Воспоминания перед Рождеством

     Вспоминая  историю  восстановления  порушенной  Святыни,   я  иногда думаю,  что мне это приснилось.   Что  это был    только  сон вчерашний.   И,  что люди из этого сна  никуда не  исчезли…  Не умерли — большинство из них,  даже  не  состарились,  изменив свой облик/   Они  застыли для меня в  своем  почетном делании  такими же  молодыми,  доверчивыми и милыми.   А может это само  время так  шутит  с  нами ,  наслаждаясь  нашими  поступками,  и  не  отпуская  нас  далеко   от себя,  задержав  в памяти  нас юных  и  открытых?  Иначе  бы  не было таких ярких  представлений о вчерашнем дне.  Стоит только закрыть глаза,  как все рядом плывет, правдиво и тонко напоминая  о  событиях  в  нашем  прекрасном и трудном периоде  жизни.  Правда,  хорошо…  Так  тревожно и трепетно  колотится сердце при виде  светлых  очерченных тобой образов  –   созданных твоей памятью о них.

      Самое сильное,  чувственное  воспоминание  вызывает все, что делалось инициативной группой,  начиная с  выставки  в  Манеже.   Сбор  подписей на Арбате и по  всем  городам России,  контакты со священниками  из Лавры в Сергиевом Посаде,  многочисленные  собрания в нашей  мастерской,  ежедневное  чтение  Акафистов у  Распятия на месте взорванного храма , помощь раненым в Белом доме людям и  т. д.

           А потом  был переход к другой жизни нашей Двадцатки.   При  газете Советская Россия  был  создан  фонд.  На собрание  по  поводу  открытия  этого фонда  никого из Общины не позвали.  Кто-то  попал случайно. 

Председателем  фонда  выбрали  Владимира  Солоухина –  прекрасного  писателя и уважаемого человека.  Я не  знаю,  как  среагировал на это сам  Владимир Алексеевич,  его на собрании не  было.  Руководил  собранием  Святослав Рыбас, о  котором мы не слышали даже/  Никто из  Общины в  фонд  не вошел.  Был   объявлен счет при Советской  Росси по  сбору средств. Публиковались все пожертвования  людей.   А дальше…  Что и как никто не знал.  Все  застопорилось.  Отец Наум  призывал не бросать начатое дело нашей Двадцатки.  А мы  были,  как бы вне закона и делать ничего не могли/  Теперь  был  Фонд…  Давайте,  вперёд.  Вперед не получилось.  Тогда  я  позвонила  Владимиру  Солоухину/  И  попросила его провести собрание.  Он  оказался человеком очень  порядочным и откровенным.  Сославшись на предельную  занятость,  Солоухин  принес свои  извинения,  и  ошарашил меня  напрочь. 

      Он  сказал,  что  само распускается,  что средств  мы  собрали  разве,  что на  баньку и позориться  он  не хочет.  Да и  вообще  этим должно  заниматься Государство,  разрушившее  Святыню.  А ,  конкретно  СУ.  Я  так  поняла,  что  строительное  управление.  На  завтра  он  наметил привести  собрание.  Мне же он  предложил  20  билетов   для   нашей  Двадцатки  на  его творческий  вечер.   Вечер был прекрасным.  Талантливый  русский  писатель  был на высоте своего успеха/  Я подарила  ему  большой  букет  тюльпанов.

Уважаемый нашей Общиной писатель Владимир Солоухин

 

На  собрании Фонда  Владимир  Алексеевич  отказался  от каких либо дел по храму и правильно сделал. Быть  свадебным   генералом  никак  не  соответствовало жизни  талантливого  писателя и порядочного человека.

  А мы  продолжили работать .   Заказали чертежи  Моспроекту 2. Находили  средства для оплаты сотрудников.   В Патриархии  сначала  предложили  строить  другой храм – гораздо меньших размеров.  Чертежи были сделаны и оплачены. Но потом  все переигралось,  и  наша  Община  вместе с  Моспроектом 2 защитили проект  храма  Христа  Спасителя   на  градостроительном  Совете  Москвы. 

Руководил нашей Общиной Владимир Мокроусов, начавший с выставки в Манеже. Делал он это скромно и честно по отношению ко всем окружающим его людям.

   Много  чего  делали  члены  нашей  двадцатки.  Менялись  священники,  все новые дела захлестывали нас.  Расстрел Белого  дома не прошел мимо  нас  Помогли  всем  раненым,  покупали лекарства,  одежду,  отправляли домой.  Мне помогали  справляться  с  этим  самые скромные люди  Общины. После этих всех событий, я  узнала цену   настоящим  людям.   Которые  не  кричат,  не бьют  себя в грудь,  а спокойно делают  дело.

P.S.   Я хотела  сказать только то,  что всегда надо  держаться  ИСТИНЫ. Особенно  верующим  людям.   А раздувать    из великих людей  мыльный пузырь и делать из них  свадебных генералов  некрасиво.  Им  это тоже  ни  к  чему.  Никакого  участия  в работе по  воссозданию храма многие из них  никогда не  принимали.    Их  значимость никто не  умаляет,  но  на святом деле врать нельзя.

________________________________________________________________________________________________

Рождество Христово

  Сын  родился  у  Марии –

Бог  Отец  его   послал,

  Чтобы  вражью  истерию

  Дух  Святой  с земли изгнал.

  Улыбался   купол  неба 

  Вифлеемскою  звездой,

  И волхвы  летели  следом

  За  сияньем  в  Божий  дом.

 В том дому гуляли овцы,

 Скот дремал  в полночной тьме,

 Спал младенец синеокий

 В яслях,   прямо на траве.

 Пелены закрыли тельце

 Виден только  лик  святой,

 Богоматерь  своим сердцем

 Берегла его покой.

Пали ниц  волхвы на сенце –

Древней  Персии  мужи.

Поклонились все  Младенцу,

И велели не тужить:

Бог младенца не оставит,

И Марию защитит,

А Младенец  мир прославит,

И  к  Отцу  потом взлетит…

Поспешили  в путь далекий

На простор больших    дорог

Улыбался синеокий

Им во сне  Младенец  Бог

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - %D0%AD%D1%82%D0%BE-%D1%8F-670x1024.jpg
В. А. Мокроусова – член Правления Бородино 2045

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.