ПОБЕДИТЕЛЬ КАМЕННЫЙ

«Победитель  каменный».

Александр  Богатырёв.

Каких  только  людей  у  нашего  царя  нет. Н. Лесков

Удивительная выдалась нынче зима в Сочи. К Рождеству расцвели подснежники, цикламены, незабудки, анютины глазки, анемоны, нарциссы. К Крещению на теплых склонах распушились желтые бусинки мимозы. Появились цветы и на нескольких уцелевших кустах камелии. Ирисы цвели с декабря, а розы вообще не переставали цвести.

Красота! Порою стыдно становится: дети и друзья то от морозов не знают куда деваться, то в оттепели с мокрыми ногами по Питеру бегают, лавируя между падающими с крыш сосульками. А ты тут на солнышке при 18 градусах в тени. Но фенологические радости омрачены реальными скорбями. Главная – от того, что пространства, на котором могут расцветать цветы, становится все меньше. Некогда зеленые склоны сереют бетоном ново построенных коттеджей и высоток. Там, где еще недавно можно было погулять под пальмами и магнолиями, металлические заборы, над которыми возвышаются бетонные короба строящихся гостиниц. Гостей не видно. Громады высоток уже несколько лет стоят с неосвещенными окнами. Никаких признаков жизни.

Другая скорбь – пробки на дорогах. Можно и час простоять на одном месте… Но иногда и пробка может порадовать. 12 февраля пробка подарила мне замечательный сюжет. Простояв 20 минут в районе стадиона, я решил покинуть маршрутку и, невзирая на дождь, прогуляться вдоль многокилометровой вереницы неподвижных средств передвижения. Выходя из маршрутки, я чуть не столкнулся с человеком в подряснике. Он медленно шел по проезжей части с рюкзаком за плечами, с промокшей скуфьей на голове, в легких башмаках, не рассчитанных на долгие прогулки под дождем. Ни зонта, ни накидки, лишь демисезонная куртка. Но он и не собирался скрываться от непогоды под крышей автобуса. Время от времени доставал из-под полы куртки большой восьмиконечный крест на массивной серебряной цепи и осенял все четыре стороны. Я прошел за ним минут пять, а когда он повернулся с крестом в руке в мою сторону, попросил его благословить меня. Он пристально посмотрел мне в глаза и перекрестил, громко и четко проговорив: «Во имя Отца, Сына и Святого Духа!»

Я сразу понял, что это не священник, но на всякий случай спросил: «Вы иеромонах?»

– Нет. Я пророк Иисуса Христа.

– Вот как… А как же вас, отец пророк, величать? – я еле сдержал улыбку. Но после его ответа  впору было рассмеяться.

– Я – Всероссийский пророк Иисуса Христа Победитель Каменный.

– Интересное имя. А как вас величать покороче?

– А никак. Так и зови.

– А матушка вас в детстве как звала?

– Витей. Потому и Победитель. Виктор – значит Победитель.

– А каменный, наверно, от Петроса? Виктор Петрович?

Пророк удивленно посмотрел на меня и с минуту помолчал: «Сам догадался?»

Я в ответ улыбнулся: «Не трудно догадаться».

– Нет, трудно. Это тебе Дух Святой открыл.

Возражать я не стал. Спросил «Не от старцев ли он идет, что подвизаются в горах Абхазии?» Оказывается, он ничего о них не знает, а дошел лишь до границы и, как он выразился «осветив и окрестив» ее, бредет обратно. Путь он держит на Москву, а потом направится домой – на Дальний Восток». На поездах он не ездит: либо на своих двоих, либо с дальнобойщиками на больших фурах.

– Вот, хожу, крещу и освещаю Россию – Матушку.

– Так ведь Великий Князь Владимир это уже сделал.

– Он крестил в воде, как Иоанн Креститель, а я крестом осеняю. Говорю о конце света и Страшном Суде, о том, что времени осталось мало, и нужно спешить с покаянием. Бесов прогоняю и собираю грехи.

– Ну, и как получается?

– Хорошо получается. Думаешь, чего это так быстро Олимпийские объекты строятся? Это я несколько лет назад подумал: зачем из России заграницу отдыхать люди ездят, когда у нас Сочи есть. Нужно большие деньги сюда привлечь. Деньги – это грех. А у нас грешных людей полно. Где будет много денег, туда народ и повалит.  Вот все и получилось. Я прошел сейчас, посмотрел – все делается, как надо. Вот еще Сочи пройду, соберу грехи людские и понесу их в Москву.

– Зачем же вы грехи отсюда в Москву понесете? Сами же сказали, что чем больше грехов, тем больше народу приедет.

– Это правильно. Но тут уже столько денег, что и так все слетятся. А если я не уберу грехи тех, кто здесь живет, может и не доживет никто до олимпиады. Задохнутся от грехов.

– И что же вы с грехами делаете?

-К Кремлю складываю.

– Зачем к Кремлю?

– Как зачем? Нами Кремль управляет. Туда и приношу. А куда еще?

– А в какое место? К мавзолею?

– Нет. Туда не пускают. Я встаю у храма Василия Блаженного и сбрасываю их к порогу. Так такой столб черный к небу поднимается – ужас!

– А потом?

– Потом бегу из Москвы. До кольцевой дороги. И на восток. Крещу все по пути: «Сгинь, нечистая сила!» Собираю грехи в других местах. Особенно страшно возле кладбищ, которые вдоль дороги. Столько грешников похоронено! Я там и не собираю. Мне не по силам. И они уже ушли из нашего мира.

– Значит, Вы очищаете от нечистой силы грешную землю.

– Да.

– А кто Вас благословил? Как вы почувствовали, что имеете такой великий дар?

– Кто может благословить!? Только Господь Иисус Христос. Он всегда со мной. Я слышу его голос постоянно. Он мне говорит :–«Иди, зови народ к покаянию. Ходи, крести, изгоняй бесов». А видел бы ты, как смешно бесы лопаются. Как мыльные пузыри. Я их перекрещу, прочту молитву – и они хлоп и нет их.

– А куда они деваются?

– В небытие. В ад или куда еще – не знаю, Я туда заглянуть не могу. Но в нашем мире их уже нет.

– Неужели Сам Господь призвал?

– Сам. Не знаю, почему Он меня выбрал. Я до того жил во грехе. Сына от меня одна женщина прижила. А познакомился с одним монахом – и все. Перестал грешить. Он вот так, как я сейчас по Руси ходил. Говорит: «Тебе 30 лет, а ты еще Богу не служишь. Бросай все – и ходи изгоняй нечисть. Я бросил работу. Приезжаю в Хабаровск, в церковь святителя Иннокентия, стою, молюсь. Вдруг слышу голос: «Иди, борись с нечистой силою. Теперь ты Мой пророк».

– Я говорю: «Господи, а как меня теперь звать. Аврааму ты одну букву «а» добавил, а мне-то что добавишь?

– А ты, – говорит Иисус – теперь пророк всея Руси Победитель Каменный. Ну, я и оставил все. Вот 12 лет хожу. К покаянию призываю. Оставить грехи. Жить по заповедям. Как положено по Евангелию.

– А кем вы работали?

-Взрывником на угольном карьере.

– Здорово. Раньше уголек взрывали, а теперь на бесов переключились.

– Точно так.

– По специальности. Взрываете нечистую силу.

– Ну, да.

Мы остановились у фонтанов возле гостиницы Каскад. Победитель Каменный достал из кармана пустую бутылку, наполнил ее водой и быстро выпил. Затем наполнил снова и положил бутылку в карман.

– Хорошая водица. Я со вчерашнего дня не пил.

– А останавливаетесь где?

– Три ночи на пляже ночевал. Погода теплая. Иногда и в гостинице. В кабинах дальнобойщиков. А больше – у ментов.

– Сажают за бродяжничество?

– Нет. Ни разу. Никто меня не сажает. Они меня в свои будки пускают. ГАИшники. Еще и денег дают. Я им про покаяние говорю. Вот их стыд и берет. Они ведь с шоферами, сам знаешь… А вообще, как их только в полицейские переименовали, стали лучше. Никогда не обидят.

– А вы деньги у них просите, или сами предлагают?

– Я никогда не прошу. Иначе наказывать придется. Если откажут. А я этого не люблю. Зачем людей обижать. Я, как только на кого осержусь, тому плохо бывает. Я, вот, хотел одного владыку вразумить. .. Остриг гриву у молоденькой кобылицы – она еще жеребца не познала. Главное, чтобы чистая была. Сплел из волос, что из гривы, плеть и положил рядом с иконой праздника. Говорю владыке: «Бери и изгоняй торгующих из храма!» А он кивнул – меня под микитки – и вытолкали из собора. Я кричу: «Не меня. Торгующих гони из храма!». Вот. Обиделся я на него – и через несколько дней его перевели на другую кафедру. Так что мне страшно за тех, кто меня обидит.

В это время дождь припустил не на шутку. Я предложил ему проехать несколько остановок на автобусе, но он замотал головой.

– Ты что? А кто за меня будет дома и людей крестить!

– Так можно из окна.

– Нет. Надо с толком. С молитвой. Ты уж езжай. А мне трудиться надо.

Я сунул ему в карман сотню, но он вытащил ее и строго посмотрел на меня. Я подумал, что мало дал и обидел его. А, обидчики его, как выяснилось, без наказания не остаются. Но у него была другая режиссура. Он развернул мою ладонь, вложил в нее купюру и, глядя мне в глаза, громко произнес: «Сгинь, нечистая сила. Оставь раба Божия и больше не мучай его». Потом он положил мою денежку в свой карман и молча перекрестил меня своим крестом.

Я прыгнул в подошедшую маршрутку и через заднее стекло смотрел, как он, волоча ноги, медленно идет в пелене дождя, осеняя крестом дома, проезжающие машины и людей, торопливо идущих под зонтами. На него оглядываются и не знают, что о нем думать: монах-подвижник, взявший на себя подвиг молитвы за весь род людской, или бездельник-бродяга, переодевшийся в монашеское одеяние. Надоело уголек взрывать и теперь шляется по белу-свету, смущая людей. Он, пожалуй, и Евангелия толком не знает. И с головой у него явно не все в порядке. Победитель Каменный. Надо же!

Да, не может русский человек жить просто, как европеец. Ходи на работу – взрывай себе, то, что по службе положено. Так нет – за бесов взялся. Втемяшилась ему идея великого служения – собирания грехов людских и избавления России от нечистой силы. Бредет «пророк всея Руси» под проливным дождем и шагу не ускоряет. А потому, как нельзя. Он на службе. Никто не должен видеть его слабости. Вон, все бегут под дождем, а он даже ход замедлил. Не страшны ему ни дождь, ни ветер. Через несколько дней окажется под снегом – и будет также идти медленно и с молитвой осенять крестом всех движущихся мимо него в теплых автомобилях грешных соплеменников.

В России всегда любили юродивых и странников. Но меня в этой истории поразило то, что этого болящего бродяжку слушают полицейские и даже делятся своим уловом. Ни предыдущего министра, ни журналистов, разоблачавших их подвиги, не боялись, а вот Виктора Петровича – Победителя Каменного устыдились.  Значит, есть люди, которым полезен и такой способ напоминания о воздаянии за грехи. А что, если его на расхитителей казны и взяточников напустить. Может Победитель Каменный и непобедимую коррупцию победит. Не зря же «победителем» зовется.

http://www.radonezh.ru/analytic/17696.html

 

Леонид Ивашов: «После Украины они дожмут Белоруссию, и начнется то же самое у нас…»

.

НА ЗАПАДЕ ПРЕЗИДЕНТ УКРАИНЫ НЕ НУЖЕН,

А НА РОДИНЕ ПРИШЕДШИЕ К ВЛАСТИ БОЕВИКИ ЕГО ИЛИ ПОВЕСЯТ, ИЛИ ПОСАДЯТ В ТЮРЬМУ

Со дня на день НАТО введет войска в Украину, чтобы стабилизировать ситуацию в стране. Однако сделать это не получится, поскольку боевики продолжат совершать диверсии, так что западные военные силы останутся на границе с Россией практически навечно. Как минимум до тех пор, пока не появится повод пойти на Москву Читать далее Леонид Ивашов: «После Украины они дожмут Белоруссию, и начнется то же самое у нас…»

Чёрный крест для Русской гвардии

Кульмский Крест

Чёрный крест для Русской гвардии

Вглядываясь в портреты Военной галереи Зимнего дворца, невольно обращаешь внимание

на чёрный крест на мундирах русских генералов,

который очень напоминает по форме прусский, а позже германский Железный крест. Читать далее Чёрный крест для Русской гвардии

Проповедь митрофорного Протоиерея Алексия Аверьянова

произнесённая в Храме в честь святых Царственных Мучеников

– в День памяти святых мучеников Флора и Лавра. Читать далее Проповедь митрофорного Протоиерея Алексия Аверьянова

«В ближайшие пять лет против России развернётся психоисторическая война… Не надо ждать – нужно бить первыми»

«В ближайшие пять лет против России развернётся

психоисторическая война…

Не надо ждать — нужно бить первыми»

Мы живём в военное время — военное вдвойне. Натовской агрессией против Югославии, а точнее — против сербов — началась перманентная горячая война, ставшая следствием разрушения СССР: Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия. Одновременно с горячей, то параллельно ей, то переплетаясь с ней, развивается набирающая силу иная форма войны — организационная война. Её главной целью является разрушение оргструктур (структур управления) общества-мишени — всех: от социальных и финансовых до структур сознания и познания, т.е. структур психосферы в самом широком смысле этого слова. Именно эта сфера постепенно становится основным театром действий организационной войны, которая в психосфере становится войной психоисторической.

У психоисторической войны (оргвойны в психосфере) несколько уровней измерений, а точнее — информационный, концептуальный и метафизический (смысловой). Информационная война в узком смысле — это действия на уровне фактов, их фальсификация, искажение определённым образом. Концептуальное измерение психоисторической войны затрагивает, как ясно из названия, концептуальную интерпретацию фактов, т.е. развивается в сфере перехода от эмпирических обобщений к теоретическим. Метафизическая война — высший пилотаж оргвойны в психосфере — есть преимущественно война смыслов; физическая победа без победы в метафизике, в смысловой сфере невозможна.

В качестве конкретного примера можно привести версию Катынских событий, восходящую к Геббельсу. Информационный уровень психоисторической акции: нас убеждают (путём грубых фактографических подтасовок, разрушающихся при постановке элементарных вопросов), что поляков расстрелял советский НКВД. Затем — переход на концептуальный уровень: расстрелял, потому что НКВД — элемент «кровавого сталинского режима», а вся история — проявление тоталитаризма, иллюстрирующая его; здесь вешают на уши образ («кровавый сталинский режим») и концепцию «тоталитаризм», причём сам этот термин должен подтолкнуть объект информагрессии к уравниванию «сталинизма» и «гитлеризма»).

Вообще, нужно сказать, что образы в психоисторической войне крайне важны: можно действовать на информационном уровне, в духе Сванидзе, а можно — на образно-концептуальном, в духе Гельмана.

И, наконец, метафизика: тоталитаризм вытекает из парадигмы русской истории, из всего опыта русской истории, её смысла, которые, следовательно, подлежат смысловому изменению. Ведь недаром один из главных бесов горбачёвщины, смотрящий за ней от заокеанья, говорил, что Перестройкой они ломают не только СССР и коммунизм, но тысячелетнюю модель русской истории. Вот это и есть действие оргоружия, причём применению его в «физической сфере» предшествовало таковое в метафизике.

Цель психоисторической войны — разрушить организацию психосферы противника, посадив его на ложный информпоток, внедрив свои концепции его самости в пространстве и, главное, во времени, и лишив его собственных смыслов и навязав чуждые — разрушительные и парализующую волю к борьбе. Наиболее важное направление психоисторической войны — история. Битва за историю — это, по сути, главная битва оргвойны в психосфере, поскольку она подрывает эту последнюю сразу по нескольким направлениям, включая психоудары по исторической памяти (наиболее важные события, наиболее значимые и знаковые фигуры — отсюда поливание грязью нашей Победы, воинской славы, конкретных лиц, прежде всего Сталина, схема «миф о Гагарине» и т.п.), по идентичности, по традиционным для данной цивилизации ценностям.

В ближайшие пять лет нас ждёт немало круглых дат русской и мировой истории:

2014 г. — 100 лет с начала Первой мировой войны;

2015 г. — 200 лет с окончания наполеоновских войн и установления «Венской системы»;

2016 г. — 25 лет с момента разрушения СССР;

2017 г. — 100 лет Октябрьской революции;

2018 г. — 100 лет с начала Гражданской войны в России и 200 лет со дня рождения Маркса.

Можно не сомневаться, что по поводу всех этих дат и стоящих за ними событий против России развернётся самая настоящая психоисторическая война. Вполне можно представить себе, например, издание многотомника, посвящённого теме «Россия: мировая война и революция». Цель — доказать, что Россия не играла значительной роли в войне. Деньги дадут западные «научные» фонды. 90% авторов — западные же учёные, 10% — представители «компрадорской науки» из РФ, «дети грантов», главным образом узкие специалисты, не замахивающиеся на большой нарратив и обобщения (это — монополия хозяев-грантодателей). Ну а «освятят» всё это редколлегией из титулованных околонаучных чиновников, которые не гнушаются принимать награды от иноземных властей за защиту их интересов в нашей науке. То же можно представить и по поводу разрушения СССР.

Мораль: не надо ждать, пока противник нанесёт удар — нужно бить первыми. Нам нужны свои работы по истории указанных событий, по истории России и — обязательно — по истории Запада, с которым и в пользу которого сравнивают Россию. При этом в ходе сравнения у России выпячивается негатив, а то ей и просто приписывается нечто в реальности не существовавшее, а у Запада ретушируются тёмные пятна. Вообще, нужно сказать, что умение табуировать неприятные для Запада темы и неприглядные, преступные страницы его истории — характерная черта западной культуры, в том числе и научной. Нельзя не согласиться с английским историком Д. Ливеном, который в работе «Империя: Российская империя и её соперники» (английское издание — 2000 г.) заметил, что в современной сравнительной истории и политологии господствует превращённая в догму «странная версия англо-американского самопоздравления-самовосхваления (self-congratulation), написанная в немецкой манере».

Запад, прежде всего его англосаксонское ядро, превратил себя, своё уникальное историческое «я» в универсальное мерило, на соответствие которому оценивается всё остальное. Англосаксы вольны, подобно «Королю» и «Герцогу» из «Приключений Гекльберри Финна», выделывать любые кунштюки.

Наша задача и обязанность — не ловиться на них и гнуть свою линию, прежде всего в психосфере. А потому мы должны писать не только свою историю, но и историю Запада (и Востока, конечно) без ретуши. Нам необходима систематическая, наступательная и стратегически выверенная работа в сфере «боёв за историю» (Л. Февр), за наше прошлое. Это необходимое условие победы в битве за будущее.

А.И. Фурсов

А.И. Фурсов, историк, публицист

http://andreyfursov.ru/news/bit_pervymi/2013-07-04-166