ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Сорокин Валентин Васильевич

Надо так любить свою Родину и так готовить себя к жизни,

к испытанию своей судьбы, которая дана тебе Богом,

чтобы – если потребует трагедия Родины – встать на её защиту и умереть за неё.

Без этого не будет никогда творческой удачи и масштаба ни у кого.

Это самое главное и святое – любовь к Родине! Только это делает жизнь – Жизнью!

ПОЭТ, ЧЛЕН ШТАБА “ВИТЯЗИ” В. СОРОКИН.

Сорокин происходит из знаменитого на Урале казачьего рода,    который дал краю много ратников, лесников и пчеловодов. Прапрадед   поэта Осип Павлович был, по семейным преданиям, богат, храбр,    красив и знаменит – избирался головою завода. Фамилия Сорокины   первоначально произносилась с ударением на последнем слоге –    так звали ратников, командовавших сорока воинами. Предки поэта   сражались на Куликовом поле, а проживали они в Мосальском княжестве.    Позднее мосали были переселены Иваном Грозным на Южный Урал.    Здесь они основали множество поселений, в числе которых был   и хутор Ивашла (ныне не существует), где в многодетной семье    (четыре сестры и четыре брата, двое из которых умерли в младенчестве)    рос будущий поэт. Мать Сорокина – крестьянка, знала множество   стихов, пословиц и поговорок. Отец – лесник, участник Великой   Отечественной войны, был ранен шесть раз, домой вернулся инвалидом.    Большим потрясением для Сорокина стала трагическая смерть его   старшего брата Анатолия (погиб в 1945-м году в глиняном карьере).    С этого момента будущий поэт ощущал себя совершено взрослым,    ответственным человеком.

В 14 лет, чтобы помочь семье, Сорокин уходит из родительского   дома. В это время он уже автор нескольких прозаических и поэтических   публикаций в районной прессе (первая из них, по свидетельству   самого Сорокина, рассказ «Поэт»). Закончив семилетку, Сорокин   поступает в челябинское ФЗО № 5, по окончании которого десять   лет работает оператором электрокрана в 1-м мартене Челябинского   металлургического завода. Параллельно он заканчивает вечернюю   школу, учится в горно-металлургическом техникуме, посещает литобъединение    «Металлург», много печатается в областной прессе. Одаренного   поэта поддерживают земляки: писатель Н. Воронов публикует его   в альманахе «Уральская новь» (1957), а поэтесса Л. Татьяничева   редактирует первую книгу «Мечта» (Челябинск, 1960), стихи из   которой «Мы простые парни, работяги, Дышим вечным пламенем отваги…»    позволяют впоследствии ряду критиков причислить Сорокина к продолжателям    «рабочей темы» (Макаров А.). Но в следующих сборниках «Мне Россия   сердце подарила» (1962) и «Я не знаю покоя» (1962) вырисовывается   иной лирический герой, который ставит более масштабные задачи,    чем воспевание рабочего класса: «Век поэта – грозное мерило,   / Всё, что есть в душе, / Не утаю. / Мне Россия сердце подарила,   / Я его России отдаю!».

В 1962 году по рекомендации Леонида Соболева, Бориса Ручьева   и Василия Федорова Сорокин вступает в Союз писателей СССР. В   следующем году по настоянию В. Федорова он приезжает в Москву   для учебы на Высших Литературных Курсах, где занимается в поэтическом   семинаре, руководимом критиком Александром Макаровым. В Литинституте   и на ВЛК дружит с И. Акуловым, братьями Э. и В. Сафоновыми,    Н. Рубцовым, Б. Примеровым, С. Кузнецовой, В. Машковцевым, А.    Жигулиным и др. За неопубликованное стихотворение «Льву Троцкому»    («Для тебя и ракета, и книга, / И такси, и гремучий состав,   / Ты страшнее монгольского ига, / Ядовитый сионский удав!»)    и ряд других произведений Сорокина подвергается многолетнему   прессингу со стороны КГБ.

После окончания ВЛК в 1965-67 гг. Сорокин заведует отделом   поэзии в саратовском журнале «Волга». В книге «Лирика» (1966)    он выступает как яркий и самобытный поэт любовной темы: «Я люблю   тебя очень и очень, / Так, что всюду – куда ни пойди, / Не глаза,    а иконные очи, / Светят мне бесконечно в пути».

В 1968-69 гг. Сорокин ведет отдел очерка и публицистики в журнале    «Молодая гвардия», который в те годы был главным рупором «Русского   Возрождения». По-видимому, именно в это время он окончательно   сформулировал основные художественно-эстетические и философские   принципы своего творческого пути и гражданского поведения. В    1970-80 гг., будучи главным редактором издательства «Современник»,    Сорокин получает возможность претворить эти установки в жизнь,    и блестяще справляется с поставленной задачей. «Современник»    становится ведущим издательством русского (почвеннического,    национально-государственного) направления, а сам поэт создает   несколько произведений, вошедших в «золотой фонд» русской литературы   ХХ века. В первую очередь, это поэмы «Евпатий Коловрат», «Пролетарий»,    «Дмитрий Донской», «Сейитназар», «Красный волгарь», «Две совы»,    «Золотая» (впервые напечатаны в книгах «Огонь» (1973), «Признание»    (1974), «Плывущий Марс» (1977), «Лирика» (1979)). Характеризуя   значимость жанра, Сорокин писал, что «поэт без поэмы – царь   без короны», а его творческий метод отчасти раскрывает признание,    сделанное им в критической книге «Благодарение»: «Поэма требует   иногда целого пласта жизни. Поэма – карьер, где надо работать   долго и умело, терпеливо и безответно».

Примером такого труда можно считать поэму «Дмитрий Донской».    Это драматическое повествование (в пяти картинах) густо населено   действующими лицами: Дмитрий Донской, Евдокия – жена князя,    Сергий Радонежский, Карп – разведчик, его невеста, Пересвет,    Мамай, Олег Рязанский – князь-изменник, Черт, Челубей, а также:    бабы, мужики, князья, русские и татарские воины. Дух победительности,    торжества (вообще свойственный творчеству Сорокина) властвует   в поэме, а еще в ней ярко выражено ощущение беды и тревоги.    И – явление Сергия Радонежского в прологе произведения, что   в атеистическое время 70-х было более чем смелым сюжетным ходом.    Поэма получилась, с одной стороны, очень религиозной, с другой,    весьма светской, точно объясняющей цель и содержание жизни мирянина.    В чем же эта цель? Автор дает ответ в эпилоге: «Беречь Россию   не устану, / Она – прозрение моё, / Когда умру, то рядом встану    / Я с теми, кто берег её». Тема Родины, тема любви, таким образом,    становится ведущей в творчестве поэта.

В 1978 году Сорокин подвергается целому ряду нападок со стороны   тогдашних «верхов» – партаппаратчики лишают его квартиры, вселив   в неё мультимиллиардеру Кристину Онассис; вместе с другими руководителями    «Современника» он проходит через позорную и несправедливую процедуру   партийного суда – Комитета Партийного Контроля; Михаил Шолохов,    по наущению своего окружения, посылает в Политбюро телеграммы   с требованием снять с должности «хамоватого парня Сорокина»    (которого классик даже никогда не видел). Эти внешние обстоятельства   существенным образом повлияли на жизнелюбивую и темпераментную   поэзию Сорокина Виктор Кочетков, поэт старшего, военного поколения,    в одной из своих работ написал: “…на долю поколения, к которому   принадлежит Валентин Сорокин, выпали вроде бы самые “тихие”,    самые бескровные годы. Но на дне этих лет таилась такая горечь,    которая в особый цвет окрасила не один лирический сборник, не   одну прозаическую книгу. Лирика Валентина Сорокина соединила   в себе и драму прошлого, и сумятицу настоящего, и надежду будущего”    (цитируется по книге Сычевой Л., стр. 118) В наиболее явном   виде трагедия «тихого времени» отразилась в сборнике «Посреди   холма» (1983), где возникает образ одинокого и сильного человека,    ощущающего грядущую катастрофу русского народа и государства:    «…Но не летят знакомо журавли. / Я видел сон: они крестов коснулись,   / И в заревой растаяли пыли, / И никогда уж больше не вернулись».

С 1983-го года Сорокин руководит Высшими Литературными Курсами.    В 1986-м году за книгу «Хочу быть ветром» (1982), где, в основном,    была представлена любовная лирика, поэт удостоен Государственной   премии РСФСР (прежде, в 1974-м, он стал Лауреатом премии им.    Ленинского Комсомола, хотя «комсомольская» и «партийная» тематики   ему никогда не были свойственны). Все 80-е годы Сорокин сражается   за судьбу своей большой эпической поэмы «Бессмертный маршал»    (о Георгии Жукове), завершенной еще в 1978-м году. Цензурные   и партийные преследования многострадальной поэмы были таковы,    что в отдельные годы из нее вымарывали до 1500 строк – власти   обвиняли автора в «антисоветчине», требуя убрать образы Берии,    Сталина, да и сам Жуков казался ЦК КПСС «недостаточно коммунистом».    Полностью поэма была опубликована только в 1989 году.

Распад СССР, национальные войны на окраинах некогда единой   державы поэт переживает очень тяжело. Именно в эти годы в периодике   появляются очерки Сорокина о погибших русских поэтах – Сергее   Есенине, Борисе Корнилове, Павле Васильеве, Николае Рубцове   и др., составившие впоследствии документально-публицистическую   книгу «Крест поэта» (1995). Кровавые события 1993 года легли   в основу поэмы «Батый в Кремле». В этом произведении кроме характерных   для поэта горько-обличительных, гневных интонаций много народной   лексики и сатирических приемов: «А Батый на «ЗИЛе» мчится /    И кобенится, мурло: / «Не успел я помочиться / Вертолету на   крыло!..»

В 1996 году в книге «Будь со мной» Сорокин возвращается к любовной   лирике. Для поэта характерно слияние любимой женщины, России,    матери в едином образе лирической героини: «Глаза твои, глаза   её / И колокольный звон, / Все это – вечное, моё, / Протяжное,    как стон!». Кроме того, любовная лирика Сорокина отличается   глубокой интимностью и чувственностью: «Нам тоской разлуки не   согреться. / Белые деревья. / Лунный чад. / И тебе под маленькое   сердце / Кровь и свет страстей моих стучат».

Параллельно поэт работает над циклом политических басен («Басни   и сказы про ельцинские проказы», 1997) и очерками новейшего    «смутного времени» («Обида и боль», «Отстаньте от нас!..», 2002).    Очерки В. Сорокина отличаются большой страстностью, бескомпромиссностью,    ярко выраженным национальным чувством: «Сионистская гондонная   печать отравила добрые отношения между нами и мусульманами:    какой нормальный народ вынесет, стерпит спидовую гоп-компанию   иуд?..» Документальный роман в новеллах «Биллы и дебилы» (2003),    где Сорокин касается, в основном, своей работы в «Современнике»,    дает прекрасный образец прозы поэта – импульсивной, ироничной,    точной в оценках, с многочисленными лирическими отступлениями.    В поэтическую книгу «Голос любви» (2003) вошли стихотворения,    написанные в последние годы, а так же те, что не были опубликованы   в советское время из-за цензурных препятствий.

После распада СССР в качестве сопредседателя Союза писателей   России Сорокин способствует восстановлению литературного процесса   в национальных республиках, с 2002 года работает заместителем   председателя исполкома Международного Сообщества Писательских   Союзов. В 2000-м году за поэму «Бессмертный маршал» ему присуждена   Международная премия им. М.А. Шолохова. Сорокин также удостоен   литературных премий имени А. Твардовского, В. Федорова, В. Тредиаковского   и др.

В последние годы в стихах C. все яснее звучат христианские   мотивы. Поэт осознает свое творчество как мессианское служение:    «К Родине склоняясь головою, / Знаю, Бог мне указал перстом    / Стать землей, молитвою, травою, / Эхом стать в моем краю пустом!..»    (Ср. у Пушкина: «И неподкупный голос мой / Был эхом русского   народа».)

Сорокин – автор очерков о многих поэтах и писателях, своих   современниках: Б. Ручьеве, Л. Татьяничевой, В. Федорове, П.    Проскурине, Ю. Бондареве, Е. Исаеве, В. Семакине, И. Шевцове,    Н. Воронове, И. Акулове, М. Львове, Д. Ковалеве, В. Бокове,    С. Куняеве, А. Маркове, А. Прокофьеве, С. Богданове, В. Машковцеве,    А. Филатове, С. Викулове, С. Поделкове, В. Кочеткове, Ю. Прокушеве,    О. Шестинском и др. Стихи Сорокина переведены на многие европейские   языки, на арабский (у поэта есть большой стихотворный цикл «Древняя   песнь Иордана»), японский и хинди.

Жизнь и деятельность Сорокина высоко оценивают его современники.    «Мир в свете любви», – такова, по мнению Бор. Леонова (стр.    250), поэзия Сорокина «Он из тех поэтов, которые не украшают   красоту, а как бы придвигают её к людям», – считает Михаил Беляев    (стр. 3-4). «В Сорокине живет большая поэтическая стихия, которая,    на мой взгляд, сродни или близка к поэтической стихии Бориса   Корнилова и Павла Васильева. Те же широта, размах, удаль, яркие   живописные мазки, народный язык… Сорокин – поэт ярко выраженного   национального чувства. Он – поэт громкий и громко говорит о   своей любви к Родине. Да будет он правильно понят и современниками,    и потомками», – говорил Михаил Львов (стр.4-5). По понятным   причинам, подобных оценок от либеральных писателей и критиков   Сорокин не удостоился.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.