Мы вымаливаем Страстной монастырь, мы защищаем свою историю!


Мы  вымаливаем Страстной  монастырь,  

мы  защищаем  свою  историю!

Геннадий Павлович, вот уже третий год 4 ноября в праздник Казанской иконы Божией Матери православная общественность столицы проводит крестные ходы по Бульварному кольцу – и второй год встречает сильнейшее противодействие московских властей. Как бы Вы объяснили подобную тенденцию?

Геннадий Сальников: Крестный ход – прежде всего, брань духовная. Нужно очень настойчиво разъяснять и в патриархии, и Юрию Михайловичу Лужкову, что мы,  православные христиане, наследники нашей великой культуры, не мыслим нашу жизнь без православия. А православие является неотъемлемой частью выражения нашего состояния – в большие праздники пройти по историческим местам крестным ходом, то есть, соединившись духовно с нашей историей.

Мы выбрали Бульварное кольцо. Это не случайно: начиная где-то с 1641 года, первый царь династии Романовых Михаил был родоначальником возрождения Страстного монастыря. При нем чудотворная икона в 1641 году была привезена из Новгорода, и она встала перед Тверскими воротами – кони не шли. И, помолившись, царь с духовенством пришли к выводу, что икона не идёт, потому что нужно дать обет, чтобы на месте её остановки был в дальнейшем монастырь. И вот тогда он был заложен, и по Бульварному кольцу ходили все наши государи, ходили в молитвенном состоянии при грозной опасности, когда было нашествие Хан-Гирея, Тохтамыша. Когда угрожал враг нашей столице, были крестные ходы по Бульварному кольцу. И Казанская Божия Матерь защищала нас во все времена.

А сейчас идёт репетиция… Мы ходим крестными ходами регулярно в Богородичные праздники. 20-30 человек, никого не извещая, просто ходят по Бульварному кольцу. Поэтому мы очень легко прошли 4 ноября. Многие хорошо знают этот маршрут, поэтому была синхронность, люди тренированные в этом плане… Вы видели, какая была дисциплина. Шли мы, уверенные в себе, никакого разброда не было. Такая рать шла, что было очень явственно видно. При этом мы ходим не просто самочинно, нас поддерживают очень серьезные люди и в патриархии, и в правительстве – везде у нас есть люди, которые оказывают поддержку – без этого всё было бы немыслимо. Есть у нас благословение владыки Арсения (Епифанова), дважды он меня благословлял на возрождение Страстного монастыря. И архимандрит Наум меня благословил, и предрек, что я буду руководителем – еще где-то шесть или семь лет назад, и архимандрит Илия в Лавре тоже меня благословил. Кроме того, меня благословил схиигумен Илий – мы с ним в прекраснейших отношениях, дружим двадцать лет. Он духовник Патриарха… Также у нас хорошие взаимоотношения с настоятелем храма Иоанна Предтечи в Сокольниках отцом Иоанном (Ермаковым), который курирует и “Народный собор”, и “Бородино-2012”. Ну и, конечно же, отец Алексий Гомонов – как-то мы сошлись на возрождении Страстного монастыря.

– Как проходит одно из главных направлений Вашей деятельности – борьба за возрождение Страстного монастыря?

– Мы сейчас обратились к Казанской иконе Божией Матери, к Пресвятой Богородице, с тем, что видим, как вся наша культура в районе Бульварного кольца страдает от людей, которые мало знают историю, от атеистов страдает. То, что придумали Большую Ленинградку, может быть, мы бы и не стали анализировать – что такое Большая Ленинградка. Но когда покусились на любимую нашу Пушкинскую площадь! Я на этой площади вырос, с семидесятого года всё время отдыхал, работал я в Филармонии. Главный зал Московской филармонии находится рядышком – это зал им. П.И. Чайковского. И там это место, любимейшее для всех нас. И вдруг мы узнали, что здесь, на месте древнего Страстного монастыря, будет развлекательный центр, будут гаражи. Зеленые насаждения будут уничтожены. Это была большая травма…

Я обратился к ведущим режиссерам театров, к артистам известнейшим – Михаил Ульянов еще тогда был жив… Все поставили свои подписи. У нас их уже около пятидесяти тысяч. Вся театральная общественность, вся музыкальная общественность, поставила свои подписи, чтобы не было осквернения Страстного монастыря. И вообще многие говорят, что нельзя трогать, это же просто будет экологическая катастрофа. Жители Пушкинской площади бьют в колокола: не трогайте площадь, мы видим, как изуродовали Манеж, и это будет еще страшнее. Ведь на двадцать метров углубиться, что будет со зданиями и, вообще, что будет с душой? Сейчас люди просто привыкли ходить на Пушкинскую площадь и не мыслят ее иной, хотя нас и уговаривают и убеждают, что, вроде бы, ничего не изменится.

Это ложь! Всё изменится: не будет никаких насаждений, не будет культуры. Вот сейчас в Новопушкинском сквере открыли два древних колодезя XVIII века: это, вообще, чудо – смотреть на них, чувствовать прикосновения рук людей, наших предков, пивших из них родниковую чистую воду. Это удивительно. Это наша история. А на территории Страстного монастыря – там же древнейшие захоронения! Это же такая культура. Это не просто захоронения – это же был девственный монастырь, туда принимали лишь девственниц. Это был светоч всей нашей Москвы.

Мы благодарны Юрию Михайловичу, что он помог нам вспомнить свою историю, благодарны всем проектировщикам, турецкой фирме – и вот почему.

Ведь, как говорят специалисты, если планы будут реализованы, то в восемь раз увеличатся пробки, заторы, но никто не слушает. В 2002 году, когда Елена Батурина заключала договор со строителями-турками, никто не вспоминал и не думал о каком-то там монастыре, да и не анализировал. Она женщина очень, можно сказать, гениальная – администратор, деньги чувствует за версту. Поэтому ей подсунули этот проект, и она повлияла на Юрия Михайловича. Ведь всё, что она придумает, Лужков всегда подпишет, это уже не секрет… Сейчас же все начинают смотреть и не знают, что делать – турецкая фирма израсходовала огромные деньги – их тоже можно пожалеть, что они ввязались влезли в это дело, как говорится, не зная брода, сунулись в воду. Ведь если бы в Стамбуле какая-нибудь русская фирма попыталась бы что-то такое же сделать, они бы, наверное бы просто… Не знаю уж что делают мусульмане с теми людьми, которые покушаются на их историю!

Мы послали письмо Батуриной, что мы её очень уважаем, знаем её способности, и предложили ей стать спонсором Страстного монастыря. И тогда в истории имя Батуриной станет таким положительным… И Господь ей все грехи отпустит, и, может быть, венцы даст ей с Юрием Михайловичем. Поэтому мы смотрим на это спокойно, трезво. Но что будет дальше? Ведь они замахнулись на всё Бульварное кольцо…Нельзя же монстра автомобильного пускать в центр! Я работаю в Академическом хоре им. А. Свешникова и объездил весь мир – никто не поступает так со своей историей! И Медведеву мы писали, и Путину, но всё замыкается на Елене Батуриной…

Мы просто молимся. Крестные ходы у нас вот почему – мы вымаливаем Страстной монастырь, мы защищаем свою историю! Это стены Белого города, фундамент сохранился…

– Какая программа помимо борьбы за Страстной монастырь запланирована “Бородино-2012” – организацией, которую Вы возглавляете?

– У нас есть большая концепция по 2012 году. Мы собираемся бороться за возрождение и Чудова монастыря, и Вознесенского, и восстановить памятник Александру Третьему – он же был! И провести парад в 2012 году, так, как было 30 мая 100 лет назад у храма Христа Спасителя, когда принимал парад Николай Второй вместе с семейством… Кроме того, мы планируем поезд дружбы в 2012 году в Париж, гастроли во Франции, Италии и Германии хора им. А. Свешникова. Мы предполагаем сделать хоровой собор в Лужниках к 2012 году, а также в Сергиевом Посаде и у храма Христа Спасителя, это с 1 июня по 12 июля 2012 года. Будем петь “Славься…” Глинки и прочий репертуар, на который будет сделан конкурс. Есть уже договоренность с меценатами, которые готовы выделить премии. Также мы планируем автопробег в двести машин “Москва – Париж”. Уже в этом году отец Алексий Гомонов, один из наших попечителей, пробивал маршрут, ездил в Париж…Также в 2012 году мы планируем с “Народным собором” крестное шествие из Новгорода в Москву.

Кроме того, мы хотим переговорить с Зюгановым, чтобы к 2012 году безболезненно демонтировать памятник Энгельсу и поставить на этом месте памятник героям Бородинской битвы. Мы можем провести опрос: что делает Энгельс у места, которое посвящено 1812 году? Энгельса же можно отправить, не разрушая, к Зюганову или куда-либо. На наш взгляд, у храма Христа Спасителя он неуместен.

24 мая – один из важнейших для России и русского народа дней. Можно сказать, этот день, как никакой другой, является символом симфонии Церкви и государства, православной веры и русской культуры. Каждый год, по милости Божией, я принимал участие в крестном ходе, посвящённом памяти святых Кирилла и Мефодия, благодаря которым состоялась великая русская история. Не хватит никаких слов, чтобы выразить ликование сердца при виде торжественного шествия двух красных пасхальных потоков духовенства от Успенского собора Московского Кремля к Славянской площади, на которой установлен памятник святым равноапостольным Кириллу и Мефодию. Здесь Святейший Патриарх Кирилл произнёс свое вдохновенное слово, в котором отметил значение сохранения в народном сознании, в народном сердце духовно-нравственных истоков нашей истории.

Вечером на Красной площади состоялся большой праздничный концерт. Скажу искренно, я такого дивного концерта не ожидал, полагаю да и никто не ожидал. Я назвал бы его: «Здравствуй, империя!». А ведь как бывало в недавние прошлые годы? В этот день выходила на сцену на Красной площади какая-нибудь западная сирена вроде Пола Маккартни и пела слабеньким голоском своё «Yes tuday», а нам так хотелось услышать «Подмосковные вечера». Но песня Пола Маккартни «Возвращение в СССР» оказалась провидческой: тогда, 24 мая 2013 года, на празднике хорового пения, проведенного на главной площади страны при стечении тысяч и тысяч людей, мы снова вернулись в наше советское прошлое, наше русское прошлое или, лучше сказать, наше русско-советское прошлое, становящееся буквально на глазах нашим настоящим.

Одно лишь перечисление названий песен, которые исполнялись хором из двух тысяч человек, наполняет радостью душу: «С нами Бог» композитора Чеснокова, «С чего начинается Родина», «Вместе весело шагать по просторам», «Пусть всегда будет солнце», «Беловежская пуща», «Подмосковные вечера», «Ой, ты степь широкая», «Катюша», «Вечер на рейде», «Песня о тревожной молодости», песня из фильма «Белорусский вокзал» в потрясающем исполнении Певцова, марш «Прощание славянки», «Уральская рябинушка», «Прощай, любимый город», «Конь», «Распрягайте, хлопцы, коней», «Я люблю тебя, жизнь», «Есть только миг между прошлым и будущим», «Я шагаю по Москве», «Песня остается с человеком», «Широка страна моя родная» и наконец «Славься, великий наш русский народ!» – необыкновенно вдохновляющий гимн.

Ликовали все, кто был на Красной площади в эти дивные мгновения. Наш Святейший Патриарх пел со всеми вместе, его глаза, его лицо сияли такой естественной русской радостью, что невольно в сознании возникали слова: «Слава Богу, что я родился в России и могу видеть и слышать всё это». Такие моменты единения со своей историей, со своим народом вселяют оптимизм, и вас охватывает ощущение бесконечного русского простора – «Ой, ты степь широкая».

Закончился концерт великим гимном «Славься» Михаила Ивановича Глинки, он прозвучал как пророчество о восстановлении нашей православной державы, православной империи.

Беседовал  Олег  Филатчев

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.