СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ. МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ.

“Вот у Прожекторной горы Алабинского полигона и сошлись все факторы

целесообразности и необходимости применения такого отчаянного шага,

как десант без парашютов.” 

А.Н. Крылов.

 

 

Легендарный Можайский десант.

Почему всё-таки Прожекторная гора Алабинского полигона (высота 210,8)?

 

 

Вообще то до нас дошли лишь отрывочные, в основном фольклорные сведения о том замечательном подвиге. Где это происходило, мы с документальной точностью не знаем. Но незнание некоторых фактов может быть компенсировано знанием общих тенденций и действующих объективных законов.

Десант был назван Можайским, его выброска была произведена в глубокий снег без парашютов.

Глубокий снег (более 50 см) в 1941 году лёг только в конце ноября. Город Можайск был оставлен в середине октября. Вот как это было:

 

Заключение по вопросу оставления войсками 5 Армии г. Можайск 
18 октября 1941 года.

1.   Общая  обстановка, сложившаяся к моменту оставления войсками 5 Армии г. Можайск соответствует тому, как указано в донесении Военного Совета 5 Армии от 18.10.41 г.:
« Противник с 14.10 развивая прорыв в Можайском направлении м в сторону флангов к исходу 18.10 ворвался в Можайск, Ямская (карта 100.000).


В результате прорыва фронт 32 СД оказался разрозненным на 2 изолированных участка: к северу от Можайского шоссе оказались обороняющиеся здесь 230 Зап. СП и 322 СП, на юго- 17 СП и батальон курсантов. В центре прорыва на Можайском направлении наша пехота была рассеяна и противник мотопехотой с танками вышел на противотанковые артиллерийские опорные пункты, созданные на рубеже Кухарино, Новосурино, Бол. Соколово.
    Отсутствие пехоты в центре прорыва было главной причиной позволившей противнику с помощью сильной авиационной подготовки и широкого применения групп автоматчиков, прорваться на Можайск, Ямская.»


2.   Поверкой документов и опросом лиц, участвовавших в операциях в районе г. Можайска установлено следующее:
А) Противник:
По документам штаба характеризуются следующими данными:
« В течение дня (17.10) противник вел упорные бои на Можайском и Верейском направлениях. В направлении Верея действует до двух ПП усиленных артиллерией: в направлении Можайск  40-50 средних и малых танков, усиленных пехотой и артиллерией…  (боевой приказ 5 А № 07 от 17.10.41).
    « В направлениях Верея действуют до двух пех. Полков, усиленных артиллерией: в направлении Можайск 75-85 средних и малых танков и до двух полков пехоты и артиллерии» (боевой приказ 5 А № 08 от 17.10.41 ).


     « В направлении Можайск 75-85 средних и малых танков и до двух полков мотопехоты с артиллерией» (боевой приказ № 06 от 17.10.41).
Сопоставляя все данные о наличии противника, следует сделать о противнике следующий вывод:
На Можайском направлении действовало до ПД (285 СС) поддержанной танковым полком (около 50 танков).
Характер действий противника: отдельные танковые группы (5-15 танков), вырываясь вперед, вели боевую разведку и рассеивали огнем нашу пехоту, выдвигались по дорогам, ведущим к гор. Можайск, преимущественно с запада и юго-запада.
Одна из таких групп в составе 17 танков, 16.10 появилась перед Кукарино и атаковала пехоту и артиллерию 32 СД. В результате огня артиллерии и 17  танков несколько  танков было подбито, 4 же из них прорвались непосредственно к КП дивизии, а оттуда, встреченные организованной  КП ПТО повернули в лес, юго-западнее Кукарино.
17.10 , около 7 танков противника дошли до перекрестка дорог у Бол. Соколово, где остановлены были огнем артиллерии. Одновременно. Мелкими танковыми и пехотными группами противник занял Починку и 17-ю самолетами произвел интенсивную бомбардировку района перекрестка шоссе у Бол. Соколово.
18.10, с утра. Противником произведена бомбардировка города Можайск (без противодействия зенитных средств с нашей стороны) и одновременно были получены сведения об атаке с юго-запада и с юга 60-70 танков (сведения преувеличены).
     Действий крупных пехотных частей в этот период не отмечалось. Вслед за танками действовали отдельные группы автоматчиков и минометчиков, воздействовавшие своим огнем на отходящие подразделения 17 СП.
К 14-15.00, противник действуя танковыми группами. Подошел к западной и юго-западной окраине города, а в 16-16.30 , 12 немецких танков ворвались в город.
К 18-19.00, в городе появились группы пехоты противника численностью до 50-60 человек, а к исходу дня во многих домах города уже были поставлены на ночлег «много немцев» (по данным местных жителей).
Предположительно, противник, действовавший довольно осторожно, вслед за прорвавшимся танками (точнее не прорвавшимся, а вошедшими в город) ввел в город разведотряд силою до батальона пехоты с минометами, а к вечеру сосредоточил не менее полка.
Одновременно к северу от г. Можайск противник особой активности не проявлял. Так, 18.10 в 4.00 в районах  Стар. Тяга и Копцево отмечалось до 22 танков и до батальона пехоты.
16.10 в районе Троица – до батальона пехоты с ротой танков.
17.10 в районе Новое Село – до роты пехоты с 7 танками.
Все эти группы вели упорные бои с частями 32 СД и особого успеха не имели.
Южнее Можайск, разведчасти 7 ПД действовали в направлении Верея и 17.10 отмечалось непосредственно на подступах к этому пункту с северо-запада, запада и юго-запада (всего до ПП с 1-2 ротами танков).
В целом, противник действуя небольшими танковыми группами и сопровождающей их пехотой 18.10 вышел на рубеж Можайск, Верея, где стал немедленно закрепляться.
Непосредственно в гор. Можайск должного сопротивления противнику оказано не было.
3.   Наши войска:
32 СД, с 230 СП, 151 МСБр, Батальоном курсантов ВПУ, сводным полком, поддерживающей артиллерией (имеющей в своем составе 4 полка ПТО), 3 огнеметными ротами, 305 пульбатальоном, 2 дивизионами «РС», 20 ТБр обороняла рубеж вост. Берег р. Искана, Гаретово, Красное Инжена, Бородино,

Рогачево, Ельня, Каржень, Сокольники, имея фронт обороны до 50 клм. Впоследствии в состав Армии включены 18 и 19 ТБр.
121, 367, 408 и 421 АП ПТО, 59  ОЗАД.
Учитывая, что противник действовал не сплошным фронтом, а по отдельным направлениям, перечисленных выше сил было вполне достаточно для того, чтобы организовать оборону этого рубежа на период, необходимый для подброски в дальнейшем резервов из глубины.
На участке севернее Можайского шоссе были сосредоточены главный силы пехоты 230 СД, на Можайском же  шоссе были поставлены такие части, как 17 СП (который рассеялся после появления первых групп танков противника), батальон курсантов, кавполк и в районе Верея 151 МСБр.
 Относительно одновременное распределение пехоты по всему фронту обороны привело к тому, что командование 62 СД находившееся на главном направлении (Кукарино, Глазково) не сумело своевременно сманеврировать имеющимися силами и оказать должное сопротивление противнику.
В результате прорыва танков и пехоты противника 15.10 в районе Бородино и Ельня фронт обороны Армии оказался разрезанным на 2 части: северный и южный участки.
Севернее Можайского шоссе остались части 32 СД, южнее 20 ТБр, 17 СП ( не более батальона), батальон курсантов ВПУ, 151 МСБр.
Командованием Армии северный участок приказано было оборонять командиру 32 СД, южный – командиру 20 ТБр – Полковнику Антонову.
Город Можайск, по устному приказанию Командования Армии был для 20 ТБр включительно, а по письменному приказанию – исключительно, почему создалось не совсем точное разрешение вопроса об обороне города.
В документах по этим вопросам говорится следующее:
« 32 СД с 230 СП, батальоном ВПУ, 32 отд. Стр. батальоном, 202 Зап. Полком, 121, 421 и 367  Полками ПТО, 2/572 АП, 1/11 и 2/13 Мин.Полков, 18 и 19 Танковыми бригадами к исходу дня 16.10 на флангах занимают прежнее положение, в центре противнику удалось прорвать фронт дивизии и вклиниться в глубину до вост. Опушк. Леса зап. Кукарино..


В результате дивизия занимает положение: Авдотьино, Гаретово, Троица, Бородино, Семеновское, Князьково, лес южн. Кривушино, Нов. Деревня, вост. Опушка леса зап. Кукарино в 1 клм. ж.д. Можайск, ст. Бородино, лес вост.  Утицы, Артемки, Фомино, Юдинки, Сокольники.» (боевое донесение № 01, Штарма 5 от 17.10.41).
   « Командиру 20 ТБр, подчинив себе все пехотные и артиллерийские части и подразделения южнее правой границы !18 ТБр, 36 мотоциклетный полк, пех. Подразделения и части 132 СД, а также приданные или поддерживающие эти пех. Подразделения».. (боевой  приказ № 07 от 17.10.41 г).
Непосредственная оборона города, была организована следующим образом:
  « Коменданту гор. Можайск, копия командиру 32 СД и 36 мотоцикл. Полка:
С целью недопущения захвата города противником, приказываю организовать самооборону города на рубеже Ильинское, зап. окр. Можайск, Ямская, прочно перехватив дороги на север, запад и юг.


Начальником самообороны назначить капитана Власова, военным комиссаром Политрука Мельникова.
Для самообороны привлечь милицию, караульную роту, комендантские команды и местные отряды самообороны.
Оборону занять к 16.00 17.10.
Без разрешения Военного Совета Армии оборону города ни в коем случае не снимать.»
Сопоставляя документы и результаты опроса, можно сделать вывод:
   Полевые войска выполняли следующие задачи:
Северный участок (32 СД) обороняла прежние позиции севернее Можайск, южный участок  обороняла позиции южнее Можайск, от перекрестка шоссе у Бол. Соколово, до Верея.
В центре перед городом оставались:
20 ТБр, которая к этому времени смогла выставить три танка и 2 пушки ПТО и подошедший к вечеру 18.10 сводный батальон, из состава собранных бойцов  разных  отошедших частей. Эта группа (20 ТБр с батальоном) прикрывала перекресток дорог южнее Ямская, не допуская противника вдоль автострады на восток. Кроме 20 ТБр  здесь же отчаянно боролась  с танками противника  артиллерия  занимающая позиции в районе перекрестка дорог.
Командир 20 ТБр, считая, что Можайск обеспечивается частями 32 СД, оборонял автомагистраль, но счел  необходимым направить в город командира 18 ТБр, которому и поручил оборону города. Последний прибыв в Можайск, нашел там командира 19 ТБр, который расположил  на зап. окр. Города 8 танков, фактически уже обеспечивал город с запада.
Таким образом, оборона города реально выражалась в следующем: 
На западной окраине города 8 танков 19 ТБр ( в середине дня 5 танков  оставили город, оставив подбитыми во время бомбардировки города три танка) + артиллерия ПТО располагавшаяся ранее в районе  города №№ и количество частей не установлены)
Там же – 80 человек самообороны коменданта города (в том числе 30 человек собранных из отдельных отходящих бойцов).
На северной окраине города – 30 человек самообороны.
На южной окраине – 30 человек самообороны.
На восточной  окраине – 20 человек самообороны.
Все бойцы самообороны были вооружены только винтовками, пулеметов и орудий не было.
При подходе танков противника к городу и обстреле его минометным огнем следовавшей за танками пехоты, отряд самообороны, с разрешения Военного Совета, оставил город и отошел в северном направлении.
12 немецких танков около 17.00 без  сопротивления со стороны наших частей  вошли в город, где к этому  времени наших частей не было. Проезжавший в это же время Полковник Гуковский (сейчас Нач. оперотдела Штарма 5) наблюдал слабую стрельбу со стороны противника по району города. Никаких частей в городе не видел. Это же подтверждают и другие командиры (Нач. политотдела одной из бригад).
Таким образом, войска находившиеся в районе города, не оказав должного сопротивления противнику, оставили город и позволили противнику беспрепятственно занять его.


Боевых действий в районе города, за исключением утра 18.10, когда части 19 ТБр вели бой с подходившим  частями  противника, по существу не было.
Войска Армии вели бои севернее и южнее Можайска.
Дороги к город после бомбардировки авиацией противника были открыты. Все находившиеся в городе части оставили его фактически уже с утра, после бомбардировки.
В течение 19.10 частями Армии предпринимались безуспешные попытки наступления на укрепившегося за ночь противника на вост. И южной окраине города.
4.   Выводы:
А) При организации обороны Можайских позиций, командование 5 Армии и 32 СД должной обороны не посредственно  города не организовали. Внимание  штабов и командиров было обращено, главным образом, на удержание рубежей обороны западнее Можайск и борьбу с частями противника, пытавшимся прорвать оборону.
Город, как объект оставался на втором плане и к моменту прорыва противника в направлении Кукарино, фактически был предоставлен самому себе.
Выделенные отряды самообороны, несколько танков  19 ТБр и остатки отошедших с пехотой арт. частей не являлись организационно сколоченной единицей, способной оборонять город.
Б) Город Можайск, оказался на стыке разрезанного на две части фронта 32 СД, оказался для противника целью, которую без труда можно было захватить. Разноречивые приказания о разгранлиниях для 32 СД и 20 ТБр имели влияние на нерешительность взаимодействия внутренних флангов фронта и способствовали возникновению недоразумений на этой почве  (командиры 18 и 19 ТБр).
В) Оставленный для организации самообороны города Капитан Власов, не мог являться достаточно полновесным командиром, который мог свое властью мог бы организовать отходящие части и включить их в систему обороны города. В данном случае требовалось наличие энергичного командира в звании генерала или полковника, способного в тяжелые минуты для города организовать его  защиту.  Такого командира не было и вся самооборона шла самотеком, без решительного воздействия с чьей бы то ни было стороны:
Г)  Действия противника в районе города ограничивалось сравнительно небольшими группами танков и пехоты, поэтому, действие наших отрядов заграждения в составе хотя бы взвода – роты, при 3-5 пулеметах, 1-2 орудиях – было вполне возможны и обеспечивали бы город в продолжении 1-2 дней необходимых для маневра войсками Армии.  Такие отряды созданы не были.
Д)  19 и 20 ТБр, малочисленные, по своему составу, сделали все возможное для своих сил, обороняя подступы к городу, но не имея поддержки своей пехоты вынуждены были отойти, сохраняя остатки матчасти.
На 17.10.41 танковые бригады имели в своем составе матчасть:
18 ТБр – не имела ни одной боевой машины.
19 ТБр – имела Т-34 =4, Т-40 = 17.
20 ТБр – имела Т-34 =14, Т-40 =5, т-26 =13.
Стрелковые батальоны бригад были малочисленны по своему составу, и сыграть сколько-нибудь решающей роли не могли.
При наличии хотя бы одного полного стрелкового полка, достаточно стойкого, имевшиеся танки можно было использовать более эффективно:
Е) Во главе войск, действовавших на Можайском направлении был штаб 5 Армии, только что сформирован из различных не сколоченных в районе групп людей, без средств связи 
(не было проводной и радио связи), без средств передвижения. Фактически штаба Армии, как штаба не было – были отдельные командиры, выполнявшие функции офицеров связи, пользовавшиеся попутными машинами и передвигавшиеся пешком, которые являлись только представителями командования и не имели даже возможности информировать командование о событиях на Фронте.
Внимания со стороны штабов вопросом обороны города уделено не было. Начальник штаба 32 СД о плане обороны города ничего не знал, хотя город входил в полосу обороны дивизии.
В целом, при сравнительно неплохой организации обороны севернее и южнее Можайск командованием  5 Армии и 32 СД почти не  было уделено достаточного внимания обороне центрального направления – подступов к городу. Вследствие  этого , г. Можайск без особого  воздействия со стороны противника, 18 октября 1941 г. был оставлен нашими частями.

Ст. Пом. Начальника Оперотдела Штаба
Западного Фронта  Полковник   /Васильев/.

Составлено на основании имевшихся в Штарме 5 боевых документов и опроса лиц, участвовавших в обороне Можайск. При необходимости уточнения отдельных вопросов, дополнительно следует опросить:
Б. командующего 5 А Генерал-майора Лелюшенко (ранен, в госпитале в Москве).
Б. начальника штаба Армии Полковника Глуздовского (в командировке).
Б. начальника оперотдела Штарма Полковника Матвейшина (ранен, в госпитале на излечении).

Полковник  (Васильев).
23 октября 1941 года

 

Значит, в самом городе Можайске, в его окрестностях в момент оставления города нашими войсками снежный покров не мог достигать достаточной для амортизации приземляющегося десанта глубины. Поэтому необходимо проанализировать, где в конце ноября – начале декабря на Можайском направлении для Красной Армии сложилась трагичная ситуация с прорывом большого количества войск противника, которые уже пошли на Москву, не встречая сопротивления.

Мне представляется, что это был прорыв танков Матерны 1 декабря 1941 года.

Утром 1 декабря после мощной артиллерийской и авиационной подготовки немцы начали наступление. В районе Звенигорода их 78-я и 252-я пехотные дивизии в полосе нашей 5-й армии продвинулись в двух местах только на 1,5-4 км и вынуждены были перейти к обороне. Северо-западнее Наро-Фоминска 292-я и 258-я пехотные дивизии немцев, используя более чем пятикратное превосходство в силах, прорвали оборону 222-й стрелковой дивизии 33-й армии в районе Таширово, дер. Новая и, введя в прорыв до 70 танков с мотопехотой, к 14.00 вышли на шоссе Наро-Фоминск – Кубинка. Части 292-й пехотной дивизии после взятия Акулово были остановлены в 6 км от Минской автострады. К исходу дня 478-й пехотный полк 258-й пехотной дивизии с усиленным танковым батальоном (до 60 танков), повернув от дер. Головеньки на восток по проселочной дороге, достиг центральной высоты Алабинского полигона – 210,8 «Прожекторная», где и закрепился.

Вопрос вот в чём. Смысловая нагрузка останавливаться на Прожекторной горе при отсутствии перед собой противника для немцев была нулевая. Им нужно было как можно скорее ударом на Голицыно, пока русские не опомнились отрезать 5 –ую армию Говорова.

Но немцы закрепились на Прожекторной горе и зимой, в страшный мороз, там ночевали под открытым небом, имея задачу прорваться в тёплые дома Голицыно, и не имея перед собой противника… Я далёк от мысли, что те немцы были гайдарами и сванидзами – т.е. полными идиотами. Кто же заставил танки Матерны остановить свой бег по дорогам Алабинского полигона? У Ефремова и у Говорова на 1 декабря для этой цели не было ни сил, ни средств. А танки были остановлены, у Прожекторной горы кипел бой, туда были подтянуты немцами гаубичная и миномётные батареи.

Местные жители оттуда приносили валенки, тулупы, снятые с убитых наших солдат. Немецких трупов никто не видел, видимо, они всех похоронили или увезли при отступлении.

Вот у Прожекторной горы Алабинского полигона и сошлись все факторы целесообразности и необходимости применения такого отчаянного шага, как десант без парашютов.

Низкая облачность и плохая видимость не позволила эффективно применить бомбардировочную и штурмовую авиацию, парашютисты при обычной выброске разлетелись бы по всему полигону, а по глубокому снегу им собраться, и останавливать танки было не реально. Сажать самолёты у Прожекторной горы и на полигоне было негде.

Поэтому недалека от реальной та картина, о которой повествует замечательный историк и талантливый писатель Н.Ф. Шахмагонов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.