …

Корр. – Дмитрий Тимофеевич, Вы обратили внимание: в канун дня нашей Великой Победы предпринимается очередная напористая атака на Сталина? На одном телевизионном канале, ссылаясь на Хрущёва, говорят, что он много времени проводил в праздности и попойках. На другом – известный историк Юрий Пивоваров называет сторонников вождя «агрессивно послушным большинством». Ему вторит небезызвестная Алла Гербер. Со дня смерти Иосифа Виссарионовича прошло 62 года, а им всё неймётся…

Д.Т.Язов: – А чему Вы удивляетесь? Сталин – не просто выдающаяся личность. Сталин – это символ нашего былого могущества, небывалых свершений, рекордов, гигантских строек.

Кстати, о праздности, в которой он, якобы, пребывал значительную часть времени. В конце декабря 1929 года он пишет Молотову, извиняясь за задержку с ответом: «Но войди в моё положение: перегружен до безобразия, спать некогда (буквально!)».

Работа в те годы была действительно на пределе. Вспомните его слова: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

И закипела работа. Гигантские заводы росли, подобно грибам после дождя. Как у хорошего хозяина у Сталина всё было под контролем. Он вникал во все детали хозяйственной жизни страны. Здесь для него не было мелочей. Позже, уже во время войны, этот дотошный сталинский подход к делу с удивлением и восхищением отмечал Аверелл Гарриман, бывший тогда послом США в Москве: «Я хотел бы подчеркнуть моё глубокое восхищение способностью Сталина руководить страной в чрезвычайной ситуации – в один из тех исторических моментов, когда от одного человека зависит так много… Он обладал невероятной способностью отмечать мельчайшие подробности и действовать с их учётом… Он в совершенстве знал, какое вооружение наиболее важно для него. Он знал, какого калибра ружья ему нужны, какой вес танков могут вынести его дороги и мосты, он знал в точности из какого металла ему нужны самолёты. Это черты чрезвычайно способного и энергичного военачальника».

Но ведь Иосиф Виссарионович был не только признанным военачальником, но ещё и искусным дипломатом и без всякого преувеличения – гениальным управленцем.

Последнее сквозь зубы, на свой манер, признают даже сталинские недоброжелатели, называя его «эффективным менеджером».

Кстати сказать, Гарриман не изменил своего мнения о нашем вожде и после его смерти. Хрущёвские «откровения» его не переубедили, чего он никогда не скрывал.

Но я хочу вернуть наш разговор в 30-е годы, когда стране предстояло «пробежать» десять лет, которые отводил ей Сталин. Она их успешно «пробежала», о чем свидетельствуют многие зарубежные источники. В 1932 году американский журнал «Нейшен» писал: «Четыре года пятилетнего плана принесли с собой поистине замечательные достижения… Россия быстро переходит от века дерева, к веку железа, стали, бетона и моторов». Английский журнал «Раунд Тэйбл»: «Достижения пятилетнего плана представляют собой изумительное явление… Советская промышленность, как хорошо орошаемое растение, растёт и крепнет… Пятилетний план заложил основы будущего развития и чрезвычайно усилил мощь СССР». Французская буржуазная газета «Тан»: «Коммунизм гигантскими темпами завершает реконструкцию, в то время как капиталистический строй позволяет двигаться только медленными шагами… В состязании с нами большевики оказались победителями».

За годы первой пятилетки было построено 1500 крупных промышленных предприятий. Среди них металлургические заводы: в Свердловске (знаменитый «Уралмаш»), Магнитогорске, Челябинске, Новокузнецке, Липецке, Норильске. Введены в строй тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Хабаровске, Нижнем Тагиле. Сюда можно отнести автомобильные заводы ГАЗ и ЗИС, Днепрогэс – в ту пору крупнейшую в мире гидроэлектростанцию.

Сейчас это кажется невероятным, нов годы первой пятилетки каждые 29 часов в строй вводилось новое предприятие. Вторая пятилетка «укладывалась» в 10 часов. Позже темпы индустриализации ещё увеличились. В третьей пятилетке, которую не удалось завершить из-за начавшейся войны, уже каждые 7 часов страна получала новое предприятие.

Так что, господа злопыхатели, не было у Иосифа Виссарионовича времени не то, что для праздного времяпрепровождения, но иногда, как он сам признавался, и для сна.

Вот этой работой на износ Сталин заложил и основу нашей Победы в Великой Отечественной войне, 70-летие которой мы отмечаем в эти дни.

Корр. – Среди множества огульных обвинений, выдвинутых против Сталина, едва ли не на первом месте стоит пресловутый культ личности. А что, собственно говоря, плохого в том, что он существует? Это знак высочайшего доверия и уважения народа к своему руководителю. Ни один лидер нашей страны после смерти Иосифа Виссарионовича не удостаивался подобной чести. Хотя некоторые были не прочь.

Д.Т.Язов: Знаменитый французский писатель Анри Барбюс, впервые побывавший в Советском Союзе в 1927 году, писал: «В новой России подлинный культ Сталина, но этот культ основан на доверии и берёт свои истоки в низах. Человек, чей профиль изображён на красных плакатах – рядом с Карлом Марксом и Лениным – это человек, который создал то, что есть и создаёт то, что будет». А вот своеобразное объяснение культа личности, прозвучавшее в одной из церковных проповедей: «…Сейчас много споров ведётся вокруг личности Иосифа Виссарионовича Сталина. Но надо сказать правду, а правда такова, что всё больше и больше в нашем народе идет его почитание… По сути дела он объединил народ вокруг себя. Враги это клеймят культом личности. Нет, это не культ личности, это святое чувство Семьи… Под руководством Сталина народ объединился и почувствовал себя Семьёй».

Сталин и церковь – это особый разговор. К нему можно будет вернуться и поговорить обстоятельнее. А сейчас мне бы хотелось привести небольшой отрывок из выступления Святейшего Патриарха Алексия по случаю празднования 70-летия Иосифа Виссарионовича: «Всякий, кто лично знаком с нашим Вождём, поражается обаянием его личности, он покоряет собеседника своим внимательным отношением ко всякому делу; ласковостью; своей необыкновенной осведомлённостью во всяком деле; силой и мудростью слова; быстрым и благоприятным решением каждого представляемого ему дела и вопроса… Святая Церковь наша имеет в нём верного защитника».

Верного защитника видела в Сталине не только церковь, но и весь народ.

Любовь к Сталину, уважение к нему шли из глубины людских сердец Вот почему, невозможно вытравить имя вождя из народной памяти.

Я с особым интересом вглядываюсь сегодня в кадры старой кинохроники, относящиеся к годам царившего в стране так называемого культа личности. На демонстрациях идут молодые, весёлые, раскрепощённые люди. Чувствуется, что у этих людей есть будущее. Собственно говоря, они сами и строят его. Как бы не ёрничали хулители Сталина, жить в Советской стране становилось, действительно, лучше и веселей. Это подметил зорким писательским глазом и Анри Барбюс, по итогам своей поездки написавший книгу, с коротким названием «Сталин». У нас она была издана в 1935 году. Я уже приводил цитату из этой замечательной книги. Предложу ещё одну, где автор описывает атмосферу московских демонстраций.

Кстати, его впечатления в точности совпадают с кадрами кинохроники той поры. Если, конечно, им удаётся «проскользнуть» на теперешний телеэкран.

Вот свидетельство очевидца: «Этот многочасовой одухотворённый прибой, этот восторг, излучаемый толпами, заполнившими ряды трибун вдоль зубчатой стены Кремля, кипит водоворотом возгласов и восклицаний. У этого водоворота есть центр. Возгласы вливаются в одно имя: «Сталин! Да здравствует товарищ Сталин!» Один из стоящих на мавзолее Ленина подносит руку к козырьку… Человек этот одет в длинную военную шинель, что, впрочем, не выделяет его среди других, стоящих рядом. Он и есть центр, сердце всего того, что лучами расходится от Москвы по всему миру».

Идущие по площади шеренги представляются французскому гостю как «цепь гордых, счастливых смеющихся и светящихся лиц». У этих людей были все основания для гордости. Досрочно завершена первая пятилетка. Ликвидирована безработица, введён семичасовой рабочий день. Страна вышла на второе место в мире по машиностроению, выплавке чугуна и добычи нефти. Следом за первой последовала вторая пятилетка с её ошеломляющими цифрами. Построено ещё 4500 крупных промышленных предприятий. Именно тогда был вызван к жизни лозунг «Кадры решают всё!» Военные заводы начали выпускать танки, самолёты, другое вооружение. На селе работало 456 тысяч тракторов, 128 тысяч комбайнов, 146 тысяч автомобилей.

И всё это вопреки Сталину? Да ни одному человеку, живущему до Сталина или после него, такой масштаб был бы не под силу. Тот же Хрущёв, взявшись за дело после низвергнутого вождя, довёл страну до того, что начались перебои с хлебом. Он развалил всё, к чему прикасались его руки. Устроил управленческую чехарду, создав совнархозы, разделив обкомы партии на промышленные и сельские, нанёс сокрушительный удар по армии, устроил небывалые гонения на церковь. На хрущёвской ниве щедро всходили только ядовитые анекдоты про «дорогого Никиту Сергеевича».

Известный русский философ Александр Зиновьев, размышляя о Сталине и его времени, не исключал, «что молодёжь ещё будет когда-нибудь тосковать по сталинским временам. Народ… уже тоскует и встречает упоминание его имени аплодисментами». Вот это и пугает недругов России. Они нагромождают вокруг его имени горы фантастических небылиц. Сталин это предвидел. «Я знаю, – говорил он, – что после моей смерти на мою могилу нанесут кучу мусора, но ветер истории безжалостно развеет её». Похоже, ветер приступил к своей очистительной миссии.

Вы помните, на телевидении затевались два проекта весьма неоднозначно воспринятых общественностью. В первом пытались определить имя России, второй должен был дать ответ, чьё же имя ассоциируется с победой. Показательно, что этот последний конкурс проходил в преддверии нашей Великой Победы, да и итоги его планировалось подвести к 9 мая. Проводилось интернет-голосование. Заметьте, люди старшего поколения, которых скопом зачисляют в сталинисты, компьютерами не пользуются, за небольшим исключением. Стало быть, судьба проекта и двух славных имён зависели в основном от активности молодёжи. И она сказала своё слово.

На «Имя России» в бесспорные претенденты выходил Иосиф Виссарионович. И в этом была высшая справедливость. Он любил Россию, любил русский народ. Вспомните его тост на приёме в честь командующих войсками Красной Армии 24 мая 1945 года. «Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он – руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение…»

Дочь Сталина Светлана Аллилуева отмечала: «Отец любил Россию очень сильно и глубоко, на всю жизнь. Я не знаю ни одного грузина, который настолько бы забыл свои национальные черты и настолько сильно полюбил бы всё русское».

Корр. – А я бы привела здесь свидетельство Алана Буллока, знаменитого английского историка. В его словах звучат осуждающие нотки, но как они греют мою русскую душу. «Из Сталина получился великорусский шовинист, который боролся за свержение самодержавия, но не за распад Российской империи… Именно сталинская тяга к имперскому прошлому России оказалась одной из главных движущих сил Великой Отечественной войны: в конце войны он с готовностью присоединил территории, утраченные Российской империей…, расширив границы государства так, как это не снилось ни одному русскому царю».

Впечатляет? А сегодня мы вместо гордого слова «русский» имеем неуклюжий синоним: россиянин.

Д.Т.Язов – Возвращаемся к нашему конкурсу. Сталину до финала дойти не позволили. Сошлись на кандидатуре Александра Невского. Слов нет, кандидатура достойная, но кто бы вспомнил о ней, спустя несколько веков, если бы не всё тот же Иосиф Виссарионович. Это он в грозные дни ноября 1941 года, когда немцы стояли у стен Москвы, произнёс с трибуны мавзолея: «Пусть вдохновляет Вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова». Это был легендарный военный парад 7 ноября 1941 года. Под сталинское напутствие прямо с Красной площади войска уходили на фронт. Кто может вычеркнуть из этой суровой истории имя великого вождя и прославленного полководца?

С определением второго имени – Победа произошла совсем уж курьёзная история. Организаторы, видимо, решили подстраховаться и, не мудрствуя лукаво, вообще исключили Верховного Главнокомандующего из списка претендентов. А, может, это и к лучшему. Иначе нашему Иосифу Виссарионовичу пришлось бы соседствовать с батькой Махно, князем Тьмутараканским и другими не менее экзотичными персонажами.

Английский историк Джефри Робертс в своей серьёзной и достаточно объективной книге о Сталине сделал такой вывод: «Сталин во время войны руководил страной очень эффективно и успешно… Без его руководства война с гитлеровской Германией, вероятно, была бы проиграна. Черчилль, Гитлер, Муссолини, Рузвельт – всех их с лёгкостью можно было бы заменить, но только не Сталина».

В Красной Армии было много талантливых полководцев, но не они определяли, где наносить главные удары, а Сталин, Генштаб, Ставка Верховного Главнокомандования. Сталин держал в руках все рычаги снабжения армии, решая, какому фронту сколько дать танков, самолётов, боеприпасов. Во время Сталинградской битвы понадобилось создать новый фронт, обеспечить его людьми и ресурсами. Могли это сделать Жуков или Василевский? Нет. Для предстоящей операции были сформированы четыре новых танковых корпуса. Мог кто-нибудь кроме Сталина справиться с этой задачей? Нет. Каждый из командующих фронтами действовал в своей зоне ответственности.

А как в Сталинграде решили проблему снабжения? Волга находилась под постоянными обстрелами и бомбёжками. Все возможные пути были отрезаны. Сталин распорядился снять рельсы со шпалами с недостроенной Байкало-Амурской магистрали и доставить к новому месту. За полтора месяца построили дорогу от Саратова до Астрахани и пошла по ней техника и продовольствие войскам, прибывало пополнение, вывозились раненые.

Сталин во время войны был и Верховным Главнокомандующим и председателем Государственного Комитета обороны, и председателем Совета народных комиссаров, и наркомом обороны, и секретарем ЦК ВКП(б). Очень точно оценил этот воз обязанностей автор книги о Сталине Исаак Дойчер: «Многие представители стран – союзников, побывавшие в Кремле во время войны, были поражены тем, по какому количеству вопросов – мелких и значительных, военных, политических и дипломатических – Сталину приходилось принимать решения. Он, по сути, был сам себе главнокомандующим, министром обороны, начальником снабжения, министром иностранных дел и даже руководителем протокола… Таким он был день за днём, на протяжении всех четырёх лет военных действий – образцом терпения, выдержки и бдительности, почти вездесущим, почти всезнающим».

Послушаешь западных историков, писателей, крупных политических деятелей и приходишь к выводу: нередко в их оценках, применительно к Иосифу Виссарионовичу Сталину больше объективности, чем у иных наших сограждан, наделённых регалиями, апломбом и предвзятостью. Советскому лидеру отдавали должное даже враги. Интересно высказывание Гитлера, сделанное им накануне Сталинградской битвы: «По сравнению с Черчиллем, Сталин – колоссальная фигура. Черчилль ничего не достиг за свою жизнь, кроме нескольких книг и умных речей в парламенте. А Сталин, напротив, достиг – если оставить в стороне вопрос о том, каким идеям он служил – он реорганизовал страну с населением 170 миллионов человек и подготовил её к масштабному вооружённому конфликту».

В другом разговоре он добавил: «Наша задача – раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина больше не появлялись».

Сейчас наши враги – по-иному назвать их я не могу – ставят на одну доску Сталина и Гитлера. Для чего это делается? Для того, чтобы оплевать нашу историю, нашу священную войну, нашу Великую Победу. Недавно Познер, автор одноимённой передчи на Первом телеканале, поставил в один ряд Сталина и Гитлера, назвав их величайшими преступниками ХХ века. Напомню этому господину, что именно Сталин 70 лет назад свернул шею Гитлеру. А что касается возмутительного сравнения, которое позволил себе господин Познер, то «ветер истории» развеет и этот грязный ошмёток. Как заметил Александр Проханов, «Сталина выскребают бульдозером из русской истории». Но при этом никто не трогает Хрущёва – мелкого, злобного, малограмотного интригана. Почему? Да потому, что начни сейчас анализировать «сенсационный» доклад Никиты Сергеевича на ХХ съезде партии, как рухнет вся эта пирамида лжи, нелепых фантазий, гнуснейших измышлений.

Корр. – Говорят, нашёлся правдолюбец, правда, опять на Западе, который по косточкам разобрал хрущёвский доклад. И, представьте себе, ни в одном пункте обвинений не нашёл слова правды.

Д.Т.Язов – Меня это не удивляет. В октябре 1964 года состоялся Пленум ЦК КПСС, освободивший Хрущёва от занимаемых им должностей – Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР.

А перед Пленумом товарищи по партии пригласили Никиту Сергеевича на откровенный разговор и высказали ему в лицо всё, что они о нём думают. Остаётся только сожалеть, что прозревшие коллеги слишком долго собирались. Десять лет. Сталин за это время построил мощную державу. Хрущёв же многое из того, что было создано, пустил на ветер. Но послушаем хрущёвских однопартийцев.

Полянский: Сталина поносите до неприличия, а сами заболели манией величия.

Косыгин: Вам нравятся восхваления. Вы ни с кем не считаетесь. Вам надо уйти

Суслов: Всё положительное приписываете себе, недостатки – другим. Пышно расцвёл культ личности. Газеты заполнены вашими выступлениями и фотографиями.

Шелепин: Культ личности сложился полностью. Самомнение непомерное. Не брезгуете ничем. Получили шевченковскую премию…

Здесь я прерву поток обвинений, чтобы уточнить, что это за премия. Известно, что в 1938 году Хрущёва избрали Первым секретарём ЦК Компартии Украины. И вот спустя 26 лет, в марте 1964 года спохватившиеся украинцы присуждают дорогому Никите Сергеевичу премию имени Шевченко. «За выдающуюся общественно-политическую деятельность в Украинской ССР».

Корр. – Не было ли это наградой за подаренный землякам Крым?

Д.Т.Язов – Возможно. Но утверждать не берусь. Меня поражает другое: как такой человек мог оказаться во главе огромной страны? Прав был Шарль де Голль, пророчески произнёсший: «Сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено…» Начало процессу положил Хрущёв.

К сожалению, нашлись и последователи.

Окончательный итог деятельности Хрущёва на посту главы государства подвёл октябрьский Пленум ЦК КПСС.

«Практика показала, говорилось в докладе, – что это самохвальство и зазнайство ни на чём не основаны». Отмечалось, что работе мешала «неосмысленная торопливость, предвзятость и пристрастность в суждениях, озлобленность и способность… пренебрежительно швыряться обвинениями, чрезмерная хвастливость и самоуверенность». А ещё, по мнению бывших соратников, Никита Сергеевич «систематически занимался интриганством, стремился всячески поссорить членов Президиума друг с другом».

Был за ним и такой грех: любил поучать. Едет за границу и учит там, как сеять кукурузу, получать высокие урожаи, а там эти урожаи значительно выше наших. И все это знают. Успехи Советского Союза в сельском хозяйстве при Хрущёве были весьма скромными. Запланированный среднегодовой рост продукции вместо 8 процентов достиг всего 1,7 процента. Разрекламированный лозунг «Догнать и перегнать США по производству мяса, масла и молока на душу населения» с треском провалился. Тимирязевскую академию наш главный специалист по сельскому хозяйству пытался ликвидировать, так как её учёные не разделяли отдельных хрущёвских новаций. В докладе всё это было названо «позором и результатом невежества»

Кроме склонности к хвастовству и интриганству, которые в один голос отмечали бывшие соратники Никиты Сергеевича, был он чрезвычайно злопамятен. Многие из тех, кого Сталин ценил и отмечал за многочисленные заслуги перед страной, при Хрущёве были разжалованы. Он лишил послевоенного поста маршала Рокоссовского, который в ответ на просьбу очернить вождя, сказал: «Товарищ Сталин для меня святой человек». Известно, как он поступил с маршалом Жуковым, а сколько было других: или отказавшихся погрешить против своей совести, или когда-то «перешедших» дорогу неуёмному ниспровергателю. Иные были обречены не только на забвение, но и в буквальном смысле поставлены на грань выживания. Так он поступил с бывшим командующим нашей Дальней авиацией, маршалом авиации Головановым. Отправив прославленного лётчика в отставку и «посадив» его на мизерную пенсию, он обрёк на нищету семью, в которой было пятеро детей. Пришлось, как свидетельствуют очевидцы, жить маршалу «с огорода». Сажал полгектара картошки, завёл корову. А ребятишкам, которые учились в школе в Москве помогала бывшая домработница, ставшая другом семьи.

После смерти Сталина расправился он и с бывшим секретарём Московской городской партийной организации Александром Васильевичем Щербаковым. На его долю пришлись самые тяжёлые годы работы в Москве, когда в столице было объявлено осадное положение. Он умер в 1945-м. Можно сказать, «сгорел» на работе. Был, как отмечают знающие его люди, скромным, отзывчивым человеком. В семье осталось трое детей. Младшему было 2 года. Вскоре умерла и вдова Щербакова. Став в 1949 году Первым секретарем Московского Комитета партии, Хрущёв всячески демонстрировал заботу об осиротевшей семье. Но после смерти Сталина лично распорядился лишить семью дачи. Отменено было постановление о сооружении Щербакову памятника в Москве. А зная, что одна из станций метрополитена называется «Щербаковской», потребовал немедленно переименовать её.

Корр. – Из этого ряда и другое его требование: срезать с лежащего в гробу Сталина погоны и пуговицы. В это кощунство трудно поверить. Действительно такой случай был?

Д.Т.Язов – Не знаю. Но есть очевидцы. Я слышал эту историю от нескольких человек. Многие маниакальную озлобленность Хрущёва связывают с историей его старшего сына Леонида. Тот, якобы, во время войны сдался в плен. И стал сотрудничать с немцами. Сталин дал команду: выкрасть предателя, что и сделали партизаны. Там же его и расстреляли. Об этом пишет бывший охранник Сталина Рыбин, есть и другие свидетельства. Хрущёв умолял Сталина пощадить сына. Было голосование. Первым высказался за «смерть предателю» Щербаков. Остальные поддержали…

Корр. – Вот и получили за это сполна…

Д.Т.Язов: – Таков судья. Но для наших либералов он по-прежнему непререкаемый авторитет. Его цитируют, на него ссылаются. А как без этого? Иначе затрещит по швам вся наспех сколоченная система обвинений против великого вождя.

Корр. – Спасибо, Дмитрий Тимофеевич, за беседу. Не хочется заканчивать разговор на такой унылой ноте. Вот-вот загремят праздничные салюты в честь нашей Великой Победы и грех нам не вспомнить в этот светлый час Иосифа Виссарионовича Сталина.

«Он был великим военачальником – и не потому, что одержал победу, а потому, что сделал так много для её достижения». Таково непредубеждённое мнение западного историка Джефри Робертса и всех почитателей Иосифа Виссарионовича Сталина, включая и нас с вами.

Сталинистов, вопреки познерам, день ото дня становится всё больше. Правда постепенно пробивает себе дорогу. И ещё. Хорошо бы, с Вашего согласия, продолжить этот разговор. Ведь незабвенный Никита Сергеевич и его сегодняшние последователи внесли изрядную долю лжи и злостных измышлений в освещение событий Великой Отечественной войны. А тут Вам, как говорится, и карты в руки. Подумайте над этим.

Беседу вела Галина Кускова

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. ИГОРЬ ИВАНОВИЧ ЛЯПИН

Молитва

Когда беда в судьбу ломилась,

И мерк над нами белый свет,

Вздыхала ты, не плакать силясь,

И за меня тайком молилась,

И только бед свела на нет.  

Я уезжал, и ты томилась,

Полна сомнений и тревог.

И что в душе твоей творилось!

Но за меня опять молилась,

И не вернуться я не мог.  

Я в жар впаду, ты жар остудишь

Любого доктора верней.

Я оступлюсь – ты не осудишь

И за меня молиться будешь

Всей страстью нежности своей.  

Меня уверенность оставь лишь,

И, не найдя надежды нить,

Ты бросишь все, ты все оставишь,

И за меня молиться станешь –

И чудо очень может быть.  

Я буду дерзко жить, рисково,

Лицом и сердцем на зарю,

На пламенеющее слово.

Та за меня молиться снова

Начнешь. И, может, не сгорю.  

Жизнь то светлица, то темница,

Ну как же я угомонюсь?

И что в ней, грешной, ни случится,

Ты будешь за меня молиться.

Я – на тебя одну молюсь. 

 

[10.10.1941, г.Каменск-Уральский Челябинской обл.— 2.6. 2005, Москва] 
       ИГОРЬ ИВАНОВИЧ ЛЯПИН — поэт, публицист. Член движения “Витязи”.  
       Родители — металлурги. Родовые корни семьи Ляпина на Брянщине. Детство поэта прошло в г.Никополе  Украинской ССР, где родители восстанавливали разрушенный гитлеровцами трубный завод. В 9 лет Ляпин  лишился отца. В 16 лет после окончания школы работал в цеху завода и учился в металлургическом  техникуме. Тогда же начал писать стихи и печатать их в заводской многотиражке. О судьбе своего  поколения он сказал: «Ведь наши книжки трудовые постарше наших паспортов».  
       В 1963 был призван в ряды Советской Армии. После демобилизации в 1966 поступил в Литературный  институт им. А.М.Горького. В студенческие каникулы работал в Сибири и на Севере матросом и  плотогоном, а также проходчиком на строительстве Московского метрополитена. 
       Первая книга Ляпина «Междуречья» (1973) принесла ему успех, он был принят в СП СССР. После  окончания Литературного института Ляпин работает в столичных издательствах «Современник»,  «Советская Россия», главным редактором издательства «Детская литература». Окончил Академию  общественных наук при ЦК КПСС. За бескомпромиссное отстаивание лучших традиций отечественной  литературы, за честность в работе Ляпин не раз подвергался критике со стороны бюрократического  аппарата, попадал в опалу. 
       Ляпин — автор 19 книг поэзии. Он поэт яркого гражданского накала, искренней совестливости, глубокого  патриотического чувства. В предисловии к его «Избранному» (1989) Евг.Осетров охарактеризовал суть  поэзии Ляпин, которая с наступлением иных времен в истории России лишь окрепла: «Неравнодушие — так  бы я определил основную черту Ляпина-поэта (“душа в груди моей как мина”). Поражает его обнаженное,  пристрастное отношение к миру, он, как аккумулятор сострадания, отпущенного людям природой…»  (Осетров Евг. Собственное мнение // Ляпин И. Избранное. М., 1989. С.9). 
       Одним из первых поэт оказался после аварии в Чернобыле, награжден знаком «За ликвидацию  последствий аварии ЧАЭС».  
       В 1992 во время осетино-ингушского конфликта он побывал в Ингушетии, итогом поездки стала книга  стихотворений «Гармоника» (1995). За храбрость и человечность, проявленную Ляпиным в эти годы на  Северном Кавказе, на II съезде ингушского народа ему были вручены главные символы горской отваги —  именной серебряный кинжал и конь. В трагические дни октября 1993 поэт опять на передовой —  выступает перед осажденным зданием Верховного Совета РСФСР, вместе с другими москвичами защищает  российский парламент: «И народ не забудет, как над пылающим Белым домом развевался российский  флаг» (Чаша сия. С.15). 
       Одним из итогов активной политической позиции Ляпина, его художественного мастерства стала книга  «Чаша сия» (2000). В нее вошли известные стихотворения поэта «Гимн Советского Союза», «Вина России»,  «Позывные Москвы» и другие, которые публицистичностью содержания и доходчивостью формы  поставили поэта в первый ряд писателей — патриотов России. Для Ляпина характерно, как подчеркивал  М.Лобанов, «не идеализирование прошлого, советского, не сентиментальная ностальгия по нему, но очень  реальное восприятие прошлого и настоящего — и оттого целостное в главном. И это главное для него —  история великой страны с ее героическим прошлым и нынешним поражением» (Российский писатель. 2001.  №19). Сюжет стихотворений «Гимн Советского Союза» навеян автору случайной встречей в пригородной  электричке, где аккордеонист играл мелодию гимна некогда великой страны. «Мчались встречные  составы, огоньки вдали зажглись. / По развалинам Державы поезд шел в иную жизнь» (Чаша сия. С.39). 
       Наряду с открытой публицистикой, которая под пером поэта никогда не скатывается в прямую  дидактику, в упрощенную плакатность, а облечена в метафорическую форму, Ляпин активно выступает и  как лирический поэт (цикл «Стихи Татьяне»), но и здесь драматизм жизни пронизывает, как горький запах  дыма от пепелищ, содержательную и стилистическую ткань стиха. При этом поэтика Ляпина в основе  своей глубоко оптимистична, потому как «душа — распахнута», и нет предела постижению жизни,  которая дана человеку для радости и открытия. Поэтому в стихотворенях Ляпина трудно найти мотивы  уныния и разочарования, которые столь характерны для отечественной поэзии на смене веков, а есть  борцовские качества жажды победы, справедливости, русской силы и сметки. 
       Большое место в творчестве Ляпин занимают переводы с языков народов страны и мира. Он переводил  произведения Р.Гамзатова, Е.Чаренца, Т.Зумакуловой, А.Бицуева, К.Мячиева и многих других авторов.  
       В 2002 он перевел с кабардинского языков книгу стихотворений Л.Балаговой «Молюсь я на адыгском  языке». 
       Ляпин — лауреат премии Ленинского комсомола, Всероссийской литературной премии «Сталинград»,  награжден орденом Дружбы народов. Является почетным гражданином г.Назрани.  
       С 1993 Ляпин — первый секретарь правления СП России.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. ВЛАДИМИР ЧИВИЛИХИН.

В. А. Чивилихин родился 7 марта 1928 года в Мариинске (ныне Кемеровская область). Через год его семья переехала в город Тайга. После окончания школы Чивилихин поступил в Тайгинский техникум паровозного хозяйства. Недолгое время проработал мастером в железнодорожном техникуме в Узловой.

Печатать свои работы начал с 1946 года. Переехал в Чернигов на Украину к старшей сестре по окончании Великой Отечественной войны. Сюда же переселилась вся семья Чивилихиных.

В Чернигове произошла первая встреча юного Чивилихина с П. Д. Барановским, легендарным исследователем русской архитектуры и реставратором мирового значения. Барановский исследовал разрушенный после бомбёжки храм, оказавшийся редким памятником домонгольской эпохи (Пятницкая церковь начала XII века). Позже они встретятся в Москве и подружатся.

В круг чтения молодого Чивилихина входили совсем не советские книги, среди которых — «Житие» протопопа Аввакума. Чивилихин будет благодарным читателем и библиофилом всю жизнь.

В 1954 году окончил факультет журналистики МГУ. Распределение получил в столичную газету, а поселили его в общежитие на краю парка Кусково.

В 1980-х – член движения “Витязи”.

Да воцарится мир меж людьми и народами!”

     Владимир Чивилихин.

Чернигов – Козельск – Куликово поле – Москва.
     1973 – 1980 гг.

ОТ АВТОРА

     Настоящая,  вторая  книга-часть  большого  литературного  произведения, потребовавшего многих лет труда. Так уж получилось,  что она была напечатана раньше первой – уже в 1980 году, в связи с 600-летнем Куликовсковской битвы.      Публикацию  первой  книги  журнал  “Наш современник”  начал  с майского номера 1983 года. В ней я вспоминаю детство и юность, пишу о моем знакомстве с Москвой, о некоторых  малоизвестных декабристах и литераторах той эпохи, о русском  зодчестве,  “Слове о  полку  Игореве”,  о  путешествии  во  времена минувшие по  дороге от столицы  до Козельска, героическая оборона которого в 1238 году  стала композиционным  центром  повествования этой,  второй  книги “Памяти”.

Заметки о романе – эссе
     Владимира Чивилихина “Память”

     Способ быть счастливым в жизни есть:
     быть полезным свету и в особенности
     Отечеству.

     Н. М. Карамзин

     Думается, только  в  наши дни  могла  родиться такая  необычная по всем
статьям  книга, как “Память”.  В годы, когда народ пристально вглядывается в
свое  прошлое,  недавнее и далекое, пытаясь осмыслить,  понять, что дало ему
силы  свершить  невиданную  в  мире  революцию,  создать  неслыханное  ранее
государство рабочих  и крестьян, выстоять и  победить в самой кровопролитной
войне, какую знала история. В  годы, когда все больше  советских людей стало
осознавать, наследниками какого великого богатства мы являемся, наследниками
какой культуры, уходящей корнями в глубь веков!
     Такие  книги,  как “Память”, служат  словно  бы катализатором,  заметно
усиливают интерес к истории, они отвечают  на многие вопросы и ставят новые,
открывая  увлекательные маршруты для  грядущих исследователей…  Они мощный
заряд и возвышающих душу эмоций, и обогащающих память знаний.
     Не всякой книге суждено вызвать столько разноречивых толков, сколько их
уже выпало  на долю “Памяти”. Прав ли писатель, отстаивая свои предположения
о маршруте Батыевых орд во  время нашествия  на Русь  в 1237 – 1238 годах, о
численности их, о точной дате битвы на Сити, о причинах поворота захватчиков
от Новгорода, об обстоятельствах гибели героических защитников неприступного
Козельска,  названного  татарами   “злым  городом”,  о  качестве  вооружения
русского войска в битве на поле Куликовом, о  лингвистических истоках  слова
“вятичи” и  т. п. Возникали и другие вопросы. Что представляла собой Русь  в
те  далекие  времена?  Какое значение для ее  исторических  судеб  имело  то
нашествие  и установившееся затем так называемое  татаро –  монгольское иго?
Было ли у Руси свое средневековье или  ее “древность”  затянулась чуть ли не
до петровских времен, когда на Западе вызревали уже революции буржуазные?  И
о  самом важном – впрямь  ли неспособны были наши предки  навести  порядок в
своем доме, как  это  утверждали  сторонники  норманистской теории призвания
варягов   на  Русь   или  их  “оппоненты”   –  “евразийцы”,  расходящиеся  с
норманнстами, пожалуй, лишь в том, что порядок Руси будто бы был принесен…
с   Востока?   И   существуют   ли   вообще   народы,   наделенные    особой
“пассионарностью”,  то есть некой “присутствующей  во Вселенной человеческой
энергией”,  не  связанной “зависимостью  с этическими нормами”, и  народы…
неполноценные, что ли, с “нулевой  пассионарностыо”, обделенные  природой  в
прямом и переносном смысле. Последнее звучит почти кощунственно, напоминая о
бредовых расистских теориях германских фашистов.
     Владимир Чивилихин в “Памяти” обнажил  потаенный смысл новейших попыток
пересмотра истории средневековья нашей Родины, с открытым забралом вышел  на
бой за истину, вышел во  всеоружии фактов, научных данных. И книга его стала
величественным   гимном   народам   –    созидателям,   исторический   смысл
существования которыхне  пожива за  счет  менее  “пассионарных”  соседей,  а
развитие собственной экономики, культуры, освоение природных богатств.
     Развитие это невозможно без знаний осноиательных и всесторонних, знаний
в  практически  неисчерпаемом  объеме,  причем  и  таких,  что  относятся  к
глубинной сути самого человека как существа  не только  биологического, но и
социального.  Созидателям не  обойтись  без исторической  памяти.  “…Давно
ушедшие люди с их  страстями,  помыслами и поступками, движения и подвижения
народов, царства и кумиры,  великие  труды миллионов, моря  их крови и слез,
разрушающее  и созидательное, пестрые факты, широкие обобщения, разноречивые
выводы – в этой бездне минувшего  так легко и просто  потеряться, растворить
себя в том, что было и больше никогда не будет,  а потому будто бы так легко
и просто  обойтись без всего  этого,  прожить оставшееся  время  сегодняшним
днем, найдя радость в честном заработке на кусок  хлеба для  своих  детей, –
пишет Владимир  Чивилихин. – Однако  память  – это  ничем  не заменимый хлеб
насущный,  сегодняшний,  без   коего   дети  вырастут   слабыми  незнайками,
неспособными достойно, мужественно встретить будущее”.
     Роман – эссе “Память”  тем и хорош, что распахнут  вширь и  вглубь, что
стоит  за ним  громадный  объем  знаний,  не просто переложенных  автором на
доступный  и  неспециалистам  язык, но по –  настоящему  освоенных, то  есть
взятых критически,  глубоко и  всесторонне  осмысленных, оспариваемых, когда
это необходимо, но опять – таки  с  привлечением новых  фактов,  аргументов,
логических выводов.
     Вширь – потому что,  задавшись целью исследовать хрод в веках, историю,
что  прошла  через  него”,   а  именно  род   декабриста  Николая  Осиповича
Мозгалевского, автор вскоре вышел на прямо – таки необозримое житейское море
– люди ведь в  своих действиях и своих судьбах связаны друг с другом гораздо
теснее, чем это обычно принято думать. И вот под пером писателя оживают  все
новые и новые имена,  громкие и не очень, известные или малоизвестные, порою
открываемые с совсем неожиданной  стороны, и встают за ними разнообразнейшие
пласты  человеческой  деятельности.  Автору  приходится  вслед   за  героями
разбираться не только  в истории  и географии, но и  в… металлургии,  коль
речь заходит о знаменитом русском металлурге В. Е.  Грум  – Гржимайло и  его
сыне,  пошедшем по стопам отца; разбираться в  химии – без  этого невозможно
говорить о великом Д. И. Менделееве, который родственными узами был связан и
с  потомками  декабристов,  и  с  поэтом Александром  Блоком;  разбираться в
архитектуре – а как иначе расскажешь о П. Д. Барановском или  К. И.  Бланке;
разбираться в  строительстве, когда боковые тропинки повествования уводят не
куда  –  нибудь,  а к великой  Транссибирской  железной  дороге и  Байкало –
Амурской  магистрали,  в  создании  или  изыскании трасс  которых  принимали
участие  и  декабрист   Гавриил  Батеньков,  и   внуки  декабристов  Николай
Мозгалевский, Василий  Ивашев; разбираться в сельском  хозяйстве,  поскольку
без  этого  не  понять  подвига   В.  А.  Мозгалевского,  внука  декабриста,
дворянина, ставшего одним из первых русских поселенцев  в Туве. Впрочем, все
области знаний, в  которые пришлось в определенном объеме вникать автору  (и
во что  он  настойчиво  вовлекает  своего  любознательного  читателя),  даже
перечислить трудно…
     Большинство тех, о  ком рассказывает и на  чьи труды опирается Владимир
Чивилихин (что  обусловлено самой тематикой и спецификой романа  – эссе),  –
это   либо   путешественники,   этнографы,   востоковеды,   вроде    Г.   Е.
Грумм-Гржимайло, Н. Н. Миклухо  – Маклая, Н. Я. Бичурнна, Г. Н. Потанина, Н.
М.  Ядринцева,  либо  историки – от Н. М. Карамзина, В. Н.  Татищева,  С. М.
Соловьева, В. О. Ключевского, Н. И. Веселовского до М. Н. Тихомирова, Б.  А.
Рыбакова,  Е.  А. Рыдзевской…  Особенно  западает в  душу то  неоднократно
подчеркиваемое    автором   обстоятельство,   что   “наукой   наук”   вполне
профессионально  увлекались  многие декабристы  – пятьдесят  пять  историков
насчитывается  среди них! А  декабрист Александр  Корнилбвич был основателем
первого в России исторического альманаха “Русская старина”.
     С  большой  теплотой,  искренним  глубоким  уважением  пишет  автор  об
археологах  – подвижниках, таких,  как  А.  В. Арциховский,  нашедший первую
новгородскую  берестяную   грамоту   и   тем  положивший   начало   открытию
изумительного мира  чуть  не  поголовной грамотности древней, как сказали бы
раньше,  а  теперь,  наверное,  вслед за Владимиром  Чивилихиным,  скажут  –
средневековой Руси;  как Т. Н. Никольская,  открытия  которой  при раскопках
близ   Козельска   блестяще   подтверждают   сведения   о   высоком   уровне
хозяйственного и культурного развития домонгольской Руси.
     А  какая  гордость за подлинных  патриотов своей  Родины и  ее  древней
истории звучит в строках писателя о самых  простых русских людях,  отнюдь не
ученых с мировым именем,  но  внесших тем не менее  весомый вклад в  науку и
культуру!  Например,  о Дмитрии  Самоквасове, который еще в  царское  время,
наперекор казенным профессорам, отрицающим саму возможность развития богатой
культуры на  территории Древней Руси,  начал на свои деньги  раскопки Черной
Могилы на  Черниговщине, ныне знаменитой во всем просвещенном мире. Или  – о
Николае Ядрннцеве,  революционере  и  неутомимом исследователе  природных  и
культурных  богатств  Сибири,  инициаторе учреждения первого в здешних краях
Томского  университета,  человеке, открывшем Орхоно  – енпсейские письмена с
параллельным  текстом на китайском языке, что вполне сравнимо со  знаменитым
открытием французским  ученым  Шампольоном параллельного греческого текста к
египетским  иероглифам.  Или –  о школьном учителе истории Ф.  И. Кириллове,
который первый обратил внимание на следы древней цивиляяации на Белом  Июсе,
но, к  сожалению, не мог  достучаться до  уснувшей профессиональной  совести
тогдашнего главного  археолога Красноярска. Или – о краеведе из Козельска В.
Н. Сорокине и других.  Так и  хочется воскликнуть вслед за писателем: “Слава
краеведам!”

     Распахнута  “Память” и  вглубь.  Прежде  всего,  в глубь  времен.  Если
говорить об истоках древней  славянской культуры,  то  – в  третье и  второе
тысячелетия до вашей эры1 Более близкие вехи –  IX век с основанием могучего
государства – Киевской Руси; XII век с неудачным, но отнюдь не  бесполезным,
как предполагает  автор, походом русичей на половцев, воспетым в бессмертном
“Слове о полку Игореве”,  поэме, столь любимой автором и нередко  цитируемой
на  страницах  романа  –  эссе; XIII век  с  безмерным  трагизмом  татаро  –
монюльского  нашествия;  XIV  век с  битвой  на поле Куликовом;  XIX  век  с
движением  декабристов;  наконец, совсем  недавние дни Великой Отечественной
войны и дни  наши  – 70  –  80 – е  годы…  Но если  вспомнить о глубоко  и
увлекательно анализируемых автором  “славянизмах” в  древнеиндийских  гимнах
“Ригведы” и в священной книге древних персов “Авесте”, а точнее, о внутренне
присущем родстве многих корневых слов в языках этих народов, или вспомнить о
находках на  Белом  Июсе, то  временные  границы  “Памяти”  раздвигаются еще
дальше.
     Чем же привлекает  это  сложное, трудное  для  восприятия  произведение
широкие   читательские  круги?  (А  ведь   привлекает!  О  чем   ином  могут
свидетельствовать  сотни писем автору,  посыпавшиеся  сразу после журнальной
публикации?) Прежде всего, вероятно, тем,  что писатель с первых же строк не
скрывает своего  пристрастного  отношения к  человеку,  судьбу  которого  он
берегся проследить в веках. И это не какой – то выдуманный  юрой, в которого
можно верить или не веритьв зависимости  от мастерства литератора. Нет,  это
человек, который жил,  оставил  отчетливый след  на  земле, продолженный его
многочисленными –  сто пятьдесят человек за  полтора столетия! –  потомками.
Человек, который боролся вместе  с товарищами. (Кстати,  Владимир  Чивилихин
увлекательно показал, как  рождалось  и  укоренялось в общественном сознании
еще  в далеком  прошлом это  прекрасное слово,  ныне, в  советских условиях,
ставшее привычным обращением.) Причем он и его  товарищи декабристы боролись
в неимоверно трудных условиях, когда даже самые большие оптимисты не столько
рассчитывали на  успех  восстания,  сколько  на  силу  своего  нравственяого
жертвенного   примера  для  потомков,   Человек   этот,   декабрист  Николай
Мозгалевский, дорог советскому писателю Владимиру Чивилихину вдвойне – и как
настоящий  гражданин  своей  Отчизны, и как прямой предок самых близких  ему
люден  –  жены  и  дочери. Но  это  личное  по  сути  неразрывно  связано  с
общественным. Нам,  советским людям, нужно знать,  что было задолго  до нас,
как  на  неимоверно длинном,  порой  непереносимо  страшном,  кровавом  пути
пробивались  и  все  крепли  ростки  гуманизма,  мечты  о  жизни  вольной  и
праведной, истинно достойной  человека.  Нам  нужно глубокое понимание того,
что  Большая  История  складывается  из  миллионов  и  миллионов кратких  во
времени, но отнюдь не  “маленьких” историй конкретных людей, живых, из плоти
и крови, с  неповторимыми,  только  им присущими личностными чертами,  с  их
личными  помыслами, поступками, деяниями,  которые обретали особенно большое
общественное звучание, когда были обращены не вовнутрь, не на себя только, а
на  благо Отечества,  поскольку  именно  в  этом  виделся  им  “способ  быть
счастливым в жизни”.
     Судьба  Николая  Мозгалевского,  тесно  переплетенная  с  судьбами  его
товарищей, ведет автора, словно нить Ариадны, в глубь лабиринта  прошлого. И
открываются  все новые  и  новые ответвления,  новые истории  людские, и они
неразрывно связаны с Историей страны. Историей человечества.
     Поражает, как  много успели декабристы и  до того, как их созидательная
деятельность была насильно  пресечена или ограничена – заточением, каторгой,
ссылкой, и даже после…  Какой глубокий нравственный след в истории России,
и  особенно Сибири,  они оставили! Говоря о том, что память о декабристах  –
неотъемлемая,  святая  частица  нашей  духовной  жизни,  Владимир  Чивилихин
приводит отрывок из письма А. Ф. Голикова из города Плавска Тульской области
– отклика на журнальную  публикацию: “Декабризм надо расценивать как явление
человеческой  цивилизации, родина которому Россия… Вторая  часть революции
декабристов протекала по  всей России до 90 – х годов – в Сибири,  на Урале,
Кавказе,  на  Украине,  в  Молдавии, Средней  Азии,  во  многих иных местах,
включая заграницу. Декабризм – не только и не столько восстание на Сенатской
площади, это  полувековая подвижническая  и  на  редкость  активная  по  тем
временам  деятельность разгромленных,  во  не  сломленных революционеров. Их
революция  была  и  в том, что  они  оставили нам литературные, философские,
политические, естественнонаучные труды, как вехи к  светлым знаниям, свободе
и счастью нашему…”
     Чивилихинская “Память” дает в этом смысле новую пищу для размышлений. В
частности,  поправляя историков,  в сакых  последних  изданиях о декабристах
пишущих, что к амнистии 1856 года в разных местах Сибири их нашлось всего 19
человек, из которых 16 вернулись  в Россию,  а трое умерли в изгнании, автор
рассказывает о  пятерых, оставшихся в  Сибири.  Среди  них почти  на полвека
пережил  дату восстания поэт  Владимир Раевский. Ровно через  56 лет ”  – 14
декабря  1881  года  –  был похоронен  в Иркутске  единственный крестьянин –
декабрист  Павел  Дунцов – Выгодскии.  На десять месяцев дольше  него прожил
Александр Луцкий, умерший в 1882 году на  поселении  близ  Нерчинских горных
заводов. Тот самый Александр Луцкий, внук которого, красный командир Алексей
Луцкий, был сожжен японцами в паровозной топке вместе с Сергеем Лазо…
     А ведь Луцкий  был не только одним из  самых юных декабристов, но еще и
самым слабым  здоровьем.  Единственный  из  декабристов –  северян”  он  был
отправлен по этапу с  партией уголовников и пробыл в пути в  обшей сложности
около  года,  единственный из  декабристовдворян  был  подвергнут  наказанию
розгами. Так какой же неистребимый пламень жизни горел в этом необыкновенном
человеке, отважившемся к тому же на два побега, дольше всех  своих товарищей
пробывшем в каторжных работах и все же пережившем их!
     Среди декабристов были, пишет  Владимир Чивилихин, “первоклассные поэты
и  прозаики,  страстные  публицисты,   талантливые  переводчики,   философы,
филологи,  юристы, географы,  ботаники, путешественники –  открыватели новых
земель,  инженеры  –  изобретатели,  архитекторы,  строители,  композиторы и
музыканты, деятели  народного  образования,  просветители  коренных  народов
Сибири, доблестные воины, пионеры  – зачинатели благих  новых дел, и  просто
граждане с высокими интеллектуальными и нравственными качествами.
     Конечно, они составили  целую эпоху в русской  истории и  сами были  ее
творцами, являя собой перспективный общественно – социальный вектор”.
     Так  можно ли  писать о них  бесстрастно? Или о  других,  по  –  своему
одержимых, которые встретились писателю  в его долгом путешествии в прошлое?
Вряд  ли. Тем  более Владимиру  Чивилихину, который вошел  в литературу  как
писатель  остро  драматичный.  Достаточно вспомнить, какую  критическую бурю
вызвал  острейший  конфликт  повести  “Елки –  моталки”  между  человеком  –
тружеником по природе своей и по всему  мировоззрению, Родионом Гуляевым,  и
тунеядцем Евксентьевским,  для  которого паразитизм  стал тоже  своего  рода
осознанным кредо. За повести “Елки  – моталки”,  “Серебряные  рельсы” и “Про
Клаву Иванову” Владимир Чивилихин  первым  из русских писателей в 1967  году
был удостоен  премии Ленинского комсомола. А его страстные, бескомпромиссные
выступления  в защиту от  бесхозяйственности  кедровых  лесов, “светлого ока
Сибири” – озера  Байкал,  самой почвы родной русской земли, вошедшие в книгу
“По городам и весям”, снискали ему славу острейшего современного писателя  –
публициста и принесли Государственную премию РСФСР.
     Вот и в “Памяти” он выступает страстным защитником… Чего? Самой нашей
великой  истории  и  культуры!  Защитником,  потому  что и на  это  духовное
богатство,  святая  святых  наше, ведутся  непрерывные атаки,  открытые  или
лицемерно   маскируемые,   тем   более  нетерпимые   в   нынешних   условиях
обострившегося идейного противоборства двух систем общественного развития.
     Итак,  страсть,  открытая  заинтересованность,  та  тенденциозность,  о
которой в свое время говорил  В.  Белинский  и без которой не может родиться
ничего истинно великого, ведет Владимира Чивилихина в глубь прошлого. А “под
пеплом  древности”  столько  света! Неугасимого  духовного света, зажженного
нашими предшественниками. Света любви  и верности своему народу, а значит, и
гуманизму вообще, всему  человечеству.  Автор  “Памяти” щедро  приводит  все
новые  и  новые ярчайшие свидетельства  такой истинно гуманистической  любви
русских  людей к  Отечеству, порою  просто  потрясающие.  Таковы,  например,
строки  из черновых  набросков Н.  Н. Миклухо  – Маклая, найденных недавно в
Австралии у его потомков.
     “Память” –  это  не хладнокровное  исследование  ученого, которому  все
равно,  что исследовать.  “Память” –  это  взволнованное и  волнующее  слово
гражданина, патриота нашей Советской  Родины,  и  в частности  той ее части,
которая  “союз нерушимый  республик свободных навеки  сплотила”. Это – слово
интернационалиста  до  мозга  костей.  “Память”   –  это  слово  писателя  –
коммуниста.
     Авторская  пристрастность,  прорывающаяся  порой  в  прямых  лирических
отступлениях,   а   подспудно   пронизывающая   все  произведение,   как  бы
растворяющаяся  в  его  ткани,  не  противоречит  другому  важному  качеству
“Памяти”: основательности, доказательности книги.
     Не  во  всякой докторской  монографии встретишь  столько идей,  которые
открывают дорогу  исследователям,  идущим вослед,  дают простор для развития
научного поиска. Высокую оценку “Памяти” дали в печати ученые –  филологи  и
историки, многие известные критики, литературоведы, прозаики, публицисты. Но
главное, обращаясь к книге, любой может  сам проверить авторские предложения
и  расчеты,  обратиться, если  его  не  убеждает  авторский  комментарий,  к
первоисточникам, на  которые Владимир Чивилихин ссылается со щедростью, хотя
и непозволительной в “чисто” художественном произведении, но вполне уместной
вот в таком новаторском как по форме, так и по содержанию романе.
     Колоссален  объем  знаний,  привлеченных  и  переработанных  писателем.
Десятки, может, сотни источников!  Это пока, к сожалению, большая редкость в
художественно –  публицистическом  произведении.  И  как всегда,  когда есть
основная идея,  в данном случае  – величие и огромная  историческая  глубина
культуры нашей Родины,  вокруг нее и в доказательство ее автором  немедленно
осваивается и привлекается новейший материал. Можно согласиться с  историком
В.  В.  Каргаловым,  заметившим,  что многие, вероятно,  только  из “Памяти”
подробно узнали об открытии  советскими историками в Сибири, на  Белом Июсе,
рисунков древних охотников. Можно и добавить: не тем ли путем  широкие круги
читателей  узнали  об исследованиях  украинским  математиком  А.  С.  Бугаем
Змиевых   валов,  гигантских  фортификационных  сооружений   оборонительного
характера,   возвести   которые  было  под   силу  лишь  большой   и  хорошо
организованной древней государственной федерации? (А  ведь датируются они  с
помощью  радиокарбонного   анализа  древесного   угля  обожженных   стволов,
заложенных внутрь валов, 270 годом нашей эры, а один из них – даже 150 годом
до нашей  ”  – Г.Ч.)  Или –  о многолетних, воистину  патриотических  трудах
архитектора  –   реставратора  П.   Д.  Барановского?  Или  –  не  только  о
колоссальных по масштабам и объему исследованиях Г. Е. Грумм-Гржимайло, но и
о самой его подвижнической жизни? И еще о многом, многом другом…
     И вот что крайне важно в этой глубоко научной в основе своей книге: она
написана  настоящим большим писателем, не  литераторомпопуляризатором,  нет,
мастером  –  публицистом  и прозаиком. Художественно  убедителен,  например,
образ Субудая –  не  просто жестокого воителя, но и старика,  любящего своих
сыновей, понимающего всю  сложность своего  и их положения, если не сбережет
он в этом трудном походе  чингизидов и добычу… В “Памяти” – чудесный сплав
высокой художественности с  подлинной документальностью.  Подлинной!  Это не
игра в  “документ” только потому,  что документальную литературу современный
читатель  ценит  подчас  чуть  ли не  выше  обычной  прозы. Строгость своего
отношения к фактической основе автор  подчеркивает: “Я пользуюсь привилегией
писателя придумывать  мелкие  подробности, не  имея  права  сочинять  факты,
искажающие  большую  историческую истину”.  Любопытно, что  жизнь,  новейшие
данные научных  исследований  не раз подтверждали  выдвинутые  в “Памяти”  и
художественно  обоснованные  гипотезы  (например,  о  наличии  у  защитников
Козельска  железных масок, делавших их  неуязвимыми для  татарских  стрел, и
Др.). В  другом месте, рассуждая о различии между профессиональным  ученым и
писателем, взявшимся за историческую тему, Владимир Чивилихин пишет: “Задача
историка заключается в том, чтобы объективно раскрыть, что, как и почему все
происходило  в  прошлом;  литератор  же   обязан  опереться   на  достижения
исторической  науки  и,  рассмотрев  годы  и  события  сквозь  призму своего
мировидения,  подсветить  их  личным фонарем  и, может  быть,  внести в  них
сегодняшний   смысл,   сообразуясь   с   главными  векторами   общественного
развития…”
     С декабристов  Владимир  Чивилихин  только  начал  свое  путешествие  в
прошлое  –  как  с  великого  нравственного  примера,  выражающего  духовную
сущность  своего  народа. А  в  принципе  народ  и  есть  главный  или  даже
единственный герой его книги. Прежде  всего  народ русский. Это естественно,
поскольку  и  сам  автор – плоть  от плоти  и  кровь от  крови этого народа.
Владимиру Чивилихину дороги и  свои рязанские из – под  Пронска –  корни,  и
духовные  корни  нашей  культуры,  уходящие   глубоко  за  пределы  русского
средневековья, во времена  языческие,  когда  складывались и язык народа, и,
может,  не  столь еще  философское,  сколь  поэтическое  Осмысление им своей
жизни, и ее уклад… Кому дорога и близка Сибирь, которою “могущество России
прирастать будет”, как  пророчествовал М. В.  Ломоносов,  – и прирастает все
стремительнее у  нас на глазах! Сибирь, в которой Владимир Чивилихин родился
(в  Мариинске,  в  1928 году), провел детство и юность, по которой  проложил
несчетные свои журналистские и писательские тропы  в  зрелые годы. Дорог ему
народ русский как выразитель созидательного начала,  прежде всего как пахарь
и строитель, а потом уж воин.
     Владимир Чивилихин ярко показал трагизм  положения едва  еще начинавшей
складываться в единое целое земли Русской в XII веке. С одной стороны на нее
навалились  немецкие “псы  – рыцари”, напрочь истребившие славянские племена
бодричей, лютичей,  руянов, балтоязычных пруссов и безостановочно  теснившие
на  восток  остальные   народы,   населявшие  Прибалтику,  “псы  –  рыцари”,
подбиравшие ключи  к  Пскову  и  Новгороду,  пока  не  остановили  их  своим
беспримерным мужеством  наши предки; с другой  –  одержимые  идеей  мирового
господства,  стремлением  “дойти до  последнего  моря” чингизиды  собирали в
спаянные  страхом и жаждой наживы тумены разношерстные орды  из  побежденных
ими  народов, любителей легкой  наживы тех времен, указывая  им среди прочих
целен и богатые земли Урусов…
     Немало  горьких и возвышенных страниц  в “Памяти” о новейших  временах,
когда мирный, созидательный труд советского народа был  прерван гитлеровским
нашествием.  Варварские  действия   захватчиков   на  советской  земле  были
направлены  не  только  на то,  чтобы  надолго приостановить экономическое и
культурное  развитие  страны,  но  и  на  т&, чтобы, разрушая  как можно
больше, вытравить и историческую память народа.
     Во весь рост  встает  в  “Памяти”  народ  русский,  миролюбивый,  но  в
мужественный,  великий в своем патриотизме:  безвестный автор “Слова о полку
Игореве”, впервые  в  литературе  сказавший “русичи”,  и  Евпатии  Коловрат,
первый  русский  партизан  в  одной из первых наших народных,  отечественных
войн;  безымянные  участники  героической семннедгльной  обороны  Козельска,
обороны  Рязани,  Владимира,  Москвы,  Торжка и те, кто  на  поле  Куликовом
полтора  столетия спустя перемолол грабительскую орду;  декабристы,  которые
своим  примером  не только озарили путь революционерам России, но  и оказали
благотворное влияние на судьбы сотен и тысяч своих соотечественников, прежде
всего  жителей  Сибири,  и,  наконец,  наши  современники,  советские  люди,
победившие в  кровопролитпейшей  войне, созидающие самое счастливое на земле
общество.   Весь   громадный   содержательный   материал   книги,   вся   ее
направленность ярко выявляют определяющий вектор развития  нашего  общества,
нашей древней государственности и культуры – созидание, мирное строительство
и  преимущественно  оборонительный характер  военных  действий,  если  уж  и
приходилось в них участвовать.
     Впрочем,  герой  “Памяти”  –   народ  не  только  русский.  С  живейшей
заинтересованностью  рассказывается  автором,  к  примеру, о народе ди,  или
диплинах, известном еще с III тысячелетия  до нашей эры,  некогда овладевшем
“всем Китаем, дав ему династию Чжоу”.
     Что  это  был  за народ?  Об  этом  спорили  и  спорят  ученые.  Г.  Е.
Грумм-Гржимайло не сомневался в принадлежности динлинов к европеоидной расе,
что подтверждается данными антропологии. “И  если динлины были действительно
индоираноязычными  скифами,  – размышляет  Владимир Чивилихин,  –  то  можно
только поражаться силе  и численности этого народа, заселившего  в древности
всю евразийскую Великую Степь  – от  Черного  моря до Желтого, и оставившего
замечательные образцы прикладного искусства”.
     Рассказывает  автор и о народе  чжурчжэней,  сумевшем  в  средневековье
развить и богатую культуру, и даже  технику, но которому крайне не повезло с
соседями.  Истаял этот народ  в битвах с  полчищами Чннгнз – хана.  Наконец,
автор   прослеживает   и  то,  как   трагически  политика   этого   хитрого,
безжалостного,   беспринципного   властителя  сказалась  на  судьбах  самого
монгольского народа, именем  которого  действовал Чингиз-хан. Завоевательные
войны,  расточившие его  силы, надолго  устранили затем монгольский  народ с
арены мировой истории. И только социалистический строй помог Монголии занять
достойное место в братстве народов.
     Значительное место в “Памяти” занимает полемика автора с двумя вроде бы
противоположными,  но,  как  всякие  крайности,  сходящимися  в  своей  сути
направлениями в науке. Речь идет о норманистах и “евразийцах”.
     Камня на камне  не оставляет Владимир Чивилихин от теории норманистов и
их  современных  последователей,  доказывающих  неспособность  якобы  вообще
славян,  и в  частности русских, навести порядок  в  собственном  доме.  Все
содержание “Памяти”  убеждает в обратном.  Народу, создавшему такую  великую
культуру  и такое  могучее государство, какими  они  предстают на  страницах
книги, не нужны  наставники со стороны. Автор привлекает все  новые и новые,
как наши, так и зарубежные, научные источники, опрокидывающие в зародыше эту
фальшивую и вредную теорию.
     “Оппонентами”  норманистов выступили  “евразийцы”.  Суть новаций их,  в
принципе, не во многом расходится  с норманистами – порядок  на Русь несли –
де более “пассионарные” пришельцы, только уже не с Запада, а с Востока.
     Владимир  Чивилихин приводит  убедительные,  логичные,  опирающиеся  на
строгие научные данные  возражения наиболее активному и заметному выразителю
идей  “евразийцев”  доктору исторических  наук Л. Н. Гумилеву.  Он выступает
против  преуменьшения  урона, нанесенного Руси  нашествием,  против  попытки
изобразить  трехвековое иго,  надолго задержавшее  ее  развитие, в  качестве
некоего  “союза  Великороссии с  Золотой Ордой”,  “тесного  симбиоза  Руси и
Орды”.
     Он показывает, как давили  и  грабили  Русь  ордынцы, сколько  кровавых
набегов  они еще совершили, пока не остановили их, уже навсегда на Угре, как
издевались они над русским народом и его князьями.
     Но разумеется, пафос “Памяти” – не в полемике со сторонниками ошибочных
воззрений.  “Память”  сильна  своей,  как уже  отмечалось,  открытостью  для
дальнейших  исследований,  предлагаемых  любознательному  читателю,   сильна
антимилитаристским духом, пафосом истинного интернационализма, созидания.
     Она рождает законную гордость за  наш великий народ, за  его  великую и
древнюю   историю.  Она   помогает  воспитывать  столь  необходимое  каждому
гражданину, патриоту чувство исторической памяти, “связующей все со всем”.

Валентин СВИНИННИКОВ

    

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Вячеслав Михайлович Клыков

Вячеслав Михайлович Клыков

(19 октября 1939, село Мармыжи (Курская область

русский скульптор и общественный деятель.

При жизни занимал следующие посты в общественных организациях:

  • Председатель Высшего Совета Союза Русского Народа
  • Глава Всероссийского Соборного Движения (ВСД),
  • Президент Международного Фонда славянской письменности и культуры,
  • ЧЛЕН ДВИЖЕНИЯ “ВИТЯЗИ”.

Клыков стремился пробудить историческую память жителей тех мест, где появлялись его произведения. Давая «духовное имя» территории, памятник должен идейно собирать вокруг себя обитающих на этой земле людей. Придавая им осознание значимости каждого, даже самого малого клочка страны под названием Россия.

В 1990 году Клыков возглавил Международный фонд славянской письменности и культуры. Благодаря деятельности фонда в России появился государственный праздник — День славянской письменности и культуры — 24 мая, в память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Тогда же, в 1992 году, в Москве на площади Ногина, переименованной в Славянскую, поставили памятник создателям славянский письменности. Фонд предложил ввести в школьную программу предмет «Основы православной культуры». А начиналось всё с собрания нескольких писателей и художников в зале Мурманской научной библиотеки в конце 1980-х[1].

Сам Вячеслав Михайлович был глубоко Русским человеком и посвятил всю свою жизнь и творчество возрождению Русского народа:

Aquote1.png «Если ставить перед собой цель, то – предельно полную. Полнота цели вызывает и полноту действий. Мы изначально поставили себе такой потолок: наша идея – единение всех славян, на основе общего праязыка, территории. Мы всегда говорили о том, что природа русского народа триедина: великороссы, малороссы, белорусы. Подобно тому, как триедины Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Святой Дух. Русский народ имеет триединую природу, и мы должны жить в одном государстве, слитно и неразрывно». Aquote2.png

 

 

Клыков и ансамбль «Станичники»

Родился в крестьянской семье. Окончил Московский художественный институт имени В. И. Сурикова (1964). Получил известность скульптурным оформлением Центрального детского музыкального театра (1979) и фигурой «бога торговли» Меркурия у Центра международной торговли (1982). Почти все его произведения завершаются в виде бронзовых отливок с четким, обобщенным силуэтом. Стандарты официального монументализма «сурового стиля» вытесняются в них «карнавально»-игровым началом (декор детского театра, ряд станковых работ 1970-х — начала 1980-х годов), а в 1980-е годы — национально-романтическим пафосом.

Среди его работ памятники:

Н. М. Рубцову в Тотьме (1986),

К. Н. Батюшкову в Вологде (1987),

Сергию Радонежскому в Радонеже (1987),

великой княгине Елизавете Фёдоровне в Москве (1990),

протопопу Аввакуму в селе Григорове Нижегородской области (1991),

Кириллу и Мефодию (1991) в Москве,

Владимиру Святому в Херсонесе (1993),

И. А. Бунину в Орле (1995),

маршалу Г. К. Жукову (1995) в Москве,

Николаю II в селе Тайнинском (1996) и Подольске (1998),

Петру I в Липецке (1996),

Илье Муромцу в Калуге (1998),

Александру Невскому в Курске (2000).

В 1995 году по проекту Клыкова с соавторами на поле под Прохоровкой был установлен храм-звонница в память битвы на Курской дуге[2].

Монументы работы Клыкова, неоднородные по качеству (Батюшкова и Сергия Радонежского можно, в частности, причислить к его несомненным удачам) порой сопрягались с целым рядом сенсаций — так, Сергий явился едва ли не первым монументом в перестроечной России, который попытались установить без официальной санкции, Николай (в Тайнинском) был в 1997 году взорван антимонархистами. В 1990-е годы скульптор, войдя в число идейных вождей «патриотической оппозиции», развернул широкую общественную деятельность, прежде всего в качестве председателя созданного им Международного фонда славянской письменности и культуры.

Некоторые подозревают, что Вячеслав Михайлович Клыков умер не своей смертью[3].

 

 

Вячеслав Михайлович Клыков на родной земле.

В 70-е годы участвовал в оформлении Детского музыкального театра.

Автор скульптурного памятника В. Хлебникову на могиле поэта в д. Ручьи.

В 80-е гг. работал над скульптурами Меркурия перед зданием Центра международной торговли, памятником Батюшкову (Вологда) и др. И Меркурий, и Батюшков входят в число лучших работ Клыкова.

В 1985—87 гг. был членом Патриотического объединения «Память» (которая прежде была “Витязями”).

Автор проекта памятника на Поклонной горе, за который ратовала в 1986—87 гг. «Память».

Принимал участие в митинге «Памяти» на Манежной пл. 6 мая 1987 г.

ВЯЧЕСЛАВА МИХАЙЛОВИЧА СВЯЗЫВАЛА ДОЛГАЯ И КРЕПКАЯ ДРУЖБА С НАЧАЛЬНИКОМ ШТАБА “ВИТЯЗИ” ГЕННАДИЕМ ПАВЛОВИЧЕМ САЛЬНИКОВЫМ

Вместе с художником Игорем Сычёвым руководил в сентябре 1987 года попыткой установить памятник Сергию Радонежскому (своей работы) в Радонеже.

С 1989 года — член Товарищества русских художников (ТРХ).

В марте 1990 года баллотировался в народные депутаты РСФСР (Москворецкий округ N35) при поддержке Блока общественно-патриотических организаций, но проиграл демократу Льву Пономареву.

С 1990 года — президент Международного Фонда славянской письменности и культуры (в Совете фонда состоят Валентин Распутин, Владимир Крупин, Сергей Шуртаков и др.; фонд стал учредителем газеты «Русский Вестник»).

8 февраля 1992 года был избран в состав Центральной Думы Российского Народного Собрания. 22 февраля 1992 года на Центральном Думе Российского Народного собрания избран одним из 29 членов президиума и одним из троих сопредседателей (два других — Михаил Астафьев и Николай Павлов; председатель правления Думы — Виктор Аксючиц).

В ноябре 1993 года провел учредительный съезд Славянского Экономического союза (СЭК), избран его президентом.

С конца 1993 года — член Совета Российского Земского движения (РЗД, председатель — Елена Панина), с декабря 1996 года — член президиума и сопредседатель РЗД.

В апреле 1995 года избран членом Национального комитета Социально-патриотическом движении «Держава» Александра Руцкого. Вышел из «Державы» в августе 1995 года вслед за Аксючицем и Ко.

На выборах 1995 года в списке избирательного блока «Земский собор» получил первый номер (список подписей не собрал).

На президентских выборах 1996 года поддержал кандидатуру Геннадия Зюганова.

На учредительном съезде Народно-Патриотического союза России (НПСР) 7 августа 1996 года был избран членом Координационного Совета НПСР и членом Президиума КС НПСР.

С октября 1996 года — Глава Всероссийсского Соборного Движения, выдвигающего своей целью путем созыва Всероссийского Земского Собора «восстановить Государственный Закон, разрушенный в феврале 1917 года международной кучкой террористов-заговорщиков». В своём «Обращении к русскому народу» призывает «в единой Соборной воле… счищать с себя струпья жидовской, большевистской проказы, срывать с себя ярлыки расчленителей всех мастей (от заокеанских, до доморощенных)».

25—27 октября 1996 года провёл в Новочеркасске Донский Земский Собор — первый из территориальных земских соборов, 1 марта 1997 года — Курский Земский Собор (второй по времени создания).

 

Скульптура «князь Святослав Игоревич» топчет хазарского воина. Одна из последних работ скульптора.

 

Скульптура «князь Святослав Игоревич» топчет хазарского воина. Скульптор Вячеслав Михайлович Клыков.

 

Мастер работает над этюдом будущей скульптуры. На щите Святослава — коловрат. На щите хазарина — гексаграмма.

На II съезде НПСР 27 ноября 1998 года избран одним из 8-ми сопредседателей НПСР.

В мае 1999 года избран сопредседателем Славянского союза России (председатель — Анатолий Дувалов, 2 других сопредседателя — Виталий Журавлев, Валерий Иванов).

22 октябре 2000 года неудачно баллотировался на пост губернатора Курской области: 1,64 % — 6-е место из 8-ми (во второй тур вышли первый секретарь обкома КПРФ Александр Михайлов (поддержан НПСР) — 39,52 %, федеральный инспектор по области, генерал ФСБ Виктор Суржиков — 21,58 %, остальные — мэр Курска Сергей Мальцев — 8,42 %, председатель совета директоров АО ГК «Агрохолдинг» В.Стекачев — 7,28 %, областной депутат, генеральный директор корпорации «ГриНН» Николай Грешилов — 6,16 %, скульптор Вячеслав Клыков — 1,64 %, Владимир Безымянный — 0,54 %, председатель движения «Достойная жизнь» С. Савельев — ?, против всех — 12,26 %. Явка 51,79 %. Губернатор Александр Руцкой снят с регистрации вечером в субботу за несколько часов до выборов).

В январе 2003 года подписал «Обращение деятелей науки и культуры по поводу событий 18 января в Музее Сахарова».

В ноябре 2004 года возглавил Координационный комитет по возрождению Союза Русского Народа (СРН).

В январе 2005 года подписал «письмо 500», в котором «представители русской общественности» обратились к генеральному прокурору с требованием закрытия «всех религиозных и национальных еврейских объединений как экстремистских».

21 ноября 2005 года, в столетнюю годовщину Союза Русского Народа, провел восстановительный съезд СРН. Избран председателем Высшего Совета СРН.

В конце марта 2006 года подписал обращение группы национал-патриотических деятелей, связанных с Международным фондом славянской письменности и культуры, к генпрокурору, директору ФСБ, министру внутренних дел, спикерам обеих палат и др. с требованием лишить раввина Берл Лазара российского гражданства, «а его религию статуса „традиционной“».

Входил в редколлегии газеты «День» (1991—93), газеты РАУ «Обозреватель» (1992).

Монархист, сторонник призвания Царя Земским Собором. Считает, что «ни одна из ныне здравствующих ветвей Романовых… не имеет по законам Российской Империи прав на престол. В том числе Леонида Георгиевна, Мария Владимировна, ее сын Георг Гогенцоллерн». Предлагал избрать Царя из числа потомков маршала Георгия Жукова.

Выражал надежду, что Г. Зюганов и его сторонники в КПРФ «придут со временем к идее монархии».

Лауреат Государственных премий СССР и РСФСР. Обладатель Золотой медали Академии художеств. Автор памятников маршалу Жукову (многие считают эту работу неудачной), Кириллу и Мефодию, Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому, протопопу Аввакуму, Великой княгине Елизавете Фёдоровне, Пушкину в Тирасполе, Батюшкову в Вологде, Рубцову в Тотьме.

Создал проект памятника Николаю II, который предлагал установить в Москве на площади между Кремлём и Домом Пашкова (27 мая 1996 года, в столетнюю годовщину венчания Николая II на царство, памятник открыт в пригороде Москвы в пос. Тайнинское, 1 апреля 1997 года взорван террористами-комсомольцами).

Отошел ко Господу Вячеслав Михайлович Клыков // 2 июня 2006 года

“ВИТЯЗИ” ОБСУЖДАЮТ ДЕМОГРАФИЮ 2045 года.

В.Н. Гетманов,  г. Новосибирск

Выступление на годичном собрании НО Петровской  Академии наук и искусств, г. Новосибирск,  25.11.2007

                       

 

Сведения об авторе.

Гетманов Владимир Николаевич

Член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств,  кандидат физико-математических наук. Автор более 50 научных работ, изобретений и патентов в области ускорительной техники, физики высоких энергий, энергетики. Лауреат Всероссийского Выставочного Центра в г. Москве по н/т тематике. Президент общественного фонда «Славянский Мир».  Проживает в г. Новосибирске.

 

Право на жизнь

Демографические показатели, такие как численность населения страны и его распределение по группам, сформированным по различным признакам, характеризуют практическую реализацию основного  права   народов –  права на жизнь. Это право  всем поколениям граждан России приходится отстаивать в жестокой борьбе с агрессией, которая ведётся как методами внешнего  военно – экономического насилия,  так и методами гражданской войны и внутреннего разложения общества, ведущего к его деградации и вымиранию населения.  В случае поражения в такой борьбе, освободившиеся от коренного населения территории заполняются массами пришельцев, осуществляется демографическая агрессия.

 «Русский век» России

Рост численности населения  Царской России 19-20-х веков характеризуется высокими темпами и постоянством.  (См. Таблицу 1 и диаграмму 1, построенные по данным /1/). С 1800 по 1914 годы количество жителей России, без учёта Польши и Финляндии, возросло с 35,5 до 161 миллиона, то есть в 4,5 раза. Прирост численности за год, отнесённый к 1000 жителей и усреднённый по 10 –летним периодам, лежит в интервале от 8  до 18 человек.

 Максимальные темпы прироста наблюдаются в периоды морального и экономического подъёма: в 1810-1820-е годы –  после победы над наполеоновским нашествием Европы (император Александр -1); в 1860 – 1870 –е годы – после отмены крепостного права (император Александр -11) и в 1900-1913-е годы (император Николай -11). Следует отметить период положительной динамики 1881-1894 годов во время   правления императора   Александра -111.

 Минимум роста зафиксирован в периоды 1840-1860 – х годов (император Николай 1, времена Крымской войны с Англией и Францией) и в 1870-1880-е годы (император Александр -11, времена войны с Турцией). Даже в военные годы, в том числе и во время войны 1914-1917 годов,  прирост численности населения России продолжался достаточно высокими темпами. Демографические данные Табл.1 позволяют утверждать, что потери жизней в войне 1914-1917 года не превышают 4 миллионов человек

Именно в эти годы в императорской  России был сформирован  многочисленный и мощный  русский народ, который смог перенести тяжкие испытания грядущего 20-го века.

Как известно, объявление Россией войны Германии в 1914 году, под воздействием провокационных и лживых обещаний Англии и Франции передать России Босфор и Дарданеллы, с последующей организацией ими антирусского государственного переворота в феврале 1917 года, помноженные на серьёзные внутренние проблемы России, породили демографический и общеполитический кризис и, в конечном счёте, привели императорское правление к трагическому финалу.

 

Таблица 1. Численность населения и его прирост в России

19-20 – го веков

 

Годы

Численность Населения, млн. человек

Прирост численности за год на 1000 жителей,

   Годы

Численность Населения, млн. человек

Прирост численности за год на 1000 жителей,

1800

35,5

1880

97,7

8,2*

1810

40,7

13,6*

1890

117,8

9,8*

1820

48,6

17,8*

1900

132,9

12*

1830

56,1

14,3*

1913

159,2

13,9*

1840

62,4

10,6*

1913

159,2

16,42**

1850

68,5

9*

1914

161

11,2**

1860

74,1

7,9*

1917

163

4***

1870

84,5

13,1*

1922

 136,12

– 36****

 

 

 

 

 

 

             

 

По данным ЦСУ  СССР

*Усреднённый за предшествующий 10-летний период **За текущий год;

 *** За период 1914-1917 годов, в среднем; ****За период 1917-1922, в среднем

Литература к Таблице 1.

/1/ Советская историческая энциклопедия, Изд. Советская Энциклопедия, 1971, том 13 , с.514-642.

 /2/  ЦСУ СССР, «Народное хозяйство СССР  в 1922-1972 годах».)

 Диаграмма 1 по данным Табл.1

 Диаграмма1

Гражданская война 1918-1921 годов, как демографическая катастрофа

Начавшаяся в 1918 году гражданская война стала крупнейшей демографической катастрофой в современной истории.  В 1918-1921 годах погибли 8 миллионов человек, из них 1 миллион на фронтах, а 7 миллионов в тылу /по терминологии /1/, стр. 595/, был ликвидирован и ушёл в эмиграцию 3,5 – миллионный правящий ранее класс помещиков, фабрикантов, дворян /1, стр. 558/. Продразвёрстка 1918-1920-х годов, вызвавшая массовый отказ от возделывания зерновых, породила страшный голод 1921-1922-х годов, унёсший,  при попустительстве новой власти,   около 6 миллионов жизней /3, стр.27/.  Дефицит численности населения за период с 1917 по 1922 годы,  полученный путём экстраполяции темпов  прироста населения предыдущего периода 1900-1913-х годов (по 2 млн. в год),  даёт цифру прямых и косвенных (связанных со снижением рождаемости и ростом смертности) потерь  около 37 миллионов человек,.  (См. Таблицу 1). 

Литература. /3/ Рабочий класс-ведущая сила в строительстве социалистического общества. 1921-1937 годы// М., Изд. Наука, 1984, том 2.

 

Цена  индустриализации 1930-х годов

Наилучшие демографические показатели России во всём интервале 19-20-х веков   приходятся на период с 1926 по 1929 годы, то есть до коллективизации деревни,  когда наблюдался прирост численности населения на уровне 22 – х  человек в год на  каждую тысячу жителей. (См. /2, стр.40/). Выбранный курс на построение независимого государства, в условиях агрессивного внешнего окружения, при невозможности  внешних займов, привёл к необходимости индустриализации страны за счёт внутренних резервов. Взять их можно было только в сельской местности, где в то время проживало более 80% населения страны. Жестокие методы коллективизации, как и продразвёрстка гражданской войны, вызвали протестное движение крестьян. Уже в 1930 году, в больших размерах (до 30% поголовья /1/), был вырезан личный скот, подлежащий обобществлению. Замедлились полевые работы. Была введена карточная система 1930-1934 годов.

Голод 1932-1934 – х годов стал следствием гражданского неповиновения новшествам коллективизации, когда страна оказалась на грани новой гражданской войны. Используя методику аппроксимации темпов роста численности предшествующего периода 1928-1930 годов (по 3,25 млн. человек в год) и последующего периода 1937-1938 годов   (по 3,5 млн. человек в год),  а также официальные данные по численности населения СССР в 1933  году (См. Табл.2),  получим оценку прямых и косвенных потерь населения в размере 2.3 млн.  человек в 1932-1933 годах и 6,5 млн. человек в 1934-1936-м годах, что в сумме составляет около 8,7 млн. человек.

Очевидно, что далеко не все эти потери связаны с голодной смертью, однако значительная их часть, примерно 50%, вполне могла быть вызвана этим жутким явлением.  Неумение и, быть может, нежелание  властей того времени спасти голодающих,  очевидно является социальным преступлением. Более точные оценки последствий голода начала 1930-х годов требуют доступа к архивным материалам.

Существенно, что взятые у деревни  средства были вложены в развитие страны, а не разворованы. Численность городского населения увеличилась вдвое, были построены около 1500 крупных предприятий, давших современную работу населению. Поэтому в 1937-1939-м годах демографические показатели вернулись в норму, а прирост численности населения составил около 17 человек на каждую 1000 жителей.

Спад этого показателя до 13,2 в 1940-м году вызван снижением рождаемости и объясняется, в основном,  эхом демографической катастрофы 1918-1922-го годов.

 

Великая Отечественная

 

Прямые и косвенные  потери населения СССР в войне 1941-1945 годов, полученные методом экстраполяции темпов предшествующего (1937-1940 годов) и последующего  (1950-1953 годы) периодов, можно оценить  величиною 35 млн. человек. Из них погибших, как военных так и мирных граждан, около 20 млн. человек,  как это следует из скачка смертности в период 1941-1945 годов. (См. диаграмму 2 и табл. 2).  (Для уточнения полученных данных требуется доступ к архивным документам).

По своим масштабам демографические катастрофы гражданской и Великой Отечественной войн близки между собой, хотя имеют разную природу.  Следует отметить быстрое восстановление демографического благополучия в послевоенные годы, впечатляющий пик прироста населения, равный 20 (на тысячу жителей) в 1948 году и значительное, в два раза! снижение смертности в послевоенном СССР  по сравнению с довоенным периодом. А значит, послевоенная власть работала, преимущественно,  в интересах своего народа.

 

 

 

 

Таблица 2. Демографические показатели России и СССР

в  первой половине 20-го  века.

Годы

Родившихся

за год,

на 1000 жителей

Умерших

за год,

на 1000 жителей

Прирост(+)

и Убыль(-)

за год,

на 1000 жителей

Численность  населения, миллионов человек

 

 

 

 

 

1913

47

30,2

16,8

159,22

1914

 

 

11

1611

1917

…40

…36

4

1631**

1914-17

…40

…36

4

В среднем

1922

 

 

 

136,11

1917-22

…17

..53

 -36***

В среднем

1924

…42

….28

14

 

1922-26

 

 

14, в среднем

 

1926

44

20,3

23,7

1474

1928

44,3

23,5

21

1542

1930

…40

…20

20

160,55

1933

 

 

 

1685

1931-1933

…40

…25

14

В среднем

1934-1936

…32

…25

7

В среднем

1937

38,7

18,9

19,8

1752

1938

37,5

17,5

20

178,52

1939

…..35

…18

17

182//190,45*

1940

31,2

18

13,2

185//194,15*

1941-45

…15

…45

           -30

В среднем

1946

….23

….11

….12

165****

1948

….30

….10

…..20

 

1950

26,7

9,7

17

178,52

1951

 

 

17

181,62

1952

 

 

16

184,8

1953

..27

..9,7

17,3

188

 

 

 

 

 

*После присоединения Западной Украины; ** Без учёта численности Польши (29 млн.) и Финляндии (3 млн.), то есть в границах коренной России; *** Потери включают эмиграцию; **** Оценка по совокупности данных.

Литература к Таблице 2.

/4/ Ленин и Сталин, Политиздат ЦКУ ВКП(б), 1937 год, Политический отчёт ЦК 15 съезду ВКП(б), с. 224.

/5/ И.В. Сталин, Сочинения, том 13, стр. 336, Доклад 17 съезду ВКП(б), Политиздат ЦК ВКП(б), 1951г.

Диаграмма 2 по данным Таблицы 2.

 

Диаграмма2От войны «горячей»  до новой  гражданской

 

Катастрофическая «Оттепель»

 

В послевоенное время демографически наиболее благополучным был период с  1948-го по 1960-й годы, когда этот показатель –  относительный баланс численности достигал 20 и долгое время составлял  17 по СССР и  15 16 человек по Российской Федерации. (Как это следует из данных Таблиц 2,3 и Диаграмм 2, 3, построенных на основе

/6/  Демографический ежегодник России, выпуски за 1999-2007 годы.) 

К середине 1960 – х годов этот показатель  резко снизился сразу на восемь пунктов, то есть в полтора раза,  всего лишь  за 4-5 лет.  Выяснить влияние «эха войны»  на этот спад, можно сравнивая распределения числа рождений по возрасту матерей в 1960-м и 1965 годах, приведённые в  /6/.  Из сравнений видно,  что в 1965 году вклад женщин возрастной группы от 20 до 24 лет, родившихся в годы Войны 1941-1945 годов, в общий спад рождаемости составил долю не более  37%,  по сравнению с 1960-м годом, где этот возрастной период приходился на женщин довоенного рождения 1936 – 1940 годов. Это и есть – эхо войны, давшее примерно 1/3 долю от наблюдаемого демографического спада. 

 Остальные 63 %, или примерно две трети спада, приходятся на  возрастные группы женщин старше 25 лет, родившихся до начала войны и отметившихся высокой продуктивностью деторождений в 1960-м году. Причём в 1965 году,  особенно значительным был спад продуктивности женщин старше 30 лет, родившихся до 1935 года, и этот эффект  нарастал с возрастом рожениц. Это означает, что из семей стали исчезать поздние дети, поэтому трёхдетная, в среднем, семья 1950 – 1960-х годов превратилась в двухдетную  к 1965-1967 годам и на многие годы замерла на этом уровне.  Эта, основная часть демографического спада, не связана с прошедшей войной, а определялась текущими изменениями в общественной жизни тех лет.

  Основными   причинами  этому были провалы во внутренней политике «борцов со сталинизмом», особенно в сельском хозяйстве, что привело к устойчивому неурожаю. Авантюрные эксперименты с людьми, такие, как печально знаменитый Указ  об ограничениях  на держание домашнего скота (1959 года), кардинально ухудшили питание основной массы населения.   В 1963 году, после особо сильного неурожая, поголовье  свиней было снижено с 70 до 40 миллионов голов единым забоем. На восстановление численности ушло более 15 лет. /2/. В стране на долгие годы установился острый дефицит мясных продуктов.

  Хрущёвская «оттепель» повлияла и на климат в семье. С 1956 года были разрешены    аборты,  распропагандированные в дальнейшем,  как средство планирования семьи.  Если  в 1960-м году разводом сопровождался каждый десятый брак, то   в 1965 – уже каждый третий, /6/.

Превращение Российской Федерации, Украины и Белоруссии в доноров национальных окраин привёло к тому, что рост численности населения  в этих славянских республиках после 1960 года существенно замедлился и за 12 лет, к 1972 году,  составил, соответственно, 11, 13 и 14 %, в то время как в Среднеазиатском регионе прирост составил  65%, Кавказском – 30%, Прибалтийском- 25 %, /2/.

Попытки населения русских городов противиться нововведениям, также как и в 1920-е и 1930-е годы  жестоко подавлялись. Так, например, были уничтожены организаторы восстания русских казаков в городе Грозном в 1957 году, протестовавших против бандитизма возвращённых Хрущёвым из ссылки в Казахстан горских чеченцев.  В 1962 году войсковыми частями была расстреляна демонстрация граждан Новочеркасска, протестовавших против значительного ухудшения уровня жизни и произвола милицейских чинов. 

Как видно, по своему авантюризму,  изъятию национальных богатств из русской России и демографическим потерям,  хрущёвская «оттепель», голодная и кровавая, вполне  аналогична  горбачёвской «перестройке».

 

Эхо троцкизма

Здесь вполне уместна справка о хозяине Кремля тех лет.

 Хрущёв Н.С., после учёбы в Промакадемии, в 1931 году  выдвинулся на уровень секретаря одного из райкомов ВКП(б) г. Москвы и,   как бывший троцкист, после утраты своего лидера, искал спасения в жёстких репрессиях по отношению к своим недавним единоверцам, а больше всего – к порядочным людям. Был в этом замечен Кагановичем и рекомендован в качестве «железной метлы» Сталину. В качестве первого секретаря московского горкома партии (с  1935 года),  Хрущёв разгромил руководство 129  райкомов из 136, подготовил заявку на  разрушение 69 Православных храмов и репрессии по отношению к 51 церковнослужителю, отклонённые лично Сталиным.  В качестве украинского наместника (1-й секретарь ВКП(б) Украины, с 1938-го года),  уничтожил практически полностью руководство Киевским Военным Округом, что сделало его небоеспособным к началу войны. Расстрельно – репрессивные  заявки Хрущёва из Украины  Москва утверждала  на 10-15%, поскольку в них содержались десятки тысяч фамилий. Сталин не скрывал специализации Хрущёва и открыто называл его «Главным палачом СССР», «Малютой Скуратовым». /7/, Б. Сыромятников,  http://www.vpk-news.ru//.

Во время войны, как представитель ставки, отличился бездарными проектами, окончившимися жестокими поражениями представляемого им фронта.

После войны, совместно с Берия и Маленковым,  скомпрометировал конкурентов – героев  военных лет Кузнецова и Вознесенского, избранных Сталиным в качестве своих заместителей по Партии и Государству. Уничтожение в 1949-1950-м годах многих  крупных руководителей в Российской Федерации (по некоторым данным до 600 человек), обвинённых в русском сепаратизме и организации подпольной Русской Партии, остаётся одним из главных преступлений 20 – го века в России.

Как показывают недавние публикации,  эта же троица уничтожила  и последнее препятствие к взятию высшей власти – И.В. Сталина. В дальнейшем Хрущёв сумел свалить вину за свои многочисленные преступления на своих подельников и, уничтожив их,  возглавил государство, охаяв при этом и самого своего бывшего хозяина.

Отсутствие способностей к созидательной деятельности, склонность ко лжи и  интриганству,  привели к многочисленным серьёзным провалам во внутренней и внешней политике и к продвижению на руководящие посты в партии и государстве людей с крайне низкими моральными и деловыми  качествами.

 

«Застой», как война второго поколения

        С середины 1960-х годов, после смены высшего руководства в СССР (Брежнев Л.И. вместо Хрущёва Н.С.),  демографический спад существенно замедлился, но всё же,  составил ещё 3 пункта за 15 лет, вплоть до 1980 года. Это было вызвано, во многом,  быстрым ростом алкоголизации населения (в 4 раза  за 20 лет, с 1960 по 1980 годы,  то есть с 3-х до 12 литров абсолютного алкоголя на душу населения в год), не имеющим аналогов в истории России. В эти годы продажа алкоголя являлась средством для балансировки бюджета, который испытывал особую нагрузку в связи с навязанной  СССР,  особенно после «Карибского кризиса» 1962 года,   изнурительной «холодной войны»войны второго поколения.

      Такого рода «алкогольный налог»  явился аналогом «хлебного налога на крестьян» во времена коллективизации.

     Создаваемый алкоголизацией  порочный круг разрушения экономики и здоровья людей, был достаточно очевиден. И, после антиалкогольных постановлений 1979-го и, особенно, 1985-го годов, демографические показатели стали улучшаться, и уже к  1986 – 1987 годам – относительный баланс численности улучшился на 2 пункта, а средняя численность детей в семье повысилась до  2,3.

 Поражение СССР в холодной войне в конце 1980-х годов,  которое вполне обоснованно связывают с авантюризмом, некомпетентностью  и предательством среди высшего руководства конца 1980-х годов, породило новую демографическую катастрофу 1990-х годов и специфическую гражданскую войнувойну третьего поколения.

 

От чего ушли

В 1986-1987 годах, в СССР наблюдался своеобразный национальный ренессанс. Все демографические и экономические показатели находились в локальном максимуме, а военная мощь выглядела беспредельной. Наблюдался быстрый рост (около 7% в год) гигантской, второй в мире в то время экономики, основанной на созидательном труде, при бросовых ценах на экспортируемую нефть (9 долларов за баррель,  что в десять раз ниже нынешнего уровня).

В эти годы на территории современной России  за год рождалось  2,5 миллиона    человек,  умирало 1,5 миллиона, естественный прирост населения составлял около 1 миллиона человек в год.  Преступность существенно  снизилась, наблюдалось практически полное отсутствие (менее 1%) детей с врождёнными дефектами  среди новорожденных.  Все эти и иные достижения вполне обоснованно связывались с самостоятельностью национальной экономики и проводимой в тот короткий период политикой серьёзного ограничения народного алкоголизма.

 

И к чему пришли

Вполне благополучные  демографические кривые дрогнули в 1988 году и резко пошли вниз начиная с 1989 года. Это было то время, когда в СССР появился первый президент (Горбачёв), было объявлено о переходе от плановой к «рыночной экономике» и по командам сверху началась денационализация – демонтаж государственного управления экономикой, пошли  первые многомиллиардные долларовые займы «под перестройку», в последствие разворованные новой властью.

К 1991 году, к концу эпохи Горбачёва, от высокого уровня 1987 года ничего не осталось. Число рождений обвально снизилось до 1,8 млн. человек в год, число смертей повысилось до 1,7 млн., а демографический баланс упал до 0,1  миллиона, то есть прирост населения практически прекратился. Относительный баланс численности ухудшился с 6,7 до 0,7, то есть на 6 пунктов, всего лишь за 4 года – с 1987  по 1991 годы.

 

Диаграмма 3А по данным Таблицы 3

Диаграмма3А 

 

 

 

 

 

От кризиса к катастрофе или «эстафета президентов»

Обретение формальной независимости Российской Федерацией после Беловежского сговора, разрушение СССР и приход к полной власти группировки президента Ельцина в 1991 году, не изменили этой пагубной тенденции. Относительный баланс численности с 1991 по 1994 годы, то есть  всего лишь за 3 года «демократических реформ», ухудшился  с  плюс 0,7 до минус 6, то есть почти на 7 пунктов.  И уже с 1992 года Россия превратилась в вымирающую страну.   В итоге, после государственного антиконституционного переворота 1993 года, в стране установилось новое состояние общества, которое по праву называют демографической катастрофой.  Число рождений в год снизилось до 1,4 млн. человек, число смертей повысилось до 2,3 млн., а демографический баланс стал отрицательным  –  вымирание населения составило 0,9  миллиона человек в год. Это состояние демографической катастрофы, с небольшими количественными вариациями, сохраняется и по сей день.

Абсолютный минимум рождаемости – 1,2 млн. человек и наибольшее вымирание населения 0,96 млн. человек,  приходятся на конец Ельцинского и начало следующего (Путин В.В.) периодов правления, то есть на 1999 и 2000-й годы. Наибольшая смертность 2,4 млн. человек наблюдалась  в 2003-ем году.

2007 год выглядит немногим лучше: рождаемость  1,47,    смертность 2,12,   баланс минус  0,65 млн. человек /6/.  Относительный баланс численности в период с 2000  по 2007 годы улучшился с минус 6,6 до минус 4,6, что не выводит страну из фазы демографической катастрофы.

Озвученные данные представлены в Таблице 4.

 

<!–[if !supportMisalignedColumns]–>  <!–[endif]–>

 

Родившихся

за год,

миллионов

человек

Умерших

за год,

миллионов

человек

Прирост(+)

и Убыль(-)

за год,

миллионов

человек

1986

2,49

1,5

+0,99

1987

2,5

1,53

+0,97

1989

2,16

1,58

+0,58

1991

1,79

1,69

+0,10

1994

1,41

2,30

-0,89

1998

1,28

1,99

-0,71

1999

1,21

2,14

-0,93

2000

1,27

2,23

-0,96

2003

1,48

2,37

-0,89

2007

1,47

2,12

-0,65

         

 

Масштаб катастрофы  – 30 миллионов жизней

Сохранение демографических показателей 1986-1987 годов, с ежегодным приростом численности около 1 млн. человек в год,  могло бы дать России естественный прирост коренного населения в 20 миллионов человек к нынешнему,  2007 году.  Вместо этого мы имеем суммарное вымирание  12,6 млн. человек в период с 1991  по 2007 годы, немного смягчённое остаточным приростом населения в последние советские годы, то есть в  1988 – 1990 годах, в размере 2,4 млн. человек. Таким образом, за последние 20 лет,  вместо прироста в 20 млн. мы наблюдаем вымирание в 10,2 млн. человек.  Следовательно, демографические потери народов России за годы «перестройки» и главенства либерально-олигархического строя составили около 30 миллионов человек

При этом, продолжительность жизни мужчин понизилась с 64,5 до 59,8 лет, а женщин – с 77 до 72,2 лет. То есть люди стали жить, в среднем, на 5 лет меньше,  а количество детей, приходящихся, в среднем,  на одну женщину упало с 2,25 до 1,3, то есть из каждой среднестатистической семьи исчез один ребёнок. Среди ныне рождающихся,  каждый третий ребёнок имеет врождённые дефекты и тем самым изначально лишён полноценного здоровья.

Повторяя по своим масштабам катастрофы гражданской и Великой Отечественной войн, современная катастрофа отличается от них своей долговременной  стабильностью. По существу страна переведена в режим вымирания и замещения коренного, и прежде всего русского населения,  пришельцами. Такая ситуация не имеет аналогов в истории России и  в корне своём преступна.

Во имя чего?

В современной России алкоголизм и табакокурение приобрели масштаб национальной катастрофы, сформировалась многомиллионная группировка привычных наркоманов. Экономика из созидательной превратилась в сырьевой придаток внешнего мира. Наука, образование, здравоохранение, а также вооружённые силы  пришли в упадок. Масштабными стали насилие, нищета и моральное разложение. Десятки миллионов этнических русских в бывших братских республиках СНГ являются гражданами второго сорта и даже «негражданами», им запрещено обучение и официальное общение на русском языке, а книги, написанные на русском языке, официально изымаются из библиотек  и, как и в годы фашистской оккупации, уничтожаются и даже сжигаются на кострах. 

Народу объявлено, что преобразование общества проведено во имя «Демократии» и «Рынка».

 

Диаграмма 3Б по данным Таблицы 3.

Диаграмма3Б 

Русский Крест» и его динамика

Приведённая диаграмма 3Б иллюстрирует известный факт демографической катастрофы, сопровождавшей переход от советского к криминально-олигархическому строю в  России. Этот факт  получил символическое название «Русский Крест», когда кривая роста смертности пересекает кривую, отражающую небывалый спад рождаемости и «естественный» прирост численности после 1991 года сменяется «естественной» убылью населения.

Катастрофический демографический спад приходится на период с  1989 по 1994 годы, а в целом, за  время  правления «первых президентов»  Горбачёва М. и Ельцина Б. (1989 – 1999 годы) смертность возросла на 49% (на 709 тысяч в год), рождаемость упала на 58% (на 1 миллион 654 тысячи в год), а баланс рождаемости и смертности ухудшился на 2,4 миллиона жизней в год.  

Отметим, также, очевидный «демографический эффект»  дефолта 1998 года, ставшего промежуточным итогом работы так называемых «реформаторов» ельцинского призыва, отмечавших, возможно, 50-летие известной директивы А.Даллеса (1948 года) о разрушении России изнутри, силами специально взращённых группировок. После этого «дефолта», «естественные» потери населения сразу возросли более чем на 200 тысяч в год (на 32%!) и держались на этом новом уровне несколько  лет. 

 Этот факт, как и многие другие, убедительно демонстрирует неспособность криминально-олигархического строя сделать что-либо полезное  для народов России.  С ними,  даже когда уже очень  плохо, может стать и ещё намного хуже.

В период, с 2000 по 2007 годы, включительно,  как это видно из Таблицы 3, ежегодная рождаемость возросла на 200 тысяч человек, а смертность сократилась на 100 тысяч, что улучшило баланс на 300 тысяч человек в год. Однако этого слишком мало, чтобы говорить о преодолении существующего катастрофического положения.

 

Количество алкоголя, как температура социальной болезни

Состояние общества и потребление в нём алкоголя связаны между собой по принципу порочного круга. Чем хуже идёт общественная жизнь, тем больше потребляется алкоголя населением, что в свою очередь ещё более ухудшает состояние общества.

Официальная продажа  алкоголя  в период   с 1965 по 1980 год выросла в пересчёте на чистый спирт, с 4,5 до 12 литров на душу населения. (/7/, Народное хозяйство СССР в 1974, 1985 годах, ФиС,М.  /8/ СССР в цифрах, Изд. Статистика, М, 1978,с.7).

Одновременно  с ростом алкогольных продаж  синхронно  увеличилась смертность с 7,6 до 11 человек в год на каждую 1000 человек. Это позволяет выразить отрицательную алкогольно-демографическую корреляцию в следующем виде. Рост продажи алкоголя на один литр на душу населения в год,   связан с   потерей 40 тысяч жизней  на 100 миллионов жителей, для России, с её 142-х – миллионным населением  – около 57 тысяч жизней в год. Но ведь этих «литров» у нас продаётся далеко за 10….

Очевидно, что существует и положительная ветвь алкогольно-демографической корреляции. Так, снижение продажи  алкоголя в 1985-1987 годах с 10 до 4-х, т.е. на 6  литров в год, в стабильных условиях того времени,  привело к дополнительному приросту численности населения (причём полностью здорового) на 230 тысяч человек в год и повышению коэффициента естественного прироста численности на 1,5 пункта. Этот положительный корреляционный коэффициент 1,5/6=0,25  в 1,5 раза ниже отрицательного, и  в 100-миллионном массиве наблюдается прирост   около 25 тысяч жизней в год на каждый  изъятый из продажи литр алкоголя. Это указывает на существенную необратимость процесса алкоголизации, когда отрезвлённое общество не в полной мере восстанавливает свои прежние достоинства.

Потребление алкоголя, с учётом нелегального спирта, намного больше его официальной продажи и составляет, по оценкам, (Николаев И.В.)  около 9 л. в 1987 году, 16,5 л. в 1999 году. По данным ВОЗ средний россиянин   в 2007 году потребил около 17 литров абсолютного алкоголя в год. Максимальное демографическое благополучие 1950-1960-х годов наблюдалось при уровне душевого потребления алкоголя не более 3 литров в год и близко к максимуму царской России – 4,7 литра в год.

Поэтому отрезвление общественной жизни является важнейшим демографическим резервом.

Усреднённые показатели катастрофы

Общие «естественные», вследствие превышения смертности ад рождаемостью, потери численности населения в России в период с 1991 по 2007 год, включительно, то есть за 17 лет,  составили 12,6 млн. человек (по 735 тысяч в год, в среднем).  При этом общая численность населения уменьшилась со 148,7 до 142,2 млн. человек, то есть на 6,5 млн., (по 406 тысяч в год, в среднем). Очевидно, что разница 12,6 – 6,5 = 6,1 млн. покрыта за счёт официальной, с получением гражданства,  иммиграции населения извне  в Россию, за вычетом эмиграции. В среднем, интенсивность этого процесса составила около 353-х тысяч в год. Однако данные последних лет существенно ниже.  Например, в 2006 году официальная иммиграция была на уровне 186 тысяч человек, а эмиграция, то есть выезд из России, составила 54 тысячи человек, что суммарно привело к иммиграционному приросту численности населения на 132 тысячи человек.

География русской смерти

Цифры обобщенной статистики не отражают специфику демографических потерь и, если в среднем по стране людей умирает в 1,5 раза больше, чем рождается, то  в чисто русских  регионах этот показатель составляет 2—3 раза.

 Основная убыль населения отмечается в моноэтнических регионах проживания русских, где на каждую тысячу человек количество умерших за год превышает число рожденных  на  15 человек, что в 3 раза хуже среднего показателя. 

Например,  по данным первой Всероссийской переписи населения,  в 2002 году  в Псковской области на каждую тысячу человек приходилось лишь 8,4 рождения и 23,6 случаев смерти, то есть на каждого родившегося приходилось трое умерших, а  коэффициент естественной убыли составлял 15,2. Аналогичная ситуация в Тверской и Тульской областях (14,6 и 14,4 , соответственно). Немногим лучше ситуация в  Ивановской, Смоленской, Рязанской и Ленинградской областях а также во  Владимирской и Ярославской областях – где   на одного родившегося более 2-х умерших. Из общих негативных тенденций не выпадает ни одна область исконного расселения русского этноса.

Быстрее всего вымирают отдаленные районы – аграрные, с плохо развитой инфраструктурой. Быстро сокращается численность населения на селе и в поселках. По интенсивности  вымирания к ним близки небольшие по численности населения города (от 8 до 50 тыс. человек). Мертвые русские городки  и селения – потенциальное будущее олигархической России.

Исключения составляют лишь самые большие города, где рождаемость в последнее время растет, но статистика национального состава родившихся  не ведется, поэтому неизвестно, какой вклад в этот прирост вносят  мигранты – кавказцы, азиаты, китайцы…

Естественный прирост населения наблюдается в богатых сибирских регионах (Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ) и в некоторых республиках Северного Кавказа (Чечня, Ингушетия, Дагестан). Вообще, лишь в 19 из  86 субъектов Российской Федерации наблюдается прирост населения.

Проблемы молодых

Смертность поразила и молодых мужчин. Это вызвано, во многом, тем, что  принято называть пороками. Здесь и алкоголизм, и курение, и наркомания, и неправильное питание и нежелание следить за собственным здоровьем.  Кроме того, многие мужчины  оказались не в состоянии  заработать, прокормить и защитить семью, что также увеличивает  мужскую смертность, преступность  и снижает рождаемость. Не случайно в современной России наблюдается быстрый рост и омоложение правонарушений, когда количество заключённых растёт со скоростью около 100 тысяч в год:   700 тысяч в 2005 году, 800 тысяч  – в 2006 году и 890  тысяч в 2007 году.  По количеству заключённых  олигархическая Россия уже достигла уровня СССР в 1980-х годах, уступая ему по общей численности населения в два раза.

Тех же, кто сохранил здоровье и способность трудиться, в ближайшем будущем, видимо, ждёт принудительное пивное пьянство, запланированное для военнослужащих срочной службы паразитическими структурами в  правящей группировке современной России.

Сводная диаграмма 

Сводная информация за последний более чем 200 – летний период о рождаемости, смертности и балансе численности населения, отнесённые к 1000 жителей,   дана на диаграмме 4. Видны цивилизационные, трансформационные  и  катастрофические проявления.

      Цивилизационные изменения проявляются в систематическом снижении смертности в мирное время с начала 20 –го века до начала  1960 -х годов. Это вызвано прогрессом медицины и улучшением условий жизни. Например, появление антибиотиков вдвое (с 20 до 10 единиц) снизили смертность в послевоенном СССР по сравнению с периодом 1930-х годов. Синхронно с этим наблюдается снижение уровня рождаемости (с 40 до 25 единиц),  с сохранением высокого естественного прироста населения около 20 единиц. К этому можно добавить краткий миг 1986-1987 годов, когда отрезвлённое общество проявило тенденции к положительному росту.

            Катастрофическими являются периоды 1917-1922 годов, когда прямые и косвенные потери численности населения составили 37 миллионов человек, 1932-1936 – потери 8,5 млн. человек, 1941-1945 – потери 35 млн. человек. При этом,  решение серьёзной общенациональной  проблемы проявлялось в массовых потерях населения, а решение этой проблемы тем или  иным способом,   восстанавливало темпы роста численности населения.

            Два  трансформационных периода 1960 – 1985 и 1989 – 2007 годов, когда  реформированное  общество  переходило в новое состояние при этом существенно и безвозвратно теряя демографический уровень.  Реформы 1960-1985 годов и эффекты «холодной войны» перевели общество в состояние массового алкоголизма, вызвавшего нарастающую смертность с 7 до 12 единиц. Реформы 1989 – 2007  годов и эффекты оккупационного правления добавили к алкоголизму  массовую нищету, деградацию, бесправие, разврат,  наркоманию.  Это снизило рождаемость вдвое (с 18 до 9) и повысило смертность в полтора раза (с 10 до 15).   Если ориентироваться на темпы роста численности периодов, предшествующих данной трансформации, то потери за времена с 1960-го по 1985 год   составят  17 миллионов. человек, а  с  1987 по 2007 – 30 миллионов человек.  

В нынешнем состоянии российское общество долго существовать не может, поскольку созидательная деятельность деградирует, а коренное население интенсивно  вымирает и замещается мигрантами.

 

Сводная диаграмма

 

Демографическая антирусская агрессия,

как реальность

                        Кроме иммигрантов, то есть граждан, получивших своё новое гражданство в России (6,1 млн. человек за последние 17 лет, согласно Табл. 3), страна заполнена потоком легальных и нелегальных мигрантов, не являющихся гражданами России.

Глава Федеральной миграционной службы (ФМС) России К. Ромодановский сообщает, что  к концу 2007 года легальных (зарегистрированных органами МВД РФ) мигрантов в целом по стране будет около миллиона, в прошлом (2006)  году их было 702 тысячи, в позапрошлом (2005) году — 300 тысяч. В 2007 году  граждане Китая вышли на первое место в числе легальных мигрантов, потеснив украинцев

Число нелегальных мигрантов, по его оценкесоставляет уже около десяти миллионов человек, из которых, по мнению ряда экспертов, от одного до полутора миллионов незаконно проживают в Москве.

В Ставрополье и Краснодарском крае, по оценкам частных социологических организаций, на десять коренных жителей уже приходится 3 – 4 мигранта с Северного Кавказа и Средней Азии. Еще 5 лет – и число коренных жителей, возможно, сравняется с числом пришельцев. Миром это не разрешится. Уже не хватает пахотных земель, уже все ниши в бизнесе заняты, а мигранты продолжают прибывать. Правда, уже не в том количестве. В последние 3 – 4 года миграционные потоки с Кавказа, Средней и Центральной Азии в значительной мере переориентировались на Сибирь, Урал и Поволжье. Количество только официальных мигрантов, то есть лиц, получивших вид на жительство, а с ним и право на устройство на работу и военную службу!  за последние 10 лет, здесь составило следующие цифры.  

Уфа – 500 тысяч человек, Оренбург и Екатеринбург – по 300 тысяч, Новосибирск – 200 тысяч, Казань – 170 тысяч, Иркутск – 150 тысяч, Кемерово – 80 тысяч, Тюмень – 50 тысяч человек. Всего, только по этим восьми  городам –  один миллион 750 тысяч человек. Эта цифра, взятая по данным местных ГУВД, значительно превосходит данные главы ФМС.

Нажива превыше всего!

Система нелегальной иммиграции создана олигархическими структурами современной России с целью наживы. По данным ФМС бесправные нелегалы  приносят доход своим хозяевам в размере более 100 миллиардов рублей в год.

Выгода олигархов оборачивается потерями для государственной казны, поскольку заработанные мигрантами средства уходят из России без налогообложения и составляют (за 2005 год) около 3–х миллиардов долларов в год официально, в виде переводов,  и до 10 миллиардов долларов в год по неофициальным каналам.  Значительные бедствия приносят мигранты простым гражданам России, поскольку их появление повсеместно вызывает резкий рост преступности, повышает безработицу местного населения,  снижает уровень  зарплат.

Так, например, в 2003 году,  по данным тогдашнего прокурора Москвы Анатолия Зуева, на долю мигрантов пришлось 46% преступлений, совершенных в столице (“Известия”, 13 января 2004 г.), а с учетом лиц, успевших получить российские паспорта, и того больше

Глава Федеральной миграционной службы России заявил, что Россия рассматривает нелегальную миграцию как угрозу национальной безопасности. В то же время,   в интересах олигархии, вводятся законы, облегчающие легализацию этой самой нелегальной миграции.

Например, уведомительная процедура регистрации мигранта, которая превращает   современную Россию в проходной двор для мигранта.

 Проникнув сюда любым способом, он может легализовать своё присутствие в России как негражданин, уведомительным путём, заполнив простой бланк на почтовом отделении, получив здесь же штамп на этом бланке и отправив его в местное отделение МВД.  Для этого ему нужно договориться с кем – либо из местных жителей, который должен по своему паспорту получить этот самый бланк и зарегистрировать мигранта у себя на квартире. Никаких плат за коммунальные услуги за зарегистрированного мигранта не предусмотрено! Их количество в одной квартире также может быть любым, хотя бы и 1000 человек. Пребывать там мигрант не имеет права и не обязан. Но зато имеет права свободно передвигаться по России, устраиваться на работу или воинскую службу.

Впрочем, в ситуации миграционного беспредела, даже уведомительная регистрация наличествующих мигрантов выглядит небольшим шагом вперёд.

 

Российская Армия, как иностранный легион

Согласно недавно установленным в МО РФ правилам, для того, чтобы поступить на военную службу в ВС РФ, мигранту достаточно лишь следующее:

– законно находиться на территории Российской Федерации, т.е. иметь документ, удостоверяющий личность, миграционную карту, имеющую отметку органа пограничного контроля о въезде в Российскую Федерацию, или разрешение на временное проживание, или вид  на жительство;

– зарегистрироваться по месту пребывания в территориальном органе федерального органа исполнительной  власти,  ведающего  вопросами  внутренних дел;

 – обратиться в военный комиссариат субъекта Российской Федерации с заявлением о желании проходить военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях или органах.

Таким методом, с привлечением мигрантов из Азии,  идёт формирование даже элитной 76-ой воздушно-десантной Псковской дивизии контрактников, откуда ранее вышла шестая рота, знаменитая своим геройством, проявленным в боях  на землях Терского Казачьего Войска. Едва ли в 76-й дивизии, укомплектованной наемниками,  будет еще одна такая 6-я рота.

Известно, также, что около одной трети московской милиции уже укомплектовано мигрантами.

 

Движущая сила «демократизации»

Как видно, стремление к наживе олигархических, паразитических структур является основной движущей силой в современной России. Именно идея наживы, стремление достичь власти и богатства любой ценой, инспирированные и поддержанные извне,  породили демографическую катастрофу в России и привели к прямым потерям численности коренного населения, превысившим 12,6 миллионов человек за последние 17 лет, см. Табл.1.  С учётом косвенных потерь, связанных с утратой прироста численности, свойственного 1980-м годам, полные  потери следует оценить величиною около 30 миллионов человек. Теперь, освободившееся от коренного населения место, занимают огромные массы мигрантов, для которых Россия всего лишь объект наживы.  Суммарный поток легальной и нелегальной иммиграции в олигархическую Россию уже приблизился к 20 миллионам человек.

Такими методами на территории современной России реализуется преступный план демографической, антирусской  агрессии. Его духовная основа состоит в отказе от идей русского Православия, главенства справедливости и созидательной деятельности,    в реальном исповедовании идей иудо-масонства и ваххабизма, основанных на насилии,  паразитизме и бесправии коренного населения.

 

Кровавый передел

Директор ФСБ РФ Н. П. Патрушев ещё в  2006 году заявил, что нелегальная иммиграция приобрела признаки организованной и тщательно законспирированной преступной деятельности и  потребовал от региональных управлений ФСБ и всех правоохранительных структур начать борьбу с организованными бандами и структурами  иммигрантов.

Глава ФСБ по Челябинской области утверждает, что ваххабизм распространяется в России постепенно, по четкому плану, тремя этапами. На первом этапе осуществляется миссионерская деятельность. На втором, который сейчас наблюдается в России, происходит создание антироссийских “джамаатов”, а по сути – протеррористических ячеек в разных регионах страны. На третьем этапе планируется “организация массовых беспорядков” с целью захвата власти.

Это заявление выглядит вполне обоснованным.

Например, в Саратове, в ночь с 29 на 30 августа 2006 года, одновременно с известными событиями в Кондопоге,  был убит русский человек — ефрейтор-контрактник Валентин Мажуга.  Убийцы – так же чеченцы, как и в Кондопоге,  вызванные на подмогу своими соплеменниками, когда те получили отпор  (без драки) при попытке приставать к подруге одного из молодых людей, отмечавших день спецназа ВВ. Пятеро контрактников вынуждены были  защищаться против прибывших чеченцев-карателей, превосходящих их численностью раза в 3—4, к тому же вооруженных (как и в Кондопоге) битами и ножами. В итоге один спецназовец был убит, остальные попали в реанимацию.

 

тому моментуедура регистрации иеобходимая самооборона.м масштабам демографическая катастрофа и последувавшая за ней массовая пр            Такое совпадение обстоятельств (Кондапога, Саратов, Сальск, Ставрополь, Александровск…..) указывает на существование центров в кавказских диаспорах, где готовят специалистов по улично-террористической деятельности.

Есть и более крупные центры.

Например, в Санкт-Петербурге две чеченские группировки не поделили между собой мясоперерабатывающий завод «Самсон» с русской рабсилой. Одна из них вызвала на помощь чеченских рейдеров, те явились, захватили завод, пытали его гендиректора (тоже чеченца). На место происшествия прибыла милиция, к ней вышел человек и предъявил документы на имя Героя России. Это был один из амнистированных боевиков, ближайший сподвижник Р. Кадырова Сулим Ямадаев, а захватчики — члены его спецбатальона «Восток» ГРУ Генштаба МО РФ(!), тоже из амнистированных. Ямадаев заявил милиции, что не надо нам мешать, это, мол, наше дело. 

  Милиция благоразумно убралась восвояси, не вызвав ни ОМОН, ни сотрудников антитеррористического ведомства. Губернатрисса Матвиенко тоже предпочла пребывать в неведении.

 В эти же дни в московском Доме журналиста депутаты Д. Рогозин и В. Илюхин,  вместе с бывшим мэром Грозного, затеяли антикадыровский «круглый стол». Тут же появились кадыровцы и устроили такую заваруху, что инициаторам «круглого стола» пришлось уходить боковыми дверями.

  И туда явилась милиция, посмотрела документы кадыровцев и… уехала. А до Кремля оттуда 500 метров.

Аналогичных примеров великое множество.

 

За разбой платит жертва?

Появление в селе Харагун Читинской области 19-ти азербайджанских семей, сопровождалось их фактически преступными действиями. Азербайджанцы занялись продажей спирта и наркотиков, воровством леса, сопровождали это оскорблениями местных жителей, неоднократными попытками изнасилования, в том числе несовершеннолетних. Обычным стало  избиение наемных рабочих, хулиганство и вызывающее пренебрежение традиционными нормами общежития и законами России. Неоднократные обращения жителей в органы власти, милицию и читинские средства массовой информации не дали никаких результатов. Всё это и вызвало стихийный протест местных жителей, изгнавших силою незваных пришельцев с русской земли.  Кавказцы теперь скрылись на своей исторической родине, а русских людей местная власть начала судить по самым жестоким обвинениям, хотя по существу имеет место необходимая самооборона.

Как видно, разгул русофобии дошел до того, что даже простых русских людей, а не только их лидеров,   убивают и вытесняют с родных мест проживания, эксплуатируют и  терроризируют повсеместно. Это коснулось и военнослужащих спецназа МВД, и сотрудников ФСБ, попадающих под «горячую руку» мигрантов. Бессилие властей в этих случаях может быть вызвано только наличием строгих указаний «не трогать», полученных свыше.

 

От «Севера» до «Юга».

 Созданные на территории Чеченской Республики батальоны “Север” и “Юг” (суммарно несколько десятков тысяч человек) формируются, (преимущественно  из числа амнистированных боевиков)  в составе внутренних войск МВД Российской Федерации и подчиняются командованию этими войсками. Они могут, при необходимости, быть использованы в любой части Российской Федерации. Так заявил корреспонденту «Интерфакса» президент Чеченской республики Рамзан Кадыров. Он же заявил, что подконтрольные ему силы (МВД ЧР и так называемые «кадыровцы» из «Антитеррористического центра» и ЧОП «Лидер») готовы наводить порядок, если это потребуется, на всей территории России.

Как известно, в  Гражданскую войну и в начале 1920-х годов именно особые части Красной Армии, укомплектованные латышами, китайцами, мадьярами и другими пришельцами, использовались троцкистами для войны против коренных народов России, для уничтожения целых сословий и этнических групп.  Ярославль, Старая Русса, Ижевск, Воткинск, Звенигород, Тамбов,  земли русских казаков и многие другие русские города и веси были превращены ими в кладбища. Не уступали им в зверствах и красные «чеченцы и ингуши», залившие кровью станицы Терского казачьего войска в то время и повторившие это, от имени ваххабизма,  в  1990-е годы.

 

Война «третьего поколения»

Можно утверждать, что  и сейчас в России идёт специфическая гражданская война паразитических и террористических группировок с православием и коренными народами за передел земли и собственности,  очевидным проявлением которой стали гигантская по своим масштабам демографическая катастрофа русского народа  и последовавшая за ней массовая, преступная, демографическая агрессия мигрантов, для которых Россия всего лишь объект наживы.

Эта война инспирирована и поддерживается извне традиционными врагами России и дополнена войной холодной, грозящей, при попытке разорвать оккупационные путы, перейти в войну горячую, по югославскому сценарию. Это война внуков тех, кто победил в Отечественной войне 1941-1945 годов, война третьего поколения.

Линия фронта этой войны проходит через души людей, поперёк корпоративных границ,  внутри, как  властвующего режима, так и государственных и частных, военных, политических и экономических структур и делит людей на непримиримые по своим устремлениям группировки. Искусственная бедность основной массы людей созидательного труда, созданная вследствие социальной несправедливости – когда одни получают значительные средства не работая, а другие работают, получая за это недопустимо мало, также является проявлением этой войны.

Передача огромных массивов исторических русских земель с 25 миллионами ставших бесправными  русских людей этническим антирусским режимам в 1991 году, завершила этап развала СССР по командам сверху группировкой генсека КПСС – президента СССР.

Расстрел защитников России и государственный переворот 1993 года, заморозившие ситуацию в России в стадии вымирания её коренных народов, и утвердившие в России, по сути, оккупационный режим,  были объявлены первым президентом России Ельцыным, на встрече с Президентом США Клинтоном в 1994 году  в Москве, итогом совместной «российско-американской революции».

 

Очевидно, что такое катастрофическое развитие событий в России есть следствие  целенаправленной политики мощного международного преступного клана, для которого русские, как государствообразующая нация, являются помехой в разграблении России. Поэтому, только широкое сотрудничество всех патриотических сил, партий, общественных движений,  включая и тех,  кто так или иначе, состоит во властных структурах России,    может дать достойное будущее русскому и другим коренным народам России.

 

Приложение.

 

Таблица 3. Демографические показатели Российской Федерации по данным Росстата РФ (после 1959 года) и Госкомстата СССР

Годы 

Тысяч человек, всего 

на 1000 человек

 

родившихся 

умерших 

Естествен-

ный

 прирост 

Родив-

шихся 

умерших 

Естест-

венный прирост 

Численность населения на конец года

Миграционный прирост, тысяч человек

1948

 

 

 

28*

10*

18*

 

 

1950

2526

1025

1501,00

24,9

10,1

14,8

…106000*

 

1955

2653

940

1713,00

24

8,5

15,5

..112000*

 

1960

2782,35

886,09

1896,26

23,2

7,4

15,8

120766

-208

 

1961

2662,14

901,64

1760,50

21,9

7,4

14,5

122407

-148

 

1962

2482,54

949,65

1532,89

20,2

7,7

12,5

123848

-118

 

1963

2331,51

932,06

1399,45

18,7

7,5

11,2

125179

-93

 

1964

2121,99

901,75

1220,24

16,9

7,2

9,7

126309

-112

 

1965

1990,52

958,79

1031,73

15,7

7,6

8,1

127189

-172

 

1966

1957,76

974,30

983,46

15,3

7,6

7,7

128026

-165

 

1967

1851,04

1017,03

834,01

14,4

7,9

6,5

128696

-181

 

1968

1816,51

1040,10

776,41

14,1

8,1

6

129379

-110

 

1969

1947,59

1106,64

840,95

14,2

8,5

5,7

130079

-81

 

1970

1903,71

1131,18

772,53

14,6

8,7

5,9

130704

-128

 

1971

1974,64

1143,36

831,28

15,1

8,7

6,4

131446

-114

 

1972

2014,64

1181,80

832,84

15,3

9

6,3

132210

-85

 

1973

1994,62

1214,20

780,42

15,1

9,2

5,9

132940

-61

 

1974

2079,81

1222,50

857,32

15,6

9,2

6,4

133775

-41

 

1975

2106,15

1309,71

796,44

15,7

9,8

5,9

134690

106

 

1976

2146,71

1352,95

793,76

15,9

10

5,9

135645

140

 

1977

2156,72

1387,99

768,74

15,8

10,2

5,6

136596

168

 

1978

2179,03

1417,38

761,65

15,9

10,3

5,6

137551

161

 

1979

2178,54

1490,06

688,49

15,8

10,8

5

138291

75

 

1980

2202,78

1525,76

677,02

15,9

11

4,9

139028

63

 

1981

2236,61

1524,29

712,32

16

10,9

5,1

139816

80

 

1982

2328,04

1504,20

823,84

16,6

10,7

5,9

140766

130

 

1983

2478,32

1564,00

914,33

17,5

11,1

6,4

141842

166

 

1984

2409,61

1650,87

758,75

16,9

11,6

5,3

142823

226

 

1985

2375,15

1625,27

749,88

16,6

11,3

5,3

143835

267

 

1986

2485,92

1497,98

987,94

17,2

10,4

6,8

145115

296

 

1987

2499,97

1531,59

968,39

17,2

10,5

6,7

146343

264

 

1988

2348,49

1569,11

779,38

16

10,7

5,3

147401

252

 

1989

2160,56

1583,74

576,82

14,6

10,7

3,9

148041

83

 

1990

1988,86

1655,99

332,87

13,4

11,2

2,2

148543

164

 

1991

1794,63

1690,66

103,97

12,1

11,4

0,7

148704

52

 

1992

1587,64

1807,44

-219,80

10,7

12,2

-1,5

148673

176

 

1993

1378,98

2129,34

-750,36

9,4

14,5

-5,1

148366

430

 

1994

1408,16

2301,37

-893,21

9,6

15,7

-6,1

148306

810

 

1995

1363,81

2203,81

-840,01

9,3

15

-5,7

147976

502

 

1996

1304,64

2082,25

-777,61

8,9

14,2

-5,3

147502

344

 

1997

1259,94

2015,78

-755,84

8,6

13,8

-5,2

147105

353

 

1998

1283,29

1988,74

-705,45

8,8

13,6

-4,8

146693

285

 

1999

1214,70

2144,30

-929,60

8,3

14,7

-6,4

 

 

 

2000

1266,80

2225,30

-958,50

8,7

15,3

-6,6

145,5

 

 

2001

1311,60

2254,90

-943,30

9

15,6

-6,6

 

 

 

2002

1397,00

2332,30

-935,30

9,7

16,2

-6,5

 

 

 

2003

1477,30

2365,80

-888,50

10,2

16,4

-6,2

145

 

 

2004

1502,50

2295,40

-792,90

10,4

16

-5,6

144,2

 

 

2005

1457,00

2303,10

-846,10

10,2

16,1

-5,9

143,5

 

 

2006

1480,00

2167,00

-687,00

10,36

15,18

-4,82

142,8

132

 

 2007

1466,00

2119,00

-653,00

10,3

14,9

-4,6

142,2

 

 

Источник: Демографический ежегодник России, 1999, с.50., 2006, и 2007 годов.