Крестный ход на Бородинское поле: рассказ участника

По материалам публикаций на сайте портала “Русская линия”.

18 сентября 2011 г. состоялся Крестный Ход в защиту мемориального комплекса на Бородинском поле.

Это важное действие началось с общей молитвы крестоходцев у Белорусского вокзала г. Москвы, которая всегда необходима и служится Православными христианами перед началом любого важного дела.

По прибытии на станцию Бородино у памятника-схемы Бородинской битвы состоялся общий сбор участников Хода, общение организаторов со средствами массовой информации и фотографирование с иконами Православных Святых и небольшими транспарантами, объясняющими суть и цель проведения этого действа в защиту Поля русской Славы от поругания и глумления над останками защитников-героев русской земли и Государства Российского двух Мировых и Отечественных войн.

Каково же было моё удивление, какой трепет я испытал и какой гордостью, как казачьего офицера Сибирского казачьего войска, наполнилось моё сердце, когда на первом памятнике, оказавшемся на нашем пути я прочёл, что он воздвигнут на самом левом фланге русской обороны у старой Смоленской дороги в честь защищавших его Московского и Смоленского Народных Ополчений! Из истории Русского Казачества я знаю, что в состав 10-ти тысячного Московского Ополчения влились 5 полков Московских городовых казаков! Это не менее 5 тысяч казаков! То есть костяком всех русских сил, защищавших наш левый фланг и героически отразивших натиск двух регулярных корпусов французской армии, закалённых в многолетних победных войнах во всей Европе, были русские казаки! Кроме самих москвичей в ополчение, скорее всего, по призыву русской Православной души, Русского Государя Императора, Святой Руси и славной генетической памяти своих героических казачьих предков встали в строй и городовые казаки городов Московской, Смоленской и ближайших областей Центра и запада России, казаки всё того же легендарного Стародубского полка.

Я, к сожалению, пока не знаю, была ли у них кавалерия или они дрались по потомственной науке пластунской казачьей тактики, но они «наломали холку» и отшвырнули хвалёных французских вояк, возомнивших себя новыми хозяевами Европы и всего мира, а так же всё их европейское подхвостье, притащившееяся с ними завоёвывать Россию.

Эта славная страница истории России говорит, что «казак — всегда и везде — казак» и всегда готов не просто встать на защиту России, но и проявить при этом непревзойдённое ратное мастерство, гордое пренебрежение к врагу, и явить миру ещё раз пример массового русского героизма! Не хотелось бы говорить об этом в этой статье, но здесь — ответ, мягко говоря, малоинформированным, но, уж точно, неуважительным к близким людям, на их вопрос: «Откуда, де, взялись в России «асфальтные казаки?» Да они всегда были в городах и весях почти всей России, были и всегда остаются ярко выраженной своими специфическими качествами, казачьим ратным искуством и казачьей культурой частью русского народа!

Далее организаторы Крестного Хода оказали мне честь и я получил возможность кроме участия в этом акте духовной брани ещё и послужить в деле обеспечивания безопасности нашего шествия — быть участником оцепления. Что мы и делали, с несколькими мужчинами, на протяжении всех 20-ти км пути к памятным знакам и русским позициям Бородинского поля, осуществляя движение с краными флажками левее основного шествия. Опять не передать словами мои чувства, когда мы подошли к следующему памятному знаку Бородино, точнее к могиле моих земляков-сибиряков 32-й дивизии, которые неделю в 1941 году громили и не пропускали дальше на Святую Русскую землю немецко-фашистских гадов, как всякая жлобская босота, возомнивших себя хозяевами Мира, но теперь уж в 20-ом веке. Их командир-сибиряк — полковник В.И. Полосухин в солдатской каске на автомобиле «Эмка» бесстрашно «летал» по всему Бородинскому полю, умело командуя его обороной и оперативно руководя боем своей дивизии!

В этой ожесточённейшей битве деревни и населённые пункты не раз переходили из рук в руки и не раз дело доходило до рукопашных схваток, в которых у немчуры против русского солдата всегда «кишка тонка!»! Я уже не говорю о том, что я чувствовал и о чём думал в эти минуты и часы, помня о том, что мой родной дед — Морозов Александр Николаевич, призванный на войну из Иркутской области, погиб летом-осенью 1941 года где-то на подступах к Москве. Может быть его прах даже покоится на этом Поле.

Из истории Битвы за Москву известно, что одна 32-я Сибирская дивизия полковника Виктора Ивановича Полосухина держала фронт протяжённостью в 35 километров!!! И это на самом главном направлении наступления всей гитлеровско-фашистской армады, рвавшейся на покорение и уничтожение — затопление Москвы.

Поэтому нельзя даже объяснять, почему вторым пунктом нашего скорбного и торжественного хода Памяти — Крестного Хода стала находящаяся в 100 метрах от первой могила Сибиряков 32-й дивизии. И, в исторической закономерности и преемственности поколений героев-защитников России, в 20-ти метрах за ней, в глубину Бородинского Поля находиться Памятный знак в честь сражавшегося на этом месте в 1812-м году Финляндского полка.

Не хотелось бы вспоминать здесь нынешних горе-строителей и кощунствующих на мемориальном Бородинском Поле, но как человек, кое-что построивший в своей жизни, я чётко увидел, как могли строить наши русские предки.

Дело в том, что этот Памятный знак представляет собой правильный куб, размером примерно 5 на 5 метров, и обложен красно-коричневым мрамором.

Но возведённый русскими благодарными потомками в честь своих героических предков к 100-летию Бородина в 1912 году, он принял на себя удары бомб и снарядов иноземных супостатов уже в 1941-м году. И не просто принял, но неприступно выдержал их!

Сейчас явно видно, что все эти попадания и ближайшие разрывы не оставили на нём ничего более, чем неглубокие витиеватые царапины в форме густых коралловых кустов. И ни один блок не был выбит со своего родного места, но по-видимому, спас не одну жизнь наших воинов в 1941-м году!

Слава нашим предкам, в том числе созидателям Исторических памятников на Бородинском Поле!

Но дальше крестоходцы столкнулись с явлением уже совершенно другого порядка. Буквально метрах в пятидесяти, как раз посредине, за двумя могилами сибиряков и правее Памятного знака Финляндского полка, уже на территории самого Мемориального комплекса «Бородинское поле» и самой битвы, вне исторической территории посёлка станции Бородино кто-то построил два новых дома! Не знаю, кем надо быть, что бы сотворить такое, и как можно жить на политой кровью защитников России земле. Ведь кроме домов там построены хозяйственные постройки и их, извините, сортиры.

История до сих пор не располагает точными данными о количестве погибших в той бойне всех времён и народов. Цифры разнятся от 85 до 105 тысяч погибших и до 35-ти тысяч боевых коней! А сколько там крови пролили раненые? Всё поле было усеяно разорванной человеческой плотью, раздробленными костьми, мозговым веществом и пропитано кровью. Что говорить об истерзанности тел простых солдат, когда от русского генерала Тучкова через месяц после битвы нашли лишь палец с обручальным кольцом. А крестьяне окрестных деревень целый год хоронили убитых или сжигали всё, что осталось после этого страстного события.

Я не сгущаю здесь краски, просто непонятно, каким простейшим по организации существом, с каким вакуумом души и в сердце, надо быть, что бы не понимать таких истин? Как можно взять на себя такой смертный грех? И самое главное, что этот грех не только на поставивших дома и ныне живущих там, но и на тех, кто сейчас причастен к переводу заповедных земель в другой статус и создающих такие кощунствующие прецеденты!

В Святом Писании сказано, что даже не так грешен тот, кто совершает грех, как тот, кто искушает ко греху, через кого приходят такие искушения! Вот кому из разных уровней администраций надо подумать, своим действием или бездействием допускающим такие святотатства.

Далее наше движение достигло окраины деревни Семёновское, которая была центром всей той битвы и была дотла сожжена в пылу артиллерийских дуэлей и рукопашных схваток.

И здесь мы увидели реальный положительный пример борьбы Общественной организации «Бородино-2012» в деле защиты Бородинского поля, которая не позволила построить усадьбу, за окраиной деревни, для которой уже был завезён строительный материал и началась копка чьей-то купальни в каких-то 200-х метрах от Багратионовых флешей и в прямой видимости Спаса-Бородинского монастыря на поле той великой брани.

Наше движение не было прямолинейным по асфальтной дороге Бородинского поля, при появлении в глубине Поля памятников и могил наших воинов крестоходцы подходили к каждому из них, чтили место боя того или иного русского полка и молились за упокой их чистых душ.

Уверен, что у каждого из нас было и приподнятые, и благоговейные чувства, ибо практически материально ощущалась вся святость, этой земли, освящённая подвигом и жертвенностью нашего народа, чувство настоящей причастности и к этому месту и к тем, не казавшимся нам далёкими событиями. Даже больше того, наш Крестный Ход был не простым пребыванием на этом Святом для каждого нормального человека нашей страны месте, но каждый из нас знал и чувствовал для чего он идёт в общем строю и что своим действом мы совершаем то же акт духовной брани охранения чести и покоя наших героических предков, пытаемся защитить их от надругательства над их памятью и от кощунства непочитания их героической Славы и Святой Земли

Бородинского поля. Да, это было не просто движение и стояние со Святым Крестом, Иконами, Хоругвями и плакатами — это было истинное предстояние перед Богом в защиту наших Святынь, общение с Богом, и без преувеличения скажу, приобщение к Богу! И оно нас мощно вдохновляло, придавало силы и поднимало над обыденностью, не говоря уже о тех мерзостях, творимых отдельными собями всех сторон этих немыслимых преступных деяний в наши дни и на этом неприкосновенном для любого нормального человека месте, которых назвать людьми просто и язык не поворачивается!

Следующим пунктом нашего хода cтала Батарея генерала Раевского и находящийся на самом верху этого, овеянного Славой, исторического холма памятник в виде Православной часовни и находящаяся у её основания могила русского генерала П.И.Багратиона. В этом месте к нам присоединился Почётный караул Союза Православных Хоругвеносцев, которые своей особой формой, Православными Святынями и Хоругвями очень оживили, сделали нашу колонну более представительной и внушительной. Я давно знаком с этой организацией и её руководителем Леонидом Данатовичем Cимоновичем-Никшичем, ещё в 2004 году стоял с ними, участвуя в протестной акции у американского посольства, против бесчеловечных и фашистских бомбёжек НАТО городов братской Православной Сербии, наглой агрессии этой безнаказанно фашиствующей вот уже около 10 лет по всему Миру, преступной и супергиперэкстремистской, так сказать, организации. Пока этим выродкам рода человеческого был противовес в лице Великой Империи — Советского Союза, им в голову не могло прийти даже в сто раз меньшая наглость и желание массово убивать целые страны — уничтожать их независимость, суверенитет, совершать садистские акции массового убийства мирного населения. Сейчас всё нормальное человечество столкнулось уже с бесноватыми фанабериями о мировом господстве США и их сателлитов образца конца 20-го, начала 21 века. Таковы, к сожалению, реалии современной истории человечества. К тому же, я и позже два раза участвовал с Хоругвеносцами в демонстрациях в честь Дня Победы и ещё какой-то, сам нёс Хоругвь. Так что, когда служился Молебен и Акафист Смоленской Иконе Божьей Матери у подножия холма Батареи Раевского, на нём стояли уже породнённые не одним актом духовной брани воины Христовы, Православные женщины и дети.

При пересечении моста через реку Колочь и дальше к деревне Бородино я отметил, что на Поле стоят Памятные знаки почти всем частям Русской Армии, но нет, или мы его просто не видели, памятника тем 7-ми тысячам донских казаков Атамана Платова, которые по приказу Главнокомандующего М.И. Кутузова совершили героический, отмеченный в Истории Мировых войн правофланговый удар по боевым порядков французов. Когда Наполеон увидел наступающую лаву Донских казаков, он чуть ли не с восхищением заявил, что это наступает лучшая в мире лёгкая кавалерия. Известно другое его выражение, что будь у него два таких казачьих корпуса — он бы вообще не знал себе противников.

Но мы знаем, что казаки — лёгкая кавалерия, лёгкая-то лёгкая, но не раз, вооружённые только одними саблями, разрубали в клочья и тяжёлую кавалерию, как всё ту же немецкую закованную в броню, в первую русско-прусскую войну, когда русские в первый раз взяли Берлин! Результатом этого дерзкого рейда, форсирования при этом ни одной водной преграды, и казачьего удара в левый вражеский фланг стало то, что после него Бонапарт так и не решился пустить в бой свою Старую гвардию! И это, конечно же, внесло немалый вклад в нашу моральную победу над нашествием. Великий русский писатель Л.Н.Толстой, что французы в первый раз почувствовали на себе в Бородинской битве столкновение с не менее себя слабым противником.

Во время этого крестного хода произошло ещё одно знаменательное событие. Ведь из истории известно, что когда перед битвой русские войска построились в боевые порядки, над Русской Армией вдруг начал кружить русский орёл и Фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов сказал историческую фразу: «Там, где русичи бьются за свою свободу, всегда взлетает русский орёл!!!» И самое главное случилось, кода мы подошли к наблюдательному пункту М.И.Кутузова, над полем тоже стал летать русский орёл и кружил над нами и на нашем правом траверзе, пока мы шли через деревни Псарёво, Татариново, до самой середины Бородинского поля перед деревней Семёновское!

Вот и думайте, кто прав в этом противоборстве за честь Второго Поля Русской Славы, за сохранение покоя наших героических предков, от глумления над их останками и непорочности политой русской кровью Бородинской земли. Нельзя не сказать о тех чувствах, которые мы испытывали во время всего движения и при всех этих событиях! Было, действительно, ощущение того, что душа твоя омылась чистой родниковой водой и земля тебя наполняет силой и чуть не приподымает над собой. В русском языке много звуков, букв, слов, понятий и ни одно из них не прибывает просто так, без надобности, без объяснения какого-то явления или мудрого жизненного смысла, И если бы у Православного русского человека в жизни не было бы глубоких ощущений окрылённости и воодушевления, не было бы в русском языке и таких слов. Здесь вспоминаются слова Атамана Одесского казачьего округа Союза казаков России Олега Дрямина, который со своими казаками в 2010—2011-х годах ходил Крестными Ходами по могилам казаков, погибших в Приднестровье через всё Приднестровье, всю Украину до Москвы и от Москвы до Северного Кавказа, до Северной Осетии: «Мы, крестоходцы, часто переживаем такие чувства и вдохновение!»

Вся беда в том, что не только такие чувства мы испытывали в тот день на Бородинском Поле. особенно при виде того, что сейчас происходит с Бородинским Полем, как Можайские чиновники и даже директор Музея-Заповедника «Бородинское Поле» исключительно неправдами изымают из заповедного статуса земли и продают их под котеджное строительство с их отхожими и купальнями.

У нас в Сибири и на Целине последним есть и другое более «цветистое» название, но я его здесь, конечно, приводить не буду. Ещё с Батареи Раевского мы увидели резко контрастирующее издали со всем ландшафтом Бородинского Поля, построенное, к тому же на холме другого берега реки Колочь высокое белое здание. Это т.н. Фондохранилище ни к чему было строить таким высоким и таким светлым и сейчас оно, практически, с любого ракурса осмотра композиции Бородина торчит, как белый пуп, противопоставляя себя всем памятным знакам центра и правого фланга русской позиции. Противопоставляя себя даже Батарее Раевского с её высоким памятником и белой часовней, посвящённой месту боя одного из русских полков на высоком берегу реки Колочь. Ещё одним нетерпимым и возмущающим событием стал увиденный нами, примерно в километре от НП Кутузова с левой стороны от Новой Смоленской дороги шлагбаум с примерно такой надписью: «ЧАСТНОЕ ЗЕМЕЛЬНОЕ ВЛАДЕНИЕ. Платная услуга выгула лошадей». Это то же территория Борординского заповедника, место дислокации войск русского генерала Остерман-Толстого, казаков казачьего генерала Платова и кавалеристов генерала Уварова. Сюда тоже долетали ядра и гибли русские воины. Отсюда войска Остермана-Толстого выдвинулись в поддержку войск генерала Дохтурова и Батареи Раевского отсюда начали свой исторический обходной манёвр и удар по расположению Итальянской гвардии и генерала Богарне донские казаки, совместно с кавалеристами генерала Уварова. По этим местам, конечно же отходили раненые русские солдаты, орошая землю своей праведной кровью; поодиночке, помогая друг другу или при милосердной помощи крестьян-санитаров. И вот такое Святое и политое русской кровью Место кто-то купил в своё личное частное владение! Кто осмелился продать такую Святыню?!

И кем надо быть, что бы, всего лишь, на бумаге завладеть ею, пытаться зарабатывать на ней деньги, устраивая утехи?! Ёлки зелёные!

Ну, проедь 3 км на Восток или в любую другую сторону и, как говорится, «хоть на голове ходи!» Нет, надо незаконно захватить это Святое место и устраивать тут свой бизнес и развлечения?! Ну что в России мало земли?! Дальше ещё пуще — за деревней Татариново, как раз на тех местах, куда всё-таки французы несколько оттеснили русские войска за дерёвню Семёновское, закончился весь этот кровопролитный бой и поле представляет сплошное кладбище, кто-то построил целую усадьбу с различными строениями, углубившись метров на 50 в самое чрево Бородинского Поля. И как в насмешку назвал его местом памяти защитников Бородина. И теперь поминает их на их костях, а в самом дальнем месте её заглубления в Поле поставил часовню. Ну зачем она стоит на самом кровавом месте? Зачем ей стоять там и нарушать покой убиенных воинов? Если уж так хотел бы почитать их славу и поминать их души, ну поставил бы её где-нибудь в километре в стороне!

Никогда нам таких не понять!!!

А как понять тех, кто кощунственно экскаватором и бульдозером перекопал в районе деревни Криушино, Старого и Нового сёл могилу русских гренадёров, перемолол их кости, сгрёб в сторону, понастроил ближе к Москве реке свои коттеджи и преспокойно там проживает?! На территории Бородинского Поля 300!!! братских могил и правый берег Москвы реки был местом боёв или просто стычек противоборствующих сторон, местом казачьего рейда и всё после битвы — местом общих захоронений. Наполеон вообще называл Бородинскую Битву битвой на Москве реке.

На митинге у памятника А.С.Пушкину в городе Москве за неделю до крестного хода один из выступающих напомнил, что в Бородинской битве успешно дрался полк бурят, я знаю, что в той войне участвовал и полк башкир, и два полка киргиз-кайсаков, вооружённых луками, копьями и арканами. Они вместе со всей Русской Армией прошли всю Европу, взяли тысячи городов и вместе с ними всё те же Берлин и Париж!

А вот сейчас кто-то глумится над пролитой кровью и прахом и этих наших братьев по оружию, а вместе с ними предков и всех народов России: татар, грузин, армян, фино-угорских и всех остальных наших народов. Ведь не зря же та война называется Отечественной войной 1812 года. Истинно, тогда дралось за свободу, независимость и территориальную целостность всё наше Великое Отечество!

Прежде, чем что-то сделать — необходимо, как говорится, изучить историю вопроса. Когда через 150 лет после Бородинской битвы, в 1962—1963 годах на её месте проводились археологические, изыскания были обнаружены общие захоронения, в которых до пяти слоёв находяться похороненные или сожжённые останки воинов, пересыпанные 15-сантиметровым слоем глины. Самый верхний слой не сжигался. Но когда советские воины докапывались до следуюшего слоя захоронений, они пулей выскакивали из шурфов от страшного даже через 150 лет запаха разложившейся плоти. Скорее всего и сейчас не многое изменилось в этих СТРАСТНЫХ местах!

И как на том месте сейчас живётся новым т.н. «хозяевам» Бородинской земли?

Пока им, только Бог судья! Но глубоко заблуждается тот, кто считает, что это просто слова.

От деревень Псарёво и Татариново, как я уже писал ранее, при сопровождении парящего слева русского орла, наш Крестный ход продолжился через самый центр Бородинского Поля и всей той Великой битвы к деревне Семёновское. И тут, неожиданно для всех, организаторы Хода: Геннадий Павлович Сальников и Александр Сергеевич Шуринов так взвинтили темп ходьбы, что многим из нас пришлось, не понарошку, «закусить удила» и приложить немалые усилия, что бы не отстать в конце этой полумарафонской дистанции!

Но, ко всеобщему удивлению, в первой группе крепко держалась и чётко вышагивала в своих спортивных кроссовочках очень сильно-согбенная старушка! Мало кому верилось своим глазам и многие, наверное, думали, что долго её на такой темп не хватит, но к ещё большему удивлению, она и не думала сбавлять темп и отставать, когда некоторые из нас уже серьёзно над этим стали подумывать. И так мы дошли до станции Бородино за минут сорок до прихода Московской электрички.

Одними из последних фотографий этого Крестного Хода стали фотоснимки снова у памятника Московскому и Смоленским ополчениям. А как я недавно всё-таки выяснил, что Главнокомандующий Русской Армией М.И.Кутузов в своей гениальной диспозиции войск, перед битвой, поставил на левом фланге за спиной Ополчения казачью кавалерию Атамана Карпова, как и на правом — Атамана Платова, дабы предотвратить обходные маневры «цивилизованных европейцев» любым из их родов войск, в т. ч. их многочисленной кавалерии! Так, что тот, кто по своей, может, неосведомлённости заявляет о промахах в руководстве Русской Армией на Бородине, скорее всего, всё-таки, намеренно и явно лукавит. Тому в докказательство, своевременные и полезно-результативные манёвры русских войск в ходе битвы: полков генералов Тучкова, Остерман-Толстого, выдвижения на огневые позиции русской артилерии, удары кавалерии и другие оперативные решения и действия!

По сути старым, седым и мудрым русским Фельдмаршалом М.И.Кутузовым на Бородинском Поле обнаглевшей европейской шпане был устроен многосекторный, лязгающий стальными зубами, опаляющий пороховым огнём, состоящий из оборонительных флешей, редутов, артиллерийских батарей, огрызающихся огнём и штыками каре русской пехоты и яростно рубящихся в кромешном аду битвы кавалерийских полков, НАВОДЯЩИЙ НА «завоевателей» УЖАС, РУССКИЙ ЕВРАЗИЙСКИЙ КАПКАН! Побывав в этом русском Бородинском капкане, иже в объятьях русского разьярённого медведя, отведав его клыков и когтей, всё эта пришлое многязыкое, ранее непобедимое воинство, в ошеломлении, поджавши хвост, несколько дней зализывапо свои раны и подпалины. Как писал в 1812 году! в своей басне великий русский баснописец Иван Андреевич Крылов «Волк на псарне»: «Ты сер, а я, приятель сед. И волчью вашу я давно натуру знаю; а потому обычай мой: с волками иначе не делать мировой, как снявши шкуру с них долой». И тут же выпустил на Волка гончих стаю. Внешне спокойно и, кажуще неторопливо, но истинноо мудро и оперативно старый седой русский фельдмаршал М.И.Кутузов руководил весь день этой страшной битвой всех времен и народов. И кому, как не ему, было более объективно оценить её результаты: всю динамику противоборства, на каких позициях к концу дня оказались обе армии, какой урон понёс противник и в каком боеспособном состоянии оказалась Русская Армия. Не буду повторять общеизвестное и тысячекратно проговоренное, почему было принято решение о нашем отступлении и оставлении Москвы, но напомню, что как писал в своём романе «Война и Мир» Л.Н.Толстой, Главнокомандующий Кутузов, находясь с Армией в селе Тарутино долго размышлял, а точнее надеялся и ждал плодов для победы во всей войне 1812 года от Бородинской битвы. А именно, по Толстому: «Неразрешённый вопрос о том, смертельная или несмертельная была рана, нанесённая в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертельным.» И кода ему донесли, что у как смертельно раненного зверя свершилось то безумное, судорожное «метание войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, — метания, которое сделало возможным то, о чём всё-таки не смел ещё тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов.» Тогда старый седой наш Главнокомандующий произнёс историческую, шедшую из его истинно русской души фразу: «Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей..- дрожащим голосом сказал он, сложив руки — Спасена Россия! Благодарю тебя, господи!»

Нет не зря за несколько лет до этого Наполеон говорил примерно так: «Багратиона я опасаюсь, а Кутузова вообще боюсь.» На поверку так и получилось — сам факт его перехода с войском русской границы стал для Бонапарта и его Империи фатальным .Ну, да ладно с ними, как говорится, на что напрашивались — то и получили.

Но через 199 лет среди нас, участников Крестного Хода в защиту Бородинского Поля, в его заключительный момент, нашлось несколько человек, которые в один голос стали высказывать своё восхищение, по сути, подвигом крестоходца той нашей Православной бабушке. Они ей откровенно признались в том, что если бы не её пример, они бы точно отстали от общей процессии! Вот и такие чудеса, оказывается, происходят на полях Священной брани за Правду и Справедливость!

Так что многое было в тот день сделано, прочувствовано и каждый из нас, конечно, обогатил свой опыт духовной жизни, что-то понял, чему-то научился. И, думаю что, не всё сразу многими до конца осознанно, как для себя лично, так и то, какие плоды в будущем для спасения Бородинского Поля от, мягко говоря, неправомерных против него действий, принесёт наш Православный Крестный Ход!

С глубоким уважением, Войсковой старшина Сибирского казачьего войска, аналитик, казачий журналист Морозов Ф.С.

Ушла в Вечность Наталья Александровна Сальникова-Филатова, верная сподвижница и подруга жизни Геннадия Павловича Сальникова, будучи активнейшим членом Правления «БОРОДИНО 2012 – 2045» и верной соратницей. Ушла на 62 году жизни. Вечная Память!!!


“ВИТЯЗИ” ЧЕСТВУЮТ НАРОДНОГО ХУДОЖНИКА СССР И.ГЛАЗУНОВА С 50-летием. В ПЕРВОМ РЯДУ – ПОЧЁТНЫЙ ЧЛ.ШТАБА И. ГЛАЗУНОВ, В ЦЕНТРЕ – НАЧ.ШТ. Г.САЛЬНИКОВ, ЧЛ.ШТ.”ВИТЯЗИ” ОТВ. СЕКР.ВООПИК г.МОСКВЫ Э.ДЬЯКОНОВ, ЧЛ.ШТАБА Н.А.САЛЬНИКОВА – на фото СПРАВА верхний ряд, В ЦЕНТРЕ – ПОЧЁТНЫЙ ЧЛ.ШТАБА КОСМОНАВТ В.СЕВАСТЬЯНОВ С СУПРУГОЙ. В ЦЕНТРЕ – Л.ДЬЯКОНОВА, О.БЛАГОЧЕВА, Н. БЕНУА-ГЛАЗУНОВА, В ПЕРВОМ РЯДУ ГЛ.РЕД. ЖУРН.ТЕХНИКА МОЛОДЁЖИ ЗАХАРЧЕНКО, ДИКТОРЫ ЦЕН.ТВ.

Наталья Александровна Сальникова-Филатова по специальности художник-архитектор. На фото, где изображен певец и сказитель Боян с гуслями – оформление Натальи Александровны Сальниковой-Филатовой!

Витязь Бородинского поля

Изображение 141Президент Российской общественной организации «Бородино–2012-2045»

Геннадий Павлович Сальников награжден почетной

Звездой Героя казачества!

Награда была вручена генерал-полковником казачьих войск

Николаем Алексеевичем Сиволобовым

18 октября во время 8-й паломнической поездки

на Бородинское поле в защиту исторического ландшафта

Поля Великой Славы!

Изображение 067.

Геннадий Павлович Сальников удостоился награды за то, что вместе со своими многочисленными соратниками в самом прямом смысле защитил и продолжает защищать историческое Бородинское поле от современных вандалов, которые пытались застроить его коттеджами для «новых русских».

Геннадий Павлович также является Председателем Попечительского совета московского Страстного монастыря, которому в следующем 2016-м году исполняется круглая дата – десять лет, десять лет молитвенных стояний на ступенях кинотеатра «Россия» в любую погоду каждую субботу и воскресенье, активной просветительской деятельности, крестных ходов, подвижничества!

Многие люди в Москве и России знают Сальникова как крупного общественного деятеля, многое сделавшего для воссоздания исконных духовных ценностей нашей Родины. Геннадий Павлович ещё и многоопытный музыкант, певец с огромным стажем сольной и хоровой деятельности. Значительная часть его творческого пути связана с Государственным академическим русским хором имени Свешникова.

Копия Молитвенное стояние.

Панорама Бородино-2012.
Изображение 026.

Изображение 019.

012.

015.

0177.

022.

023.

Изображение 027.

Изображение 034.

Изображение 044.

Изображение 058.

009.

Изображение 079.

Изображение 070.

Изображение 084.

Изображение 082.

Изображение 091.

Изображение 092.

Изображение 0955.

Изображение 099.

Изображение 108.

Изображение 127.

Изображение 129.

Изображение 133.

Изображение 137.

Изображение 156.

Изображение 170.

Изображение 175.

Изображение 165.

Изображение 0644.

Публикуем беседу с Героем казачества, которую провел потомок героя Отечественной войны 1812 года Александр Шуринов.

.

А.Ш.: Геннадий Павлович, скажите, в чём Вы видите основную цель РОО «Бородино–2012-2045»?

Г.С.: Основная цель — духовное объединение России, аккумулирование сил для наведения порядка в нашей стране, противостояние деградации молодёжи. Оживление исторической памяти должно служить духовному возрождению России на основе правды о событиях 1812 года: Россия не только выстояла и изгнала врага со своих земель, но и освободила Европу от тирании Наполеона и его буржуазных приспешников.

А.Ш.: Сегодня причины той войны довольно размыты в сознании российского сообщества. Не могли бы Вы их кратко прояснить.

Г.С.: Причины более чем понятны. Особенно сегодня в высоты, так сказать, более чем двух столетий. Основная причина, в претензиях Наполеона и его пособников на мировое господство. Им нужны были рынки сбыта своих товаров и, соответственно, увеличение доходов. Конкуренцию составляла Англия и Россия. Так что, это первая глобалистическая заявка, заявка на мировое господство. Безусловно, это делалось под предлогом продвижения революционных идей о равенстве и братстве всех сословий и всех народов.

Сегодня мы видим, как под прикрытием идей защиты прав человека уже десятилетия ведутся захватнические войны, выдвигаются и продвигаются идеи глобализма, идёт террористическая война. Отличия только в видах применяемого оружия и новых военных технологиях.

А.Ш.: Геннадий Павлович, мне привелось изучать отношение великого русского поэта и мыслителя А.С. Пушкина к Наполеону. Пушкин был свидетелем войны 1812 года и имел достаточно критическое мнение об этой фигуре. Он называл Наполеона тираном, кровавым злодеем и даже ужасом мира. Что Вы думаете по этому поводу?

Г.С.: Конечно, фигура Наполеона очень показательна для того времени с его кровожадными революционными истоками и поползновениями. Следует сказать, прежде всего, о тех ключевых видах оружия, которое использовал Наполеон. Конечно, это артиллерия, которую его армия научилась использовать с предельной эффективностью. т.е., с непомерной жестокостью. Хорошо известно, что после Бородинской битвы даже невозможно было найти останков некоторых погибших генералов, не говоря уже о рядовых.

Нужно заметить, что в битве при Бородино погибло и было ранено максимальное для той эпохи число людей. Некоторые учёные заявляют, что если определить проценты людских потерь всей, так называемой, наполеоновской эпохи пропорционально числу жителей Европы того времени, то они превысят проценты потерь в период Второй Мировой войны. Очевидно, недаром современник эпохи А.С. Пушкин называл Наполеона «Ужасом мира». Тысячи и тысячи могил покрыли территорию Европы. Сотни тысяч инвалидов десятилетиями ещё бродили по Европе в поисках лучшей доли. И всё это в угоду завоевательной доктрине и непомерным амбициям того, кого в России простые и непростые люди называли дьяволом.

А.Ш.: Геннадий Павлович, скажите, пожалуйста, Наполеон использовал какие-либо новые для того времени виды оружия?

Г.С.: Наверное, о новых видах оружия говорить не стоит. Необходимо признать большую мобильность армий Наполеона, способность создавать численные и прочие преимущества во время военных действий. Но, следует заметить, русская армия в сражениях при Прейсиш-Эйлау, Бородино и другим сражениям, в том числе, в Европе, умела этому противостоять.

Мало говорят сегодня о других технологиях «подрыва» противника, которые использовал Наполеон. А говорить об этих технологиях необходимо больше и внятнее, лишая врага псевдоромантического ореола, который пытаются навязать его современные горепочетатели и горепоследователи не только за рубежом, но и в России.
Например, следует показывать, что перед походом в Россию, по распоряжению Наполеона были отпечатаны миллионы фальшивых российских денег. Следует показывать, как засланные впереди его армий лазутчики пытались скупать на эти деньги хлеб у помещиков и их управляющих, грабили и убивали тех, кто препятствовал этому.
Нужно отмечать, что русские крестьяне отказывались выходить на рынки, которые своими указами велел открывать Наполеон. Они не хотели снабжать захватническую армию продуктами и фуражом.

Следует показывать, что при бегстве французы не только грабили храмы и население, но и гнали с собой в Европу, захваченных в рабство, женщин и детей. Известен случай, когда такую группу женщин и детей числом около 700 человек гнали до самой Березины, где они, в конце концов, замёрзли, запертые в амбаре, дабы не мешали переправе остатков вражеских войск через реку.

А.Ш.: Известно, что французскими армиями осквернялись и уничтожались храмы и дома священнослужителей. Скажите, какими ещё действиями Наполеон и его армия вызывали возмущение населения? Что делало население в этих случаях?

Г.С.: Нужно сказать, что население страны не было сторонним наблюдателем событий. В отдалённых районах создавалось ополчение, собирались и готовились ресурсы, отливались пушки. А по фронту движения армий врага священники и активные крестьяне создавали партизанские отряды, ограждали храмы, не допускали фуражиров к своим и помещичьим амбарам. Имена отдельных командиров этих отрядов, в которых воевали в основном крестьяне, все знают: Еремей Четвертаков, Герасим Курин, Василиса Кожинова, «кружевница Прасковея», С. Емельянов. Таких крестьянских отрядов было немало. Многие их командиры и рядовые партизаны нам, к сожалению, неизвестны. О военных партизанских отрядах, которых тоже было немало, мы тут не говорим. Имена Д.В. Давыдова, А.И. Сеславина, А.С. Фигнера и других достаточно известны нашей исторической науке.

Сегодня болтунами и агентами влияния обществу внушаются мысли, что война, дескать, не была Отечественной, что все события решались на полях сражений, где участвовала регулярная армия. Как мы видим, это не соответствует действительности.
В этих попытках пересмотра истории есть особая цель: подорвать духовное единение народа, которое было достигнуто в 1812 году. И таким образом лишить нашу духовную культуру благотворного духовного опыта общей народной победы в 1812 году. Опыта, который нам вновь пригодится, чтобы освободить страну от бездуховности, экономического рабства, которые навязывают нам прозападные и другие зарубежные круги.

А.Ш.: А что Вы скажете о роли и значении в достижении победного результата в 1812 году Михаила Илларионовича Кутузова, имя которого стало в последние годы предметом уничижения его полководческих талантов и оскорбительных моральных предположений?

Г.С.: Во-первых. Необходимо осознавать и доказывать, что Светлейший Князь, фельдмаршал М.И. Голенищев-Кутузов являлся замечательнейшим полководцем своего времени. Это признано императором Александром I и всей Россией. Это историческая правда. Именно ему прибавлено к имени величественное звание — Спаситель Отечества. Так, его подвиги оценили современники. Давайте научимся уважать и ценить своих героев, своих полководцев!

Что касается домыслов о его частной жизни, то, на мой взгляд, носители такой гадости должны подвергаться общественной обструкции, а за неимением таковой, уголовному преследованию наравне с оскорблением флага или герба страны.
Распространение таких домыслов в среде историков доказывает их зависимость от неких западных идеологов, имеющих целью духовное обнищание население и ослабление страны и армии. Всё постыдное несёт заказной характер и должно быть искоренено из русской истории и благородных биографий наших предков.

А.Ш.: Бородинское поле вы отстояли. Теперь на очереди – возрождение Страстного монастыря, разрушенного в 1937 году. Что вас подвигает на это?

Г.С.: Страстной женский монастырь — обитель, у которой богатейшая история. Иконография Страстного образа Божией Матери восходит к XII веку. А чудодейственная икона появилась в России в XVII веке. На месте встречи иконы в Москве 13 августа 1641 года и была затем (в 1646 году) построена каменная церковь во имя Пресвятой Богородицы, а в 1654 году был основан Страстной девичий монастырь, единственный до сего дня, посвящённый Страстному образу Богородицы.

В результате богоборчества в 1937 году монастырь был полностью разрушен. Мы ставим вопрос так: не является ли сегодня задача его восстановления — государственной задачей? Не следует ли государственным властным структурам понять, что без возрождения этого памятника Православной веры и русской культуры невозможно и духовно-нравственное возрождение общества? Ведь доверие к президенту и правительству основывается на их конкретных делах по возрождению православных храмов и монастырей. И это доверие, безусловно, возрастёт, когда будет принято решение о возрождении Страстного монастыря.

Кроме того, возрождение монастыря станет актом общественного покаяния, актом возрождения ценностей семьи, ценностей служения Отечеству, в которых современное общество крайне нуждается.

Нужно отметить, что в 1812 году первый колокольный звон и первый благодарственный молебен по случаю избавления Москвы от завоевателей были произведены именно в Страстном монастыре.

Всё это даёт нам основание проводить на месте монастыря вот уже более 7 лет молебны и общественные православные стояния, обращаться к правительству с просьбами о возрождении Русской святыни. При этом мы предлагаем сначала построить на месте монастыря небольшую часовню, а потом через какое-то время подготовить общественное мнение к строительству монастыря.

А.Ш.: Спасибо, Геннадий Павлович. Успехов вам и вашему движению!

.

Сергей Иванович Турченко, капитан 1-го ранга, главный редактор сайта о боевых и трудовых подвигах, совершённых в интересах России и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества «РОССИЙСКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ»

rosgeroika.ru/geroi-nashego-vremeni/2015/october/vityaz-borodinskogo-polya

16 памятников важнейших сражений Отечественной войны 1812 года

 

В белорусском городке Клястицы собирают пожертвования на воссоздание памятника героям Отечественной войны 1812 года …

Клястицы

Чуть более года назад, 19 сентября 2013 года, известные краеведы из Полоцка братья Андрей Геннадьевич и Алексей Геннадьевич Буховецкие в агрогородке Клястицы обнаружили старый фундамент памятника героям Отечественной войны 1812 года, пишет газета «Голос Россонщины».
 
«Каким образом мы смогли определить местонахождение его фундамента? Нам помогла одна из фотографий, – пояснил Алексей Геннадьевич Буховецкий, – когда-то сделанная уже упомянутым нами приставом І стана Дриссенского уезда. На ней запечатлены памятник-часовня в местечке Клястицы и в нескольких десятков метров Церковь святых Апостолов Петра и Павла. С помощью фотографии и старой карты мы провели исследование местности и сначала нашли старую дорогу на Санкт-Петербург. Затем отыскали фундамент храма, где по церковным канонам все алтарные части показывают на восток, после чего найти старый фундамент монумента уже было несложно». 
 
«В связи с празднованием 25-летия взятия Парижа император Николай І распорядился возвести памятники на полях шестнадцати важнейших сражений Отечественной войны 1812 года на территории Российской империи», – продолжил он. 
Клястицы
 
«Но, к сожалению, – посетовал краевед, – столь грандиозный проект в полном объёме так и не был осуществлён. В связи с истощением выделенной на строительство денежной суммы, 27 февраля 1848 года Николай І, во время высочайшего доклада по данному вопросу Военного министра А. И. Чернышева, повелел возведение монументов прекратить». 
 
«Как выглядел монумент в Клястицах? Закладка его фундамента с памятной табличкой началась в 1855 году, – поведал он. – А уже в конце следующего года монумент был собран и окружён оградой из железных цепей. Он представляет собой восьмигранную усеченную пирамиду на цилиндрическом постаменте, увенчанную чешуйчатым луковичным куполом с позолоченным православным крестом. Вокруг средней части пирамиды были расположены восемь пар колонн с позолоченными двуглавыми орлами наверху. С лицевой стороны памятника была надпись: «Сражение при Клястицах 19 июля 1812 года», немного ниже: “Поражение Удино графом Витгенштейном”, с противоположной стороны – “Взято в плен неприятеля 912 человек”». 
Клястицы
 
«Когда памятник перестал существовать? В тридцатые годы 20 столетия церковный символ – крест – и символы самодержавия – двуглавые орлы – трагически решили участь практически всех уникальных монументов русской Славы.  В 1931 – 1932 году памятники-часовни на Бородинском поле, в Малоярославце, Красном и Полоцке под предлогом нехватки в стране чугуна были взорваны и отправлены на переплавку (памятник в Ковно исчез ещё в 1915 году во время Первой мировой войны). Весной 1939 года та же участь постигла и монумент в Клястицах», – рассказал Алексей Геннадьевич Буховецкий. 
 
На месте фундамента памятника был установлен валун, а на нём памятная табличка с надписью: «С надеждой на восстановление этим камнем отмечено место разрушенного в 1939 году памятника-часовни, сооружённого в 1857 году по указу императора Николая І в честь побед у Якубово и Клястиц 18 и 19 июля 1812 года. Здесь 1-й пех. корпус российских войск П. Х. Витгенштейна, нанеся поражение французскому корпусу маршала Удино, окончательно остановил наступление французских войск на Санкт-Петербург». 
 Клястицы
«Один мудрец сказал: “Народ, который не помнит свою историю, не имеет будущего”.
У всех нас появился реальный шанс уже сегодня восстановить своё прошлое. С открытием специального счёта у каждого есть возможность стать участниками благого начинания по восстановлению памятника в Клястицах. Эта святыня может стать не только символом победы в войне 1812-го года и светлой памяти потомков, но и настоящей визитной карточкой района с точки зрения нашего исторического наследия», – сказал председатель Клястицкого сельисполкома Николай Хоменок.

САЛЬНИКОВ ГЕННАДИЙ ПАВЛОВИЧ

ПРЕЗИДЕНТ  РОО  «БОРОДИНО– 2012– 2045»

САЛЬНИКОВ  ГЕННАДИЙ  ПАВЛОВИЧ

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ:

Родился 18 октября 1941 году в деревне Алёшня Ленинского района Тульской области

на оккупированной немцами территории, когда происходили ожесточённые боевые действия под Тулой.

1959–1963 – Тульское музыкальное училище им. А.С. Даргомыжского по классу бояна.

1963–1966 – военная служба в советской армии Таманской дивизии в городах

Алабино и Голицыно Московской области

1966–1969 – обучение в Училище имени Гнесиных по классу вокала.

1970–2013 – солист Государственного академического русского хора имени А. В. Свешникова.

1979–1990 – основатель и руководитель штаба общественного движения «Витязи».

1982–1987 – основатель общественного движения за возрождение Храма Христа Спасителя

в г. Москве. Основатель общественного движения против переброски северных рек в Среднюю Азию.

1980 – организатор заседаний и встреч посвящённых празднованию 600-летия Куликовской битвы.

1988 – организатор заседаний и встреч посвящённых празднованию 1000-летия крещения Руси.

1992–2015 – служитель православного храма в г. Москве.

2006–2015 – организатор молитвенных стояний на Страстной (Пушкинской) площади Москвы.

2006–2014 – организатор девяти гражданских молитвенных шествий 4 ноября

по Бульварному кольцу Москвы. 

2011–2015 – организатор восьми крестных ходов на Бородинское поле в защиту

исторического ландшафта и недопущения коттеджной застройки.

2014 – организатор двух крестных ходов в Троице-Сергиеву Лавру в связи с 700-летием

Преподобного Сергия Радонежского.

Истоки общественной деятельности Г.П. Сальникова были заложены на съёмках кинофильма

«Война и мир» С. Ф. Бондарчука в 1963 году в г. Дорогобуж Смоленской области.

.

Копия Атака кавалерии.

Имеет общественные награды:

– полный Кавалер ордена Святого Георгия Победоносца (орден 1, 2, 3 и 4 степеней);

– Кавалер Золотой Звезды «Герой Российского Вольного Казачества»;

– медаль от Московской Патриархии «200 лет Бородинской битвы»;

– и др. награды.

2015 – 2016 – организатор мероприятий, связанных с памятью о подвиге  А.П.Маресьева, вся жизнь которого – пример последующим поколениям и 100-летию со дня рождения Героя Советского Союза прославленного летчика Алексея Петровича Маресьева

2017 – организатор “Круглых столов”, посвещённых подготовке к празднованию

75-летия разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве

и 100-летия Великой Победы в 2045 году!

Подготовка празднования победы советского народа в Великой Отечественной войне над фашистскими оккупантами 2145 год!

В 2017 – 2018 годах награждён почётным званием Академика НТП Академии Истории Труда и Промышленности, званием почётный доктор наук АИТИП.

Провёл заседания и “круглые столы” по важнейшим темам “Конституция нашей страны и ближайшие исторические даты”, “Исторический анализ 1937 года и историческая справедливость”.

Возглавил подготовку к празднованию 100-летия со дня рождения маршала авиации, лётчика-аса Великой Отечественной войны, трижды Героя Советского Союза Ивана Никитовича Кожедуба.

Геннадий Павлович Сальников трижды посетил КНДР и продолжает способствовать развитию дружбы с народом КНДР.

С 1982 года организатор и основатель общественного движения «Память».

Во время гастролей Государственного академического русского хора имени А. В. Свешникова Геннадий Павлович посетил всю Европу, начиная с 1970 года :Чехословакия, Германия, Венгрия,… Кроме того трижды побывал в Китае и трижды побывал в Северной Корее, был так же в Южной, неоднократно – в Гонконге и на острове Тайвань,трижды в Японии и шесть раз в США, где проехал с гастролями 130 тысяч миль по всем штатам!  Летал 8 раз над Америкой. Побывал во многих станах мира.

Под его руководством РОО “Бородино 2045” встретилось с ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ВСЕРОССИЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ГЕРОЕВ, КАВАЛЕРОВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ НАГРАД И ЛАУРЕАТОВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРЕМИЙ, ПОЧЕТНЫМ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТОМ “БОРОДИНО 2012-2045”  АЛЕКСЕЕМ ГАВРИЛОВИЧЕМ ЛЁВИНЫМ – председателем центрального правления “Трудовая Доблесть России” и надеется на дружеские партнёрские взаимоотношения, уверенно шагая вперёд в будущее, навстречу 100-летнему Юбилею Победы!!!

Геннадием Павловичем Сальниковым проведено свыше двух десятков “круглых столов”, посвящённых празднованию 75-летия Победы советских войск над немецко-фашистскими захватчиками в Сталинградской битве!

Решением Академии наук Геннадию Павловичу присвоено звание Академика-генерал-полковника.

Подвиг ледокола «Александр Сибиряков»

54c1c66a5b2c

25 августа 1942 года в неравном бою с немецким тяжелым крейсером геройски погиб советский ледокольный пароход

Подвиг ледокола «Александр Сибиряков»

До начала Великой Отечественной войны «Александр Сибиряков» трудился в Арктике,

в августе 1941 года вошел в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии.

А спустя год принял в Карском море неравный бой с фашистским рейдером и погиб,

отказавшись сдаться, повторив подвиг «Варяга».

По рассказу историка Сергея Доморощенова, 25 августа 1942 года немецкий тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» встретил ледокольный пароход «Александр Сибиряков», шедший с Диксона с оборудованием и персоналом для новой полярной станции на Северной Земле. Сигнальщик Алексеев в 13 ч. 17 мин. заметил дым неизвестного корабля. На немецком крейсере, с целью введения советских моряков в заблуждение, подняли американский флаг и передали сигналами ложное название корабля. После двадцатиминутного диалога, в котором немцами на русском языке запрашивались сведения о ледовой обстановке в проливе Вилькицкого, капитаном Качаравой принято решение следовать на полном ходу к острову Белуха (10 морских миль), для того, чтобы укрыть людей и груз. Сибиряковцы немедленно сообщили на Диксон о появлении вражеского рейдера. Немцы потребовали прекратить работу рации, спустить флаг и сдаться, сделали предупредительный выстрел. В ответ советские моряки открыли огонь из четырех маломощных орудий. После второго залпа «Шеера» на «Сибирякове» взорвались сложенные на корме бочки с бензином. Судно превратилось в факел, но оно продолжало стрелять.

Через 20 минут горящий пароход медленно скрылся в водах Карского моря. В бою героически погибли 79 моряков и полярников. Но на Диксоне уже знали о приближении фашистского рейдера и подготовились к встрече с ним. Так «Александр Сибиряков» спас десятки судов и сотни людей от грозившей им опасности.

В 1965 году координаты гибели ледокольного парохода «Александр Сибиряков» (76 градусов с.ш., 91 градус 31 минута в.д.) были объявлены местом боевой славы.

Юлия Горжалцан, заместитель главного редактора сайта о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества «Российский героический календарь»

http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/august/podvig-ledokola-aleksandr-sibiryakov

 

Карающий меч Сталинграда

798448221

23 августа 1942 года началась героическая оборона города имени вождя советского народа

Карающий меч Сталинграда

В тот день в 16 часов фашисты вышли к Волге,

более 600 немецких самолетов начали массированную бомбежку Сталинграда

К тому времени в Сталинграде проживало более 400 тысяч человек. К ним прибавились 300 тысяч беженцев из западных районов. Несмотря на то, что война бушевала уже в 70-100 километрах от города, в эвакуацию выехало не более 100 тысяч человек. В те часы происходили события, ставшие прологом великой битвы, когда 200 дней бои велись за каждый метр сталинградской земли. Очевидцы вспоминают, как «утром мы пришли на работу, а к вечеру взяли оружие. Как были, в рабочих спецовках, отправились защищать город. Отряды ополченцев выходили из каждого цеха».

Маршал А.И. Еременко написал впоследствии: «Многое пришлось пережить в войну, но то, что мы увидели 23-го августа 1942 года в Сталинграде, поразило нас как тяжелый кошмар. Беспрерывно среди городских построек взметались взрывы, из района нефтехранилищ потоки горящей нефти устремлялись к реке. Казалось, горела Волга».

Мир еще не видел такого бедствия. Пять дней рабочие отряды под прикрытием танков и артиллерийских орудий держали оборону. На шестой день их окопы и траншеи заняли кадровые части Красной Армии. В Волгограде по сей день жива традиция: каждый год, 23 августа, его жители приходят к братской могиле на Площади павших борцов.

Сталинградская битва – одно из величайших сражений за всю мировую историю – закончилась только 2 февраля 1943 года. Свыше 800 тысяч западных агрессоров – немецких, румынских, итальянских солдат и офицеров навечно осталось лежать в волжской земле. В плен к Красной Армии попали 1 немецкий фельдмаршал, 24 генерала, более 2.500 офицеров и 90 тысяч солдат. Потери Красной армии, по некоторым оценкам, составляли более 400 тысяч убитыми. Погибло более 40 тысяч мирных жителей. Сталинградская битва стала началом конца европейского фашистского нашествия на СССР.

Мир помнит об этой битве. Так, в Париже есть Сталинградская площадь. Есть и станция метро «Place Stalingrad». И никто не собирается их переименовывать. Вот что говорил в те дни французский писатель Жан-Ришар Блок: “Слушайте, парижане! Первые три дивизии, которые вторглись в Париж в июне 1940 года, три дивизии, которые по приглашению французского генерала Денца осквернили нашу столицу, этих трёх дивизий: 100-й, 113-й и 295-й не существует больше! Они уничтожены под Сталинградом: русские отомстили за Париж. Русские мстят за Францию!”

Англичане по-своему выразили свое отношение к «карающему мечу Сталинграда». В Музее Сталинградской битвы хранится удивительный меч. На его лезвии выгравированы слова на русском языке: «Гражданам Сталинграда крепким как сталь от короля Георга VI в знак глубокого восхищения британского народа». На обратной стороне лезвия – такая же надпись на английском. Это знаменитый «Меч Сталинграда».

История его такова. После завершения Сталинградской битвы по указу короля Великобритании в знак уважения к советским защитникам Сталинграда решено было выковать особый церемониальный меч. За основу была взята модель обоюдоострого двуручного меча крестоносцев. Эскиз его разработал профессор искусств Р.М. Глидоу в Оксфорде, получивший личное одобрение Георга VII. За тем, как шло его изготовление, наблюдала комиссия из девяти экспертов от Гильдии золотых дел мастеров Великобритании. Русскую редакцию дарственной надписи выполнил специалист по славянской иконографии, президент кембриджского Пембрук-колледжа сэр Эллис Х. Миннз.

Честь изготовления «Меча Сталинграда» была предоставлена всемирно известной оружейной компании «Уилкинсон». Лезвие выковали кузнецы-оружейники Том Бизли и Сид Роуз, каллиграф Мрвин С. Оливер и серебряных дел мастер капрал Королевских ВВС Великобритании Лесли Дж. Дурбин. Выпуклый клинок обоюдоострого двуручного меча выкован вручную из первоклассной шеффилдской стали. Общая длина его — около 4 футов (122 см). Гарда – из чистого серебра, её позолоченные дужки, загнутые в сторону клинка, выполнены в виде голов леопардов. Двуручная рукоятка обвита 18-каратной золотой проволокой. В рукоять вмонтирован огромный кристалл чистейшего горного хрусталя, в торце головки которого – золотая роза Тюдоров. Ножны —темно-красного цвета, из кожи персидского ягненка, украшены посеребренным королевским гербом, короной и вензелем, а также пятью серебряными накладками и тремя пятиконечными рубиновыми звездами в золотой оправе.

Работа над ним велась в течении трех месяцев. «Меч Сталинграда» считается одним из шедевров кузнечного оружейного искусства. Когда он был закончен, его с религиозными почестями демонстрировали в нескольких храмах Великобритании, включая Вестминстерское аббатство.

«Сталинградский меч» был представлен У.Черчиллем на церемонии открытия Тегеранской конференции. 29 ноября в советском посольстве в Тегеране Уинстон Черчилль лично вручил его Иосифу Сталину в присутствии президента США Франклина Рузвельта и дипломатов трех посольств. В торжественной обстановке, взяв меч из рук британского лейтенанта, Черчилль обратился к Сталину со словами: «Мне поручено преподнести вам этот почётный меч в знак глубокого восхищения британского народа». Сталин принял меч двумя руками, поднес его к губам и поцеловал ножны. Вполголоса поблагодарив англичан, он передал меч для осмотра сидящему рядом Франклину Рузвельту. Президент США извлёк меч из ножен, подержал его и произнёс: «Воистину, у них были сердца из стали».

В тот же вечер за обедом Сталин произнес тост. Он сказал: «Я предлагаю выпить за то, чтобы все военные преступники как можно скорее предстали перед лицом правосудия».

Символ города Сталинграда – памятник на Мамаевом кургане: Родина-Мать в образе женщины держит в руке поднятый вверх меч.

«Кто с мечом к нам придет, – тот от меча и погибнет».

Юлия Горжалцан, заместитель главного редактора сайта о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества «Российский героический календарь»

http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/august/karayushhij-mech-stalingrada

 

 

Курская битва

Панорама Курской битвы

23 августа 1943 года полным разгромом фашистской группировки были завершены

советские наступательные операции «Кутузов» и «Румянцев»

Курская битва

Сражение на Курской дуге длилось 49 дней и имело три этапа:

Курская оборонительная операция (5 — 12 июля), Орловская (12 июля — 18 августа)

и Белгородско-Харьковская (3 — 23 августа) наступательные операции.

Накануне Курской битвы отлично сработала советская разведка. Еще12 апреля 1943 года на стол Сталина лёг точный текст директивы № 6 «О плане операции „Цитадель“» немецкого Верховного командования, завизированный всеми службами вермахта, но ещё не подписанный Гитлером, который подписал его только через три дня. Он был получен  разведчиком, работавшим под именем «Вертер». Настоящее имя этого человека до сих пор остаётся неизвестным, однако предполагается, что он являлся сотрудником Верховного командования вермахта, а полученная им информация попадала в Москву через действовавшего на территории Швейцарии агента «Люци» — Р. Рёсслера. Есть и другое  предположение, что Вертер — это личный фотограф Гитлера.

О том, как развертывалось сражение, рассказывает в своей публикации член Международной ассоциации историков Второй мировой войны, профессор Военной гуманитарной академии полковник Юрий Рубцов:

Общее количество немецких дивизий на советско-германском фронте по сравнению с летом 1942 г. к июлю 1943 г. увеличилось с 217 (из них 178 немецких) до 232 (196 немецких). В составе ударных группировок на курском направлении вражеское командование сосредоточило огромные силы, включавшие 50 дивизий, в том числе 17 танковых и две моторизованные, а также восемь дивизионов штурмовых орудий. Сухопутные силы поддерживались авиацией 4-го и 6-го воздушных флотов.

Однако и Красная армия была уже не та, что в 41-м. Зимняя победа под Сталинградом закрепила тенденцию к коренному перелому в ходе вооруженного противоборства в пользу СССР. Перелом происходил и в экономике. К моменту Курской битвы Красная армия впервые превзошла вермахт по всем основным показателям: орудиям и минометам в соотношении 1,9:1, танкам и САУ – 1,7:1, самолетам – 3,4:1. Преимущество на стороне советских войск по личному составу было в соотношении 1,2:1.

В этих условиях Советское Верховное Главнокомандование могло бы начать наступление в районе Курской дуги первым, но сознательно уступило немцам инициативу. Преднамеренно избрав оборонительное сражение на заранее и тщательно подготовленных позициях, Ставка ВГК задумала сначала измотать и обескровить противника, а затем, введя свежие резервы, перейти в контрнаступление.

В районе Курской дуги была создана мощная группировка войск. Северный фас должен был оборонять Центральный фронт (командующий – генерал К.К. Рокоссовский), южный фас – Воронежский фронт (командующий – генерал Н.Ф. Ватутин). За их боевыми порядками располагался Степной военный округ (10 июля преобразованный во фронт) во главе с генералом И.С. Коневым. Будучи резервом Ставки, он составлял второй стратегический эшелон на главном направлении, гарантировавший устойчивость советской обороны.

Карта Курской битвы

Чтобы решить задачу оборонительной операции, была создана самая мощная за всю историю войны, небывалая по глубине, фортификационному оборудованию позиций и полос, а также плотности сил и средств оборона, рассчитанная на отражение массированных танковых ударов. К началу битвы было оборудовано восемь оборонительных полос и рубежей общей глубиной до 300 (!) км.

Поскольку советская разведка загодя выявила не только дату, но и время начала гитлеровского наступления, на рассвете 5 июля по изготовившимся к наступлению вражеским войскам был нанесен мощный артиллерийский удар, который ослабил их и расстроил боевой порядок. Когда спустя несколько часов вражеские группировки все же двинулись на боевые позиции советских войск, они натолкнулись на исключительно стойкую оборону.

Только в течение дня 5 июля наступавшая на северном фасе Курской дуги 9-я армия генерала В. Моделя потеряла примерно 200 танков из имевшихся у нее 300 боевых машин. 7 июля в районе Понырей завязалось еще более мощное танковое сражение, в котором немцы потеряли около 400 танков и до 50 тыс. человек. В полосе Центрального фронта продвижение противника за первые семь дней наступления составило всего 10–12 км. Оно было остановлено собственными силами фронта, без привлечения резервов Ставки.

События на южном фасе Курской дуги развивались более драматично. В полосе Воронежского фронта к 12 июля прорыв нашей обороны, осуществленный 4-й танковой армией генерала Г. Гота и оперативной группой «Кемпф», достиг 35 км в глубину и превысил 60 км по фронту. Сказалось то, что боевая мощь советских соединений на южном крыле курского выступа в пересчете на 1 км фронта была ниже, чем на северном крыле, а распределение немецких сил было прямо противоположным.

Чтобы не допустить усугубления ситуации, советское командование еще 9 июля передало Воронежскому фронту из состава Степного фронта 5-ю гвардейскую армию генерала А.С. Жадова и 5-ю гвардейскую танковую армию генерала П.А. Ротмистрова.

10 июля в районе Прохоровки завязалось самое крупное танковое сражение Второй мировой войны (его пик пришелся на 12 июля): два немецких танковых корпуса, в которые входили отборные дивизии «Мертвая голова», «Рейх» и «Адольф Гитлер», столкнулись с 5-й гвардейской танковой армией.

«Танки, – вспоминал позднее главный маршал бронетанковых войск Ротмистров, – наскакивали друг на друга, сцепившись, уже не могли разойтись, бились насмерть, пока один из них не вспыхивал факелом или не останавливался с перебитыми гусеницами. Но и подбитые танки, если у них не выходило из строя вооружение, продолжали вести огонь».

Потери с обеих сторон были огромными. 5-я гвардейская танковая армия практически утратила свою ударную мощь, из строя было выведено до 500 ее танков и САУ. Но и противник, в большом количестве теряя боевую технику (около 200 единиц бронетехники), постепенно выдыхался.

19 июля в дневнике верховного командования вермахта появилась следующая запись: «Ввиду усиленного наступления противника (северо-западнее Орла) дальнейшее проведение операции “Цитадель” невозможно. Для создания резервов за счет сокращения линии фронта наше наступление прекращается».

В ночь на 19 июля с южного фаса Курской дуги начался общий отход немецких войск, и к исходу 23-го войска Воронежского фронта вышли на рубеж, который они занимали до оборонительного сражения. В сражение по указанию Ставки вступил и Степной фронт

Безостановочно, без всякой оперативной паузы началась вторая фаза битвы на Огненной дуге. Со второй половины июля на фронте шириной 1200 км – от Великих Лук до Азовского моря – развернулось наступление советских войск. Вермахт перешел к обороне на всем протяжении фронта. По решению гитлеровской ставки началось ускоренное сооружение «Восточного вала» – стратегического оборонительного рубежа от Балтийского до Черного моря, основу которого составляла полоса по среднему течению Днепра.

Те, кто хочет набросить на победы Красной армии покрывало забвения или оболгать их, кто сегодня пытается задним числом «переиграть» войну, переиначить ее результаты, избрали в качестве объекта фальсификации и Курскую битву тоже. Известно, например, утверждение, что немцы потеряли под Прохоровкой… пять танков, а 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова – не менее 330 танков и САУ. Соотношение 1 к 67. Выходит, танковые соединения Красной армии были разгромлены, что называется, в пух и прах?

Чтобы никогда больше не возвращаться к этой лжи, приведём строки из донесения генерала Г. Гудериана. Он, генерал-инспектор танковых войск, будучи на месте события, позднее писал: «В результате провала наступления “Цитадель” мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в технике на долгое время были выведены из строя». А вот слова генерала танковых войск вермахта Ф. Меллентина из книги «Танковые сражения»: «К концу дня 14 июля стало совершенно очевидно, что немецкое наступление провалилось… Потери в танках были потрясающие».

23 августа освобождением Харькова Курская битва закончилась. В целом она явилась кульминацией Великой Отечественной и всей Второй мировой войны в целом. По ее завершении наша Победа стала очевидной и неминуемой.

Юрий Викторович Рубцов

Юрий Викторович Рубцов, доктор исторических наук, профессор, академик Академии военных наук, член Международной ассоциации историков Второй мировой войны. Автор более 100 научных публикаций.

Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества «Российский героический календарь»

http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/august/kurskaya-bitva

Пакт Молотова-Риббентропа

 

27-08-2013_03·02·12

Заключенный 23 августа 1939 года Договор о ненападении между Германией и СССР

нашей стране до сих пор ставят в вину

Пакт Молотова-Риббентропа

Причем делают это даже представители тех государств, которые заигрывали

с Гитлером, а после оккупации воевали на его стороне против СССР

Любой не предвзятый историк понимает, что механизм Второй мировой войны был запущен западными державами, которые пошли на так называемый Мюнхенский сговор с Гитлером. Но западные политики историю (да и некоторые российские), как известно, знают плохо или не хотят признавать её очевидные факты. Они давно талдычат: во всем виноват Сталин, допустивший подписание с Германией пакта о ненападении.

Мы попросили члена Международной ассоциации историков Второй мировой войны, профессора Военной гуманитарной академии, доктора исторических наук полковника Юрия Рубцова еще раз напомнить очевидное двоечникам по истории.

Тем, кто утверждает, что обратный отсчёт времени, остававшегося до 1 сентября 1939 г., начался с пакта Молотова–Риббентропа, а не с позорного Мюнхенского сговора (сентябрь 1938 г.), стоит напомнить факты.

27-08-2013_03·07·00

Семьдесят четыре года назад в Москве начались англо-франко-советские переговоры, провал которых по вине западных держав в августе 1939 г. поставил СССР перед выбором – пойти на риск войны с объединённой Европой или заключить пакт с Германией, разрушая планы создания единого фронта против нашей страны.

Захват Чехословакии в марте 1939 г., осуществлённый фашистской Германией в нарушение Мюнхенского соглашения с Великобританией и Францией, показал последним, что политика «умиротворения» Гитлера – вещь опасная. Расчёты на сепаратное соглашение с Берлином Лондон и Париж тем не менее не отбросили. Они прибегли к дипломатическим манёврам, преследовавшим сразу несколько целей: сохранить влияние на малые и средние европейские государства, традиционно находившиеся в их орбите; припугнуть Гитлера возможным заключением военного союза с СССР; связать руки Москве, не дав ей в свою очередь договориться с Германией. В Британии были силы, которые не исключали и возможности соглашения с Москвой. Находившийся в оппозиции У. Черчилль заявил в палате общин: «Мы окажемся в смертельной опасности, если не сможем создать великий союз против агрессии. Было бы величайшей глупостью, если бы мы отвергли естественное сотрудничество с Советской Россией».

18 марта 1939 г. в Москву из Лондона по дипломатической линии поступил запрос о позиции СССР в случае германской угрозы Румынии. Москва предложила созвать совещание представителей шести заинтересованных стран – СССР, Великобритании, Франции, Польши, Румынии и Турции для выработки возможных мер, которые могли бы побудить Берлин отказаться от дальнейших агрессивных намерений. Тут-то в западных столицах и начали маневрировать. Получив ответ из Кремля (повторим: ответ на запрос Лондона), министр иностранных дел Великобритании лорд Э. Галифакс заявил, что «английское правительство не могло бы сейчас найти достаточно ответственного человека для посылки на такую конференцию» (?!).

О манёврах и расчётах британского МИДа свидетельствует и содержание вышедшего из его недр установочного меморандума, когда до английских дипломатов всё же дошло, что далее уклоняться от предложения СССР без ущерба себе невозможно. Документ гласил: «Желательно заключить какое-либо соглашение с СССР о том, что Советский Союз придёт к нам на помощь, если мы будем атакованы с Востока, не только для того, чтобы заставить Германию воевать на два фронта, но также, вероятно, и потому – и это самое главное… что если война начнётся, то следует постараться втянуть в нее Советский Союз».

21 марта британский посол У. Сидс вручил наркому иностранных дел СССР М.М. Литвинову проект декларации Великобритании, СССР, Франции и Польши, в соответствии с которой правительства этих четырёх стран брали на себя обязательства «совещаться о тех шагах, которые должны быть предприняты для общего сопротивления» действиям, «составляющим угрозу политической независимости любого европейского государства» и задевающим мир и безопасность в Европе.

Хотя проект носил крайне расплывчатый характер и не предполагал эффективных действий по пресечению агрессии, Советское правительство уже 23 марта дало согласие на его подписание. Москва предложила также, чтобы приглашение присоединиться к декларации (после её опубликования) было направлено балканским, прибалтийским и скандинавским государствам. На следующий день Франция согласилась с советским предложением, высказавшись за созыв специального совещания для подписания декларации. Лондон думал неделю и, сославшись на отрицательное отношение правительства Польши, отказался от своей собственной инициативы.

Манёвры, однако, продолжались. Негласно одобряя захват Гитлером Мемеля (Клайпеды), правительство Н. Чемберлена не оставляло попыток связать руки и Москве. В середине апреля Британия предложила СССР взять на себя односторонние обязательства помощи «своим европейским соседям» в случае совершенной против них агрессии. В свою очередь Франция заявила о готовности обменяться с СССР письмами, гарантирующими взаимную поддержку сторон, если одна из них будет втянута в войну с Германией из-за оказания помощи Польше или Румынии.

17 апреля Советское правительство выдвинуло встречные предложения, которые по конструктивности не шли ни в какое сравнение с осторожными и чаще всего не рассчитанными на взаимность предложениями западных демократий. Вот их суть:

«1. Англия, Франция, СССР заключают между собою соглашение сроком на 5–10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств.

2. Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Чёрным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств.

3. Англия, Франция и СССР обязуются в кратчайший срок обсудить и установить размеры и формы военной помощи, оказываемой каждым из этих государств во исполнение § 1 и 2.

4. Английское правительство разъясняет, что обещанная им Польше помощь имеет в виду агрессию исключительно со стороны Германии.

Существующий между Польшей и Румынией союзный договор объявляется действующим при всякой агрессии против Польши и Румынии либо же вовсе отменяется, как направленный против СССР.

6. Англия, Франция и СССР обязуются, после открытия военных действий, не вступать в какие бы то ни было переговоры и не заключать мира с агрессорами отдельно друг от друга и без общего всех трех держав согласия.

7. Соответственное соглашение подписывается одновременно с конвенцией, имеющей быть выработанной в силу § 3.

8. Признать необходимым для Англии, Франции и СССР вступить совместно в переговоры с Турцией об особом соглашении о взаимной помощи».

По существу, Советский Союз предложил заключить трёхсторонний договор о взаимопомощи, основанный на равенстве обязательств и необходимой эффективности мер пресечения агрессии в любом районе Европы. Новая Антанта могла стать плотиной на пути гитлеровской экспансии. Это обстоятельство, судя по всему, и испугало британских и французских политиков, не готовых идти так далеко.

Для подготовки ответных предложений Франции потребовалось восемь дней, а Великобритании – целых двадцать. Были они уклончивыми, что сразу сказалось на ходе переговоров в Москве между В.М. Молотовым, ставшим 3 мая 1939 г. наркомом иностранных дел СССР, и послами У. Сидсом и Э. Наджияром.

Газета «Правда» характеризовала тактику западных держав следующим образом: «Хотят не такого договора с СССР, который основан на принципе равенства и взаимности, хотя ежедневно приносят клятвы, что они за “равенство”, а такого договора, в котором СССР выступал бы в роли батрака, несущего на своих плечах всю тяжесть обязательств. Но ни одна уважающая себя страна на такой договор не пойдет, если не хочет быть игрушкой в руках людей, любящих загребать жар чужими руками».

К концу июля текст англо-франко-советского договора был в основном отработан, но стороны никак не могли прийти к соглашению относительно определения «косвенной агрессии», что в первую очередь касалось необходимой защиты Прибалтийских стран. Британская сторона, заняв жёсткую позицию, по сути воспрепятствовала предоставлению гарантий трёх держав Латвии, Литве и Эстонии. А без этого пункта договор во многом терял для СССР значение, поскольку у власти в этих странах находились правительства, тяготевшие к сближению с фашистской Германией с перспективой превращения их территорий в германский плацдарм для наступления против СССР.

Семена раздора сеяли и другие государства. Так, правительства Польши и Румынии отказались сотрудничать с СССР в отражении фашистской агрессии. А поскольку они имели с нашей страной общую границу, то это делало невозможным взаимодействия сухопутных войск Великобритании, Франции и СССР в случае наступления вермахта по территории этих стран к границам Советского Союза.

Шанс, который предоставляли Московские переговоры по формированию единого антифашистского фронта в Европе, был упущен. Советское руководство, поставленное перед перспективой оказаться в международной изоляции, дало согласие на прибытие в Москву И. Риббентропа.

Западные демократии, сея ветер, пожали бурю…

 Юрий Викторович Рубцов

Юрий Викторович Рубцов, доктор исторических наук, профессор, академик Академии военных наук, член Международной ассоциации историков Второй мировой войны. Автор более 100 научных публикаций.

«Фонд стратегической культуры»

www.fondsk.ru

Сталин отвоевал Порт-Артур, Хрущёв сдал его без боя

26-08-2013_16·05·59

22 августа 1945 года советские войска освободили от японцев Люйшунькоу

Сталин отвоевал Порт-Артур, Хрущёв сдал его без боя

А через девять лет «лысый коммунист» приказал нашим военным убираться оттуда

22 августа 1945 года 27 самолетов 117-го авиаполка Военно-Воздушных Сил Тихоокеанского Флота поднялись в воздух и взяли курс на порт Дальний. На борту каждого из них было по 36 человек. Штурман одного из гидросамолетов так вспоминал об этой операции: «Наш маршрут пролегал над морем, далее – через Корейский полуостров, вдоль побережья Северного Китая, а перед портом Дальний пошли на снижение. Волнение моря при нашей посадке составляло около двух баллов – такая погода была нам только на руку. Гидросамолеты садились один за другим в бухте порта Дальний. Десантники пересаживались на надувные шлюпки, на которых плыли к пирсу. После этого десант действовал согласно боевой задаче: занял судостроительный завод, сухой док (сооружение, где ремонтируют корабли), складские помещения. Береговая охрана тут же снималась и заменялась своими часовыми. Одновременно с этим наше командование принимало капитуляцию японского гарнизона. Вскоре сюда же прибыли части 6-й Гвардейской танковой армии и части 39-й армии и освободили весь Ляодунский полуостров с городами Далянь и Порт-Артур».

Как известно, борьба за этот порт велась с начала XX века. Китайцы в конце концов сдали его России в аренду на 25 лет. Но в 1904 году в результате предательства некоторых российских политиков и генералов мы потеряли Порт-Артур. При Сталине после 1945 года важнейшая для Тихоокеанского флота база была снова передана Пекином нашей стране – на сей раз на 30 лет. К тому времени главный противник на Тихом океане у нас сменился. Им стали Соединенные Штаты, ввязавшиеся в гражданскую войну на Корейском полуострове. Снова Москва потратила гигантские средства на освоение Порт-Артура. К 1950 году состав новой советской военно-морской базы в Желтом море, возглавляемой контр-адмиралом Ципановичем, был таков: отдельный дивизион сторожевых кораблей из шести ленд-лизовских американских фрегатов типа «Такома». (Вскоре фрегаты были возвращены американцам, когда они своим ходом перешли из Порт-Артура в японский порт Майдзуру); бригада торпедных катеров из нескольких десятков боевых единиц различных типов отечественной и зарубежной постройки; бригада подводных лодок в составе двенадцати ПЛ; бригада охраны водного района в составе шести тральщиков и шести больших охотников за подводными лодками. В гарнизон входили части и соединения нашей 39-й общевойсковой армии. Обеспечивали корабли многочисленные береговые части и подразделения, а также 194-я бомбардировочная дивизия, в которую входили 126 самолётов Ту-2 выпуска 1944-1948 годов. В общем, гарнизон был внушительным и позволял Советскому Союзу на дальних тихоокеанских рубежах эффективно противостоять военно-морским силам США, опиравшимся на базы в Японии.

Но осенью 1954 года гарнизон Порт-Артура в очередной раз был предан … теперь уже высшей московской властью. Туда  прилетела правительственная делегация во главе с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Вместе с ним прибыли Булганин, Микоян, Шверник, первый заместитель министра обороны СССР – главнокомандующий ВМФ Кузнецов, командующий Дальневосточным военным округом Малиновский и другие.

13 октября Хрущев объявил об очередной сдаче Порт-Артура. Вот как вспоминал об этом военный контрразведчик генерал М. Белоусов: «…С начала доклада В. Шевцова, командующего 39-й армией, не прошло и трех минут, как Хрущев с силой ударил ладонью по столу и буквально крикнул: «Хватит болтать! Ты лучше мне скажи, зачем вы здесь стоите?»

Вся наша портартурская группа насторожилась… Командующий, будучи человеком степенным и уважительным… как-то недоверчиво еще раз посмотрел на Хрущева и спокойно сказал: «Для защиты дальневосточных рубежей нашей Родины». Хрущев снова обрывает его и сердито заявляет: «Это политика царская, империалистическая. Кого же и от кого вы собираетесь здесь защищать? Ты мне лучше скажи, сколько надо времени, чтобы здесь не осталось ни одного вашего солдата, даже вашего духа». Швецов молчал… В это время вошел маршал Малиновский, только что прилетевший из Приморья… Хрущев продолжал: «Так сколько же месяцев вам, командарм, надо, чтобы убраться отсюда?»

Швецов ответил: «Месяца три-четыре». Присутствующий генерал Пенионожко бросил реплику: «Мало!»

Хрущев: «Даю пять месяцев. И чтобы по истечении этого срока никого из вас не осталось. А теперь давайте перейдем к разговору: что китайцам продавать, а что так отдать».

Булганин, Микоян и Кузнецов вели себя пока спокойно. Можно было полагать, что этот вопрос с руководством КНР ими уже обговорен… А Хрущев продолжал: «Все то, что здесь (имеется в виду на Квантуне) построено русским царем, нами и японцами – казармы, склады, дома, водохранилища и т. п., – отдать китайцам бесплатно. А то, что мы привезли сюда из Советского Союза, – продать». А. М. Пенионожко попросил разрешения задать вопрос «Как я понял, – сказал он, -дорогостоящее отдать, а мелочевку продать?».

Отвечать на этот вопрос стал Булганин: «Да, вы поняли правильно…» А Никита Сергеевич продолжал: «Все вооружение, всю технику и боеприпасы – продать!»

В этот разговор наконец вмешался Малиновский. «Никита Сергеевич, – сказал он, – всю боевую технику продать нельзя. Здесь у нас есть один полк с новыми танками Т-52 и одна эскадрилья с новыми истребителями-перехватчиками, я их заберу к себе в округ».

Хрущев согласился. Затем сделал заявление Кузнецов: «В нашей базе тоже есть один дивизион с новейшими быстроходными и дорогостоящими бронекатерами. Эту технику тоже не следовало бы продавать». Но Хрущев ответил: «Продать!»

 Н.С. Хрущёв

Потом Хрущеву задал вопрос Швецов: «А что нам делать с теми снарядами и трехдюймовками (имелись в виду 76-мм орудия), которые сюда завезены еще к началу русско-японской войны?». Хрущев: «Продать!»

Закончилось тем, что только в нашем «ведомстве» китайцам были отданы даром десятки торпедных катеров, шесть токарных и строгальных станков, столько же металлообрабатывающих, кузница, электроцех со всем оборудованием. Одним словом, мы оставили буквально все, начиная с танков, подводных лодок, казарм, боезапаса и заканчивая подушкой, кружкой, ложкой».

Зачем же Хрущ сделал эту подлость России?

Дело в том, что когда Сталин был еще у власти, западные лидеры активно обсуждали вопрос о том, как изменить мир после явно приближавшейся кончины генералиссимуса. В январе 1953 года переговоры на эту тему в Вашингтоне провели британский премьер Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн. Решено было нарисовать постсталинскому руководству Советского Союза радужную картину: вы выводите свои войска из Австрии, Финляндии и Китая. Взамен мы снимем экономические санкции с ослабленного войной СССР и помогаем ускорить социально-экономическое развитие вашей страны. В подтверждение искренности намерений, Запад и впрямь ослабил такие санкции в мае 1953 года. Чтобы пряник был более осязаем, после смерти Сталина для СССР были открыты новые коммерческие кредитные линии в странах-членах НАТО, Австралии и Новой Зеландии. Взамен Запад просил сущую малость: продемонстрировать хотя бы небольшой отход от сталинской политики и сокращение советского военного присутствия в Китае и на Балтике. Хрущев, как дешевка, повелся на эти коврижки.

С 1954 года прекратилось издание произведений Сталина. В конце 1955 года было упразднено созданное по инициативе Сталина, Жданова и Молотова Информационное Бюро коммунистических и рабочих партий. Затем состоялся антисталинский  ХХ съезд. Хрущ легко и бездумно пожертвовал Порт-Артуром в угоду США. В ответ получил, естественно, пинок.

Подрывная работа Запада против СССР вскоре даже усилилась. В 1958-1959 гг. в США были приняты резолюция Конгресса «О порабощенных народах». В соответствии с этим документом началась разработка планов расчленения СССР на несколько марионеточных государств в ближайшей перспективе. Американские войска и не подумали оставлять свои военные базы в Японии, Южной Корее, на Тайване и Филиппинах. По признанию заокеанских военных, именно отсутствие Советского Союза в Порт-Артуре стало одним из «стимулов» американской агрессии в Индокитае в 1966-1974 годах. Да и памятные для нашего народа события на острове Даманский в 1969 году вряд ли произошли, если бы советские самолеты стояли бы на аэродромах в паре часов лета от Пекина.

Кстати, генерал Стессель, сдавший Порт-Артур японцам в 1904 году, был приговорен в России к смертной казни. Суд установил, что в течение всего периода обороны Стессель не руководил действиями гарнизона по защите крепости, а, наоборот, сознательно готовил её к сдаче. Хрущев получил более тяжкое наказание: он остался в памяти народной продажным болваном — в назидание нынешним любителям разбазаривать российские земли.

Капитан 1-го ранга Сергей Турченко

Сергей Турченко, капитан 1-го ранга, главный редактор сайта о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества «Российский героический календарь»

http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/august/stalin-otvoeval-port-artur-xrushhev-sdal-ego-bez-boya?page=1

Слава юным защитникам Отечества!

21 августа 1943 года в СССР были созданы суворовские и нахимовские училища

Слава юным защитникам Отечества!

В 2008 году так называемый министр обороны Сердюков попытался

закрыть эти учебные заведения юных патриотов, но общественность не дала

Создание суворовских и нахимовских училищ стало знаменательной страницей в истории советской армии и советского флота. Первоначально в училища, как правило, брали “детей воинов Советской Армии и Военно-Морского Флота, партизан, советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны”. В них принимались мальчики в возрасте от 10 до 14 лет с общеобразовательной подготовкой соответствующей возрасту в объеме 2-6 классов начальной школы. Воспитанники училищ находились на полном государственном обеспечении. Им была установлена армейская или военно-морская форма одежды.

Страна в условиях жестокой борьбы с фашизмом нашла возможность и окружила детей войны заботой и вниманием. Для этого были отозваны с действующих флотов и фронтов опытные педагоги и воспитатели, найдены удобные помещения для жилья и учебы, отобраны первые воспитанники.

 СВУ

Суворовские училища — средние военные учебные заведения, готовящие воспитанников к поступлению в высшие командные военные училища Сухопутных войск. В 1943 году по Постановлению правительства № 901 Наркомату обороны в течение октября и ноября предписывалось сформировать «по типу старых кадетских корпусов» девять Суворовских училищ: Краснодарское (в Майкопе), Новочеркасское, Сталинградское (Астрахань), Воронежское, Харьковское (в Чугуеве), Курское, Орловское (в Ельце), Калининское и Ставропольское. Тогда же были созданы специальные училища для детей пограничников (в Ташкенте и Кутаиси) и мальчишек из семей моряков: Тбилисское, Рижское и Ленинградское нахимовские училища. Брали туда в первую очередь сирот.

Первоначально в суворовские училища принимались мальчики 10 лет (позже — 11-12 лет), окончившие 4 класса средней школы. С 1963 года принимаются юноши 15-16 лет, окончившие 8 классов общеобразовательной школы.

В учебные планы училищ включены все предметы общеобразовательной средней школы. Более широкие знания даются по математике, физике, литературе и особенно по иностранному языку (воспитанники училищ сдают квалификационный экзамен на диплом военного переводчика). В ходе занятий по военным предметам суворовцы изучают автомобиль, средства радиосвязи и сдают экзамены на права шофера-любителя и диплом радиста. Во внеурочное время проводятся занятия по музыке, танцам и в спортивных секциях.

 НВМУ

Нахимовское училище — вид военно-морского училища в Российской Федерации и СССР. В отличие от большинства военно-морских училищ Нахимовское училище не является высшим учебным заведением, а ориентировано на подготовку воспитанников к учёбе в военных ВУЗах. В училище обучение состоит из двух частей: программы средней школы за 9 – 11 классы и специальной военно-морской подготовки. По окончании училища его выпускникам не присваивается офицерского звания. Срок обучения — 3 года. В настоящие время Нахимовское училище находится в Санкт-Петербурге. Летняя учебная база училища расположена на западном побережье озера Нахимовское.

«Суворовские и нахимовские военные училища были образованы после победы в Курской битве в 1943 году», – рассказал председатель Московского суворовско-нахимовского содружества генерал-майор Александр Владимиров.

«За минувшие годы через них прошли около 150 тысяч человек. Училища воспитали 66 Героев (!) Советского Союза, Социалистического труда и России, одного летчика-космонавта, одного секретаря Совета Безопасности России, трех министров Правительства СССР и России, около 1000 генералов (!) и несколько десятков тысяч офицеров, четырех заместителей министра обороны, более 20 командующих войсками военных округов и их заместителей, более 100 командующих армиями и представителей командного состава оперативно-стратегического уровня, двух академиков РАН, около 500 докторов наук (!), десять народных артистов СССР и России, более 30 чемпионов и призеров олимпийских игр, многие десятки чемпионов мира и тысячи мастеров спорта.

Ни одна другая национальная система обучения и воспитания граждан России не дала таких выдающихся результатов в чистом виде (!).

Тем не менее с 2008 года тогдашний министр Сердюков пытался делать все возможное, чтобы избавиться от этих традиционных для наших армии и флота юношеских учебных заведений. Министр был больше озабочен другой идеей – развитием девичьих военно-учебных заведений. Он создал Девичий пансион, который находился под постоянным патронажем Сердюкова. Бурная деятельность вокруг Девичьего пансиона происходила на фоне протестов ветеранов Вооруженных сил против реформирования системы суворовских и нахимовских училищ для мальчишек. Они обратились к главе правительства с письмом, в котором били тревогу: «Мы считаем, что готовящееся сегодня решение о сокращении обучения в СВУ до двух лет, ведущее к ее профанации, а затем и уничтожению – является стратегической ошибкой, что гораздо хуже преступления. Это акт национального предательства, соизмеримого с разрушением церквей. Сейчас необходимо не уничтожать, а воссоздавать нашу Российскую Суворовскую и Нахимовскую школу, что жизненно необходимо нашей России и нашей Армии. Это значит, что необходимо, как минимум, восстановление нормального (семилетнего) курса обучения и воспитания в суворовских училищах, а так же сближение системы воспитания и обучения в суворовских училищах и кадетских корпусах Минобразования, и расширение их сети».

Одновременно 60 выпусков суворовских и нахимовских училищ направили президенту России письмо с просьбой защитить эту структуру патриотического воспитания молодежи от… министерства обороны. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, как подчеркивается в письме, стало решение министра обороны РФ прекратить участие в Параде Победы 9 мая на Красной Площади воспитанников суворовских, нахимовского и военного музыкального училищ.

Затем бывшие суворовцы и нахимовцы направили президенту РФ еще одно письмо. Его подписали, в частности, бывший секретарь Совбеза Игорь Иванов, летчик-космонавт Владимир Джанибеков и председатель Московского суворовско-нахимовского содружества генерал-майор Александр Владимиров. По их мнению, в последнее время училища меняются так сильно, что скоро вообще могут перестать существовать в своем традиционном виде. Из учебных планов исчезают предметы военной подготовки, мальчики и девочки начинают учиться совместно. Вместо прохождения полноценной медкомиссии потенциальные курсанты демонстрируют при поступлении справки из поликлиники. В письме к президенту РФ суворовцы разных поколений просили защитить от развала эту проверенную временем систему детского воспитания и обучения, поскольку обращения в само министерство обороны остаются просто безответными.

Видимо, такая настойчивость возымела свое действие: разгром юношеских училищ был  приостановлен Владимиром Путиным. Вопрос: надолго ли?

Капитан 1-го ранга Сергей Турченко

Сергей Турченко, капитан 1-го ранга, главный редактор сайта о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества «Российский героический календарь»

http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/august/slava-yunyim-zashhitnikam-otechestva

 

«Драконовские» приказы Сталина

Штрафной батальон

«Драконовские»  приказы  Сталина

16 августа 1941 года вступил в действие приказ Ставки ВГК № 270,

который до сих пор подвергается атакам врагов России

Приказ Ставки Верховного главнокомандования от 16 августа 1941 г. имел весьма выразительный заголовок – «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава». Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Этот приказ был как бы прелюдией к приказу народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227, который более известен среди фронтовиков по неофициальному названию – «Ни шагу назад!». В соответствии с ним в Красной Армии впервые с времен Гражданской войны были введены штрафные части.

Исторические реваншисты, стремящиеся во что бы то ни стало переиграть итоги Великой Отечественной войны, пользуются слабой осведомленностью наших сограждан и доказывают, например, что советские полководцы были способны побеждать, лишь заваливая врага трупами, а бойцы шли в бой единственно из-за страха перед штрафными частями и заградительными отрядами.

Пишут, например, что в составе Брянского фронта К.К. Рокоссовского воевала целая бригада штрафников, которая и направлена была туда именно потому, что маршал – сам бывший заключенный. Объявлены штрафниками моряки-добровольцы штурмового отряда майора Ц.Л. Куникова, который в феврале 1943 г. захватил плацдарм на Мысхако в районе Новороссийска. Об Александре Матросове рассказывают, как о штрафнике, хотя он был воспитанником Уфимской трудовой колонии и попал на фронт по мобилизации. Не краснея, утверждают, что в штрафбаты направлялись «исключительно зеки ГУЛАГа». Пишут о том, что в Красной Армии были многие тысячи штрафных частей, в которых воевали несколько миллионов человек.

Недобрую службу сослужил вышедший несколько лет назад телесериал «Штрафбат» (автор сценария Э.Я. Володарский, режиссер Н.Н. Досталь), многое в нем оказалось поставленным с ног на голову. По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют разжалованные офицеры и рядовые солдаты, освобожденные из лагеря политические заключенные и уголовники. По ходу фильма к штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Командует воинской частью бывший капитан РККА штрафник Твердохлебов. Он же подбирает остальной командный состав – ротных, взводных.

С экрана предстают не воины Красной Армии, а какие-то оборванцы, живущие в атмосфере полупартизанской вольницы. Командиры, чтобы добиться выполнения боевой задачи, вместо отдания приказа уговаривают подчиненных. Политический состав, начиная с комиссара, в этом киношном штрафбате отсутствует напрочь, зато в расположении батальона безвылазно находится начальник особого отдела дивизии, как если бы у него не было иных забот. Сами же штрафники словно состоят не на довольствии в регулярной армии, а пребывают где-то в глубоком тылу врага и потому вынуждены всем необходимым, в том числе оружием, обеспечивать себя самостоятельно и за счет противника. Что касается статуса штрафника, то он по воле авторов фильма носит по сути пожизненный характер. Зрителя подводят к ложной мысли, что сколько штрафник ни воюй, сколько ни проявляй героизма и ни получай ранений, единственная возможность снять с себя «грехи» – погибнуть в бою. Иначе – смерть от пули особиста или заградотрядовца.

Вопреки широко распространенным заблуждениям, штрафные части, созданные по приказу наркома обороны № 227, не имели ничего общего с исправительными учреждениями, а представляли собой обычные стрелковые части.

Всего за неполные три года, минувшие со дня окончания войны, в составе действующей армии, по данным Генерального штаба ВС СССР, насчитывалось 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1048 отдельных штрафных рот (ОШР), причем их количество не было постоянным и уже с 1943 г. стало снижаться. Новейшие подсчеты военного юриста и историка А.В. Мороза, позволившие исключить двойной учет одних и тех же формирований, дают еще меньшую цифру – 38 ОШБ и 516 ОШР.

В их составе, согласно архивным отчетно-статистическим документам Генерального штаба, воевали 427910 человек переменного состава. При примерной ежегодной численности армии и флота в 6–6,5 млн. человек доля штрафников ничтожна – от 2,7 процента в 1943 г. до 1,3 процента в 1945 г., что не позволяет говорить об их сколько-нибудь заметной роли в войне.

Принципиальная разница между штрафными и линейными частями состояла только в том, что личный состав штрафных батальонов и рот подразделялся на постоянный (командно-начальствующий состав) и переменный (собственно штрафники). Командиры назначались на должности в обычном порядке, получая, по сравнению с офицерами из линейных частей, льготы по исчислению общей выслуги лет, выслуги в воинском звании, а также повышенный оклад денежного содержания.

Кадровые военнослужащие были безоговорочно чисты перед законом (уже поэтому штрафник Твердохлебов не мог командовать батальоном). Более того, они подбирались, как потребовал нарком обороны, из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Командир и комиссар ОШБ пользовались по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, командир и комиссар ОШР – властью командира и комиссара полка.

Переменники направлялись в штрафные части на срок от одного до трех месяцев либо приказом соответствующего командира (таким правом были наделены командиры дивизий и отдельных бригад и выше в отношении офицеров, командиры полков и выше – в отношении рядового и сержантского состава), либо военным трибуналом, если были осуждены с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. По ходу войны к ним присоединялись лица, освобожденные из исправительных колоний и лагерей, а до того осужденные, как правило, за нетяжкие преступления. По неполным данным, за годы войны ИТЛ и колонии НКВД досрочно освободили и передали в действующую армию около 1 млн. человек.

Правда, лишь некоторая часть из них была направлена в штрафные формирования, большинство пополнили обычные линейные части. Именно из такого контингента состояла стрелковая бригада, о которой в книге «Солдатский долг» писал маршал К.К. Рокоссовский и которую многие читатели принимают за штрафное формирование.

Провинившиеся офицеры (от младшего лейтенанта до полковника) направлялись в штрафные батальоны, рядовой и сержантский состав – в штрафные роты. Бывшие офицеры попадали в штрафроты только в том случае, если по приговору военного трибунала они были лишены воинского звания. Все военнослужащие переменного состава, независимо от того, какое воинское звание они носили до направления в штрафную часть, были разжалованы судом или нет, воевали на положении штрафных рядовых.

Вот что представлял собой переменный состав, например, 8-го ОШБ Сталинградского (Донского) фронта сразу после его укомплектования. С 1 августа по 30 декабря 1942 г. здесь с петлицами рядовых солдат на гимнастерках воевали бывшие начальник штаба дивизии, начальник штаба танковой бригады, начальник политотдела стрелковой бригады, военные комиссары дивизии, танковой и стрелковой бригад, 12 командиров полков и пять командиров батальонов, 40 командиров рот и батарей, 26 политруков, 81 командир взвода. Вину искупали не только строевые командиры, но и бывшие начальник госпиталя, начальник и военком склада НКО СССР, райвоенком, начальник военторга, ответственный секретарь бюро ВЛКСМ, начальник клуба, секретарь военного трибунала, оперуполномоченный особого отдела НКВД, военфельдшер.

Надо понимать, какой высокой квалификации был личный состав особенно в штрафных батальонах. Вот что вспоминал по этому поводу полковник в отставке А.В. Пыльцын: «У нас по штатному расписанию было положено по два заместителя командира взвода. Они назначались приказом по батальону из числа штрафников, которых мы с командиром роты предлагали. Одним из моих заместителей был назначен бывалый командир стрелкового полка, имевший более чем двухлетний боевой опыт, но где-то допустивший оплошность в бою, бывший подполковник Петров Сергей Иванович… Другим моим заместителем был проштрафившийся начальник тыла дивизии, тоже подполковник Шульга (к сожалению, не помню его имени), он и у меня отвечал за снабжение взвода боеприпасами, продпитанием и вообще всем, что было необходимо для боевых действий. И действовал умно, инициативно, со знанием тонкостей этого дела».

Как показывают выявленные автором в Центральном архиве МО РФ документы, причины, по которым люди попадали в разряд штрафников, были самыми различными. Командир танкового взвода 204-го танкового полка 102-й отдельной танковой дивизии лейтенант П.Д. Матвиенко в районе Вязьмы в октябре 1941 г. попал в окружение. Будучи ранен в ногу, отстал от части. До момента прихода Красной Армии в сентябре 1943 г. скрывался, проживая в своей семье на Полтавщине. Подполковник Л.С. Якунин, командир воинской части, дислоцированной в Саратове, вместе с подчиненными организовал в местном ресторане пьянку, в результате которой «учинил хулиганские действия». Офицер связи 52-й гвардейской танковой бригады лейтенант С.Т. Золотухин в июне 1944 г. утерял пакет с секретными документами. Командир взвода пешей разведки 915-го стрелкового полка лейтенант Н.А. Булат трижды получал боевую задачу по захвату контрольного пленного. Но не выполнил ее, то «умышленно сбившись с пути», то допустив «преждевременное метание гранат, чем обнаружил разведгруппу». Начальник заготовительной группы 65-й мотострелковой бригады гвардии капитан П.В. Денисов, в апреле 1944 г. командированный для заготовки зерна и картофеля, пьянствовал, разбазарил вверенное имущество. Почти пятьдесят суток не являлся к месту службы. Прихотливые жизненные дороги всех этих офицеров, воевавших в разное время и на разных фронтах, сошлись в одной точке – штрафном батальоне, в данном случае 1-го Украинского фронта.

Перед убытием в штрафную часть государственные награды изымались и на время пребывания их владельца в штрафниках передавались на хранение в отдел кадров фронта или армии. На руки штрафникам выдавалась красноармейская книжка специального образца.

По новому месту службы штрафники при необходимости приказом по части могли назначаться на должности младшего командного состава с присвоением званий ефрейтор, младший сержант и сержант.

Поскольку штрафные формирования были по своей сути обычными стрелковыми частями, вся боевая деятельность и организация службы в них регулировались воинскими уставами.

«На мою долю выпало более года командовать взводом в отдельной штрафной роте. И, конечно же, неплохо знаю суть этого подразделения, – вспоминал фронтовик Н.Г. Гудошников. – Надо сказать, оно почти ничем не отличалось от обычного: та же дисциплина, тот же порядок, те же отношения между солдатами-штрафниками и офицерами. Кому-то, может быть, покажется странным, но ко мне и другим командирам обращались по-уставному: “Товарищ лейтенант”, а не по-лагерному: “Гражданин начальник”, такого я ни разу не слышал. Вооружением, продовольствием снабжали, как и положено… Никаких особых дисциплинарных и иных санкций мы к штрафникам не применяли, кроме уставных. Я часто даже забывал, что командую не совсем обычным подразделением».

«И солдатам не тыкали: “штрафник”, все были “товарищами”, – развивает эту мысль бывший заместитель командира ОШР Е.А. Гольбрайх. – Не забывайте, что на штрафные части распространялся Дисциплинарный устав Красной Армии».

Меньше всего хотелось бы, чтобы у читателей сложилась розовая картинка жизни и быта штрафников. Они, конечно, делили тяготы войны наравне со всей армией. В 8-м ОШБ Сталинградского фронта с 15 августа по 27 ноября 1942 г. горячую пищу готовили только на завтрак и обед, ужин не предусматривался. А какие продукты получал личный состав? Военврач 3 ранга Родина доносила по команде: половина муки непригодна для выпечки хлеба, соли и картофеля нет, из овощей в наличии лишь соленые огурцы и помидоры. До трети бойцов и офицеров батальона оставались в строю больными, вели бои, терпеливо перенося симптомы туляремии, боли в желудке и высокую температуру. Люди выдержали все. Их стойкость питало сознание высокой цели, во имя которой они боролись.

Многие авторы, вопреки правде, пишут о штрафниках не иначе, как о пушечном мясе, легко и без разбора жертвуемом молоху войны. Да, свою вину (другое дело, действительную или мнимую) переменники смывали кровью. И гибло их много. Например, только в 1944 г. среднемесячные потери штрафников составили более половины от общей численности, что в 3–6 раз больше, чем потери в обычных войсках. И вряд ли указанные пропорции были иными в другие годы войны.

Но хотя штрафников действительно бросали на самые горячие участки фронта, в определении их потерь не все так однозначно. Следует учитывать, что штрафные части теряли людей только при наступлении, так как в оборону практически не ставились. Для обычных же линейных частей потери приходились и на периоды обороны, и на периоды наступления. В результате потери штрафных и обычных рот и батальонов нередко оказывались сопоставимыми. Это, к слову, лишний аргумент в пользу утверждения, что штрафные части представляли собой довольно гуманную альтернативу (конечно, в суровых условиях войны) расстрелу за воинские преступления.

Многие пишущие на эту тему сегодня такой альтернативы предпочитают не видеть, однозначно оценивая приказ № 227 как проявление крайней жестокости сталинского режима. Нередко они судят о том времени с позиции сегодняшнего дня. Но можно ли при этом игнорировать многоликость тогдашнего политического режима, характер взаимоотношений власти и народа, особенности законодательства 40-х годов, специфику военного времени, законы и порядки которого всегда более суровы в любой стране, неважно – тоталитарной или демократической? Можно ли, наконец, не учитывать конкретную ситуацию, сложившуюся во второй половине 1942 г. на советско-германском фронте?

Недобросовестность таких авторов проявляется также в том, что всех попавших в число штрафников оптом объявляют невинно пострадавшими, осуждают власть за проявленную к ним якобы чрезмерную жестокость, пытаются убедить, что в штрафные роты и батальоны загоняли всех без разбора, лишь бы дать в распоряжение командования побольше пушечного мяса. Однако, как уже сказано выше, это совершенно неверно.

К сведению таких авторов: штрафные части не только вели боевые действия, их распорядок дня предусматривал и боевую учебу. Поскольку, используя приданные штрафные формирования, командиры дивизий, бригад, полков решали конкретные боевые задачи (вопрос искупления вины личным составом обычно волновал их меньше всего), они, естественно, были заинтересованы в успехе дела. А кто мог его обеспечить: боец, слабо обученный, или до автоматизма отточивший навыки боевой работы?

Конечно, тактические возможности штрафных частей были скромными, учитывая численность личного состава (батальоны – до 800 человек, роты – до 200 человек) и оснащенность легким вооружением – пистолетами-пулеметами ППД и ППШ, винтовками, ручными пулеметами, реже – станковыми пулеметами и ротными минометами. Их использовали в интересах соединений и частей, которым они временно придавались: штрафной батальон – стрелковой дивизии, рота – стрелковому полку. Даже будучи укомплектованными, штрафные части редко действовали в полном составе. Как правило, их делили на группы, которые по отдельности придавались той или иной стрелковой части, что также сужало их и без того скромные тактические возможности. И тем не менее при соответствующей подготовке и умелом командовании они успешно решали пусть частные, но важные боевые задачи – прорывали неприятельскую оборону, штурмовали опорные и населенные пункты, захватывали «языков», вели разведку боем.

Материалы военного архива позволяют восстановить некоторые эпизоды боевой деятельности штрафных частей. Так, группа штрафников 9-го ОШБ 1-го Украинского фронта из 141 человека, возглавляемая комбатом гвардии подполковником Лысенко, в мае–июне 1944 г. действовала в интересах 410-го стрелкового полка 81-й стрелковой дивизии. Самостоятельно было произведено четыре ночных поиска, взято два «языка», разбиты две группы противника общей численностью в 140 человек. Собственные потери составили 22 убитых и 34 раненых.

Еще одна группа переменников из 225 воинов (командир – старший лейтенант Баздырев) в июне 1944 г. наступала в боевых порядках 606-го стрелкового полка 317-й стрелковой дивизии. Были прорваны и взяты три линии обороны врага, подавлены две артиллерийские и три пулеметные точки, уничтожено до 500, взято в плен 25 вражеских солдат и офицеров.

В Висло-Одерской операции отличилась 123-я отдельная штрафная рота, которой командовал капитан З.М. Буниятов. Зия Мусаевич позже вспоминал: «Мне было поручено чрезвычайно опасное дело: преодолеть тройную линию обороны противника и выйти глубоко в тыл. Мы должны были взять заминированный мост длиной 80 метров через реку Пилица, при этом сохранить мост невредимым, так как по нему должна была пройти боевая техника. И мы выполнили эту задачу, но какой ценой! В этом бою из 670 бойцов в живых остались 47. Скольких я похоронил тогда, сколько писем написал их близким! Всех оставшихся в живых наградили боевыми орденами. А мне 27 февраля 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза».

Штрафники, безусловно, острее, чем бойцы линейных частей, чувствовали необходимость выполнить приказ командования, невзирая ни на какие обстоятельства. Дополнительный стимул к активным действиям очевиден: чтобы рассчитывать на реабилитацию, одного пребывания на переднем крае для них было недостаточно, следовало активно проявить самопожертвование, героизм и искупить вину, как требовал приказ № 227, кровью.

Кто случайно оступился, допустил преступление по недосмотру или в минуту слабости, будет стремиться, невзирая на опасность, смыть с себя пятно, как можно быстрее встать вровень с прежними товарищами по воинскому строю.

По архивным документам удалось, правда, не полностью, проследить судьбу одного из штрафников 9-го ОШБ рядового В.П. Щенникова. К сожалению, не ясно, по какой причине он попал в штрафбат, но многие обстоятельства убеждают: скорее всего нелепая случайность привела его сюда с должности командира стрелкового батальона 1052-го стрелкового полка 301-й стрелковой дивизии 5-й ударной армии 4-го Украинского фронта. Не мог быть трусом или дезертиром старший лейтенант – участник боев с 1941 г., награжденный четырьмя (!) орденами, трижды раненый. На примере таких людей особенно выпукло выражена суровая справедливость такой меры, как направление в штрафбат (разумеется, если в данном случае не было, скажем, завуалированной мести со стороны прямого начальника или чего-то подобного). Задумаемся: неужели такому испытанному бойцу лучше было бы «загибаться» где-нибудь на лесоповале, считать дни до освобождения на тюремных нарах? Нет, лучше уж смотреть судьбе в глаза в открытом бою.

И Щенников не гнется под пулями, не «тянет» срок в надежде уцелеть и как-нибудь переждать те два месяца, на которые он определен в штрафбат. Вот строки из боевой характеристики на бойца-переменника Виктора Павловича Щенникова, подготовленной командиром взвода гвардии лейтенантом Балачаном сразу же по окончании боя: «При наступлении на сильно укрепленную полосу обороны противника 8 июля 1944 года… будучи первым номером ручного пулемета, он подавил огневую точку противника, чем дал возможность продвинуться остальным. Когда вышел из строя его второй номер, он взял диски и продолжал продвигаться в боевых порядках… Во время выхода с поля боя он вынес 2 ручных пулемета, 2 винтовки, 4 автомата и одного раненого командира отделения. Достоин представления к правительственной награде». На характеристике – резолюция командира роты гвардии капитана Полуэктова: «Тов. Щенников достоин досрочной реабилитации».

Подстать Щенникову был его товарищ по расчету ручного пулемета штрафной рядовой Н.С. Корбань. Бывший старший лейтенант, адъютант старший стрелкового батальона 1340-го стрелкового полка 234-й стрелковой дивизии 4-й ударной армии 1-го Прибалтийского фронта, он, обеспечивая командира расчета боеприпасами, успел в то же время оказать помощь четверым раненым в эвакуации с поля боя, вынес два ручных пулемета и винтовку. Как отличившиеся в боях, и Щенников, и Корбань были представлены к досрочной реабилитации.

Разумеется, недопустимо впадать в крайность и утверждать, что все без исключения штрафники отличались обостренным патриотизмом, свято блюли требования воинских уставов и войскового товарищества, исповедовали высокую мораль. Война свела в штрафных частях самых разных людей, жизненные пути которых в иных условиях вряд ли пересеклись бы. Вчерашний офицер, для которого честь дороже жизни – и уголовник, вырвавшийся из-за колючей проволоки в расчете продолжить разгульную жизнь. Случайно или в силу неблагоприятной ситуации оступившийся воин – и закоренелый ловкач, умеющий всегда выйти сухим из воды. Не все одинаково благосклонно относились и к власти, виня ее за сломанную собственную судьбу или судьбу своей семьи – раскулаченные, спецпереселенцы. Так что нечего удивляться фактам и измены Родине со стороны штрафников, и дезертирства, и бесчинств, от которых страдало мирное население.

И все же не будет преувеличением сказать: основная масса штрафников честно исполняла воинский долг, стремилась возможно быстрее вернуть себе честное имя.

Каким был порядок освобождения переменников и их реабилитации? Например, в фильме «Штрафбат» показана совершенно нереальная ситуация, когда рядовой Цукерман, даже получив два ранения, волей авторов фильма все равно вновь возвращается в батальон. На самом деле период пребывания в штрафной части не мог превышать срок, определенный в приказе командира или приговоре военного трибунала и в любом случае составлявший не более трех месяцев.

Очень часто этот срок сокращали, как ни горько, вражеская пуля, снаряд или мина. Всех погибших в бою переменников посмертно реабилитировали, судимость (в случае, если они были направлены в штрафную часть военным трибуналом) снималась. Их семьям назначалась пенсия.

Те же штрафники, кому посчастливилось остаться в живых, освобождались по трем основаниям: досрочно в случае ранения, досрочно за боевое отличие, по отбытии назначенного срока.

Вот пример по 9-му ОШБ. 19 июля 1944 г. его командир гвардии подполковник Лысенко ходатайствовал перед военным советом фронта о реабилитации 91 военнослужащего в связи с тем, что они «показали себя в боях с немецкими оккупантами дисциплинированными, проявили при этом храбрость, мужество и искупили свою вину перед Родиной». В течение четырехдневного боя группа штрафников, поддерживая 151-й полк 8-й стрелковой дивизии, овладела и закрепилась на безымянной высоте в районе села Млодятый Станиславской области. 11 контратак немецкой пехоты в сопровождении самоходных орудий, поддержанных артиллерийско-минометным огнем, отразили штрафники, уничтожив при этом 200 вражеских солдат и офицеров, два танка, девять станковых пулеметов. Из этой группы переменников к реабилитации представлены: по ранению – два человека, за отличия в боях – два человека, по истечению срока пребывания в штрафной части – 87 человек.

Надо иметь в виду, что не каждого из тех, кто был направлен в штрафную часть военным трибуналом, ждала реабилитация, и оформлялась она не автоматически. Существовало безусловное правило: искупить вину, снять пятно судимости штрафник мог только активными, героическими действиями на поле боя. Кто не смог таким образом проявить себя, и после перевода в обычную стрелковую часть по-прежнему имел судимость и считался отбывающим наказание. От нее бывших штрафников мог освободить военный трибунал фронта лишь в том случае, если они в новой части проявляли себя «стойкими защитниками Родины».

Реабилитацию, как это требовали положения о штрафных батальонах и ротах действующей армии, стремились провести в торжественной обстановке. Перед строем – для воспитательного эффекта – объявлялся приказ войскам, представители штаба и политуправления фронта возвращали офицерам, восстановленным в правах, ордена и медали, а то и вручали полевые погоны с прежними знаками различия. Реабилитированные получали предписания убыть: одни – в свою прежнюю часть, другие – в отдельный полк резерва офицерского состава, третьи – в отдел кадров округа.

Закономерен вопрос, сказывалось ли пребывание человека в штрафной части на его дальнейшей судьбе? Вообще законодательство не предусматривало ущемления прав штрафников по отбытии ими наказания. Больше того, Президиум Верховного Совета СССР по случаю победоносного завершения войны с гитлеровской Германией 7 июля 1945 г. объявил амнистию, которая означала, что военнослужащие, осужденные с применением отсрочки исполнения приговора до окончания войны (а такие среди штрафников составляли большинство), освобождались от наказания, и с них снималась судимость.

Но среди прошедших штрафные части было немало ранее находившихся в плену или в окружении, проживавших на оккупированной территории, а таким людям власть откровенно не доверяла. Нередкими были случаи, когда по окончании войны узника фашистского лагеря, к этому времени уже доказавшего преданность стране собственной кровью, в том числе в штрафной части, отправляли уже в советский лагерь. Да и у тех, кто избежал воронки ГУЛАГа, жизненный путь складывался сурово.

Старший лейтенант в отставке И.И. Коржик писал автору: «Я много раз после штрафбата пытался вернуться в авиацию. Ведь к тому времени я имел на своем счету 150 ночных боевых вылетов, был награжден орденом Красного Знамени. Но меня отправили в глубокий тыл, в запасной полк… Уже не говорю о том, что над штрафниками еще долго висел домоклов меч и после их демобилизации».

Понятны чувства фронтовика. Едка, как полынь, горечь человека, беззаветно воевавшего за Отечество, но так и не ощутившего полного доверия государства. Он был сбит над территорией врага, ушел в партизаны, до самого соединения со своими не выпускал из рук оружия, после чего был обидно уравнен штрафбатом с каким-нибудь дезертиром, трусом или растратчиком. Преодолев обиду, честно отвоевал и там, однако, в глазах власти так и остался человеком второго сорта, которому не было полного доверия.

Надломленные сверхбдительностью «компетентных органов» судьбы И.И. Коржика, многих его собратьев по несчастью – веское обвинение сталинскому режиму, нередко относившемуся к людям, как к щепкам при рубке леса, как к пыли на ветру.

Но тем выше оказалось достоинство десятков тысяч фронтовиков, которые, вопреки не всегда справедливо складывающейся судьбе, смогли, пройдя штрафные батальоны и роты, с незапятнанной репутацией встретить День Победы.

Юрий Рубцов, доктор исторических наук, профессор

Российский героический календарь

http://rosgeroika.ru/

http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/august/drakonovskie-prikazyi-stalina

 

95 лет минуло со дня расстрела Белого Царя и Его Семьи

 

Россия  в  молитвенном  покаянии 

взывает  к  Святым  Царственным  Страстотерпцам 

95  ЛЕТ  МИНУЛО  СО  ДНЯ  

РАССТРЕЛА  БЕЛОГО  ЦАРЯ  И  ЕГО  СЕМЬИ

Святые Царственные Страстотерпцы

Глубокоуважаемые  читатели  сайта,  дорогие  друзья!

95 лет назад, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в городе Екатеринбурге в подвале дома горного инженера Николая Ипатьева были расстреляны российский Император Николай II, его супруга Императрица Александра Фёдоровна, их дети — великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, наследник цесаревич Алексей, а также лейбмедик Евгений Боткин, камердинер Алексей Трупп, комнатная девушка Анна Демидова и повар Иван Харитонов.

Уралсовет на своём заседании 12 июля принял постановление о казни Государя Императора, Его Августейшей Семьи и Членов Дома Романовых, а также о способах уничтожения Их трупов, и 16 июля передал сообщение (если телеграмма подлинная) об этом по прямому проводу в Петроград — Г. Е. Зиновьеву. По окончании разговора с Екатеринбургом Зиновьев отправил в Москву телеграмму. Телеграмма была получена в Москве 16 июля в 21 час 22 минуты.

Ф.И. Голощёкин

Фраза в телеграмме «условленный с Филиппом суд» — это в зашифрованном виде решение о казни Членов Императорского Дома, о котором условился уральский военный комиссар Голощёкин Филипп Исаевич во время своего пребывания в столице. Однако Уралсовет просил ещё раз письменно подтвердить это ранее принятое решение, ссылаясь на «военные обстоятельства», так как ожидалось падение Екатеринбурга под ударами Чехословацкого корпуса и белой Сибирской армии.

В ночь с 16 на 17 июля Августейшая Семья и обслуга легли спать, как обычно, в 22 часа 30 минут. В 23 часа 30 минут в особняк явились два особоуполномоченных от Уралсовета.

П.З. Ермаков

Они вручили решение исполкома командиру отряда охраны Ермакову Петру Захаровичу и новому коменданту дома комиссару Чрезвычайной следственной комиссии Юровскому Якову Михайловичу, сменившему на этой должности Авдеева 4 июля, и предложили немедленно приступить к исполнению приговора.

Я.М. Юровский

Разбуженным Членам Царской Семьи и персоналу объявили, что в связи с наступлением белых войск особняк может оказаться под обстрелом, и поэтому в целях безопасности нужно перейти в подвальное помещение. Семеро Членов Царской Семьи: Император Николай Александрович, его супруга Александра Фёдоровна, дочери Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия и сын Алексей, а также врач Боткин и трое добровольно оставшихся слуг: Харитонов И.М., Трупп А.Е. и Демидова А.С. (кроме поварёнка Седнёва, удалённого накануне из дома) спустились со второго этажа дома и перешли в угловую полуподвальную комнату.

Когда все разместились в комнате, непосредственный руководитель расправы Яков Юровский огласил приговор. Сразу же после этого Государя Императора, Его Августейшую Семью и Членов Дома Романовых расстреляли.

Перед роковым расстрелом

Пётр Ермаков, видя, что один из охранников – А. Стрекотин, держит в руках винтовку со штыком, предложил ему доколоть оставшихся в живых. Когда тот отказался, он взял у него из рук винтовку и начал докалывать остававшихся в живых. Это был самый ужасный момент смерти Святых Царственных Страстотерпцев. Они долго не умирали, кричали, стонали, передёргивались. В особенности тяжело умерла Императрица Александра Фёдоровна – Пётр Ермаков исколол ей всю грудь. Удары штыком он делал так сильно, что штык каждый раз глубоко втыкался в пол.

Сообщение о расстреле Белого Царя и всех Членов Императорской Семьи поступило в адрес секретаря Совнаркома Н. П. Горбунова для Свердлова Я. М. 17 июля 1918 года. Центральные советские газеты сообщили об этом 19 июля.

Военные власти Белой армии образовали следственную комиссию, которая произвела осмотр шахты заброшенного рудника вблизи деревни Коптяки.

30 июля 1918 года для расследования обстоятельств расстрела Членов Царской Семьи и персонала постановлением Екатеринбургского окружного суда был назначен следователь по важнейшим делам А. П. Наметкин. 12 августа 1918 года расследование было поручено вести члену Екатеринбургского окружного суда И. А. Сергееву, который осмотрел дом инженера Николая Ипатьева, в том числе и полуподвальную комнату, где была расстреляна Августейшая Семья, собрал и описал вещественные доказательства, найденные в «Доме особого назначения» и на руднике.

6 февраля 1919 года расследование было возложено на следователя по особо важным делам Омского окружного суда Николая Алексеевича Соколова (21.5.1882–23.11.1924). С 8 марта по 11 июля Соколов продолжил следственные действия в Екатеринбурге. По приказу русского военачальника, одного из руководителей Белого движения в Сибири и на Дальнем Востоке Михаила Константиновича Дитерихса, Соколов покинул Екатеринбург 11 июля 1919 года и вывез все акты подлинных следственных производств вместе с вещественными доказательствами. Именно благодаря кропотливой работе Н. А. Соколова стали впервые известны подробности расстрела и захоронения царской семьи.

Останки Членов Императорского Дома были обнаружены под Свердловском в 1979 году при раскопках, которыми руководил консультант министра внутренних дел Гелий Рябов. Однако тогда находку засекретили и найденные останки по указанию властей закопали.

После падения коммунистического режима в 1991 году раскопки были возобновлены. Многочисленные эксперты подтвердили, что найденные тогда останки с большой долей вероятности являются останками царской семьи.

Останки царевича Алексея и княжны Марии тогда найдены не были.

В июне 2007 года были проведены новые изыскательские работы на Старой Коптяковской дороге с целью обнаружения предполагаемого второго места укрытия останков Членов Императорской Семьи Романовых.

В июле 2007 года костные останки молодого человека в возрасте 10-13 лет, и девушки в возрасте от 18-23 лет, а также обломки керамических амфор с японской серной кислотой, железные уголки, гвозди, и пули были найдены археологами под Екатеринбургом недалеко от места прежде обнаруженного захоронения.

24 августа 2007 года Генеральная прокуратура России возобновила расследование по уголовному делу о расстреле Государя Императора, Его Августейшей Семьи и Членов Дома Романовых в связи с обнаружением под Екатеринбургом возможных останков царевича Алексея и Великой княжны Марии Романовых.

На останках детей Императора Николая II обнаружены следы разрубания. Об этом сообщил начальник отдела археологии научно-производственного центра по охране и использованию памятников истории и культуры Свердловской области Сергей Погорелов.

В 2008 году генетический анализ, проведённый экспертами в США, подтвердил, что обнаруженные в 2007 году под Екатеринбургом останки принадлежат детям Императора Николая II. Об этом СМИ сообщили 16 июля 2008 года.

 

 

В 1920-х гг. в доме инженера Николая Ипатьева размещался Музей Революции, а прилегавшую к нему площадь переименовали в площадь Народного Гнева.

Ипатьевский дом

Факта расстрела Белого Царя и Святых  Царственных  Страстотерпцов тогда никто не скрывал, коммунисты в Екатеринбурге им даже гордились. Расстрельную комнату реконструировали и водили в неё экскурсии.

Затем в Ипатьевском доме был Антирелигиозный музей, Совет безбожников, областной партархив, учебный пункт управления культуры.

После 1932 года о страшных событиях расстрела 1918-го стали умалчивать, официально о них более не упоминалось.

Но к дому постоянно стекались люди, приезжали российские и зарубежные туристы. Дом инженера Николая Ипатьева КГБ стал рассматривать как некий «антисоветский объект».

 

Обращение в ЦК КПСС О сносе Ипатьевского дома

Решение о сносе дома было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС 30 июля 1975 года.

В сентябре 1977 года дом Ипатьева был снесён.

На месте разрушенного советскими властями дома инженера Николая Ипатьева, в котором в ночь с 16 на 17 июля 1918 года были мученически убиты Белый Царь и Святые  Царственные  Страстотерпцы, в 2000—2003 гг был возведён Храм-на-Крови.

Храм-на-Крови в Екатеринбурге

Российская прокуратура и суды, по информации на 16 июля 2008 года, отказывались реабилитировать расстрелянных Членов Императорского Дома и признать Их жертвами политических репрессий. Международное историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал» убеждено, что отказ в реабилитации замученных большевиками Членов Царской Семьи и персонала в подвале Ипатьевского дома – неправомерен.

П.Л. Войков

«Станция московского метро и улицы не должны носить имя Петра Войкова, причастного к убийству Царской Семьи» – подчеркнул председатель правления Международного «Мемориала» историк Арсений Рогинский. Он отметил, что в России много улиц, которые названы в честь людей, причастных к политическим репрессиям. «Есть улицы и парки Ворошилова. Активное участие этого человека в терроре – это факт, не требующий доказательств. Именами активнейших проводников террора (например, Эйхе, Постышева, других партийных деятелей) названы улицы. Микоян, кстати, тоже подписывал списки на расстрелы. И ездил в 1937 проводить «чистку» в Армении. Таких имён много», – подчеркнул историк Арсений Рогинский.

 

 

М.К. Дитерихс. Убийство царской семьи и членов Дома Романовых на Урале

Далее мы приводим предисловие (с минимальными сокращениями) из посвящённой вопросу расстрела Государя Императора, Его Августейшей Семьи и Членов Дома Романовых книги «Убийство царской семьи и членов Дома Романовых на Урале» русского  военачальника,  одного  из  руководителей  Белого  движения  в  Сибири  и  на  Дальнем  Востоке,  участника Русско-японской,  Первой мировой  и  Гражданской войн генерала Михаила  Константиновича  Дитерихса. Книга впервые была издана в 1922 году во Владивостоке, в типографии Военной Академии.

М.К. Дитерихс 2

 

«Советская власть, приняв лозунги Бронштейна, став на путь подготовки положения для победы в будущем, хорошо сознавала, что одним из устоев русской народной массы является её Православная Церковь, её преданность Христианскому учению и глубокая, историческая любовь и привязанность к своей религии. Как масса малокультурная, русский народ способен временами, под влиянием случайных обстоятельств, терять критерии добра и нравственности, и падать в невероятную бездну саморазрушения и оплевания своего настоящего существа. Однако падение такое в прошлом было всегда сравнительно кратковременным и небольшой толчок, толчок именно духовного характера, быстро выносил его из бездны и выводил нравственно очищенным снова на арену христианской жизни.

Подорвать эти-то устои, предотвратить на ближайшее время духовное пробуждение — вот идеи, которые руководили советскими главарями в проведении плана обеспечения победы в будущем.

И в ряду злодейств, совершённых в этот период большевиками для достижения указанной цели, особо исключительными по зверству и изуверству, полными великого значения, характера и смысла для будущей истории русского народа, являются убийства в это кошмарное лето:

В Екатеринбурге: бывшего Государя Императора НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, Государыни Императрицы АЛЕКСАНДРЫ ФЕОДОРОВНЫ, бывшего Наследника Цесаревича АЛЕКСЕЯ НИКОЛАЕВИЧА, Великой Княжны ОЛЬГИ НИКОЛАЕВНЫ, Великой Княжны ТАТЬЯНЫ НИКОЛАЕВНЫ, Великой Княжны МАРИИ НИКОЛАЕВНЫ, Великой Княжны АНАСТАСИИ НИКОЛАЕВНЫ.

В Алапаевске: Великой Княгини ЕЛИЗАВЕТЫ ФЕОДОРОВНЫ, Великого Князя СЕРГЕЯ МИХАЙЛОВИЧА, Князя ИОАННА КОНСТАНТИНОВИЧА, Князя КОНСТАНТИНА КОНСТАНТИНОВИЧА, Князя ИГОРЯ КОНСТАНТИНОВИЧА, Графа ВЛАДИМИРА ПАЛЕЯ (сын В. К. Павла Александровича).

В Перми: Великого князя МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА и других, о которых до нас ещё не достигли сведения.

Вместе с упомянутыми Членами Дома Романовых были убиты избранные большевиками ближайшие Им лица свиты, оставшиеся до конца верными своему долгу. Так, погибли: фрейлина графиня Анастасия Васильевна Гендрикова, гоф-лектриса Екатерина Адольфовна Шнейдер, генерал-адъютант Илья Леонидович Татищев, гофмаршал князь Василий Александрович Долгоруков, секретарь Джонсон, комнатная девушка Анна Степановна Демидова, сестра Варвара, управляющий Петр Федорович Ремез, дядька Клементий Григорьевич Нагорный, камердинер Иван Дмитриевич Седнев, камердинер Алексей Егорович Трупп, повар Иван Михайлович Харитонов, камердинер Василий Фёдорович Челышев и, вероятно, много других, о которых тоже до нас не дошли ещё сведения.

Из всех перечисленных злодеяний только об убийстве бывшего Государя Императора советскими властями было объявлено официально, причём акт этот был представлен обществу как народная казнь, совершенная над «коронованным палачом» по приговору Уральского областного совдепа. Об остальных же совершённых злодеяниях советской власти не только умолчали и скрыли от народа, но постарались прикрыть их лживыми заявлениями и инсценировкой побегов и похищений. Так, в отношении Членов Царской Семьи было объявлено, что «жена и сын» отправлены в надёжное место, а о Великих Княжнах вовсе ничего не упоминалось. Когда почти через год убийство выплыло наружу, то советские главари использовали его для провоцирования своих политических сотрудников в Москве, левых социалистов-революционеров, и инсценировали целый процесс, стремясь представить дело как попытку левых эсеров дискредитировать советскую власть. В качестве обвиняемых были привлечены какие-то Яхонтов, Грузинов и Малютин — члены Екатеринбургского совдепа, Мария Апроскина и Елизавета Миронова и девять красноармейцев. Все эти лица были признаны виновными, приговорены к расстрелу и расстреляны.

Категорически утверждаю, что перечисленные по фамилиям лица в расстреле Царской Семьи не участвовали.

В отношении убитых в Алапаевске Великой Княгини, Великого Князя, Князей и остальных лиц, содержавшихся в Напольной школе, советские власти объявили, что они все похищены какой-то белогвардейской бандой, напавшей на охрану. Дабы заставить окружавшее население поверить этому вымыслу, большевики, уже после совершения убийства, разыграли провокационное сражение с мнимым противником, а для большей убедительности пристрелили содержавшегося в арестном доме за пьянство мужичка и, перетащив его тело к школе, выдали труп за одного из убитых ими белогвардейцев.

Такой же провокационный слух о похищении белогвардейцами был распущен большевиками и в отношении Великого Князя Михаила Александровича; в действительности же Он был уведён и убит тремя членами Мотовилихинской чрезвычайки.

Все это указывает, что убийству Августейшей Семьи и Членов Дома Романовых советские власти придавали чрезвычайно важное значение в деле подготовки для себя будущей победы, но, с другой стороны, уже тогда боялись народа и усиленно распускали в нём сведения, что Царская Семья вывезена в Германию. Народ и сейчас во многих местах не верит в расстрел бывшего Государя, и по России ходит легенда о том, как Он скрывается, переодетый простым мужиком, в деревнях Сибири и появится снова на своём троне, когда народ очистит Россию от генералов и буржуев, свергнувших Его с престола. «Тогда, — говорит мужик, — будет Царь и народ, и между ними никого не будет». И вот этого второго устоя русского народа, устоя, созданного самим народом в своей бытовой идеологии, Бронштейн и Ленин боятся не меньше, чем устоя религиозного. Народ до правды доходит больше инстинктом; умственные рассуждения массе ещё не доступны. И после свержения Царя народ чувствует, что правое дело не на стороне тех, кто свергал Царя, и кто после Него стал править землёй.

В начале февраля 1919 года покойный Верховный правитель Адмирал Колчак имел определённое намерение опубликовать официально о всех убийствах Членов Дома Романовых, совершённых большевиками на Урале летом 1918 года. Это сообщение, нося совершенно объективный характер и констатируя только факт происшедших злодеяний, должно было быть выпущенным как акт правительства, для ознакомления которого с делом судебным следователем Соколовым по приказанию министра юстиции Старынкевича была составлена краткая сводка документальных данных, с упоминанием в ней только для членов Правительства таких материалов, которые по нашим законам до окончания следствия ни в коем случае опубликованию не подлежали. Такого рода справки для генерал-прокуроров (каковым является министр юстиции) в течение самого следственного производства законом установлены.

К сожалению, некоторые из лиц тогдашних высших сфер Омска, ослеплённые узкой партийной борьбой между собой, решили использовать намерение адмирала Колчака для своих целей. Управлявший в то время делами Совета Министров Тельберг без ведома министра юстиции взял из ящика его письменного стола приготовленную Соколовым секретную справку и передал её в редакцию газеты «Заря», которая на следующее же утро поместила её полностью на страницах газеты. Верховный правитель приказал немедленно конфисковать ещё не успевшие разойтись в розничной продаже номера; но дело было сорвано, шум поднялся невероятный, и адмирал Колчак был вынужден отказаться от идеи «официального правительственного сообщения».

17 января 1919 года адмирал Колчак возложил на меня общее Руководство по расследованию и следствию по делам об убийстве на Урале Членов Августейшей Семьи и других Членов Дома Романовых. Я получил приказание расширить рамки производившегося в то время предварительного следствия по этим делам, не ограничиваясь узко только юридической стороной дела, но направляя общее исследование в целях освещения вопроса также с исторической и национальной точек зрения.

Н.А. Соколов

Специально для ведения предварительного следствия мне был придан судебный следователь по особо важным делам Николай Алексеевич Соколов, а для выполнения требований следственного производства по розыскам и раскопкам моим помощником был назначен Начальник Военно-Административного управления Екатеринбургского района генерал-майор Сергей Алексеевич Домантович.

За последнее время, преимущественно за границей, появилось несколько серьёзных печатных трудов, основанных частью на воспоминаниях, а частью и на некоторых официальных документах следствия, об убийстве большевиками в Екатеринбурге Членов Царской Семьи. В Америке появилась книга упоминавшегося выше Тельберга, бывшего в Омске Управляющим делами Совета Министров; в Англии издана книга Вильтона, корреспондента газеты «Тайме», проведшего всё время при следственных работах на Урале; во Франции изданы записки Жильяра, бывшего воспитателя Наследника Цесаревича Алексея Николаевича; в Пекине издана книга игумена Серафима, сопровождавшего тела убитых в Алапаевске Великой Княгини и Великих Князей при перевозке Их из Алапаевска сначала до Читы, а затем до нашей Духовной миссии в Пекине. Располагая некоторыми официальными документами следствия, авторы имели возможность передать картину самого злодеяния с достаточной полнотою. Но нельзя делать таких вещей, как позволил себе игумен Серафим. В труде, преследовавшем цель дать не только фактическое изложение событий, но и характеристику АВГУСТЕЙШИХ мучеников на основании документальных данных, он, без всякой оценки и проверки правдоподобности, выписывает из советских «Известий» помещённое в них письмо, якобы написанное Государем Ленину, и оставляет читателя в убеждении, что это письмо действительно принадлежит перу покойного бывшего Царя. Очевидно, игумен Серафим хотел использовать этот документ как официальное подтверждение тех скверных условий, в каких содержалась Царская Семья в Екатеринбурге; но ведь вся книга игумена Серафима направлена на идейную борьбу с проводниками идей большевизма; как же можно пользоваться для своей борьбы оружием, взятым из противного лагеря, не убедившись в силе этого оружия? Ведь противники игумена Серафима прекрасно знают, что это письмо ими самими изобретено, как и много других документов, о которых будет сказано в своём месте.

Как перечисленные выше авторы, так и большинство остальных авторов вышедших до настоящего времени заметок, воспоминаний и повествований ограничиваются при указании убийц обыкновенным стереотипным наименованием их — «большевики», а само убийство относят к характеру одного из тех, хотя и выдающихся, но многочисленных рядовых убийств, которыми вообще ознаменовали большевики свою власть в России. Кроме того, большинство авторов ограничиваются простым констатированием факта зверского убийства, не выходя из рамок исследования его, как всякого другого зверского преступления, совершённого советскими деятелями в период того лета, с точки зрения установления преступности физиономии той государственной власти, которая возымела дерзость выдавать себя за народную, демократическую власть.

Только в трудах Вильтона и Жильяра впервые в изложении тяжелой кровавой драмы, разыгравшейся в стенах дома Ипатьева, во-первых — зазвучали нотки душевного отношения и внимания к самим жертвам этой исторической драмы и, во-вторых, быть может, только инстинктивно убийство это выдвигается из ряда обычных большевистских злодеяний той эпохи на степень события национального значения для русского народа.

Вильтон и Жильяр, хоть и иностранцы, но, проживая подолгу в России и среди русского народа, как люди чистые и чуткие сердцем, как люди, глубоко и искренно любившие русского человека, наконец, как люди наблюдательные и искренние по натуре, — переживая с русским народом трагедию его разложения, революции и бездны, — почуяли инстинктом и сердцем правду: эти убийства совершенно исключительны и не только для русского народа, но и для всего мира.

Убийства Членов Царской Семьи и других Членов Дома Романовых представляются убийствами совершенно исключительными:

Это не были зверские убийства возмущённой толпы, разъярённой черни, ибо русский народ участия в них не принимал.

Это не «казнь» коронованных особ, которую знает история революций, ибо все совершилось без всякого суда и без участия народа.

Это даже не изуверское истребление, как в былые времена, язычником Нероном первых мучеников Христианства, ибо Нерон из своих зверств устраивал зрелища для народа, а не скрывал от него и не боялся его.

Это было уничтожение советской властью намеченных жертв в определённый, по особым обстоятельствам, период времени: июнь — июль 1918 года.

Это были преступления идейные, фанатичные, изуверские, но совершавшиеся скрытно, в тайне, во лжи и обмане от Христианского русского народа.

Это было планомерное, заранее обдуманное и подготовленное истребление Членов Дома Романовых и исключительно близких им по духу и верованию лиц.

Прямая линия династии Романовых кончилась: она началась в Ипатьевском монастыре Костромской губернии и кончилась — в Ипатьевском доме города Екатеринбурга. Новое восшествие на Российский престол кого-либо из оставшихся в живых Членов боковых линий Дома Романовых, конечно, может случиться, но не как выдвижение кандидата какой-либо политической партией, группой или отдельными лицами, а только постановлением будущего Всероссийского Земского Собора.

Мы знаем, что активным выступлением русской интеллигенции, при пассивном отношении народной массы, Дом Романовых был свергнут с Российского престола в феврале 1917 года, но на жизнь Его Членов рука наша не поднялась.

Мы знаем, что Германия не смогла одолеть своих противников в честном, открытом бою; тогда, не брезгая средствами борьбы, она бросила на наш фронт и тыл подлейшее из орудий борьбы, ужаснейший из ядов — яд политический, яд большевизма, заразу анархии. Но сама стала жертвой нанятых ею для этой борьбы рабов.

Кто же были «эти большевики», которых называют убийцами Членов Дома Романовых? Кто были эти «холопы» и «наймиты», которые не только ослушались своих хозяев — немецкого Генерального штаба, но оказались и хитрее его, и подлее его, и сильнее немецкого народа, и уж, конечно, беспринципнее и безнравственнее его?

Дать исчерпывающие ответы на поставленные вопросы составляло задачу следствия. Н. А. Соколов имел в своём распоряжении всего пять месяцев работы, то есть с 7 февраля, дня его назначения, до 10 июля, когда следствие пришлось прервать ввиду приближения к Екатеринбургу большевиков и оставления нами этого района. Тем не менее собранный им материал даёт основание неоспоримо установить факт совершённых убийств в Екатеринбурге, Алапаевске и Перми всех упомянутых выше Членов Дома Романовых, и осветить в достаточной мере те предположения, на которые наткнулось следствие в отношении того, что предприняли руководители преступления, чтобы скрыть тела убитых в Екатеринбурге бывшего Государя Императора и Его Августейшей Семьи, и какой способ сокрытия тел был ими применён. Далее следствию с достаточной доказательностью удалось установить данные для суждения о том, кто были руководителями и прямыми исполнителями всех этих преступлений, и собрать некоторый материал для выводов о косвенных виновниках трагической гибели Членов Дома Романовых.

Исследование отнюдь не предполагает касаться критики деятельности покойного бывшего Государя Императора как правителя и как Царя. Моральное право суждения династических правителей принадлежит только Всемогущему Богу, бесстрастной истории и суду народной совести, в лице таких учреждений, как Земский Собор.

С политически-гражданской точки зрения в мире бывают Цари, которые по своей натуре призваны царствовать, но бывают Цари, которые по своей натуре призваны быть мучениками царствования. Ко вторым относится и покойный бывший Император.

Но с точки зрения идеологии русского народа есть ещё и другая сторона — духовный символ, олицетворяемый в фигуре Царя, Помазанник Божий. Осветить, по мере сил и возможности, убитых Царя и Царицу с этой стороны расследование считало себя обязанным, исходя из таких соображений: свержение Царя, который в мировоззрении народа является только Правителем, представляется преступлением по «форме», преступлением политически-гражданским; свержение же Царя, который в мировоззрении народа является ещё и Помазанником Божьим, представляется преступлением по «духу», затрагивающим в корне всё историческое, национальное и религиозное мировоззрение народа, и выбивающим из-под его ног нравственные устои его жизни и быта. После этого он, естественно, легко впадает в крайности. Мы все повинны в бедствиях, постигших нашу Родину; мы все повинны в том, что ещё до революции между нами, интеллигентами, и народом оказалась пропасть; мы все повинны в том, что народ оказался не с нами, а с пришлыми, ему совершено чужими нехристями; наконец, мы все повинны в трагической судьбе, постигшей Дом Романовых, хотя и не участвовали фактически в ужасных кровавых злодеяниях.

Но твёрдо верится, что русский народ, даже придушенный гнётом, голодом, разорением и террором теперешних его «Диавола милостью» вождей, сознав своё роковое заблуждение в путях истинного Христова учения, снова найдёт в себе ту, Богом данную ему, Святую искру веры и любви для начала своего будущего возрождения, которая во все серьёзные времена его исторического прошлого являлась путеводной звездой для новой, светлой жизни во Христе, под стягом «Божьей милостью».

Святые Страстотерпцы

Не ради возбуждения чувства мести, не ради новых жертв, крови и проявления низкой, жестокой и бесцельной злобы хочу я поделиться мыслями, выводами и чувствами, вызванными во мне изучением и исследованием обстоятельств этой трагической страницы нашей истории. Пусть каждый, читая мои заметки, помнит великие слова Иисуса Христа: «Милости хочу Я, а не жертвы».

Россия  в  молитвенном  покаянии 

взывает  к  Белому  Царю!

 

Гитлеровское руководство – Агрессия против СССР


 

ГИТЛЕРОВСКОЕ  РУКОВОДСТВО  

ШАГ  ЗА  ШАГОМ  ЦЕЛЕУСТРЕМЛЁННО

ГОТОВИЛО  АГРЕССИЮ  ПРОТИВ  СССР

Глубокоуважаемые  читатели  сайта,  дорогие  друзья!

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. занимает важнейшее место в истории нашего Отечества. Война явилась небывалым по своей жестокости испытанием всех материальных и духовных сил Советского Союза и стала самой суровой проверкой боевых качеств Советской Армии и Военно-Морского Флота.

22 июня – скорбная дата в нашей истории. В этот день пошёл отсчёт четырём годам нечеловеческих усилий, в течение которых будущее каждого из нас висело практически на волоске.

22 июня 1941-го года гитлеровская Германия напала на Советский Союз. Великая Отечественная изменила ход истории. Народы СССР самоотверженно защищали свой общий дом, свою Родину от нашествия гитлеровской Германии и её союзников по фашистскому блоку. Война унесла жизни почти 27 миллионов человек – страшная цена, которую пришлось заплатить за победу.

По своим масштабам и стратегическому значению четырёхлетняя битва на советско-германском фронте стала главной составной частью Второй мировой войны, так как основная тяжесть борьбы с немецко-фашистской агрессией выпала на долю нашей страны. В исторических сражениях под Москвой и Ленинградом, под Сталинградом и на Курской дуге, на Днепре и в Белоруссии, в Прибалтике и Восточной Пруссии, в странах Юго-Восточной, Центральной и Северной Европы Советские Вооруженные Силы нанесли врагу решающие поражения.

С первого дня Великой Отечественной войны героизм простого советского солдата стал образцом для подражания. То, что в литературе часто называется «стоять на смерть» было сполна продемонстрировано уже в боях за Брестскую крепость. Хвалёные солдаты вермахта, за сорок дней покорившие Францию и заставившие Англию трусливо жаться на своём острове, столкнулись с таким сопротивлением, что просто не могли поверить, что против них сражаются простые люди. Как будто это воины из былинных сказаний, грудью своей встали на защиту каждой пяди родной земли.

Гарнизон крепости – всего четыре тысячи человек, отрезанный от основных сил, у которого не было ни единого шанса на спасение, практически месяц отбивал одну атаку немцев за другой. Они все были обречены, но так и не поддались слабости, не сложили оружие.

Много лет прошло после окончания Второй мировой и Великой Отечественной войн. Однако ещё не прекратились попытки исказить правду об этих войнах, о роли в них Советского Союза. Ряд историков и политических деятелей пытались обосновать версию о том, что Советский Союз совершенно не был готов к отражению фашистской агрессии.

Одновременно, вопреки элементарной логике, они старались изобразить Советский Союз главным виновником войны, якобы первым сосредоточившим на западной границе мощную группировку для наступления на Германию, чем, дескать, он и спровоцировал упреждающий удар Гитлера.

Следует подчеркнуть, что эти утверждения далеки от истины и не отражают объективную реальность. Ход событий того времени, исторические факты и документы полностью опровергают их суждения о вынужденном характере начала войны со стороны гитлеровцев, свидетельствуют об их несостоятельности и надуманности. Сам Гитлер на секретном совещании в узком кругу руководящего состава вермахта 14 августа 1939 г. в Оберзальцбурге утверждал, что «Россия не собирается таскать каштаны из огня для Англии и уклонится от войны». [1] На совещании 22 июля 1940 г. он опять со всей определённостью заявил: «Русские не хотят войны». [2] Между тем у вермахта к тому времени уже имелся план вторжения в Россию, приуроченный к началу лета 1940 г. [3] Генерал-майор Эрих Маркс, которому была поручена разработка первого варианта указанного плана, откровенно сетовал на то, что Красная Армия не в состоянии «проявить любезность и напасть» на немцев. [4] То есть сожалел об отсутствии предлога для агрессии.

31 июля 1940 г. фюрер впервые официально сообщил высшему генералитету о своих планах войны против Советского Союза. В этот день Гальдер записал первые исходные данные о плане войны: «Начало – май 1941 г. Продолжительность операции – 5 месяцев. Было бы лучше начать уже в этом году, однако это не проходит, так как осуществить операцию надо одним ударом. Цель – уничтожение жизненной силы России». [5] В то же время Гальдер в своих дневниках многократно замечает, что «Россия сделает всё, чтобы избежать войны» и он не верит «в вероятность инициативы со стороны русских». [6]

В оценке обстановки по плану «Барбаросса» немецкое командование тоже исходило из того, что Красная Армия будет обороняться. В директиве по стратегическому развертыванию ОКХ [7] от 31 января 1941 г. сказано: «Вероятно, что Россия, используя частично усиленные полевые укрепления на новой и старой государственной границе, а также многочисленные удобные для обороны выгодные рубежи, примет главное сражение в районе западнее Днепра и Двины… При неблагоприятном течении сражений, которые следует ожидать к югу и северу от Припятских болот, русские попытаются задержать наступление немецких войск на рубеже Днепр, Двина». [8]

Подобная оценка возможных действий Красной Армии проходила во многих донесениях германского посла и военного атташе в Москве Ф. Шулленбурга. 7 июня 1941 г. германский посол сообщал в Берлин, что Сталин и Молотов, по наблюдениям сотрудников посольства, делают всё, чтобы избежать военного конфликта с Германией. В разведсводке Генштаба сухопутных войск Рейха от 13 июня 1941 г. говорилось, что «со стороны русских… как и прежде, ожидаются оборонительные действия». [9]

Всё это свидетельствует о том, что на самом деле у фашистского руководства не было и не могло быть никаких данных или подозрений о возможности привентивного удара со стороны Советских Вооруженных Сил. По словам германского посла в Москве Ф. Шулленбурга, Гитлер в беседе с ним накануне войны выразил недовольство тем, что Советский Союз невозможно даже «спровоцировать на нападение». [10]

Немецкий историк Иоганнес Пукеррорт справедливо отмечал, что гитлеровская «выдумка о превентивной войне преследовала две цели: во-первых, придать нападению на Советский Союз хоть какую то видимость морального оправдания; во-вторых, спекуляцией на антикоммунизме попытаться привлечь на свою сторону западные державы в качестве союзников для разбойничьего «похода на Восток». [11]

Руководитель прессы Третьего рейха Фриче, привлечённый после войны к ответственности вместе с другими нацистскими преступниками, в своих показаниях на Нюрнбергском процессе свидетельствовал о том, что он организовал после нападения Германии на СССР широкую кампанию антисоветской пропаганды, стараясь убедить общественность в том, что в начавшейся войне повинен Советский Союз, а не Германия. [12] «Должен однако заявить, – вынужден был признаться в Нюрнберге Фриче, – что никаких оснований к тому, чтобы обвинять Советский Союз в подготовке военного нападения на Германию, у нас не было. В своих выступлениях по радио я прилагал все усилия к тому, чтобы запугать народы Европы и население Германии ужасами большевизма». [13]

И далее (слова Фриче в беседе с одним из сотрудников Международного трибунала): «Я всегда говорил, что наша вина в развязывании войны против западных держав равнялась примерно 50 процентам, потому, что всё-таки они являлись авторами Версальского договора. Но наша вина в войне против Востока – стопроцентная. Это была коварная и неспровоцированная агрессия». [14]

Внимательное изучение предвоенных событий, материалов Нюрнбергского процесса, дневников Гальдера и других документов показывает, что гитлеровское руководство шаг за шагом целеустремлённо готовило агрессию против СССР. Гитлер отлично знал о неготовности СССР к войне летом 1941 г. Однако он учитывал, что в дальнейшем условия для нападения на Советский Союз станут менее благоприятными. Если бы фюрер в самом деле был убеждён (на основе неопровержимых факторов), что Советский Союз изготовился для превентивного удара и располагал для этого необходимыми силами, то он (Гитлер) по-видимому не решился бы предпринять агрессию против Советского государства и вести войну на два фронта.

Чтобы до конца разобраться в этом вопросе, необходимо проанализировать состояние вооруженных сил СССР и Германии на тот момент. Поскольку вооруженные силы всегда были, есть и будут главным орудием войны, уровень их боеспособности, боевой мощи является основным, решающим критерием готовности государства или коалиции государств к войне.

В результате прогнозирования характера будущей войны, главные события которой предполагались на континентальных театрах военных действий, в фашистской Германии, у её союзников, а также в СССР основу вооруженных сил составляли сухопутные войска и авиация. Военно-морским силам (флотам) отводилась содействующая роль в решении задач войны на континенте. Поэтому представляется целесообразным остановиться на анализе боеспособности именно этой основной части их вооруженных сил.

Вооруженные силы фашистской Германии перед нападением на Советский Союз насчитывали 8,5 млн чел. В сухопутных войсках (5,2 млн чел.) имелось 179 пехотных и кавалерийских, 35 моторизованных и танковых дивизий и 7 бригад. Из них были развернуты против СССР 119 пехотных и кавалерийских (66,5%), 33 моторизованных и танковых (94,3%) дивизий и две бригады (см. табл. 157). Кроме того у границ Советского Союза приводились в боевую готовность 29 дивизий и 16 бригад союзников Германии – Финляндии. Венгрии и Румынии. Всего в восточной группировке войск фашистской Германии и её союзников насчитывалось 5,5 млн. человек, 47,2 тыс. орудий и миномётов, 4,3 тыс. танков и около 5 тыс. боевых самолётов. На вооружении вермахта находились также трофейные танки Чехословакии и Франции.

В Советских Вооруженных силах к началу войны имелось 303 дивизии и 22 бригады, из которых в западных военных округах (ЛенВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО) размещались 166 дивизий и 9 бригад. В них насчитывалось 2,9 млн человек, 32,9 тыс. орудий и миномётов (без 50-миллиметровых, 14,2 тыс. танков, 9,2 тыс. боевых самолётов. Это немногим более половины всего боевого и численного состава Красной Армии и Военно-Морского Флота. А всего к июню 1941 г. в армии и на флоте в наличии было – 4,8 млн. чел. личного состава [15], 76,5 тыс. орудий и миномётов (без 50-миллиметровых миномётов), 22,6 тыс. танков, около 20 тыс. самолётов. [16] Кроме того в формированиях других ведомств, состоявших на довольствии в НКО, находилось 74 944 чел.; находилось в войсках (силах) на «Больших учебных сборах» – 805 264 военнобязанных, которые были включены в списочную численность войск (сил) с объявлением мобилизации.

Группировка войск противника, сосредоточенная у границы с СССР, превосходила советские войска западных военных округов по личному составу в 1,9 раза, по тяжёлым и средним танкам – в 1,5 раза, по боевым самолётам новых типов – в 3,2 раза. Хотя всего самолётов и танков в Красной Армии было больше.

Фашистская Германия и её союзники превосходили группировку войск СССР у западных границ по количеству дивизий, численности личного состава и уступали по количеству танков (почти в 3,3 раза) и боевых самолётов (в 1,6 раза). Тем не менее, общее превосходство с учётом всех приведённых показателей, было в пользу Германии в 1,2 раза. С выдвижением к западным границам шести армейских объединений, имевших в своем составе 57 дивизий, можно было бы ожидать получение превосходства над противником, однако на их подход и развёртывание требовалось не менее месяца.

Следует учесть также, что приводимое нами количество соединений, имевшихся в вооруженных силах СССР и Германии перед началом войны, не отражает в полной мере действительного соотношения сил сторон. Выдвинутые к западным границам СССР немецкие дивизии были полностью укомплектованы по штатам военного времени (14-16 тыс. человек в пехотной дивизии). Советские же стрелковые соединения встретили войну с большим недокомплектом личного состава и боевой техники. Например, подавляющая часть стрелковых дивизий при штатной численности 14,5 тыс. чел. фактически имела по списку от 5-6 тыс. до 8-9 тыс. человек. Наиболее слабой их стороной была низкая оснащённость средствами связи, противотанковой и противовоздушной обороны.

Такова картина в общем. Но именно героизм солдат и командиров сорвал планы немецкого наступления, затормозил продвижение вражеских частей и смог переломить ход войны. Потом были Сталинград, Курск, Московская битва. Все они стали возможны благодаря беспримерной доблести.

Великая Отечественная война была войной народной – на защиту Родины встали абсолютно все, от мала до велика.

22-е июня – этот день, в котором столько скорби, столько боли. Мы должны всегда помнить, какой ценой нам досталась Победа.

Помнить – это такой же долг, как защищать свою Родину.

Мы помним. Мы будем помнить всегда!

 

 

 


[1] Гальдер Ф. Военный дневник. – М., 1968. Т. 1, с. 38.

[2] Гальдер Ф. Военный дневник. – М., 1968. Т. 2, с. 61.

[3] Городецкий Г. Миф «Ледокола». – М., 1995, с. 116.

[4] Там же.

[5] Гальдер Ф. Военный дневник. – М., 1968. Т. 2, с. 81.

[6] Там же. С. 110.

[7] Главное командование сухопутных войск Германии.

[8] Гальдер Ф. Военный дневник. – М., 1968. Т. 2, с. 585.

[9] Военно-исторический журнал 1989, № 5, с. 32.

[10] Гареев М. А. Неоднозначные страницы войны. – М., 1995, с. 89.

[11] Военно-исторический журнал, 1991, № 5, с. 16.

[12] Полторак А. И. От Мюнхена до Нюрнберга. – М., 1960, с. 137.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Архив оргуправления ГОМУ Генштаба, оп. № 2314, т. 2.

[16] Цифры приведены без учёта вооружения и боевой техники, вышедших из строя и непригодных для боевого применения.

 

 

Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование. Глава V. Великая Отечественная Война

http://www.rus-sky.com/history/library/w/w05

Летописи: подготовка к празднованию столетия Отечественной войны

Материал подготовил Сергей Викторович Самохвалов.

 

                        Линии

«Общий обзор празднования столетия Отечественной войны».//«Правительственный Вестник» – № 266 – 5 декабря 1912 – с. 2 . Большой очерк (автор – Д. П-ко) 

На фото: Кремль. Ивановская пл.  Император Николай II проводит смотр учащимся кадетских корпусов в дни торжеств по случаю 100-летия войны 1812 года 29 августа 1912 года. 

Линии 

      (часть I)

«Празднование столетия войны Двенадцатаго года было приурочено к 26-му августа – дню Бородинскаго сражения.

К этому времени, а в значительной части уже к 12-му июня 1912 года, столетию вступления Наполеона со своей армией в пределы Российской Империи, – закончились подготовления к торжеству, предпринятыя еще в половине 1910 года повсеместно в России, включая ея далекия окраины.

Выполненная правительственными учреждениями, войсковыми частями армии и флота, городскими, земскими и сословными учреждениями, учеными обществами и учебными заведениями, прессой, книгоиздательствами, отдельными лицами и, частию, промышленными предприятиями, – эта подготовительная сложная и разносторонняя работа была направлена к широкому освещению эпохи Двенадцатаго года, к ознакомлению народных масс с событиями Отечественной войны и личностями ея героев.

7-го мая 1910 года Государем Императором была Высочайше учреждена междуведомственная коммиссия, под председательством ген.-от-инф. В. Г. Глазова, – для всесторонняго обсуждения вопросов, связанных с торжествами празднования столетняго юбилея 1812 года. Эта коммиссия в течение 1910-1912 годов разработала вопросы: о постановке и возобновлении памятников войны 1812 года; о возстановлении полей сражения у Бородина, Малоярославца, Краснаго, Смоленска, Тарутина; об исправлении надписей сражений Двенадцатаго года, высеченных на мраморных досках в храме Христа Спасителя в Москве; о конкурсах и премиях по составлению описания войны; об устройстве в Москве панорамы Бородинскаго сражения; об учреждении стипендий в правительственных учебных заведениях; об установлении медали в память столетия войны и прав ея ношения; выработала порядок торжеств на Бородинском поле и в Москве и исчислила расходы Правительства на эти торжества. Вместе с тем, по указанию междуведомственной коммиссии, были составлены местною администрациею списки лиц, причисляющих себя к потомкам участников войны 1812 года. Предположения коммиссии были представлены в Совет Министров и, затем, на благовоззрение Государя Императора, а ассигнование 500.000 рублей на юбилейныя торжества состоялось в общем законодательном порядке. Наряду с междуведомственной комиссией, развивали свою деятельность: комитет по устройству в Москве военно-историческаго музея в память Отечественной войны 1812 года и особая коммиссия для выработки программы празднования в С.-Петербурге столетия войны; была Высочайше разрешена всероссийская подписка на сооружение в гор. Орле памятника знаменитому генералу А. П. Ермолову; по повелению Государя Императора, осуществлено издание для войск портретов военачальников Двенадцатаго года, и Высочайше предуказан порядок принесения и разсмотрения прошений потомков участников Отечественной войны – о даровании Монарших милостей.

Затем Высочайше были утверждены общий порядок празднования в Империи столетия Отечественной войны, порядок празднования в С.-Петербурге, Бородине и порядок крестнаго хода из Успенскаго собора на Красную площадь, 30-го августа 1912 года, в день празднования столетия войны в Москве.

В ознаменовании столетия войны Двенадцатаго года приняли деятельное участие, с ассигнованием нередко значительных средств следующия учреждения и общества: Святейший Правительствующий Синод, Правительствующий Сенат, армия и флот, Императорская Академия Наук, Собственная Его Императорского Величества Канцелярия по принятию прошений, учреждения всех ведомств, городское и сельское духовенство московской, смоленской, калужской, минской, нижегородской, харьковской и др. епархий; монастыри – ставропигиальный Успенский, Спасо-Бородинский, казанская Амвросиевская женская пустынь, специально образованныя для этого дела – московская, смоленская и малоярославецкая военныя коммиссии; московский, виленский и войска донского кружки ревнителей памяти Отечественной войны 1812 года; учрежденныя для юбилея: комитет чествования столетия, образованный московским митрополитом, московские – церковная коммиссия, междуведомственный юбилейный комитет, губернский комитет, особый при московском военно-инженерном управлении комитет для устройства в Москве панорамы Бородинскаго сражения; юбилейные комитеты и коммиссии, образованные в городах местной администрацией, общественными деятелями и городскими общественными учреждениями в С.-Петербурге, Москве, Смоленске, Вязьме, Малоярославце, Можайске, Медыни, Риге, Вильне, Орле, Нижнем-Новгороде, Могилеве, Балахне, Хороле, Ставрополе, Харькове, Калуге, Жиздре, Новогрудке, Козельске, Ровно и многих других; дворянства всех губерний, объединившияся в поднесении Государю Императору, по случаю столетия Отечественной войны 1812 г., – общаго адреса и стяга; крестьянския и мещанския сословия и купеческия общества; губернския и уездныя, дворянския и земския собрания, очередныя и чрезвычайныя 1911-1912 годов, вынесшия постановления касательно празднования столетия – московское, с.-петербургское, смоленское, борисовское, области Войско Донского, лифляндское, казанское, самарское, калужское, рижское, вяземское, дорогобужское, курское, харьковское и многия другия; ученыя и просветительныя общества: Императорское русское историческое общество, Императорское военно-историческое общество, с его отделами – московским, варшавским и киевским; общество ревнителей военных знаний, общество истории и древностей прибалтийских губерний, виленская коммиссия для разбора и издания древних актов, с.-петербургское генеалогическое общество, виленский северо-западный отдел Императорского русскаго географ. общества, Императорское с.-петербургское общество архитекторов, кружок русских баталистов, московское общество содействия религиозно-нравственному и патриотическому воспитанию детей, московское общество любителей духовнаго просвещения и вновь возникшия к юбилею войны: калужское общество ревнителей о народном благе в память 1812 г., московское общество ознакомления с патриотическими событиями в России, бородинское общество в Москве для содействия военному воспитанию детей, с.-петербургское общество ревнителей истории и др.; – московский комитет о пользах и нуждах общественных, общество хоругвеносцев в Москве; церковныя и историко-археологическия общества – калужское, вятское, смоленское, орловское; – московское археологическое общество и московский археологический институт; общие и ученые архивы – Синода, Сената, военно-ученый архив Главнаго Управления Генеральнаго Штаба и лефортовский архив Главнаго Штаба; воронежская, смоленская, саратовская, московская и витебская ученыя архивныя коммиссии; историческая коммиссия учебнаго отдела общества распространения технических знаний, архангельский губернский статистический комитет; Императорские университеты – московский, казанский, варшавский и др., особыя юбилейныя коммиссии, образованныя при управлениях учебных округов – московском, харьковском, киевском, виленском, западно-сибирском и при весьма многих средне-учебных заведениях; дирекции народных училищ, городския училищныя коммиссии; городския, земския и церковно-приходския училища, частныя учебныя заведения – общая и техническия; всероссийский национальный музей, союз имени Михаила Архангела; музеи: московский военно-исторический в память войны 1812 г.; музей П. И. Щукина, музей Имени Императора Александра III в Москве, Бородинский музей; артиллерийский и интендантский – в С.-Петербурге, Императорский фарфоровый завод и другия учреждения; десятки столичных и провинциальных книжных и художественных издательств и целый ряд крупных научных и художественных сил.

Пределы настоящаго общаго обзора не дают возможности перечислить поименно все учреждения и всех лиц, ближайшим образом участвовавших в подготовительных работах к празднованию столетия Отечественной войны; тем не менее наиболее видныя из них будут упомянуты в своем месте.

В период 1910-1912 годов деятельность этих учреждений и лиц широко и своевременно отмечалась русской периодической печатью и немецкой, – прибалтийских губерний,- не только в главном, но и в подробностях. Каждое известие о предпринятом к празднованию столетия войны Двенадцатаго года, каждое новое изследование, относящееся к этой эпохе, каждое сообщение о вновь открытом документе, реликвии, могиле участника войны и проч. – отмечались в массе столичных и провинциальных газет, русских и инородческих, без различия направления. А с начала 1912 года во многих газетах были открыты специальные отделы – «дневники», «летописи», «к столетию Отечественной войны», с изложением в них, соответственно данному числу, – подготовительных мер к войне, а затем и самых ея событий. В тех же газетах и журналах, не только в общих, но и специальных – были помещаемы изследования, связанныя с эпохой Двенадцатаго года.

Справедливость побуждает отметить, что вся эта огромная работа была выполнена с деликатностью и благородством, свойственным русскому народу, которыя нигде не позволили, возвеличивая своих, принижать чужих, кичиться перед старым врагом и оскорблять великую армию и ея императора.

Двухлетний период, предшествовавший самому празднованию, объединил всю Россию и составил целое событие в ея внутренней жизни. В этом отношении период 1910-1912 годов может быть охарактеризован, как высокий подъем самосознания русскаго народа в оценке своего прошлаго и пройденнаго столетняго пути.

Результатом общей деятельности и участия в подготовке празднования столетия войны Двенадцатаго года явились:

1) юбилейныя издания, охватывающия как военныя события, так и всю эпоху: художественныя издания, драматическия и вокально-музыкальныя, и произведения искусства; 2) памятники – церковные, военные и гражданские, – вновь сооруженные или реставрированные к юбилею, относящиеся к войне, воздвигнутые в память ея событий, в честь ея героев и на могилах, как самих участников войны, так и некоторых лиц, которыя в области государственной, общественной или народной жизни выдвинулись своею деятельностью в эпоху Двенадцатаго года; 3) музеи, – специально относящиеся к Отечественной войне 1812 года, вновь основанные к празднованию столетия или пополненные к этому времени; 4) выставки предметов, относящихся к эпохе и войне Двенадцатаго года, устроенныя в период подготовительный к торжествам, в пору самых торжеств и вслед за ними, и 5) учреждения просветительнаго значения и благотворительнаго характера, – созданныя и поставленныя в ознаменование столетия Отечественной войны 1812 года.»

/конец первой части/

Линии