ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ ЯКОВЛЕВ

Секретный сотрудник, выполнявший особые поручения КГБ СССР.

В 1980 г. УЧАСТВОВАЛ В ОБЩЕСТВЕННОМ ДВИЖЕНИИ “ВИТЯЗИ”

 

 

Н. Н. Яковлев родился в 1927 году во Владикавказе в семье военнослужащего Н. Д. Яковлева (будущего маршала артиллерии). Окончил МГИМО и одновременно, экстерном, юридический факультет МГУ. Работал в МИД, участвовал в подготовке издания переписки И. В. Сталина с президентами США и премьер-министрами Великобритании в годы Великой Отечественной войны. Подготовил к защите кандидатскую диссертацию.

В начале 1950-х годов начался новый виток сталинских репрессий. 31 декабря 1951 года отец Николая Николаевича был снят с должности, а в конце февраля 1952 года он был арестован. Маршалу вменялись в вину недостатки 57-мм автоматических зенитных пушек. Следом был арестован и сам Николай Николаевич.

Доктор исторических наук Борис Клейн, ссылаясь на мемуары американского дипломата Джорджа Кеннана, рассказывает о случае проникновения в июле 1952 года в посольство США молодого человека, который «заявил, что он — сын министра госбезопасности СССР. Его отца недавно посадили, семья страдает, и он сам в безвыходном положении. Примерно то же случилось и с несколькими его друзьями. Благодаря прежним связям они знают входы и выходы в Кремль. Если им дадут деньги и оружие, заверил незнакомец, они покончат с нынешним советским руководством»[1]. Там посчитали это провокацией. Борис Клейн утверждает, что этим молодым человеком был Николай Яковлев.

Отец и сын были освобождены сразу после смерти И. В. Сталина, и Николай Николаевич смог вернуться к работе[где?], и в 1955 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1968 году — докторскую. В 1960-х годах Яковлев опубликовал серию работ по истории США.

Несмотря на своё освобождение и закрытие дела, Н. Н. Яковлев не был полностью реабилитирован и оставался «невыездным» — ему не разрешалось покидать СССР. В 1970-х годах учёный обратился в КГБ СССР с просьбой разрешить ему поездки в США, что было связано с его специальностью. В результате своего визита в КГБ Яковлев был завербован КГБ СССР для проведения «идеологических операций», чему способствовал его страх перед КГБ, связанный с тяжёлым опытом тюремного заключения и допросов в 1952 году[2]. Согласно свидетельству самого Яковлева, беседовал с ним лично председатель КГБ Ю. В. Андропов, а позже необходимыми материалами для написания книг, в том числе и явно сфальсифицированными[3], его снабжал начальник 5-го управления КГБ генерал Ф. Д. Бобков. Андропов убедил Яковлева участвовать в идеологических операциях, сообщив ему, что в прежние времена с разведкой сотрудничали И. С. Тургенев, В. Г. Белинский и Ф. М. Достоевский[4].

« Председатель, посверкивая очками, в ослепительно-белоснежной рубашке, щёгольских подтяжках много и со смаком говорил об идеологии. Он настаивал, что нужно остановить сползание к анархии в делах духовных, ибо за ним неизбежны раздоры в делах государственных. Причём делать это должны конкретные люди, а не путём публикации анонимных редакционных статей. Им не верят. Нужны книги, и книги достойного содержания, написанные достойными людьми[4]. »

Самыми известными книгами, которые автор написал по заданию КГБ, были «1 августа 1914 года» и «ЦРУ против СССР». В первой книге излагается мнение о масонском заговоре внутри Временного правительства после Февральской революции, а вторая книга винит в проблемах СССР советских диссидентов и американскую разведку. В попытке доказать, что ЦРУ и американские дипломаты в Москве принимали непосредственное участие в редактировании и переписывании произведений А. И. Солженицына, который, по словам Яковлева, был «верным слугой ЦРУ»[5], Яковлев даже исказил цитату из мемуаров американского посла в Москве Джейкоба Бима[en][6]. Во второе издание книги о ЦРУ Яковлев добавил сведения о личной жизни жены академика Сахарова, Елены Боннэр, которые, по некоторым оценкам, «порядочные люди сочли гнусными»[7] и являлись «клеветой самого низкопробного содержания, рассчитанной на низменные инстинкты читателей»[8]. Наиболее непристойные[9] отрывки из этой книги, включая раздел о Елене Боннэр, были также опубликованы в журналах «Смена» и «Человек и Закон» с многомиллионными читательскими аудиториями.

14 июля 1983 года Н. Н. Яковлев приехал в Горький и пришёл в квартиру, где А. Д. Сахаров находился в ссылке, объяснив это желанием взять у академика интервью для третьего издания книги[10], хотя на самом деле имел намерение позлить Сахарова[9]. Сахаров вначале долго и терпеливо пытался переубедить Яковлева, но когда тот стал повторять оскорбления в адрес жены академика, Сахаров дал ему пощёчину и выгнал из квартиры[9][10]. Через несколько дней Сахаров попытался подать судебный иск, обвиняя Яковлева в клевете, но местный суд отказался принять у него документы[9][10].

26 сентября 1983 года Елена Боннэр подала в районный народный суд Киевского района г. Москвы исковое заявление о защите чести и достоинства, в котором сообщала, что в журнале «Смена» № 14, июль 1983 года Н. Н. Яковлев в своей статье «Путь вниз» порочит её[11].

Яковлев работал в институтах Академии наук — ИИАН, Институте США и Канады, Институте социально-политических исследований. Любопытно, что Ю. В. Андропов так и не разрешил Яковлеву покидать СССР, несмотря на все его старания, и полностью реабилитирован[источник не указан 898 дней] Яковлев был только в 1989 году. Леонид Млечин объясняет этот поступок Андропова тем, что «с людьми, которые висят на крючке, проще работать»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.