1812 год и Страстной монастырь

 

Страстной женский монастырь. Фотография: О. Ренар, 1897 г. 

 Ныне на месте монастыря — памятник А. С. Пушкину, сквер и кинотеатр «Пушкинский» (бывш. «Россия»).
 
 Бушующее в соседних кварталах пламя миновало величественный Страстной женский монастырь, безжалостно сломанный в 1937 году. Игуменья монастыря Тавифа Редькина сначала собиралась вместе с молодыми монахинями укрыться в Троице-Сергиевой Лавре, но 12 сентября (31 августа по старому стилю) она, решив остаться в Москве, предоставила монахиням возможность самим решать оставаться в Москве или уезжать. Подрядить ямщика в это время было уже почти невозможно. Высочайший спрос на перевозки позволил ямщикам Тверской Ямской слободы взвинтить цены на перевозки до немыслимого уровня.  В самом монастыре было приказано наглухо запереть колокольню. Монахини, собрав со всех трех храмов монастыря утварь и богатые иконы, перенесли их в кладовую, устроенную над кельями. По воспоминаниям монахини Настасьи, иконы поставили около стен, все остальное спрятали в сундуки, а к двери кладовой придвинули шкаф, загородив им дверь. Сундуки с вещами монахинь были поставлены в другой кладовой, устроенной под монастырскими кельями. Ворвавшиеся в монастырь французы ограбили все, что осталось в церквях. Монахиня Настасья так пересказывала воспоминания своих сестер, остававшихся в Страстном монастыре при французах: «у нас на большой иконе Спасителя риза апплике, а они подумали, что серебро, да как стали ломать, разглядели медь, и бросили, а где только было серебро и золото – все захватили. Потом они рассыпались по всему монастырю отыскивать еще добычи. Монахини так и обмерли: читают себе молитвы и ждут, что будет. А они шныряют себе с коридоров на лестницы да по кельям; которые были заперты, с тех они замки сорвали, да в кельях нечего было взять. Тогда они отыскали кладовую, где стояли сундуки монахинь, и унесли с собой все дочиста. А главного-то не видали: кладовой, где было спрятано все церковное богатство, они до конца не отыскали. Сколько раз шарили в шкафу, что перед дверью стоял, а отодвинуть его не догадались, так что и ризница и утварь – все уцелело». Французы выгнали монахинь из келий и сами поселились в них. 
 
 http://trojza.blogspot.com/2012/02/1812_24.html
 
 
Чудотворная икона Божией матери «Страстная» из Московского Страстного монастыря. Фотография, 1897 из кн. И.Ф. Токмакова.
 
Монахини нашли прибежище в трапезной церкви Собора иконы Божией матери Страстная. Нижний этаж Собора, к котором размещалась зимняя церковь Михаила Архангела (1690) с приделами Николая Чудотворца (1692) и Анастасии Узорешительницы (1844) неприятели превратили в склад награбленных у московских жителей съестных припасов. Через две недели  после вступления французов в Москву один неприятельский генерал прислал остававшемуся в монастыре сем священнику богатое облачение, красного вина и крупчатой муки для отправления богослужения, которое и совершалось в монастыре с этого времени. Как-то раз монахини услышали стрельбу у самых монастырских ворот. Как она стихла, они решились выглянуть на улицу, где в начале Тверского бульвара французы расстреливали и затем в назидание вешали на столбах «русских поджигателей». Как писал автор одного из первых путеводителей по Москве в 1827 году: «К увенчанию неслыханных в мире злодейств, Наполеон приказал на фонарных столбах Тверского гульбища повесить трупы мнимых зажигателей, с надписью на челе: «зажигатели Москвы». Французы не выделяли монахиням пропитания и те, чтобы хоть как-то прокормиться, по утрам тайком копали картофель на одном из огородов за монастырем. После ухода французов из Москвы в Страстной монастырь были временно переведены монахини из  сгоревших Георгиевского и Иоанно-Предтеченского женских монастырей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.