События 25 летней давности: доклад Александра Руцкого о разграблении России

Мы уже освящали события, посвящённые событиям 25-летней давности. Напомним, что на протяжении первой половины 1993 года всё внимание было приковано к политическим вопросам. Подготовка несостоявшегося референдума по основным положениям новой Конституции, попытка введения президентом “особого порядка управления”, неудачное стремление народных депутатов объявить импичмент Ельцину, плюс приближение референдума по вопросам о доверии президенту, его социально-экономической политике, о переизбрании проведении досрочных президентских и парламентских выборов, – вот перечень того, чем запомнились первые четыре месяца 1993 года.

Но не только им было уделено внимание. Всех потряс доклад вице-президента Российской Федерации А.В. Руцкого на заседании Верховного совета, в котором были вскрыты факты расхищения национального достояния в ходе рыночных “реформ”. Это произошло ровно 25 лет назад – 16 апреля 1993 года.

С того времени определённые политические силы пытались сформировать мнение, будто вице-президент, вставший в оппозицию президентско-правительственной политике, всего-навсего пытался скомпрометировать оппонентов. На слуху заявления о том, что упомянутые Руцким “одиннадцать чемоданов” компромата на высокопоставленных государственных деятелей якобы остались “тайной за семью печатями”. Отказ от обнародования материалов, подтверждающих состав преступлений в деятельности ключевых работников исполнительной власти, по мнению некоторых, свидетельствует об истинных мотивах демарша вице-президента.

Он выполнял поручение президента

На наш взгляд, подобные умозаключения носят поверхностный характер. Нельзя исключать того, что деятели, подобные ему и председателю Верховного совета, испытывали ревность к ельцинскому клану, фактически “назначающего” своих приближённых капиталистами, передавая им даром предприятия, обеспечивая им привилегированный доступ к экспорту сырьевых ресурсов. Тем более, что уголовные дела, возбуждаемые в отношении соратников Александра Руцкого бывшего в период, когда он был губернатором Курской области, наводят на определённые мысли. Тем не менее, было бы неверно полагать, будто содержание доклада вице-президента, с которым он выступил 25 лет назад, не имело под собой оснований.

Прежде всего, следует отметить, что Александр Руцкой выступил не как вице-президент. Тем более не как частное лицо. Он стоял во главе межведомственной комиссии по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. В её обязанность входила координация работы Министерства внутренних дел, Министерства обороны, Министерства безопасности (нынешнего ФСБ – прим.авт.), Государственного таможенного комитета, Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю. Соответственно, перечисленные ведомства предоставляли руководителю упомянутой комиссии информацию о состоянии законности в России, о преступлениях уголовной и экономической направленности в разных сферах и в разных учреждениях (в том числе и в федеральном правительстве).

Обратим внимание на то, что Межведомственная комиссия по борьбе с коррупцией и организованной преступностью была сформирована президентом Б.Н. Ельциным его указом № 1189 от 8 октября 1992 года. Он же поставил А.В. Руцкого руководить ею. Согласно президентскому указу, предусматривалось взаимодействие Межведомственной комиссии с Верховным советом РФ.

Поэтому давайте смотреть правде в глаза. Сами же, господа “демократы”, вы поручили Руцкому координировать работу комиссии по противодействию коррупции и организованной преступности. Сами же поручили её председателю взаимодействовать с депутатами. Так что всю злобу оставьте при себе.

Тема разграбления России затрагивалась всеми

Некоторые полагают, что мотивом выступления Александра Руцкого были исключительно его политические амбиции. Хорошо. Если это так, то почему тогда тему роста организованной преступности и коррупции в то время поднимали руководители многих структур исполнительной власти, никоим образом не связанные с Хасбулатовым и с Руцким?

Так, ещё в декабре 1992 года президент РФ Б.Н. Ельцин во время своего выступления на VII съезде народных депутатов поставил задачу открытия широкого фронта борьбы с уголовной и экономической преступностью, пресечения коррупции в высших эшелонах власти. Более того, на одной из своих пресс-конференций, прошедших в апреле 1993 года, сделал заявление о том, что две трети коммерческих структур в нашей стране связаны с организованной преступностью. Последняя, по его собственным словам, представляет собой угрозу национальной безопасности России. А год спустя – в 1994 году, Ельцин заявит, что Российская Федерация превращается в “сверхдержаву преступности”.

Одновременно заметим, что в мае 1993 года на заседании Межведомственной комиссии Совета безопасности Российской Федерации по борьбе с организованной преступностью и с коррупцией Борис Ельцин потребовал от милиции и от спецслужб проявления большей степени решительности и «принятия жестких мер» по борьбе с воровством. Коррупция и преступность были им названы общегосударственными проблемами.

Как видим, даже президент России вынужден был затрагивать данную тему.

Кроме Ельцина вопрос взлёта преступности и коррупции поднимался высокопоставленными сотрудниками силовых ведомств. Они, как известно, формально стояли в стороне от политической борьбы (по крайней мере, до осени 1993 года). Следовательно, их невозможно подозревать в том, что они, дескать, стремились распространить «абстрактные слухи» с целью дискредитации одной из противоборствующих ветвей власти.

Например, данная тема затрагивалась начальником Главного управления по организованной преступности Михаилом Егоровым на брифинге в МВД РФ, прошедшем 29 декабря 1992 года. Он сообщил, что в 1992 году органами внутренних дел было возбуждено более 1,5 тысяч уголовных дел в отношении коррумпированных представителей властных структур. Также разоблачены 400 государственных чиновников, располагающих связями с организованными преступными группировками. В то же время Михаил Егоров отметил, что милиции зачастую приходится сталкиваться с явным и скрытым давлением при расследовании преступлений коррупционной направленности.

Вполне понятно, что содержался намёк на стремление властей воспрепятствовать попыткам правоохранительных органов вывести на чистую воду мошенников.

Следует упомянуть про прошедшее в начале января 1993 года совместное заседание коллегий Министерства безопасности и Министерства внутренних дел в здании МВД РФ. Руководители двух ведомств обсуждали первые итоги реализации указа президента России «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы». Совещание проходило в закрытом режиме. Тем не менее, из Центра общественных связей МВД поступила информации о части обсуждаемых сведений, не относящихся к тайне. Так, было заявлено, что в 1992 году против коррумпированных работников государственного аппарата было возбуждено 1331 уголовное дело, вскрыта деятельность 400 государственных чиновников, связанных с организованными преступными группировками. Работниками правоохранительных органов в 1992 году было выявлено 3 тысячи факта взяточничества и 5 тысяч фактов хищений в крупных размерах.

На том же заседании коллегий МВД и МБ было отмечено, что, вопреки президентскому указу, во многих субъектах Российской Федерации руководящие работники управленческого аппарата связаны с коммерческими структурами, а некоторые чиновники напрямую занимаются предпринимательской деятельностью. По мнению высокопоставленных милицейских чинов и руководящих деятелей органов государственной безопасности, число подобных случаев увеличивается.

Следует отметить, что руководители МВД и МБ (Виктор Ерин и Виктор Баранников) отнюдь не являлись оппонентами ельцинской политики. Про первого и говорить нечего, а второй в тот период ещё работал на Ельцина. По крайней мере, до середины 1993 года. Недаром в марте 1993 года председатель Верховного совета Руслан Хасбулатов назвал Баранникова «адъютантом президентского превосходительства». Поэтому нет оснований утверждать, что они, мол, стремились обмазать чёрной краской правительство. Отнюдь нет.

Про всплеск преступлений экономической и коррупционной направленности говорил в то время руководитель Контрольного управления администрации президента РФ Ю.Ю. Болдырев. Так, на пресс-конференции, прошедшей 9 марта 1993 года, он заявил, что на протяжении последнего года его ведомство провело 40 проверок деятельности должностных лиц в 70 российских регионах. В результате от своих должностей были освобождены четыре главы администрации, большое количество заместителей глав администрации. Юрий Болдырев отметил, что вскрытые Контрольным управлением факты свидетельствуют о том, что масштабы коррупции приобретают массовый характер. Главным образом – при проведении приватизации государственной собственности.

Годами позже – 25 сентября 2013 года в интервью радиостанции «Свобода» Юрий Болдырев заявил, что он, собрав материалы о вовлечённости федеральных и региональных государственных служащих в процесс разграбления национальных богатств России, передал их Генеральному прокурору Валентину Степанкову. Последний, в свою очередь, направил их Александру Руцкому как председателю Межведомственной комиссии по борьбе с коррупцией и организованной преступности. Вспоминая разговоры про «12 чемоданом Руцкого» Болдырев подчеркнул, что 11 их них были «данными Контрольного управления президента, которые Руцкой получил из прокуратуры».

О чём говорил Александр Руцкой в своём докладе?

На основании вышеизложенного мы имеем основание утверждать, что тема усугубления криминогенной обстановки (в частности, разворовывания государственных ресурсов и государственной собственности) так или иначе была в центре внимания всех политических сил, всех органов государственного управления. Соответственно, Александр Руцкой был не единственным, кто поднимал соответствующие вопросы. Более того, как мы установили выше, материалы о причастности правительственных чиновников к разграблению общенационального достояния были получены им из Генеральной прокуратуры. А ей направило сведения Контрольное управление Администрации президента Юрия Болдырева. Мы будем отталкиваться от данного факта.

Вице-президента России во время своего выступления на заседании Верховного совета охватил широкий круг вопросов, связанных с темой борьбы за укрепление законности. Речь шла о нарастании числа уголовных преступлений – разбоев, нападений, убийств, ограблений (словом, о бытовой уголовщине), со ссылкой на данные правительственных структур. Это во-первых. Во-вторых, затрагивалась тема нарастания преступлений в финансово-экономической сферы (перекачка бюджетных средств в частный карман, уклонение от уплаты налогов, банковские аферы) и коррупции органов государственного управления.

Александр Руцкой продемонстрировал, как кремлёвское руководство фактически препятствует попыткам подавить организованную преступность и коррупцию. В качестве примера он привёл историю Комитета по защите экономических интересов РФ. Он был создан указом Ельцина № 66 от 20 августа 1991 года. Шесть месяцев спустя выходит новое распоряжение президента, утверждающее положение о Комитете. Но указ Ельцина фактически саботируется. В результате 9 июня 1992 году глава Государственного таможенного комитета Круглов пишет записку первому вице-премьеру Гайдару, а 19 и 22 июня – председатель Комитета по защите экономических интересов Руцкому по поводу записки председателя ГТК первому заместителю председателю правительства. В них речь идёт о документах, подтверждающих рост преступлений во внешнеэкономической деятельности (про то, как после демонтажа государственной монополии на внешнюю торговлю сырье начало утекать за рубеж по непрозрачным схемам, убедительно написано в подзаголовке «Мы демонтировали всё» книги П.Ю. Хлебникова «Крёстный отец Кремля Борис Березовский или история разграбления России» – прим.авт.). В конечном итоге Ельцин 1 июля в поручении Гайдару пишет, что поддерживает предложения Руцкого и просит проработать вопрос.  18 сентября 1992 года президент высказывается в поддержку предложения о сохранении Комитета. Но 22 сентября структура упраздняется.

Вице-президент продемонстрировал аналогичную ситуацию с Инспекцией валютного контроля. Она создана указом президента № 335 от 30 декабря 1991 года. Но документ «положили под сукно». 23 и 30 марта 1992 года даются аналогичные поручения аппарату правительства РФ. Но и они не выполнены. Тем временем, 26 января 1992 года Александр Руцкой направляет записку президенту, в которой отмечается о выявленных нарушениях. И 30 декабря 1992 года инспекция ликвидируется. Но указом президента № 1148 создаётся Федеральная служба по валютному и экспортному контролю.

То же самое наблюдалось и в вопросах по контролю над Западной группой войск. Руцкой сослался на президентский указ № 4, создавший Комиссию. Два дня спустя Ельцин своим распоряжением утверждает положения о ней. Однако 24 февраля 1992 года Главная государственная инспекция предоставляет президенту доклад № 4-109 о коррупции высших должностных лиц Западной группы войск. Но в мае 1992 года Ельцин своим указом № 465 упраздняет комиссию. Однако постановлением правительства от 20 мая 1992 года комиссия повторно создается. 7 июля Руцкой направляет Ельцину письмо о препятствиях, чинимых работе комиссии. В итоге 27 июля президент поручает Контрольному управлению Юрия Болдырева провести проверку Западной группы войск. Последний докладывает Ельцину о махинациях. Тем не менее, никакой реакции со стороны Кремля не было.

Также Александр Руцкой говорил о преступлениях в рядах Вооружённых сил, связанных с хищением воинского имущества (перечислил поименно военные округа, в которых данные явления процветали в наибольшей степени).

Им же была проиллюстрирована коррупция в Западной группировке войск. Говорилось о причастности Евгения Шапошникова и руководства Министерства обороны к передаче аэродромов международным концернам на бесплатной основе, о попытке министра печати Михаила Полторанина в 1992 году безвозмездно передать огромное здание Российского дома науки и культуры в центре Берлина немецкой стороне.

Впрочем, Александр Руцкой поведал информацию о других фактах. К ним относились:

– срыв программы Совета министров СССР «Урожай-90» при Михаиле Горбачёве и Николае Рыжкове;

– распоряжения ключевых деятелей правительства РФ об освобождении совместных предприятий от уплаты таможенной пошлины на экспорт добытой им нефти (всё это делалось в нарушении указа президента Б.Н. Ельцина № 213 «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» от 15 ноября 1991 года, предусматривающего обязательное установление пошлин на экспорт сырья); приведены конкретные примеры (документы, распоряжения) в отношении таких совместных предприятий как «Коми-Артик-Ойл», «Совиджем», «Сеабеко» и т.д.;

– распоряжение правительства от 3 августа 1992 года о предоставлении Уральскому торговому дому права на реализацию на внутреннем и внешнем рынке 50% драгоценных металлов и драгоценных камней (в итоге 50% выручки не вернулось в Россию) – хотя постановлением правительства РФ от 4 января 1992 года сохранялась государственная монополия на реализацию драгоценных металлов и камней на внешнем рынке;

– «пропажа» 25 тонн золота, выделенных Центробанком под кредитование золотодобывающей промышленности по распоряжению вице-премьера Е.Т. Гайдара от 5 марта 1992 года (однако обращения работников золотодобывающей отрасли в адрес Б.Н. Ельцина во время его пребывания в Магадане свидетельствовали о том, что средства до отрасли не дошли);

– о нарушениях законодательных процедур в процессе приватизации торговых и промышленных предприятий (главным образом, о сговоре чиновников и коммерсантов, в результате чего имущество продавалось по искусственно заниженной цене); перечислены примеры с московским комплексом «Лужники», с торговым портом в Находке, с Балтийским морским пароходством, ч металлургическим комбинатом в Челябинске.

Это далеко не полный «послужной список» деяний правительства «реформаторов», представленный Александром Руцким (а фактически Юрием Болдыревым). Тем не менее, вся страна увидела, что верхушка устраивает «пир во время чумы». Россия разваливалась, экономика шла под гору, многие россияне едва сводили концы с концами. И в это же время кучка правительственных деятелей и приближённых к ним бизнесменов сказочно обогащалась. Причем данная группировка делала себе состояние не за счёт создания новых производств, не за счёт развития экономики, а за счёт элементарной «растащиловки» общественного достояния.

Как действовать дальше?

Александр Руцкой во время своего вышеупомянутого выступления перед депутатами Верховного совета призвал «начать расследовать всё, что натворили зарвавшиеся бывшие и нынешние госчиновник из Правительства». В этой связи им было озвучено предложение о создании специальной комиссии по расследованию изложенных им фактов. Почти через две недели – 29 апреля 1993 года, Борисом Ельциным была утверждена комиссия Верховного совета по расследованию коррупции высших должностных лиц.

Согласно законодательным актам, принятым в 1990 – 1991 гг. за парламентом закреплялось формирование специальной комиссии по расследованию сомнительных действий чиновников. Комиссия формировалась из  числа влиятельных прокурорских работников. Законодательная процедура предусматривала назначение руководителя Специальной комиссии по расследованию – спецпрокурора. Таковым стал прокурор Саратовской области Николай Макаров.

Обратим внимание на то, что Макаров не принадлежал к числу политических оппонентов Ельцина. Более того, должность прокурора Саратовской области он продолжал занимать и после 1993 года на протяжении девяти лет. Далее наблюдалось его «восхождение вверх» по карьерной лестнице. Так, в 2000 – 2002 гг. Николай Макаров работал первым заместителем Генерального прокурора РФ, а затем стал первым заместителем полномочного представителя президента РФ в Центральном федеральном округе. Разве оппозиционного деятеля ожидала бы подобная участь?! То есть, нет оснований утверждать, будто бы он стремился нанести удар по политическим противникам. Вовсе нет.

Доклад спецпрокурора

24 июня 1993 года спецпрокурор Николай Макаров выступил на заседании Верховного совета РФ. Он проинформировав депутатов о ходе расследования деятельности высших должностных лиц, упомянутых в докладе вице-президента от 16 апреля. По словам Макарова, множество сведений, изложенных Александром Руцким, подтверждается первыми результатами расследования.

Так, спецпрокурор говорил о превышении Михаилом Полтораниным в 1992 году полномочий. Речь шла о его стремлении бесплатно передать находящийся в центре столицы Германии здания Российского дома науки и культуры стоимостью свыше 1 млрд. немецких марок немецкой фирме «Фридрихштрассе». Причём Полторанин пытался сделать «подарок» германцам не от имени правительства, а от себя лично. Он передал новую доверенность своему знакомому, который также получил полномочия на управление зданием от упомянутой немецкой фирме. Но к счастью немецкой стороной не были приняты соответствующие документы как фиктивные. Только это на тот момент оставило дом науки и культуры в собственности России (было подчеркнуто в выписке из поземельной книги берлинского суда).

Николай Макаров остановился на деятельности первого вице-премьера Владимира Шумейко. Как известно, он и ряд других правительственных деятелей незаконно предоставляли льготы различным компаниям во внешнеэкономической сфере. Например, выше мы ссылались на ельцинский указ «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР», устанавливающий, в частности, введение пошлин на экспорт энергоносителей в обязательном порядке. Однако высокопоставленные работники исполнительной власти, игнорируя соответствующее положение, предоставляли сырьевым компаниям преференции. Это во-первых. Во-вторых, непонимание вызывало перечисление министрами и заместителями председателя правительства бюджетных средств на счета коммерческих структур. Так, спецпрокурором было сказано о переводе Владимиром Шумейко из государственных средств 14,5 млн. долларов швейцарской фирме для поставки в Московскую область детского питания.

Особое внимание уделил докладчик передаче Г.Э. Бурбулисом распоряжения о передаче свердловской фирме «Экология дома» (её штат составлял пять человек и уставной капитал не превышал 20 тысячи рублей) право на экспорт десяти тонн «красной ртути». Об этом говорил и А.В. Руцкой 16 апреля 1993 года. Он же сослался на мнение ведущих российских академиков, утверждающих, что никакой «красной ртути» в природе не существовало.

Бывший глава Контрольного управления администрации президента Ю.Ю. Болдырев, фактически передавший вице-президенту через Генеральную прокуратуру материалы, заложенные в основу доклада Руцкого, в 2013 году вспоминал историю об аферах с поставками несуществующего вещества за границу. Он заявил, что материалы о «красной ртути» были переданы на экспертизу. В итоге эксперты, сотрудничающие с Контрольным управлением администрации президента, пришли к следующему выводу: «это просто отвлекающие манёвры, этим пытались прикрыть что-то другое». Болдырев добавил, что в реальности были «содержательные вещества: уран, титан, кобальт и так далее». Всё это экспортировалось под видом несуществующей «красной ртути». То есть, декларировалось одно, а вывозилось в реальности совершенно иное. И после этого некоторые полагают, что за подобные действия не полагались санкции!

Соответствующий факт был подтверждён Николаем Макаровым.

Впрочем, спецпрокурор во время своего выступления говорил о деятельности ряда иных лиц. Упоминал о Константине Кобце, об Александре Шохине, о Петре Авене, об Иване Силаеве и т.д.

Это уже звучало не из уст оппозиционеров

В июне 1993 года факты о причастности ряда высокопоставленных правительственных деятелей к разграблению страны изложил отнюдь не вице-президент, перешедший в оппозицию ельцинскому курсу. Соответствующая информация прозвучала из уст независимого прокурора. Мы установили, что с оппозицией он не были никакими узами связан. Напротив, при Ельцине и при Путине Николай Макаров не просто продолжал работать на своей должности, но и двинулся вверх по служебной лестнице.

Любому мало-мальски объективному человеку (будь он хоть трижды либерал) было ясно, что Россию разворовывают. Точнее, её общегосударственные ресурсы и собственность. Подобные действия наносят государству урон. И это – в условиях усугубления социально-экономического, финансового кризиса, общего ослабления мощи России. Соответствующие явления любое государство обязано пресекать.

Начало зарубежного расследования…

Попытки вывести расхитителей национального достояния на чистую воду предпринимались не только в России. Летом 1993 года в ряде стран Европы полиция начала проводить расследование мошеннических дел, связанных с отмыванием в западных банках «грязных денег», поступивших из России. Об этом, в частности, было напечатано в «Юропиэн» в конце июля 1993 года. Газета писала, что по мнению следователей, речь шла о 18 млрд. долларов «сомнительного происхождения», которые различными путями были перекачены из России в британскую столицу и пропущены через финансовую систему лондонского Сити.

В выпуске «Российской газеты» от 27 июля 1993 года со ссылкой на «Юропиэн» сообщалось, что полиция Великобритании начала расследовать дело совместно со своими коллегами из Германии, Франции, Италии, США, а также из европейского отдела Интерпола.

«Юропиэн», опираясь на первые результаты расследований,  отмечала, что организованная преступность в России всё в наибольших масштабах разворовывает национальные богатства страны.  В газете подчёркивалось, что имеются серьёзные доказательства того, что мошенники с Запада устремляются в Россию и стремительно обогащаются, используя, по словам одного из брокеров, обстановку «анархо-капитализма».

Как правило, соответствующие группировки обогащались, получая доступ к экспорту энергоносителей на льготной основе, либо к участию в приватизации. Всё это, как видим, фигурировало в материалах следователей стран Европы, в показаниях сотрудничающих с ними бизнесменов, дающих показания об участии ряда представителей экономических кругов в махинациях в России. Но разве подобное могло происходить в нашей стране без ведома правительственных деятелей, курирующих вопросы приватизации, распределения квот и лицензий на добычу и экспорт сырья? На наш взгляд, вопрос носит риторический характер.

Но дело не было доведено до конца. Прежде всего, по данным «Юропиэна», европейские банки опасались потери собственных клиентов. Именно поэтому они не проявляли огромного желания идти на сотрудничество со следствием. То есть, дело фактически развалилось.

Только из одной этой истории становилось ясно по поводу деяний правительственных «младореформаторов».

                                Двойные стандарты либералов

Однако либералы в то время, стремясь опровергнуть предъявленные им обвинения, заявляли, будто всё «голословно» и т.д. Разумеется, ссылались на то, что суд не принял никаких решений, а все трубят на весь мир об их причастности к коррупционным аферам. На самом деле бывают случаи, когда состав преступлений в действиях определённых лиц настолько очевиден, что сомневаться даже глупо. Вот «оранжисты» в настоящее время поливают грязью олигархов – выходцев из кооператива «Озеро», представителей «путинской команды». Более того, зачастую они издают экспертные доклады о действиях нынешней клептократии и требуют проведения судебно-следственных действий в отношении её представителей. То, что судебного решения в отношении тимченок, роттенбергов, абрамовичей, ковальчуков, якуниных, сечиных и т.д. нет (на что «демократы» напирали в 1993 году), на сей раз их не смущает. Напротив, они открыто нападают на них.

А в 1993 году, когда в том же самом обвиняли их, так либералы готовы были горой встать за «себя любимых».

Интересная у них логика. Они могут предъявлять обвинения в махинациях своим политическим соперникам – даже на экспертном уровне, не дожидаясь реакции суда, прокуратуры, Следственного комитета и т.д. Более того, когда возникают хотя бы малейшие подозрения причастности их противников к сомнительным действиям, они моментально начинают трубить на весь мир про «грабеж народа», про необходимость привлечения к ответственности соответствующих лиц. Даже когда в определённых случаях их политических соперников, пойманных с поличным, арестовывают, «демократы» аплодируют санкциям, не утруждая себя вникнуть в суть дела, разобравшись, какая часть обвинений соответствует истине, а какая, напротив, носит преувеличенный либо надуманный характер.

Но как только к уголовной ответственности привлекают представителей клана «демократов» (либо когда разоблачают их коррупционные деяния), так они моментально начинают поднимать вой: всё голословно, взято с потолка (даже если правоохранительные органы официально начали проводить расследование). Другой их приём – выгораживание пойманных с поличным мошенников, принадлежащих к их клану. Мы помним, что когда речь шла об опальных олигархах 90-х годов, либо о представителях правительственного финансово-экономического блока, соответствующие деятели начали заявлять о «сфабрикованном» характере обвинений либо о банальной «подставе». Причём сходу делали подобные заявления, не ознакомившись с сутью дел.

Разве всё это не наводит на ряд определённых мыслей?

Следовательно, нет никаких оснований воспринимать на веру их жалкие попытки обелить себя. Всё равно они действиями показали своё истинное лицо.

Обратим внимание на иной приём либералов. Нередко в ответ на предъявленные в адрес их представителей обвинения они поднимают шум про «непонимание экономических реалий» и т.д. Что мы можем ответить? Сами как действуете? Какие способы вы сами используете для дискредитации своих соперников? Мы знаем, что такие как Навальный, Немцов, Милов, Митрохин и прочие обвиняли нынешнюю правящую группировку в следующих деяниях:

– в махинациях при экспорте сырьевых ресурсов (много слов они потратили на это, затрагивая тему деятельности Gunvorа при транспортировке добытой нефти за рубеж и ВТБ при закупке буровых установок);

– в необоснованном предоставлении налоговых и иных преференций ряду фирм («Гунвору», «Интеко», «Русалу» и т.д.);

– в разбазаривании средств Резервного фонда при использовании в 2008 году средств для кредитовании экономики, не дошедших до хозяйствующих субъектов;

– в «распиле бюджета», в завышении стоимости проектных работ при строительстве Олимпийских объектов в Сочи, при возведении моста к Крыму, при прокладке трубопроводов «Транснефти», а также в деятельности фонда «Сколково» и т.д.;

– в приватизации имущества государственных компаний по заниженной стоимости и вне конкурсной процедуры (непрофильные активы «Газпрома» петербургскому банку «Россия», переход здания Российского торгового представительства от Венгрии к России через «Ренову» Вексельберга, продажа военных институтов и непрофильных активов Министерства обороны во времена «сердюковщины»).

Найдите «10 отличий» от обвинений, звучавших в их адрес из уст Александра Руцкого и Юрия Болдырева, а также Николая Макарова в 1993 году. Получается, что «демократы» могут обвинять в воровстве своих политических конкурентов, а их в случае совершения тех же самых деяний, нет? Чем не проявление «двойной морали»?

Разумеется, мы нисколько не утверждаем, что в настоящее время коррупция отсутствует. Это далеко не так. Просто подчёркиваем противоречивый двойственный характер позиции определённой политической силы.

Ах да, мы забыли, что в начале 1990-х годов Россия, с точки зрения некоторых, стояла на краю голода. Поэтому они полагают, что нарушения законов были простительными. Во-первых, дефициты продовольственных и иных ресурсов во многом были созданы искусственным путём. Во-вторых, В конце 1990-х годов даже по официальным данным уровень потребления опустился в разы, по сравнению с 1991 годом. Аналогичным образом обстояло дело с финансовыми показателями. В-третьих, когда в 1933 году Ф.Д. Рузвельту досталась Америка, находящаяся в тяжёлом положении, он ведь не стал поощрять коррупционные и финансовые аферы на том основании, что якобы в условиях, когда стоит задача преодоления кризиса, воровство представляется «мелочью». Наоборот, если бы им не было бы предпринято жёстких мер, то клептократия и организованная преступность продолжала бы перетягивать львиную долю общественного богатства в свою пользу, со всеми вытекающими последствиями. В-четвёртых, если сейчас кризис в социально-экономической сфере значительно усугубится, то мы тоже должны будем закрыть глаза на казнокрадство, на финансовые аферы и т.д.? Тогда уж будьте последовательными. Покажите своё истинное лицо, начав воспевать Сердюкова, Васильеву, Улюкаева, Захарченко, олигархов из «Озера» и т.д.

Контрудар с ельцинской стороны

Известно, что либералы в ответ на любые попытки вывести на чистую воду мошенников, принадлежащих к их политической группировке, моментально начинают действовать по принципу «сам дурак». Достаточно вспомнить 1999 год, когда в ответ на попытку премьер-министра Евгения Примакова и Генерального прокурора Юрия Скуратова довести до конца дела ряда представителей олигархии и ельцинского чиновничества «демократы» начали поливать грязью Юрия Маслюкова и Геннадия Кулика, голословно обвиняя их в воровстве. Хотя соответствующая информация не подтвердилась правоохранительными органами – ни Генеральной прокуратурой, ни Министерством внутренних дел, ни даже Федеральной службой безопасности, которой в то время руководили деятели, располагающие определёнными связями с Борисом Березовским – заклятым противником Примакова.

Ровно то же самое наблюдалось и в 1993 году в отношении Александра Руцкого. Так, в конце апреля 1993 года газеты и телевидение начали распространять информацию о якобы обнаруженных двух подмосковных дачах, которые строит вице-президент. Первая якобы располагалась в Московском Серебряном бору, а вторая – в посёлке Раздоры по Рублёвскому шоссе. Но наибольшее внимание было уделено второй даче. В частности, СМИ внушали людям, будто речь идёт о трёхэтажном особняке на огромном участке (в размере гектара). В цокольном этаже якобы размещены гараж на четыре машины, сауна с бассейном и т.д. Разумеется, журналисты делали акцент на том, что зарплата Александра Руцкого за 1992 год якобы не превышала 200 тысячи рублей. Но один забор стоил более 1,5 млн. рублей – без учёта доставки и установки.

Разумеется, «демократическая пресса» тем самым намекала на то, что вице-президент якобы строит виллу не за счёт своих средств. Фактически населению прививали мысль, будто при подобных обстоятельствах построить себе дорогую недвижимость нереально, не будучи замешанным в махинациях.

Однако 19 мая 1993 года пресс-секретарь вице-президента России Василий Титов чётко и ясно разъяснил общественности суть происходящего. По его словам, дом, строящийся в Раздорах, возводится на законных основаниях. Он заявил, что размер участка составляет не гектар, а 25 соток. Более того, на все приобретённые строительный материалы имеются документы. К настоящему времени, по словам Василия Титова, на участке возведён лишь фундамент дома. А на дальнейшее строительство вице-президент намерен получить кредит в банке «Возрождение» под залог строящегося здания.

Несмотря на это, «демократы» всё равно продолжали упорствовать, заявляя, будто никаких документов, разрешающих строительство, они не видели. Однако сторона Александра Руцкого опровергала подобные наскоки.

Видя, что не удалось скомпрометировать А.В. Руцкого информацией о строящейся загородной недвижимости, ельцинская сторона перешла к более изощрённым методам. Так, адвокат Андрей Макаров и заместитель начальника Главного управления радиоразведки Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ) при президенте РФ Дмитрий Якубовский («генерал Дима» – прим.авт.) прислали из Канады в администрацию президента компрометирующие материалы на вице-президента России. Из них следовало, что Александр Руцкой якобы причастен к незаконной передаче государственных средств на сумму 3,5 млн. долларов трастовой компании во главе с гражданином Швейцарии Бенджаменом Керетом. Согласно версии Макарова – Якубовского, эти суммы должны были вернуться в Россию. Однако они утекли в западные банки.

В итоге Московская прокуратура начала расследовать деятельность А.В. Руцкого. Следователи допрашивали как сторонников Ельцина (Полторанина, Шумейко, Бурбулиса и прочих), так и его противников (Руцкого).

Время всё расставило по местам

Дальнейший ход событий показал, что представляли собой обе противоборствующие стороны. Сперва начнём с Александра Руцкого. Мы не говорим о событиях, произошедших в период, когда он был губернатором Курской области. Это отдельная история. Но весьма показателен факт, что в конечном итоге было доказано о сфабрикованном характере обвинений Руцкого в передаче бюджетных денег трастовой швейцарской компании и об их пропаже. Так, в январе 1994 года соответствующее дело было закрыто. Правда, три месяца спустя Генеральная прокуратура возобновила расследование. Однако в марте 1995 года данное дело закрыли окончательно.

Что же касается ельцинской стороны, то её представители с каждым годом совершали всё новые и новый махинации. Помимо фактов, переданных Болдыревым Руцкому, после расстрела парламента весь мир узнал о таких «интересных» событиях как «залоговые аукционы», «семибанкирщина», «коробка из-под ксерокса», «писательский скандал», пирамида ГКО, дефолт и т.д. В конце 1990-х годов действия «семьи» стали предметом расследования Генеральной прокуратуры.

Дело дошло до того, что даже зарубежные «партнёры» ельцинской команды вынуждены были начать расследования деятельности своих коллег. Как тут не вспомнить про судебный процесс над работавшими в российском Госкомимуществе сотрудников Гарвардского университета в 1996 – 1997 гг, признавшим их виновными в злоупотреблениях положением во время проведения приватизации?

А дело Bank of New York  в 1998 – 2001 гг.? Напомним, что банк обвинялся в содействии отмыванию денег, поступивших из России. Среди фигурантов данного дела были ключевые олигархи и ельцинские чиновники. А в сентябре 1999 года в Комитете по банкам и финансам палаты представителей Конгресса США проводились слушания по данному делу. Во время данного мероприятия глава банковского комитета палаты представителей США Джеймс Лич заявил, что под контролем преступных синдикатов находится 40% российской экономики и половина банковского капитала. В то же время он выразил отметил, что по данным экспертных оценок всё гораздо больше. Лич констатировал, что в России воровство превосходит инвестиции.

Расследование шло полным ходом и завершилось бы не в пользу ельцинской клептократии, если бы не подозрительная смерть банкира Эдмунда Сафры, сотрудничавшего со следствием. Он давал свидетельские показания о краже кредита МВФ, выделенного России в августе 1998 года, о способах отмывания денег, называл имена конкретных чиновников и коммерсантов. В ходе пребывания в Москве летом 1999 года он встретился с Березовским, с Абрамовичем и с высокопоставленными чиновниками Министерства финансов РФ, которые ему откровенно угрожали. Осенью 1999 года  Б.А. Березовский нанес визит во Францию и встретился с Сафрой, угрожая его убить за откровения в разговорах с ФБР. Погиб во время поджога его бункера в декабре 1999 года. По мнению Бертоссы – бывшего Генерального прокурора кантона Женева, курировавшего расследование по отмыванию кредита МВФ, поводом для убийства Эдмунда Сафры стали его откровения с сотрудниками ФБР и швейцарской прокуратурой.  По информации одного из сотрудников ФБР, смерть Сафры перепугала руководство банков, через которые отмывались деньги и многие стали бояться давать показания. Все это – по материалам статьи Олега Лурье «Украденные миллиарды».

Таким образом, дело фактически развалилось. Но, несмотря на гибель Сафры, дело BoNY в США продолжалось. Так, 15 сентября 2000 года The Wall Street Journal и The New York Times отметили, что по утверждению американских следователей, основным звеном схемы по отмыванию денег был Собинбанк, через который вывезено из России 7 млрд. долларов (в  основном – сокрытые от уплаты таможенных пошлин и налогов денежные средства сырьевых экспортеров). В результате уволил ряд своих сотрудников, которые были ответственны за отмывание денег. 6 марта 2001 года вице-президент BoNY по делам в Восточной Европе Люси Эдвардс признала свою вину в содействии операциям по отмыванию денег из России.

В ходе разбирательства в США Bank of New York признал свою ответственность и выплатил крупный штраф правительству США.

Михаил Чистый   

Член правления РОО “Бородино 2012-2045”

Редактор сайта

Почётный доктор исторических наук

Почётный академик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.