15 ОКТЯБРЯ! – ГОВОРИТ И РАССКАЗЫВАЕТ “НАРОДНОЕ РАДИО”

05.08.15. 06555

15.10.15. в 15.25 выйдет в эфир  передача  Дмитрия Крутова  «Антикризис. Говорят профессионалы».

Тема передачи: «Вечная память. Сохранение достойной памяти великих побед в русской истории и православных традиций».

 

Почетные гости:

Сальников Геннадий Павлович, Президент РОО «БОРОДИНО 2012-2045», Председатель попечительского совета Бородинского Поля и Страстного монастыря на Пушкинской площади Москвы, попечительского Совета национального парка «Лосиный остров»,

19DSCN3192

Котелевский Валерий Алексеевич, член Правления РОО «БОРОДИНО2012-2045»,

DSCN3196

Ловцова Марина Анатольевна, член Правления РОО «БОРОДИНО2012-2045».

 DSCN3200

Вопросы для обсуждения:
1. История создания 
РОО «БОРОДИНО 2012-2045».  Замечательные люди,  возрождающие и сохраняющие великие памятники  русской истории и православные традиции.

2. История практической работы РОО «БОРОДИНО 2012-2045»  за последние годы. Идеи о возрождении московского Страстного монастыря.

3. 18 октября 2015 года Региональная общественная организация «Бородино 2012-2045»  планирует 8-ю Паломническую поездку в защиту исторического ландшафта Бородинского поля, посвященную 70-летию Победы в Отечественной войне.
4. Ответы на вопросы.

Слушайте нашу передачу в прямом эфире в четверг 15.10.15. в 15.25 на Народном радио.

Присылайте Ваши вопросы заранее или звоните: 8 495 629 0873. Программа  «Антикризис. Говорят профессионалы» регулярно в эфире «Народного радио». http://narodnoe-radio.ru/

 

Общественно-политический деловой  Клуб “Профессионалы”.

www.facebook.com/clubprofi

www.vk.com/openclubprofi

Московское отделение Фонда регионального развития «Перспектива»  http://fond01.ru/

Дмитрий Крутов, автор и ведущий  радиопередач «Говорят профессионалы» и о малом бизнесе «Народный предприниматель».

 Помощник депутата Государственной Думы ФС РФ И.Д.Грачева.

Руководитель экспертной секции  «Разработка и экспертиза региональных проектов ТЭК и поддержки предпринимательства».

 

kv3000@bk.ru

Facebook https://www.facebook.com/people/Дмитрий-Крутов/100001829144087

 В контакте:  http://vk.com/krutovdv

СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ. МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ.

Дорогие читатели! мы продолжаем собственное расследование по Можайскому десанту!

Напомню о том, что наши доблестные личные корреспонденты (А. Н. Крылов – Проза.ру, Н. Шахмагонов – член Союза писателей, В.Г. Шумский) –  продолжают трудиться и помогают… давайте будем говорить не “НАМ”…, а будущим потомкам России, тем, кому предстоит раскрыть страницы истории в учебниках или в просторах интернета… 

В своем интервью корреспонденту журнала «Вестник авиации и космонавтики» о роли и месте военно-транспортной авиации в составе Военно-воздушных сил нашей страны Главнокомандующий ВВС генерал армии А.М. Корнуков на вопрос корреспондента об уровне подготовки экипажей ВТА ответил: «…Могу сказать только, что ни одной задачи, которая ставилась по выброске десанта, в том числе и в экстремальных условиях, не было сорвано. Точность обеспечивалась высокая.
Мы скоро увеличим количество экипажей, которые смогут десантировать технику с предельно малых высот. Пока это делают только специально подготовленные летчики-испытатели. Но, я думаю, у нас скоро будут экипажи, которые смогут выполнять десантирование с высоты 5—7 м. Мы уже готовим летчиков к выполнению этой задачи на базе Государственного летного испытательного центра». Действительно, в августе 2001 г. на боевой демонстрации модернизированной авиационной техники, которая проводилась на базе Государственного летного испытательного центра, экипаж 929-го ГЛИЦ МО РФ под руководством полковника А.Б. Полонского вновь с блеском продемонстрировал уже руководителям оборонно-промышленного комплекса, представителям Министерства обороны РФ, военным атташе более чем из двадцати стран ближнего и дальнего зарубежья десантирование груза с предельно малой высоты из военно-транспортного самолета Ил-76МД RA-76708, тем самым подтвердив заявление, сделанное Главнокомандующим ВВС накануне славной годовщины — 70-летия военно-транспортной авиации.

А СЕЙЧАС, ПРЕДСТАВЛЯЕМ ВАШЕМУ ВНИМАНИЮ ЗАМЕТКИ И ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПИСЕМ, РАССКАЗОВ, РАССУЖДЕНИЙ И ДОКУМЕНТОВ НЕМЕЦКИХ “СПЕЦИАЛИСТОВ”- ПОБЕЖДЁННЫХ И НАШИХ “СПЕЦИАЛИСТОВ” ВДВ… (кстати, можете проверить по ссылочным материалам или присоединиться к нашему расследованию)

 

Мабир Ж. Война в белом аду Немецкие парашютисты на
Восточном фронте 1941 — 1945 гг. — М.: Изд-во Экс-
мо, 2005

на 103 странице

Едва врач возвращается, как в окрестностях
приземляются русские парашютисты. Некоторых
сбрасывают в снег даже без парашюта с очень
низко и медленно летящих самолетов. Большей
частью они приземляются хорошо”

на странице 108

“Иногда их атакуют русские самолеты. Однажды один из
них пролетает на бреющем полете над немецки-
ми батареями и начинает сбрасывать парашютис-
тов. И опять без парашюта! Те тотчас нападают
на продовольственный склад, расположенный на
некотором расстоянии от батареи Кагерера, и им
удается вывести из строя всех охраняющих его”

К. Типпельскирх, А. Кессельринг, Г. Гудериан и др.
Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых

“Опыт второй мировой войны учит, что при высоте прыжка 60 м потери от повреждений при прыжке составляют 20%, даже если речь идет о войсках, специально обученных и натренированных для такого прыжка. Имеются сведения, будто бы русские сбрасывали свои специальные парашютные войска без парашютов с высоты 5-10 м в глубокий снег”

ВДВ, Составитель А.Г. Шпак. М: “Голос-Пресс” 2003. стр.50


МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ


История минувшей войны хранит в себе еще много тайн, и они стираются навсегда, уходят вместе с умирающими очевидцами-фронтовиками, ибо не все успевали в боях занести на бумагу. А если сохранились какие-либо факты, то субъективные историки, “писавшие” войну под жестким контролем ЦК и ГЛАВПУРА, о многом умолчали, архивы подчищались и уничтожались в угоду существовавшей идеологии.
Одна из таких тайн поведана мне доктором исторических наук, а потом участником этих событий – летчиком. Историк раскопал в архиве засекреченные документы и вышел на живого свидетеля. Так вот о чем они рассказали о том времени, когда немцы были под Москвой:
Летчик:
Я получил задание и производил одиночный разведывательный полет над территорией противника. Возвращаясь уже назад, вдруг заметил военную колонну, двигающуюся к Москве. На бреющем прошелся над нею, насчитав 51 танк и много машин с живой силой. Немцы перли по шоссе прямиком в город. Как только я вернулся и сообщил об этом, меня вызвали в штаб, где я был арестован как паникер, и по приказу Берии повели меня расстреливать… ремень долой, руки за спину… И тут на крыльце штаба спас меня Жуков. Он как раз прибыл принимать дела по обороне Москвы. Спрашивает у особиста, за что меня арестовали. Тот коротко докладывает: “Паникер, якобы немцы уже в черте города”. Жуков повернулся ко мне и спрашивает: “Правда?” Стою твердо на своем и все говорю как есть. Он приказывает особисту: “Немедля освободить, полетишь с ним, проверить и доложить!” Тот было заикнулся, что никогда не летал, но… Жуков был крут… Пришлось майору сесть со мной в спарку и слетать проветриться. Обернулись быстро, на полевом аэродроме нас уже ждала машина. Майор докладывает Жукову, что все подтвердилось, танков не 51, а 53, и что его обстреляли… (я летел очень низко, чтобы особист удостоверился наверняка). Жуков тут же мне вручил орден Боевого Красного Знамени…
Историк:
Я наткнулся на этот засекреченный материал совершенно случайно. И он меня потряс до глубины души! Даже не верилось, пока не нашел живого свидетеля, в документах была фамилия летчика.
После того как выяснилось, что остановить колонну вражеских танков нечем: там не оказалось никаких заградительных отрядов и противотанковых средств, было принято решение… выбросить десант перед колонной. На ближайший аэродром с марша завернули свежий полк сибиряков, построили и предложили сделать шаг вперед добровольцам для выполнения особого задания. Суть задания тоже объяснили: придется прыгать с самолета в снег и остановить врага. Самую важную деталь тоже сказали: прыгать нужно с бреющего полета… без парашютов… потому что их нет.
И вот даже не приказ, а просьба… сделать добровольцам этот шаг:
Шагнул весь полк! Никто не остался на прежнем месте. Были розданы противотанковые ружья и гранаты.
Далее я приведу строки из своего романа “Княжий остров”:
“Немецкая колонна ходко неслась по заснеженному шоссе. Вдруг впереди появились низко летящие русские самолеты, они словно собирались приземляться, стлались над сугробами, сбросив до предела скорость, в десяти – двадцати метрах от поверхности снега, и вдруг посыпались гроздьями люди на заснеженное поле рядом с дорогой. Они кувыркались в снежных вихрях, а следом прыгали все новые и новые бойцы в белых полушубках и казались врагу, охваченному паническим ужасом, что не будет конца этому белому смерчу, этой белой небесной реке русских, падающих в снег рядом с танками за кюветом, встающих живыми и с ходу бросающихся под гусеницы со связками гранат… Они шли, как белые привидения, поливая из автоматов пехоту в машинах, выстрелы противотанковых ружей прожигали броню, горело уже несколько танков… Русских не было видно в снегу, они словно вырастали из самой земли: бесстрашные, яростные и святые в своем возмездии, неудержимые никаким оружием. Бой кипел и клокотал на шоссе. Немцы перебили почти всех и уже радовались победе, увидев догнавшую их новую колонну танков и мотопехоты, когда опять волна самолетов выползла из леса и из них хлынул белый водопад свежих бойцов, еще в падении поражая врага… Немецкие колонны были уничтожены, только несколько броневиков и машин вырвались из этого ада и помчались назад, неся смертный ужас и мистический страх перед бесстрашием, волей и духом русского солдата. После выяснилось, что при падении в снег погибло всего двенадцать процентов десанта… Остальные приняли неравный бой…
Вечная память русскому воину! Помолитесь за них, люди… Помяните Можайский десант…”
Я не могу представить ни немца, ни американца, ни англичанина, добровольно и без парашюта прыгающего на танки. Нынешние разорители России и нашей армии обязательно поглумятся над этим фактом истории… Чего только не напишут: дескать, солдаты боялись Сталина, боялись, что их расстреляют, что их силой заставили…
Помолитесь за них, люди… Помяните Можайский десант!


Юрий Сергеев

В годы минувшей войны высадка бойцов с таких малых высот вводила противника в заблуждение. Об этом свидетельствует книга гитлеровского офицера Алькмара фон Гове «Внимание, парашютисты!». В ней он утверждает, что кроме обычной выброски десантов русские в районе Ельни и Дорогобужа применили новый, типично русский метод: транспортные самолеты с бреющего полета высыпали пехотинцев с оружием прямо в сугробы без парашютов. Глубокие снега смягчали удар, и большинство солдат не получало никаких повреждений.

Вальтер Швабедиссен, генерал, участник ПМВ и ВМВ. “Сталинские соколы “Анализ действий советской авиации 1941-1945гг.” Журнал Института ВВС США, 1960г.

Гроховский Павел Игнатьевич (1897-1946 г.г.) – выдающийся, по мнению многих современных историков, советский изобретатель, начальник Особого конструкторско-производственного бюро ВВС РККА (1930 г.), начальник и главный конструктор Экспериментального института Главного управления авиационной промышленности (1934-37 г.г.), первый в мире конструктор техники воздушно-десантных войск, автор 62 изобретений, обладатель 114 патентов в области авиации, артиллерии и бронетехники, а также полярных исследований и народного хозяйства. При этом особо следует отметить, что за спиной у этого человека было всего три класса церковно-приходской школы и курс лекций военного авиационного училища.

В 1937 году, после расстрела своего главного покровителя Тухачевского, П. И. Гроховский был снят со всех должностей и отстранен от всех работ по авиационной тематике, а в 1942 году обвинен в том, что якобы продал немцам схему “рама”, над которой работал до войны (“воздушный крейсер” Г-37/3 и которая в результате козней главного конкурента этого многообещающего проекта – А.Н.Туполева – не пошла в разработку, и умер в заключении в 1946 году. Практически ни одно из изобретений Гроховского не было запущено в серию, одни видят в этом происки конкурентов, другие – профессиональную непригодность изобретателя к конструкторской деятельности.

Г-61 — кассеты для перевозки людей под нижними крыльями самолета Р-5 (рис. 284, б). Фанерные кассеты общим объемом 4,3 м3 с целлулоидными прозрачными носками вмещали по семь человек под каждым крылом, а всего 16 человек на самолете, включая экипаж самолета. 8 декабря 1936 г. П. И. Гроховский сам испытал самолет с такой нагрузкой. Разбег был около 400 м за 30 с, скорость — 201 км/ч, потолок — до 2800 м при полетной массе 3800 кг, в том числе масса пустых кассет 200 кг.

В книге “Воздушные десанты Второй мировой войны” указывается:


“Русские применяли десантирование пехоты в снег с низко летящего самолёта при помощи так называемого контейнера Гроховского. В некоторых справочных документах имеются сведения о том, что действительно советский инженер Гроховский в 30-е годы прошлого столетия разработал приспособление, с помощью которого можно было приземляться из самолёта с низких высот и на малой скорости без парашюта. Правда, испытания давали большой процент гибели. В Осконбюро работали и над альтернативными средствами высадки. Первой была предложена десантная кабина-клеть. На эскизах нарисован большой ящик с окнами, стоящий на полозьях. Полозья снабжены резиновыми амортизаторами, подобными тем, что применялись в тогдашних самолетных шасси. Клеть весом 1000 кг вмещала 14 человек. Она должна была подвешиваться под самолетом ТБ-1, а после сброса приземляться на одном большом парашюте.

Преимущества такого подхода – возможность сброса не подготовленных для прыжка с парашютом бойцов и компактность приземления, повышающая боеспособность группы. С другой стороны – никакого способа управлять полетом клети не придумали, в то время как парашютист в определенных пределах может влиять на свое движение. В итоге решили, что людей все же лучше сбрасывать поодиночке.

Одновременно предложили оригинальную идею «авиабуса» – кабины для беспарашютного сбрасывания с бреющего полета. «Авиабус» имел вид короткого и толстого крыла и после сброса должен был немного планировать, а затем катиться на колесах («летний авиабус», Г-68) или на лыжах («зимний авиабус», Г-76). Это устройство по замыслу предназначалось для выброски первой волны десанта, обеспечивая неожиданность его появления и уменьшая риск для самолетов-носителей, которые могли не проходить непосредственно над выбранной площадкой, возможно прикрытой зенитными средствами ПВО.

В Осконбюро проектировали много «авиабусов» различной вместимости. В 1932 г. в НИИ ВВС проходили испытания меньшего по размерам грузового Г-21 на 125 кг. Два таких аппарата подвешивались под крыльями Р-5. Несколько сбросов прошли успешно. В отчете записали, что Г-21 «могут быть допущены на вооружение ВВС РККА и к серийной постройке». Отметили только, что в «авиабусе» не стоит сбрасывать взрывчатые вещества и боеприпасы. Два других грузовых «авиабуса» на 750 кг и 1 т («грузовую площадку» Г-51), забраковали так же, как и все пассажирские варианты.

Несмотря на положительный отчет НИИ ВВС об испытаниях Г-21 и все усилия Гроховского, конструктор так и не смог доказать высшему военному руководству целесообразность использования «авиабусов». Не помогла даже успешная демонстрация сброса на Центральном аэродроме на глазах у самого Сталина.

Главной причиной закрытия этой программы, на которую были затрачены немалые средства, можно считать то, что заявленных в ней целей достичь не удалось. «Авиабус» не снижал уязвимости носителя по сравнению с парашютными системами, наоборот, он подставлял самолет под огонь стрелкового оружия – ведь сброс осуществлялся с высоты не более 12-15 м (на испытаниях сбрасывали с 5-8 м). «Авиабус» не мог сесть там, где приземлится парашютист – ему требовалась большая ровная площадка. Не получалось и внезапности – очень уж недалеко планировали эти аппараты.

Гроховский, кстати, предлагал и что-то вроде морского «авиабуса» – десантную моторную лодку Г-48 для сбрасывания с ТБ-1 на бреющем полете. Лодка вмещала 14 человек и вооружалась станковым «Максимом». Опытный образец построили и испытали, но испытания оказались очень краткими; Отчет НИИ ВВС о них содержит всего одну лаконичную фразу:
«При сбросе на воду разбился».

В книге немецкого автора Алькмара Гове «Внимание, парашютисты!» есть такие строки:


“Советские самолёты на бреющем полёте пролетали над покрытыми снегом полями и сбрасывали пехотинцев с оружием без парашютов прямо в глубокий снег.» Ниже шло примечание переводчика: «В 1930-х годах в СССР действительно проводились эксперименты по беспарашютному сбрасыванию десантников с минимальной высоты с легкомоторных самолётов (в частности, с помощью «кассет Гроховского»). Но в реальных боевых условиях такая методика не применялась.”

Единственный самолет, технические характеристики которого позволяли провести подобное десантирование, это Г-2 – десантно-грузовой (до 38 десантников) вариант знаменитого ТБ-3, который, в свою очередь, являлся военной модификацией АНТ-6. При максимальной скорости 190 – 208 км/час, посадочная скорость составляла около 60 км/час. Самолет мог садиться на необорудованные посадочные полосы с глубиной снежного покрова до 1 метра.

Летчики, воевавшие на ТБ-3, рассказывали, что он хорошо вел себя на высоте 2-3 метра при скорости полета 70-80 км/час, чем они иногда пользовались, сбрасывая грузы.

Профессор Хейдте в своем креативе “Парашютные войска во Второй мировой войне” пишет про опыт десантирования на Крите:


Опыт второй мировой войны учит, что при высоте прыжка 60 м (с парашютом естесно) потери от повреждений при прыжке составляют 20%, даже если речь идет о войсках, специально обученных и натренированных для такого прыжка. Имеются сведения, будто бы русские сбрасывали свои специальные парашютные войска без парашютов с высоты 5-10 м в глубокий снег.

Протоиерей Александр Тоготин (из Бронницкого храма)


МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ

 «Дугласы» взметали сугробы на земле,
 Прыгали солдаты в белоснежной мгле…
 Им не выдавали даже парашют,
 Потому что был он непригоден тут.
 Кто остался целым, выдержав удар,
 Тот в гранату быстро вкручивал запал.
 И под танк бросался, жертвуя собой.
 Это был великий под Можайском бой.
 Снег от русской крови в поле заалел.
 Ни один из наших там не уцелел.
 Но зато и немец дальше не прошёл,
 Он свою могилу под Москвой нашёл.

Николай Таликов Заместитель Генерального директора — Генерального конструктора ОАО «Авиационный комплекс имени С.В. Ильюшина»

Предельно малые высоты. Работы по десантированию грузов и военной техники из военно-транспортного самолета Ил-76 с предельно малых высот

В 1966 г. Центральным научно-исследовательским институтом Министерства обороны СССР (30 ЦHИИ МО) была издана книга «Десантно-транспортное оборудование летательных аппаратов (краткий обзор по материалам иностранной печати)». Автор книги — старший научный сотрудник этого института инженер-майор К.В. Грибовский (1). В аннотации книги указано, что «обзор представляет интерес для большого круга специалистов, связанных с работами по транспортировке грузов на ЛА, для работников конструкторских бюро промышленности и офицерского состава ВДВ и ВВС». И действительно, эта очень интересная по содержанию книга стала настольной для конструкторов ОКБ С.В. Ильюшина, которые в то время приступили к разработке военно-транспортного самолета Ил-76, причем эта книга и сегодня не потеряла своей актуальности.
В настоящее время способ десантирования грузов и военной техники с предельно малых высот находится на вооружении и военно-транспортной авиации, и воздушно-десантных войск нашей страны. В связи с улучшением экономического положения в Вооруженных Силах, будем надеяться, что этот способ десантирования будет чаще применяться при решении различных задач. И не только военного характера, а, например, для доставки грузов при оказании помощи населению, пострадавшему от стихийных бедствий. Десантирование грузов может проводить как ВВС, так и авиация МЧС.

При желании памятник поставить можно.

Стоит же во Пскове памятник литературному образу Григорьева из ДВУХ КАПИТАНОВ Каверина,

а настоящий герой Г.Л. Брусилов прочно забыт…

 

А.Крылов.

СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ. МЕСТА БОЁВ МОЖАЙСКОГО ДЕСАНТА

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

МЫ ПРОДОЛЖАЕМ СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ ПО МОЖАЙСКОМУ ДЕСАНТУ.

НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ И ПИСАТЕЛЬ А.Н. КРЫЛОВ ВЫЕХАЛ НА ТЕ МЕСТА, ГДЕ ПРОХОДИЛИ ОЖЕСТОЧЁННЫЕ БОИ , ГДЕ БЫЛА ОСТАНОВЛЕНА ТАНКОВАЯ КОЛОННА, РВАВШАЯСЯ К НАШЕЙ СТОЛИЦЕ И МЫ С УДОВОЛЬСТВИЕМ ВАМ ПРЕДСТАВЛЯЕМ

ФОТО МАТЕРИАЛ писателя и корреспондента РОО “БОРОДИНО 2012-2045” КРЫЛОВА А.Н.

ПРОЖЕКТОРНАЯ_ГОРА_АЛАБИНСКОГО_ПОЛИГОНА

ПРОЖЕКТОРНАЯ ГОРА АЛАБИНСКОГО ПОЛИГОНА

карта боя десанта Жуков

 

ПОЛЕ_ЧЕСТИ_МОЖАЙСКОГО_ДЕСАНТА

“ПОЛЕ ЧЕСТИ” МОЖАЙСКОГО ДЕСАНТА

Можайский десант

 

 

РАЙОН_ВЫСОТЫ_210_8

РАЙОН ВЫСОТЫ 210.8

HJPozILmq2Y наступление десанта

РАССУДОВО

ДРУГ! – ОСТАВЬ ПОКУРИТЬ! …

А В ОТВЕТ – ТИШИНА…

ОН ВЧЕРА НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ…

В.ВЫСОЦКИЙ.

МОЖАЙСКАЯ ЛИНИЯ ОБОРОНЫ. РЕДКОЕ ИНТЕРВЬЮ ЖУКОВА.

Георгий Константинович Жуков дает интервью.

Рассказ идет о событиях осени-зимы 1941 года, вся правда из первых рук.

По ходу интервью всплывают очень интересные подробности из событий того времени.

Например, то, что Сталин, болея ГРИППОМ работал сутки на пролет в Кремле.

ЕЩЁ ОДНО УПОМИНАНИЕ О МОЖАЙСКОМ ДЕСАНТЕ.

РОО “БОРОДИНО 2012-2045” продолжает СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ по МОЖАЙСКОМУ ДЕСАНТУ.

Документальных подтверждений этой истории нет. Многие полагают, что она, по каким-то причинам засекречена до сих пор, а другие считают ее красивой легендой о подвиге десантников. Однако, когда скептики спросили об этой истории известного советского разведчика и десантника, рекордсмена по числу прыжков с парашютом Ивана Старчака, он не поставил под сомнение реальность этой истории.

      

                                                                            Иван Георгиевич Старчак

Дело в том, что и он сам со своими бойцами так же высаживался по Москвой, чтобы остановить моторизованную колонну противников.
5 октября 1941 года наша советская разведка обнаружила 25-километровую немецкую моторизированную колонну, которая полным ходом двигалась по Варшавскому шоссе в направлении Юхнова. 200 танков, 20 тысяч пехоты на автомашинах в сопровождении авиации и артиллерии представляли смертельную угрозу для Москвы, до которой оставалось 198 километров.

Советских войск на этом пути не было. Лишь в Подольске имелось два военных училища: пехотное и артиллерийское.

6 самых невероятных подвигов русских десантников, покоривших весь мир

группа И.Г. Старчака

Для того, чтобы дать им время занять оборону, был сброшен небольшой авиадесант под командованием капитана Старчака. Из 430 человек только 80 были опытными парашютистами, еще 200 – из фронтовых авиачастей и 150 – недавно прибывшее пополнение комсомольцев, и все без орудий, пулеметов и танков.

Десантники заняли оборону на реке Угре, минировали и взрывали дорожное полотно и мосты на пути следования немцев, устраивая засады. Известен случай, когда одна из групп совершила нападение на захваченный немцами аэродром, два самолета ТБ-3 сожгла, а третий увела в Москву. Его вел десантник Петр Балашов, который до этого ни разу не управлял такими самолетами. Он благополучно приземлился в Москве с пятой попытки.

Но силы были не равны, к немцам пришло подкрепление. Уже через три дня из 430 человек в живых остались только 29, в том числе и Иван Старчак. Позже к советским военным пришла подмога. Погибли почти все, но не дали фашистам прорваться к Москве. Все были представлены к ордену Красного Знамени, а Старчак – к Ордену Ленина. Буденный, командующий фронтом, назвал Старчака “отчаянным командиром”.

Потом Старчак неоднократно вступал в бой в годы Великой Отечественной, был несколько раз ранен, но остался жив.
Когда один из британских коллег спросил его, почему русские не сдаются даже перед лицом смерти, хотя иногда это и проще, он ответил:
“По-вашему, это фанатизм, а по-нашему, любовь к земле, на которой вырос и которую возвеличил трудом. Любовь к стране, где ты – полный хозяин. И то, что советские бойцы бьются за Родину до последнего патрона, до последней капли крови, мы считаем самой высокой воинской и гражданской доблестью”.

Позже Старчак написал автобиографическую повесть “С неба – в бой”, в которой рассказал об этих событиях. Старчак умер в 1981 году в возрасте 76 лет, оставив после себя бессмертный подвиг, достойный легенд.

СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ. МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ.

“Вот у Прожекторной горы Алабинского полигона и сошлись все факторы

целесообразности и необходимости применения такого отчаянного шага,

как десант без парашютов.” 

А.Н. Крылов.

 

 

Легендарный Можайский десант.

Почему всё-таки Прожекторная гора Алабинского полигона (высота 210,8)?

 

 

Вообще то до нас дошли лишь отрывочные, в основном фольклорные сведения о том замечательном подвиге. Где это происходило, мы с документальной точностью не знаем. Но незнание некоторых фактов может быть компенсировано знанием общих тенденций и действующих объективных законов.

Десант был назван Можайским, его выброска была произведена в глубокий снег без парашютов.

Глубокий снег (более 50 см) в 1941 году лёг только в конце ноября. Город Можайск был оставлен в середине октября. Вот как это было:

 

Заключение по вопросу оставления войсками 5 Армии г. Можайск 
18 октября 1941 года.

1.   Общая  обстановка, сложившаяся к моменту оставления войсками 5 Армии г. Можайск соответствует тому, как указано в донесении Военного Совета 5 Армии от 18.10.41 г.:
« Противник с 14.10 развивая прорыв в Можайском направлении м в сторону флангов к исходу 18.10 ворвался в Можайск, Ямская (карта 100.000).


В результате прорыва фронт 32 СД оказался разрозненным на 2 изолированных участка: к северу от Можайского шоссе оказались обороняющиеся здесь 230 Зап. СП и 322 СП, на юго- 17 СП и батальон курсантов. В центре прорыва на Можайском направлении наша пехота была рассеяна и противник мотопехотой с танками вышел на противотанковые артиллерийские опорные пункты, созданные на рубеже Кухарино, Новосурино, Бол. Соколово.
    Отсутствие пехоты в центре прорыва было главной причиной позволившей противнику с помощью сильной авиационной подготовки и широкого применения групп автоматчиков, прорваться на Можайск, Ямская.»


2.   Поверкой документов и опросом лиц, участвовавших в операциях в районе г. Можайска установлено следующее:
А) Противник:
По документам штаба характеризуются следующими данными:
« В течение дня (17.10) противник вел упорные бои на Можайском и Верейском направлениях. В направлении Верея действует до двух ПП усиленных артиллерией: в направлении Можайск  40-50 средних и малых танков, усиленных пехотой и артиллерией…  (боевой приказ 5 А № 07 от 17.10.41).
    « В направлениях Верея действуют до двух пех. Полков, усиленных артиллерией: в направлении Можайск 75-85 средних и малых танков и до двух полков пехоты и артиллерии» (боевой приказ 5 А № 08 от 17.10.41 ).


     « В направлении Можайск 75-85 средних и малых танков и до двух полков мотопехоты с артиллерией» (боевой приказ № 06 от 17.10.41).
Сопоставляя все данные о наличии противника, следует сделать о противнике следующий вывод:
На Можайском направлении действовало до ПД (285 СС) поддержанной танковым полком (около 50 танков).
Характер действий противника: отдельные танковые группы (5-15 танков), вырываясь вперед, вели боевую разведку и рассеивали огнем нашу пехоту, выдвигались по дорогам, ведущим к гор. Можайск, преимущественно с запада и юго-запада.
Одна из таких групп в составе 17 танков, 16.10 появилась перед Кукарино и атаковала пехоту и артиллерию 32 СД. В результате огня артиллерии и 17  танков несколько  танков было подбито, 4 же из них прорвались непосредственно к КП дивизии, а оттуда, встреченные организованной  КП ПТО повернули в лес, юго-западнее Кукарино.
17.10 , около 7 танков противника дошли до перекрестка дорог у Бол. Соколово, где остановлены были огнем артиллерии. Одновременно. Мелкими танковыми и пехотными группами противник занял Починку и 17-ю самолетами произвел интенсивную бомбардировку района перекрестка шоссе у Бол. Соколово.
18.10, с утра. Противником произведена бомбардировка города Можайск (без противодействия зенитных средств с нашей стороны) и одновременно были получены сведения об атаке с юго-запада и с юга 60-70 танков (сведения преувеличены).
     Действий крупных пехотных частей в этот период не отмечалось. Вслед за танками действовали отдельные группы автоматчиков и минометчиков, воздействовавшие своим огнем на отходящие подразделения 17 СП.
К 14-15.00, противник действуя танковыми группами. Подошел к западной и юго-западной окраине города, а в 16-16.30 , 12 немецких танков ворвались в город.
К 18-19.00, в городе появились группы пехоты противника численностью до 50-60 человек, а к исходу дня во многих домах города уже были поставлены на ночлег «много немцев» (по данным местных жителей).
Предположительно, противник, действовавший довольно осторожно, вслед за прорвавшимся танками (точнее не прорвавшимся, а вошедшими в город) ввел в город разведотряд силою до батальона пехоты с минометами, а к вечеру сосредоточил не менее полка.
Одновременно к северу от г. Можайск противник особой активности не проявлял. Так, 18.10 в 4.00 в районах  Стар. Тяга и Копцево отмечалось до 22 танков и до батальона пехоты.
16.10 в районе Троица – до батальона пехоты с ротой танков.
17.10 в районе Новое Село – до роты пехоты с 7 танками.
Все эти группы вели упорные бои с частями 32 СД и особого успеха не имели.
Южнее Можайск, разведчасти 7 ПД действовали в направлении Верея и 17.10 отмечалось непосредственно на подступах к этому пункту с северо-запада, запада и юго-запада (всего до ПП с 1-2 ротами танков).
В целом, противник действуя небольшими танковыми группами и сопровождающей их пехотой 18.10 вышел на рубеж Можайск, Верея, где стал немедленно закрепляться.
Непосредственно в гор. Можайск должного сопротивления противнику оказано не было.
3.   Наши войска:
32 СД, с 230 СП, 151 МСБр, Батальоном курсантов ВПУ, сводным полком, поддерживающей артиллерией (имеющей в своем составе 4 полка ПТО), 3 огнеметными ротами, 305 пульбатальоном, 2 дивизионами «РС», 20 ТБр обороняла рубеж вост. Берег р. Искана, Гаретово, Красное Инжена, Бородино,

Рогачево, Ельня, Каржень, Сокольники, имея фронт обороны до 50 клм. Впоследствии в состав Армии включены 18 и 19 ТБр.
121, 367, 408 и 421 АП ПТО, 59  ОЗАД.
Учитывая, что противник действовал не сплошным фронтом, а по отдельным направлениям, перечисленных выше сил было вполне достаточно для того, чтобы организовать оборону этого рубежа на период, необходимый для подброски в дальнейшем резервов из глубины.
На участке севернее Можайского шоссе были сосредоточены главный силы пехоты 230 СД, на Можайском же  шоссе были поставлены такие части, как 17 СП (который рассеялся после появления первых групп танков противника), батальон курсантов, кавполк и в районе Верея 151 МСБр.
 Относительно одновременное распределение пехоты по всему фронту обороны привело к тому, что командование 62 СД находившееся на главном направлении (Кукарино, Глазково) не сумело своевременно сманеврировать имеющимися силами и оказать должное сопротивление противнику.
В результате прорыва танков и пехоты противника 15.10 в районе Бородино и Ельня фронт обороны Армии оказался разрезанным на 2 части: северный и южный участки.
Севернее Можайского шоссе остались части 32 СД, южнее 20 ТБр, 17 СП ( не более батальона), батальон курсантов ВПУ, 151 МСБр.
Командованием Армии северный участок приказано было оборонять командиру 32 СД, южный – командиру 20 ТБр – Полковнику Антонову.
Город Можайск, по устному приказанию Командования Армии был для 20 ТБр включительно, а по письменному приказанию – исключительно, почему создалось не совсем точное разрешение вопроса об обороне города.
В документах по этим вопросам говорится следующее:
« 32 СД с 230 СП, батальоном ВПУ, 32 отд. Стр. батальоном, 202 Зап. Полком, 121, 421 и 367  Полками ПТО, 2/572 АП, 1/11 и 2/13 Мин.Полков, 18 и 19 Танковыми бригадами к исходу дня 16.10 на флангах занимают прежнее положение, в центре противнику удалось прорвать фронт дивизии и вклиниться в глубину до вост. Опушк. Леса зап. Кукарино..


В результате дивизия занимает положение: Авдотьино, Гаретово, Троица, Бородино, Семеновское, Князьково, лес южн. Кривушино, Нов. Деревня, вост. Опушка леса зап. Кукарино в 1 клм. ж.д. Можайск, ст. Бородино, лес вост.  Утицы, Артемки, Фомино, Юдинки, Сокольники.» (боевое донесение № 01, Штарма 5 от 17.10.41).
   « Командиру 20 ТБр, подчинив себе все пехотные и артиллерийские части и подразделения южнее правой границы !18 ТБр, 36 мотоциклетный полк, пех. Подразделения и части 132 СД, а также приданные или поддерживающие эти пех. Подразделения».. (боевой  приказ № 07 от 17.10.41 г).
Непосредственная оборона города, была организована следующим образом:
  « Коменданту гор. Можайск, копия командиру 32 СД и 36 мотоцикл. Полка:
С целью недопущения захвата города противником, приказываю организовать самооборону города на рубеже Ильинское, зап. окр. Можайск, Ямская, прочно перехватив дороги на север, запад и юг.


Начальником самообороны назначить капитана Власова, военным комиссаром Политрука Мельникова.
Для самообороны привлечь милицию, караульную роту, комендантские команды и местные отряды самообороны.
Оборону занять к 16.00 17.10.
Без разрешения Военного Совета Армии оборону города ни в коем случае не снимать.»
Сопоставляя документы и результаты опроса, можно сделать вывод:
   Полевые войска выполняли следующие задачи:
Северный участок (32 СД) обороняла прежние позиции севернее Можайск, южный участок  обороняла позиции южнее Можайск, от перекрестка шоссе у Бол. Соколово, до Верея.
В центре перед городом оставались:
20 ТБр, которая к этому времени смогла выставить три танка и 2 пушки ПТО и подошедший к вечеру 18.10 сводный батальон, из состава собранных бойцов  разных  отошедших частей. Эта группа (20 ТБр с батальоном) прикрывала перекресток дорог южнее Ямская, не допуская противника вдоль автострады на восток. Кроме 20 ТБр  здесь же отчаянно боролась  с танками противника  артиллерия  занимающая позиции в районе перекрестка дорог.
Командир 20 ТБр, считая, что Можайск обеспечивается частями 32 СД, оборонял автомагистраль, но счел  необходимым направить в город командира 18 ТБр, которому и поручил оборону города. Последний прибыв в Можайск, нашел там командира 19 ТБр, который расположил  на зап. окр. Города 8 танков, фактически уже обеспечивал город с запада.
Таким образом, оборона города реально выражалась в следующем: 
На западной окраине города 8 танков 19 ТБр ( в середине дня 5 танков  оставили город, оставив подбитыми во время бомбардировки города три танка) + артиллерия ПТО располагавшаяся ранее в районе  города №№ и количество частей не установлены)
Там же – 80 человек самообороны коменданта города (в том числе 30 человек собранных из отдельных отходящих бойцов).
На северной окраине города – 30 человек самообороны.
На южной окраине – 30 человек самообороны.
На восточной  окраине – 20 человек самообороны.
Все бойцы самообороны были вооружены только винтовками, пулеметов и орудий не было.
При подходе танков противника к городу и обстреле его минометным огнем следовавшей за танками пехоты, отряд самообороны, с разрешения Военного Совета, оставил город и отошел в северном направлении.
12 немецких танков около 17.00 без  сопротивления со стороны наших частей  вошли в город, где к этому  времени наших частей не было. Проезжавший в это же время Полковник Гуковский (сейчас Нач. оперотдела Штарма 5) наблюдал слабую стрельбу со стороны противника по району города. Никаких частей в городе не видел. Это же подтверждают и другие командиры (Нач. политотдела одной из бригад).
Таким образом, войска находившиеся в районе города, не оказав должного сопротивления противнику, оставили город и позволили противнику беспрепятственно занять его.


Боевых действий в районе города, за исключением утра 18.10, когда части 19 ТБр вели бой с подходившим  частями  противника, по существу не было.
Войска Армии вели бои севернее и южнее Можайска.
Дороги к город после бомбардировки авиацией противника были открыты. Все находившиеся в городе части оставили его фактически уже с утра, после бомбардировки.
В течение 19.10 частями Армии предпринимались безуспешные попытки наступления на укрепившегося за ночь противника на вост. И южной окраине города.
4.   Выводы:
А) При организации обороны Можайских позиций, командование 5 Армии и 32 СД должной обороны не посредственно  города не организовали. Внимание  штабов и командиров было обращено, главным образом, на удержание рубежей обороны западнее Можайск и борьбу с частями противника, пытавшимся прорвать оборону.
Город, как объект оставался на втором плане и к моменту прорыва противника в направлении Кукарино, фактически был предоставлен самому себе.
Выделенные отряды самообороны, несколько танков  19 ТБр и остатки отошедших с пехотой арт. частей не являлись организационно сколоченной единицей, способной оборонять город.
Б) Город Можайск, оказался на стыке разрезанного на две части фронта 32 СД, оказался для противника целью, которую без труда можно было захватить. Разноречивые приказания о разгранлиниях для 32 СД и 20 ТБр имели влияние на нерешительность взаимодействия внутренних флангов фронта и способствовали возникновению недоразумений на этой почве  (командиры 18 и 19 ТБр).
В) Оставленный для организации самообороны города Капитан Власов, не мог являться достаточно полновесным командиром, который мог свое властью мог бы организовать отходящие части и включить их в систему обороны города. В данном случае требовалось наличие энергичного командира в звании генерала или полковника, способного в тяжелые минуты для города организовать его  защиту.  Такого командира не было и вся самооборона шла самотеком, без решительного воздействия с чьей бы то ни было стороны:
Г)  Действия противника в районе города ограничивалось сравнительно небольшими группами танков и пехоты, поэтому, действие наших отрядов заграждения в составе хотя бы взвода – роты, при 3-5 пулеметах, 1-2 орудиях – было вполне возможны и обеспечивали бы город в продолжении 1-2 дней необходимых для маневра войсками Армии.  Такие отряды созданы не были.
Д)  19 и 20 ТБр, малочисленные, по своему составу, сделали все возможное для своих сил, обороняя подступы к городу, но не имея поддержки своей пехоты вынуждены были отойти, сохраняя остатки матчасти.
На 17.10.41 танковые бригады имели в своем составе матчасть:
18 ТБр – не имела ни одной боевой машины.
19 ТБр – имела Т-34 =4, Т-40 = 17.
20 ТБр – имела Т-34 =14, Т-40 =5, т-26 =13.
Стрелковые батальоны бригад были малочисленны по своему составу, и сыграть сколько-нибудь решающей роли не могли.
При наличии хотя бы одного полного стрелкового полка, достаточно стойкого, имевшиеся танки можно было использовать более эффективно:
Е) Во главе войск, действовавших на Можайском направлении был штаб 5 Армии, только что сформирован из различных не сколоченных в районе групп людей, без средств связи 
(не было проводной и радио связи), без средств передвижения. Фактически штаба Армии, как штаба не было – были отдельные командиры, выполнявшие функции офицеров связи, пользовавшиеся попутными машинами и передвигавшиеся пешком, которые являлись только представителями командования и не имели даже возможности информировать командование о событиях на Фронте.
Внимания со стороны штабов вопросом обороны города уделено не было. Начальник штаба 32 СД о плане обороны города ничего не знал, хотя город входил в полосу обороны дивизии.
В целом, при сравнительно неплохой организации обороны севернее и южнее Можайск командованием  5 Армии и 32 СД почти не  было уделено достаточного внимания обороне центрального направления – подступов к городу. Вследствие  этого , г. Можайск без особого  воздействия со стороны противника, 18 октября 1941 г. был оставлен нашими частями.

Ст. Пом. Начальника Оперотдела Штаба
Западного Фронта  Полковник   /Васильев/.

Составлено на основании имевшихся в Штарме 5 боевых документов и опроса лиц, участвовавших в обороне Можайск. При необходимости уточнения отдельных вопросов, дополнительно следует опросить:
Б. командующего 5 А Генерал-майора Лелюшенко (ранен, в госпитале в Москве).
Б. начальника штаба Армии Полковника Глуздовского (в командировке).
Б. начальника оперотдела Штарма Полковника Матвейшина (ранен, в госпитале на излечении).

Полковник  (Васильев).
23 октября 1941 года

 

Значит, в самом городе Можайске, в его окрестностях в момент оставления города нашими войсками снежный покров не мог достигать достаточной для амортизации приземляющегося десанта глубины. Поэтому необходимо проанализировать, где в конце ноября – начале декабря на Можайском направлении для Красной Армии сложилась трагичная ситуация с прорывом большого количества войск противника, которые уже пошли на Москву, не встречая сопротивления.

Мне представляется, что это был прорыв танков Матерны 1 декабря 1941 года.

Утром 1 декабря после мощной артиллерийской и авиационной подготовки немцы начали наступление. В районе Звенигорода их 78-я и 252-я пехотные дивизии в полосе нашей 5-й армии продвинулись в двух местах только на 1,5-4 км и вынуждены были перейти к обороне. Северо-западнее Наро-Фоминска 292-я и 258-я пехотные дивизии немцев, используя более чем пятикратное превосходство в силах, прорвали оборону 222-й стрелковой дивизии 33-й армии в районе Таширово, дер. Новая и, введя в прорыв до 70 танков с мотопехотой, к 14.00 вышли на шоссе Наро-Фоминск – Кубинка. Части 292-й пехотной дивизии после взятия Акулово были остановлены в 6 км от Минской автострады. К исходу дня 478-й пехотный полк 258-й пехотной дивизии с усиленным танковым батальоном (до 60 танков), повернув от дер. Головеньки на восток по проселочной дороге, достиг центральной высоты Алабинского полигона – 210,8 «Прожекторная», где и закрепился.

Вопрос вот в чём. Смысловая нагрузка останавливаться на Прожекторной горе при отсутствии перед собой противника для немцев была нулевая. Им нужно было как можно скорее ударом на Голицыно, пока русские не опомнились отрезать 5 –ую армию Говорова.

Но немцы закрепились на Прожекторной горе и зимой, в страшный мороз, там ночевали под открытым небом, имея задачу прорваться в тёплые дома Голицыно, и не имея перед собой противника… Я далёк от мысли, что те немцы были гайдарами и сванидзами – т.е. полными идиотами. Кто же заставил танки Матерны остановить свой бег по дорогам Алабинского полигона? У Ефремова и у Говорова на 1 декабря для этой цели не было ни сил, ни средств. А танки были остановлены, у Прожекторной горы кипел бой, туда были подтянуты немцами гаубичная и миномётные батареи.

Местные жители оттуда приносили валенки, тулупы, снятые с убитых наших солдат. Немецких трупов никто не видел, видимо, они всех похоронили или увезли при отступлении.

Вот у Прожекторной горы Алабинского полигона и сошлись все факторы целесообразности и необходимости применения такого отчаянного шага, как десант без парашютов.

Низкая облачность и плохая видимость не позволила эффективно применить бомбардировочную и штурмовую авиацию, парашютисты при обычной выброске разлетелись бы по всему полигону, а по глубокому снегу им собраться, и останавливать танки было не реально. Сажать самолёты у Прожекторной горы и на полигоне было негде.

Поэтому недалека от реальной та картина, о которой повествует замечательный историк и талантливый писатель Н.Ф. Шахмагонов.

СТАЛИНИЗМ – КАК ОРУЖИЕ… ИЛИ МЕТОД.

Иерей Сергий Карамышев, публицист, Рыбинская епархия.
Европе, не приемлющей сталинизма, самостоятельно не устоять против новых троцкистов и взбудораженного ими Арабского мiра.
Она не верит сильному государству и боится его.
Поэтому в ней будут господствовать беззаконие и власть сумасшедших хамов.
Сталинизм, как проверенное временем, несокрушимое оружие против сатанинской перманентной революции, необходим современному мiру словно воздух. К началу ХХ века атмосфера царских дворцов была отравлена либерализмом. От царей даже не ждали – требовали доброты и милосердия, отвергая самую возможность царской грозы – точно величайшего беззакония. Но как летнее солнце без живительной влаги, приходящей вместе с громом, лишь сушит и жжет, так незаслуженная милость сушит и жжет своего, казалось бы, счастливого получателя. 
 
Сталинизм привнес в идею власти так недостававшую ей грозу. Ему привычно ставят в вину Гражданскую войну и массовые репрессии, путая местами причины и следствия. В 20-х годах прошлого века выбор стоял не между династией Романовых и сталинизмом, а между троцкистами и сталинизмом. И русский вместе с союзными ему народами сделал свой выбор. 
 
Если бы к началу 30-х годов у власти в России оказались троцкисты, они бы выжали из нее все соки, чтобы бросить полумертвое безвольное существо, уставшее от издевательств и голода к ногам Гитлера. Не зря последний рекомендовал читать своим приближенным книгу Троцкого «Моя жизнь». 
 
Бессмертная заслуга сталинизма перед человечеством заключается в сокрушении сатанинского Третьего Рейха, этой злой пародии на Третий Рим. Через один подвиг уничтожения Третьего Рейха Русь вновь обрела достоинство Третьего Рима, ограды Церкви Христовой. И не нынешним непрошенным судьям осуждать его вождя Иосифа Сталина. 
 
Новую агонию Европы может остановить, как и семь десятилетий назад, сталинизм. Враги христианской цивилизации это прекрасно понимают и не перестанут день и ночь поливать его грязью. Он диаметрально противоположен расслабляющему, мертвящему либерализму, и в этом его сила. 
 
Точно бальзам на раны уставшим от злой комедии «дружбы» с Западом народам России – последние решения наших властей. Это антисанкции, призванные сделать Российское государство самодостаточным. Это публичное уничтожение контрабандной продукции. Это 20 лет колонии, предназначенные украинским террористам-кинематографистам. Это взятие с поличным эстонского шпиона. Это пресечение преступной деятельности сектантов. Это уничтожение террористического подполья на Кавказе. Да, это всё сталинизм. Он несет с собой радость освобождения от либеральной чумы. Он – рассвет над измученной либеральной гнилью планетой. Он – последняя возможность еще несколько продлить ее существование. Взойдет русское солнце, или же его принудительно закатят, – зависит от каждого из нас.
Сталинизм страшен троцкистам своей несовместимостью с либеральными ценностями, над которыми они сами смеются, но которые им необходимы в качестве питательной среды. Как черви плодятся там, где много гнили, так троцкисты – там, где процветает либерализм. Сталинизм страшен троцкистам своей иерархией и дисциплиной. От него веет величием древних царей и благородством древних героев. 

“Обращение к Российской и Мировой общественности”.

 

Дорогие братья и сёстры!

 

До 100-летнего юбилея Победы Русского народа в Великой Отечественной войне остаётся совсем немного! – при необычайной ускоренности темпов жизни современных людей.

Региональная общественная организация содействия общественной инициативе по сохранению историко-культурного и духовного наследия «Бородино 2012-2045» уверена в том, что подготовка к великим юбилеям должна начинаться задолго до того, как они будут праздноваться. Именно поэтому в данном обращении Президент РОО Сальников Г.П. вносит в адрес Российской и Мировой общественности грандиозный по своему замыслу архитектурный проект Бойко-Великого.

храм держ иконы

Проект заключается в возведении храмового комплекса в честь Пресвятой Богородицы со светской выставкой и мемориальными павильонами на границе России, Беларусии и Украины. Предполагается, что новая святыня по своей монументальности не будет уступать Храму Христа Спасителя в Москве, сооружение которого началось при императоре Александре I, а окончилось при Александре III.

Светские мемориальные павильоны будут представлять собой гармоничную 

Восстановление памятника Александру III

           ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЛАДИМИРУ ВЛАДИМИРОВИЧУ ПУТИНУ.

УВАЖАЕМЫЙ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ! ВЫ И ВАША КОМАНДА ПРОВОДИТЕ ОГРОМНУЮ РАБОТУ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ НАШЕЙ МАТУШКИ РОССИИ! САМЫЙ СВЕЖИЙ ВАШ ПРОЕКТ-ВОССТАНОВЛЕНИЕ – ЭТО ВОЗНЕСЕНСКИЙ И ЧУДОВ МОНАСТЫРИ! МЫ, РОО “БОРОДИНО 2012-2045” ПРИКЛАДЫВАЕМ ПОСИЛЬНУЮ ПОМОЩЬ В МОЛЕНИИ, КРЕСТНЫХ ХОДАХ И ПОИСКЕ ИНИЦИАТИВНЫХ ЛЮДЕЙ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ РОССИИ. В СВЯЗИ СО 170-летием СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МОНАРХА, ПРОСИМ ВАС, ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПАМЯТНИКА АЛЕКСАНДРУ ||| , РАЗРУШЕННОМУ В 1918 ГОДУ.

0_82534_fc0dda38_XXL

ОТКРЫТОЕ БЛАГОДАРСТВЕННОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ В.В. ПУТИНУ. Ответ департамента письменных обращений.

РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ 

 СОДЕЙСТВИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ИНИЦИАТИВЕ

ПО  СОХРАНЕНИЮ  ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО  И  ДУХОВНОГО  НАСЛЕДИЯ

 «БОРОДИНО 2012-2045»

ИНН  7716239610  ОГРН  1107799017699

Москва, 129346, Анадырский проезд, д.45/2 кв.73

Тел.: +7(495)474-88-49 +7(915)375-49-98

E-mail: salnikovgen@yandex.ru 

                                                                               

 

  (ПИСЬМО СОСТАВЛЕНО 05.08.2014).

Молитвенное-стояние

 

ГЛУБОКОУВАЖАЕМЫЙ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ!

МЫ, РОО “БОРОДИНО 2012-2045” С ОГРОМНОЙ РАДОСТЬЮ УСЛЫШАЛИ ИЗ ВАШИХ УСТ О ПРЕДЛОЖЕНИИ ВОЗРОДИТЬ В КРЕМЛЕ ВОЗНЕСЕНСКИЙ И ЧУДОВ МОНАСТЫРИ. ЧУДОВ МОНАСТ ВОЗНЕСЕН МОНАС

В 1980 году В СВЯЗИ С 600-летием КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ “БОРОДИНО 2012-2045”, БУДУЧИ ОРГАНИЗАЦИЕЙ, ИМЕНУЕМОЙ “ВИТЯЗИ”, ОБРАЩАЛАСЬ К ГЕН.СЕК. БРЕЖНЕВУ Л.И. О ВОЗРОЖДЕНИИ ВОЗНЕСЕНСКОГО И ЧУДОВА МОНАСТЫРЕЙ. УЧИТЫВАЯ ДУХОВНУЮ СИТУАЦИЮ 80-х годов, ИДЕЯ БЫЛА НЕ ПРИНЯТА ПРАВИТЕЛЬСТВОМ.

СЕГОДНЯ, КОГДА ВЫ, КАК ГЛАВА ГОСУДАРСТВА ПОДНИМАЕТЕ ЭТОТ ВОПРОС, ВИДИМ В ЭТОМ ПРОМЫСЕЛ БОЖИЙ!

МЫ НЕ ТОЛЬКО ПОДДЕРЖИВАЕМ ЭТУ ИДЕЮ, НО И МОЛИМСЯ О ВАШЕМ

ЗДРАВИИ И УКРЕПЛЕНИИ ГОСУДАРСТВА.

ГЛАВНЫМ АРХИТЕКТОРОМ ВОССТАНОВЛЕНИЯ КРЕМЛЁВСКИХ СВЯТЫНЬ

РОО “БОРОДИНО 2012-2045” ПРЕДЛАГАЕТ

ученика и соратника П.Д.  Барановского, профессора Института

искусства реставрации, академика Академии архитектурного наследия

Журина Олега Игоревича.

ПРОСИМ ВАС ТАКЖЕ ПРОДОЛЖИТЬ ДЕЯНИЯ В ОБЛАСТИ ИСТОРИИ РОССИИ

И ВОССТАНОВИТЬ ПАМЯТНИК АЛЕКСАНДРУ |||

НА ЕГО ИСТОРИЧЕСКОМ МЕСТЕ.

АЛЕКС 3

«Во всем свете у нас только два верных союзника, — любил он говорить своим министрам, — наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас».

 

ПРЕЗИДЕНТ РОО “БОРОДИНО 2012-2045”,

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПОПЕЧИТЕЛЬСКОГО СОВЕТА БОРОДИНСКОГО ПОЛЯ

И СТРАСТНОГО МОНАСТЫРЯ НА ПУШКИНСКОЙ ПЛОЩАДИ МОСКВЫ,

 ПОПЕЧИТЕЛЬСКОГО СОВЕТА НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «ЛОСИНЫЙ ОСТРОВ»

САЛЬНИКОВ ГЕННАДИЙ ПАВЛОВИЧ.

 

ОТВЕТ КОНСУЛЬТАНТА ДЕПАРТАМЕНТА ПИСЬМЕННЫХ ОБРАЩЕНИЙ ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ. 

 Скан_20150222

ОБЩЕСТВЕННАЯ РАБОТА “БОРОДИНО 2012-2045”

РОО “БОРОДИНО 2012-2045” АКТИВНО ЗАНИМАЕТСЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ РАБОТОЙ, УЧАСТВУЕТ ВО МНОГИХ МЕРОПРИЯТИЯХ ГОРОДА МОСКВЫ, ВРУЧАЕТ НАГРАДЫ ДОСТОЙНЫМ ЛЮДЯМ НАШЕГО ВРЕМЕНИ И ФОРМИРУЕТ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ, НА КОТОРОЕ ОПИРАЮТСЯ РУКОВОДИТЕЛИ И ВИДНЫЕ ДЕЯТЕЛИ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА.

Совсем недавно член Правления РОО “Бородино 2012-2045”, депутат совета депутатов МО Зябликово А.Г. Ефимов вручил медаль “В память о 700-летии со дня рождения преподобного Сергия Радонежского” бессменному меценату и великодушному Благотворителю, основателю и Главе совета директоров группы компаний «Вашъ Финансовый Попечитель» 

Бойко-Великому Василию Вадимовичу

 

1 2 4 5

 

 

ДЕНЬ ЯДЕРЩИКА.

Традиционно 4 сентября, в рамках празднования дня специалиста по ядерному обеспечению в муниципальном образовании “Зябликово” города Москвы прошло торжественное мероприятие.

 

Ветеранов подразделений особого риска гостеприимно приняла школа № 985, в которой расположен уникальный музей военных-ядерщиков «Рожденные атомной эрой».

Открылись торжества возложением цветов к мемориалу, посвященному воинам из подразделений особого риска. Были произнесены слова памяти, объявлена минута молчания в память погибших от последствий работы с ядерным оружием или его применения.

IMG_0106.JPG

В выступлении Василия Андреевича Поповича, контр-адмирала в отставке, руководителя районного Совета ЮАО ветеранов подразделений особого риска прозвучали не только слова поздравлений, но и задачи, стоящие перед ветеранским движением по увековечиванию памяти тех, кто не дожил до сегодняшних дней, задачи по духовному, нравственному и патриотическому воспитанию подрастающего поколения.

Затем к присутствующим обратился один из почетных гостей – отец Георгий Баронец, представитель Даниловского Благочиния г. Москвы.

Отец Георгий сказал важные слова о необходимости сохранения памяти всех, кто отдал свою жизнь во славу своей Родины, о том, что только бережно сохраняя память о таких людях мы можем считать себя настоящими патриотами, только сохраняя память о своих предках, мы можем говорить о любви к Отчизне.

Важно и то, что эти слова были услышаны молодыми, школьниками, которые пришли поздравить ветеранов подразделений особого риска с их праздником. И многое из сказанного было адресовано им – тем, кто будет продолжать славные традиции своих отцов.

Торжественная часть продолжилась в актовом зале школы, где к собравшимся с приветственным словом обратилась руководитель школы Л.В. Кривобокова. Лариса Витальевна поздравила собравшихся и сказала о том, как важно помнить о тех людях, которые создавали ядерный щит над нашей страной. В заключение директор школы пригласила всех почаще посещать музей военных ядерщиков, работающий в школе.

Ведущий мероприятия, депутат совета депутатов МО Зябликово А.Г. Ефимов, поблагодарил Ларису Витальевну и подарил школьной библиотеке от имени ветеранской организации южного округа поэтический альманах, изданный к 70-летию Победы.

htmlimage

 

 

Перед собравшимися выступили ветераны, собравшихся поздравили Первый заместитель председателя комитета подразделений особого риска г. Москвы А.Б. Жданов, Первый заместитель руководителя окружного совета ветеранов ЮАО В.З. Миронов..

IMG_0119.JPG

О музее «Рожденные атомной эрой» рассказал его руководитель Нестеров Борис Григорьевич – полковник в отставке, ветеран подразделений особого риска, почетный ветеран Москвы.

На всем протяжении торжественных мероприятий рядом с ветеранами присутствовали школьники разных классов. Для них все происходящее стало интересным уроком патриотизма, формирования у несовершеннолетних ценностного отношения к жизни, возможностью познакомиться с теми, кто подарил им их мирное детство. Но школьники не остались в долгу: они со своей стороны поздравили ветеранов добрыми сердечными словами и прекрасными песнями, организовав для присутствующих небольшой концерт.

htmlimage (1)

По окончании торжественных мероприятий всех ветеранов и почетных гостей пригласили к столу, где силами педагогического коллектива школы был накрыт прекрасный стол. Директор школы еще раз поздравила ветеранов с праздником и пожелала им долгих лет жизни и здоровья.

Православная Россия жива в Петербурге.

Диакон Владимир Василик считает, что стотысячный Крестный ход в Петербурге продемонстрировал тягу русского народа к Церкви и единству …

12 сентября в северной столице России состоялся торжественный крестный ход в честь св. благоверного великого князя Александра Невского и Ништадтского мира. Он проходил от Казанского собора до Александро-Невской Лавры. По оценкам МВД он явился крупнейшим крестным ходом в Санкт-Петербурге в новейшее время, в нем приняло участие около 100000  человек, в том числе около 150 хоругвеносцев и более 200 представителей духовенства Санкт-Петербургской митрополии. 
 
Общегородской Крестный ход состоялся после Божественной литургии, совершавшейся параллельно в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры, совершенной в сослужении наместника Лавры епископа Кронштадского Назария митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием и в Казанском кафедральном соборе. Богослужение в Казанском кафедральном соборе совершили ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии архиепископ Петергофский Амвросий, епископ Выборгский и Приозерский Игнатий, епископ Царскосельский Маркелл, викарий Санкт-Петербургской епархии; епископ Гатчинский и Лужский Митрофан, епископ Армавирский и Лабинский Игнатий, в сослужении протоиерея Павела Красноцветова, настоятеля Казанского собора; протоиерея Николая Преображенского; протоиерея Андрея Герасимова, ключаря Собора; протоиерея Петра Мухина, благочинного храмов при высших учебных заведениях и многочисленного духовенства Санкт-Петербургской митрополии.
 
Общегородской крестный ход состоял из двух частей – большого крестного хода от Казанского собора до площади Александра Невского, который, по завершению Божественной Литургии, возглавил  архиепископ Петергофский Амвросий, – и малого, от Троицкого собора Александро-Невской Лавры до площади Александра Невского, который возглавил  митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Варсонофий. 
 
Во главе большого крестного хода пронесли чудотворную Казанскую икону Божией Матери, а малого – мощи святого благоверного великого князя Александра Невского. 
 
На площади Александра Невского был отслужен торжественный молебен, провозглашено многолетие церковным и светским властям, российскому воинству и народу. После молебна высокопреосвященнейший Варсонофий митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский обратился к клиру и пастве с пастырским назидательным словом. Он напомнил о тех тяжелых обстоятельствах, в которых находилась Русь XIII века — непреодолимое нашествие монголов с Востока, агрессия с Запада. Русь погибала и в этих обстоятельствах происходит чудо — Господь посылает орудие Своего промысла, святого князя, который своим смирением и кротостью перед Ордой обезопасил Русь с Востока и железной стеной защитил ее от Запада. Св. Князь Александр Невский проявил не только мудрость дипломата и мужество воина, но и великую жертвенность православного человека, жертвуя свои силы и самую жизнь ради Бога и Его народа. Его жизнь — пример и назидание всем нам и в то же время — залог того, что Россия жива и будет жить. 
 
После митрополита Варсонофия к присутствующим обратился губернатор Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко. Он выразил убеждение в том, что праздник святого князя Александра Невского дорог всем петербуржцам и обладает огромным объединяющим потенциалом. «Вместе мы сможем решить любые проблемы», – подчеркнул губернатор. 
 
С глубоким прочувствованным словом к участникам молебна обратился председатель Законодательного собрания Вячеслав Серафимович Макаров. Он напомнил им, что они находятся на святом месте. Ибо Петр Великий для того основал Александро-Невскую Лавру и перенес святые мощи благоверного князя Александра Невского, чтобы освятить Санкт-Петербург и сделать его духовным центром новой России. И сегодня, когда России бросают вызовы, мы должны ответить на них соответствующим образом и наш ответ должен быть исполнен духовной мудрости и силы. Нам важно помнить, что князь Александр Невский был не только воином и дипломатом: прежде всего он был святым. Святость, хранение нравственных устоев — то, что должно спасти, объединить и возродить Россию. 
 
Крестный ход проходил под девизом – «Вера. Традиции. Единство». Как сказал владыка Назарий на пресс-конференции: «Мы ожидаем увидеть людей, которые ценят историю России и хотят продолжить ее традиции. Для нас важно, чтобы они почувствовали свое единство». Крестный ход является церковно-народным торжеством и к нему приглашались  все, кому дорого имя России, святого Александра Невского, а равно и традиции нашего города, одной из которых является данное молитвенное шествие. Первый общегородской крестный ход прошел в 1743 году, по решению благоверной Императрицы Елисаветы Петровны, восстановившей эту традицию на Руси после времен Анны Иоанновны.  Последний крестный ход состоялся в1918 году под возглавлением священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и собрал тогда полмиллиона человек. На следующий год он уже был воспрещен. Впервые возобновленный крестный ход прошел в 2013 году и собрал около 80000 человек. 
 
Весь крестный ход сопровождался колокольным звоном установленных по ходу следования переносных колоколен. 
 
2015 год знаменателен следующими датами – 775-летие Невской битвы, 225-летие освящения Троицкого Собора и, конечно, 70-летие Победы в Великой Отечественной Войне, в которой мы победили под знаменами св. Александра Невского. Нынешний праздник отмечен чествованием кавалеров ордена св. благоверного князя Александра Невского, учрежденного в годы войны. Им награждали отличившихся офицеров. Некоторые из кавалеров-фронтовиков приняли участие в празднике, школьники поднесли им цветы. 
 
В завершении церемониальным маршем прошла рота почетного караула из курсантов военных училищ Санкт-Петербурга. Торжества продолжились фестивалем колокольного искусства «Невские звоны» в Александро-Невской лавре. 
 
Праздник оставил ощущение великой силы русского народного благочестия и тяги русского народа к Церкви и единству. Многие принимали участие в крестном ходе с малыми детьми, в шествии шли пожилые люди, которые, однако, с легкостью преодолели 4 километра пути. Удивительные были лица участников – светлые, вдохновенные. Крестный ход показал: Православная Россия жива.
 
Диакон Владимир Василик, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии 
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге 
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге

СИТУАЦИЯ, КАК НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА

Беседа с епископом Душанбинским и Таджикистанским Питиримом.

Анастасия Рахлина

О разжиженном христианстве, стремительной исламизации, новых «европейских ценностях», ненависти к христианству истинному и о том, во что это может вылиться.

 

Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим
Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим

    

 

«Комфортное христианство – это нежелание нести крест»

– Владыка, что такое «комфортное христианство» и «розовое христианство», о котором вы говорили в своей проповеди, опубликованной у нас на портале? Можно ли сказать, что комфортное христианство – это духовная болезнь нашего времени?

– Как Господь сказал? – «Возьми крест свой и следуй за Мной». Вот смысл всего христианства. А комфортное христианство – это в первую очередь нежелание нести крест.

И это болезнь не сугубо нашего времени, это началось сразу: как только появилось христианство, были христиане ревностные и христиане ленивые.

Первые века христианства сами по себе были очень некомфортные: шли гонения, и христианами оставались только самые ревностные. А те, кто случайно оказывался в их рядах, или отрекались от Христа или же – из философов, ученых мужей – не хотели себя перестраивать под христианское учение, а христианское учение перестраивали под себя.

Так в среде гностиков появляются первые ереси: это ведь тоже своего рода комфорт – чтобы удобно было им мыслить именно так, как они хотят, ни от чего не отказываясь.

А когда христианство стало разрешенной религией, со времен Константина Великого, вот оно и начинается: возникает феномен «комфортного христианства». Почему монастыри получают тогда такое массовое распространение? Потому что ревностные христиане уходили из городов, где эту ревность сохранять было уже невозможно.

Комфортное христианство было всегда. Но то, о чем я говорил в своей проповеди, – это «розовое христианство». Этот термин появился в XIX веке, в среде славянофилов, думающих людей, которые пробудили в уже довольно секулярном обществе интерес к христианству (так же, как и в конце советской эпохи), – и появились люди, которые захотели жить, как они хотят, ни от чего не отказываясь, и в то же время называться христианами.   

«Розовое христианство» – это такое разбавленное, разжиженное христианство. Оно вылилось в начале XX века в обновленчество, но попало под жернова атеистической идеологии и, не найдя сочувствия в народе, сгинуло на бескрайних просторах советской империи.

В конце XX века – в 1980-х – начале 1990-х годов – тоже многие из интеллигентов побежали в Церковь. Но побежали зачем? Не за Христом, а потому что это было модно, Церковь воспринималась как оппозиция власти, – хотя в большей степени в советские времена власть была оппозиционной Церкви, а не наоборот.

И вот в Церковь хлынуло огромное количество людей из интеллигентной среды, которые пришли не за Христом, а за чем-то другим. И сейчас эти люди из Церкви уходят.

Похожая картина наблюдается и в монастырях. В 1990-е годы много людей пришло в монастыри. Прожили по 10–15 лет, кто-то даже сан принял, и вот теперь уходят. Потому что пришли не ради Христа, а из-за сложных условий жизни, потому что деваться было некуда, – особенно из очень неблагополучных республик шли в российские монастыри. Так духовники благословляли: иди в монастырь. И человек, не имея монашеского призвания, оказался в монастыре, промучился там 10–15 лет и всё равно ушел.

Уходят сейчас люди, которые пришли в Церковь за чем-то другим, а не ради спасения души – и, естественно, рано или поздно разочаровываются. А если люди приходят в Церковь не за Христом, сразу начинаются соблазны.

Эти бабушки – грубый фильтр церковный: они отфильтровывают тех, кто пришел в Церковь не за Христом, а за чем-то другим

Некоторые даже и не доходят: придут, на них какая-нибудь бабушка налетит, и человек сразу же уходит. Эти бабушки – грубый фильтр церковный. Их часто ругают, они критике подвергаются, а они отфильтровывают тех людей, которые пришли в Церковь не за Христом, а за чем-то другим.

Многие сегодня хотят, чтобы Церковь была «церковью хороших людей». А Церковь – это лечебница. Здесь все маски, все завесы спадают, человек становится виден таким, какой он есть. И, естественно, что такой, какой он есть, он довольно-таки непригляден.

Приходя в Церковь, мы должны терпеть, носить немощи друг друга. Ведь и наши немощи тоже носят! Мы почему-то всё время думаем о том, как мы других терпим, чужие немощи несем, не задумываясь о том, что нас самих еще больше терпят и носят наши немощи.  

Люди, которые приходят в Церковь не за Христом, ищут какого-то комфорта, спокойного состояния. Но будет и спокойное состояние, и комфорт – но другой. Только до этого состояния еще нужно дорасти.

– Но, владыка, как разбудить людей? Люди ходят в храм, участвуют в Таинствах, но всё это… как бы по инерции. Какой там крест! Нужно, чтобы всё было удобно: и служба не длинная, и на посты послабление, и вообще чтобы не мешало жить, потому что завтра на работу.

– В благоприятное время – как сейчас у нас: все могут ходить в храм, гонений нет – большая часть христиан будет именно такой. Она и всегда была такой.

Процент настоящих христиан в истории Церкви не менялся – он всегда был небольшим: 3–6 процентов от общей массы называющих себя христианами. Он обозначался именно во время гонений. Как в советское время: начались гонения, и эта вся масса, которая просто ходила в храм, ходить перестала. А разбудила людей война – Божие посещение. А когда нет войны – скорби и болезни приближают человека к Богу, заставляют задуматься о скоротечности и непостоянстве земной жизни.

«ИГ – это сила, которая должна снести антихристианскую Европу»

– Вы живете в исламском регионе. Скажите нам о ревности мусульман. Приходилось читать – отец Димитрий Смирнов в частности говорил, – что часто русские уходят в ислам потому, что там есть ревность, горение по вере.

Принимают ислам как раз те, кто только по имени христиане. Настоящий христианин никогда не примет ислам чисто из вероучительных мотивов

– Принимают ислам как раз те, кто только по имени христиане. Настоящий христианин, конечно, никогда не примет ислам чисто из вероучительных мотивов: те, кто хорошо знает наше вероучение и хотя бы поверхностно знает ислам, понимают, что спасения в исламе нет. А уходят как раз те, кто этих основ не знает. И это наша беда.     

Сейчас в Таджикистане мощная исламизация. Давно процессы идут, но сейчас они всё больше и больше набирают темп. Причем исламизируется молодежь. Если люди старшего поколения, которые еще помнят Советский Союз, не очень ревностно соблюдают посты или какие-то внешние установления, то молодежь, подростки фанатично это выполняют.

Двигателем является в основном гордыня: эти мальчишки, юноши, молодые ребята, они друг перед другом напоказ себя выставляют: для них это позор, если ты не держишь уразу.

В последние годы ураза[1] выпадает на самое жаркое время года. А здесь температура доходит до 60 градусов на солнце – а они на солнце работают, тяжелым физическим трудом занимаются – и им нельзя ни есть, ни, самое страшное, пить. Они фактически сознание теряют, их из шланга поливают, но они не пьют! «Вам же разрешили – в мечети разрешают пить воду в такую жару!» Нет, они не могут себе позволить выпить воды, потому что для них это позор.

– А почему для наших-то не позор? Как пост, начинается: ваш Типикон для монахов, а мы все болящие и машину водим, нам нельзя реакцию терять.

– Да, у нас постоянно берут благословение на послабление поста. (Смеется.)

– Почему так?

– Знаете почему? Может, мы как христиане уже состарились? Как вот греки в свое время. У нас уже много веков христианство – а когда нация только крестится, только принимает христианство, вот тогда появляются подвижники и все очень ревностно всё соблюдают. Пассионарность зашкаливает.   

А не исключено, что стремление исламского мира ревностно соблюдать свои обряды – это залог того, что, когда они примут христианство (а есть такие пророчества, что третья часть исламского мира примет христианство), они будут очень ревностными христианами, и нам тогда будет очень стыдно, и, может быть, их ревность подстегнет и нас.

 

    

 

Вы знаете, я вспоминаю слова святителя Григория Двоеслова. Он спрашивал: как правильно – или же соблюдать ревностно пост, аскезу и при этом гордиться, или же смиряться и почти ничего не соблюдать?

– Конечно, не соблюдать!

Григорий Двоеслов говорит: нет, пусть лучше будет гордость, но человек будет нести подвиги, а Господь Сам найдет, как его смирить

– (Смеется.) Нынешние христиане именно так и отвечают! А Григорий Двоеслов говорит: нет, пусть лучше будет гордость, но человек будет нести подвиги, а Господь Сам найдет, как его смирить.

А у нас мало кто всё ревностно соблюдает – ну разве что монахи. Хотя нет, есть и миряне. Иногда бывает стыдно, когда исповедуешь мирян, и они каются, например, что во время Великого поста среди недели поели пищу с растительным маслом. А мы сами едим с растительным маслом и даже забываем в этом исповедаться – это для нас уже стало нормой. А вот миряне бывают очень ревностные.

Еще очень важно, чтобы рядом был пример. Если не будет примера, человеку очень сложно самому себя на что-то понуждать.

Всегда нужен учитель. Мало кто из подвижников вырос без учителя – это величайшее подвижничество, кто смог сам себя понудить. Да и то, мне кажется, всё равно у них был какой-то учитель, который заставлял себе подражать.

Но трагедия нашего времени в том, что мы не можем быть учениками.   

Про это хорошо говорил отец Рафаил (Карелин): последние Глинские старцы умирали, эти гиганты духовные, имевшие огромный опыт, бесценные богатства, которые они хотели передать нам, а мы, говорит, не могли это вместить, не могли взять по своей немощи[2].

Люди стали слабые, не могут воспринять богатый духовный опыт – потому что это крест, очень тяжелый крест.

Этот разрыв между старцами и послушниками сейчас и наблюдается: почему и старцев уже практически не осталось – потому что нет послушников, нет людей, которые могли бы этот богатый опыт перенять.

Информационная среда, технологии современные, компьютеры парализует волю – именно в подвижничестве

Очень все стали расслабленными. Вся эта информационная агрессивная среда, технологии современные, компьютеры – всё это очень расслабляет. Молодежь не вылезает из телефонов, постоянно что-то смотрят, во что-то играют – а это парализует волю.

Всё это направлено на то, чтобы опутать человека хитро расставленными сетями так, чтобы он не мог из них вырваться.

Парализуется воля именно в подвижничестве. Все это прекрасно знают и понимают, но сделать с этим ничего практически не могут. Потому что это паутина уже всех нас опутала. Если только Господь как-то не вмешается и не изменит всё это. А так мы все в этих сетях зависли – в том числе и мы сейчас с вами тоже.

– Владыка, с одной стороны, мы видим агрессивный ислам в виде ИГ. С другой стороны, в Европе новые «европейские ценности», гей-браки и прочая, которые потихонечку подбираются и к христианским странам. Что можно этому противопоставить?

– Да, две силы, вы сейчас очень хорошо обозначили: антиислам и антихристианство.

В исламском мире появляется антиислам в виде политизированной идеологии Исламского государства. Он разрушает ислам изнутри, взрывает его, потому что если такой ислам будет распространяться, то долго он не продержится.

Изначально ислам был не такой. Он не уничтожал христиан полностью.

Мы знаем, что когда турками завоевывалась Византийская империя, остались Константинопольский и другие Патриархаты – да, разгромленные, лишенные былого величия, сильно сократившиеся до этих 3–6 процентов верующих, но остались церкви, в которых разрешалось молиться и приносить бескровную Жертву. Более того – балканские Церкви жили под турками лучше, чем под греками-фанариотами.

Турецкое иго оказалось лучше греческого: то, как греки подавляли проявления в лучшем смысле национализма, совершенно неприемлемо: не разрешали совершать богослужения на национальных языках, не рукополагали священников из местного населения – много такого было. А турки всё это разрешали, если им не сопротивлялись.

Ты платишь налог[3], откупаешься от них, и всё – они тебя не трогают. Коран запрещает убивать людей Писания – христиан и иудеев. Они должны быть в униженном положении и должны платить дань, но убивать их нельзя.

ИГ действует совершенно по-другому, оставляя после себя горы трупов и груды развалин.

А что происходит в Европе? Если здесь – антиислам, то там – антихристианство.

Посмотрите, как начала строиться эта пирамида: антихристианство стало захватывать Европу, и тут же возник ИГИЛ – возникает сила, которая должна снести антихристианскую Европу.   

ИГ – наказание Божие Европе за содомские грехи, которые она сделала легитимными

Расстановка сил уже определилась. И это наказание Божие безбожной Европе за содомские грехи, которые она сделала легитимными. А это уже вопиет об отмщении.

Долго это продолжаться не может: это грехи, которые Бога вынуждают действовать. И наказание будет – об этом говорят многие афонские старцы.

Они говорят, что Европу и весь западный мир ждет страшная кара, наказание, и орудием является как раз «Исламское государство».

– А нас в России это как касается?

– И у нас в России тоже далеко не всё благополучно. Вы знаете, когда я приезжаю в Россию и ловлю такси, сколько раз замечал: от меня водитель отворачивается, он меня видеть не хочет, ненавидит, сквозь зубы еле-еле говорит. Я с трудом доезжаю до места назначения.

– Ну а вы, естественно, в подряснике? Извините, что я так спрашиваю.

– Да, я всегда ношу подрясник. И хотя не всякий догадается, что я – епископ, но сразу видно, что священнослужитель.

– Имеется в виду наш московский водитель, не приезжий?

– Подмосковный, местный – не гастарбайтер. Один или два раза мужчины меня возили, один раз женщина… Это ужас какой-то, с чем приходится сталкиваться. Они ненавидят Церковь, они не могут видеть священнослужителя. У них заметно такое отвращение, что они даже разговаривать со мной не могут. Здесь (в Таджикистане. – А.Р.) такого вообще нет. Мусульмане относятся с уважением: «Да-да, Русская Церковь, мы вас уважаем, пожалуйста, пожалуйста». Небо и земля.

Приезжаю в Россию православную и вижу, что меня там ненавидят, многие ненавидят, большинство, я бы даже сказал.   

Понимаете, в России огромное количество людей ненавидят Православие, истинное христианство

Я сам из Сергиева Посада, там вырос. Удивительный феномен таких городов: там живут подчеркнуто нерелигиозные люди. Вот у меня сосед: в течение десятилетий он жил рядом с Троице-Сергиевой Лаврой – первый дом от Лавры – и, как говорят его же родственники, ни разу там не был. Это просто парадокс. В это с трудом верится. Он не выносит колокольного звона. Кончилось тем, что он просто уехал, не смог там жить.

Понимаете, в России очень много проблем. Огромное количество людей, которые ненавидят Православие, истинное христианство.

А «розовое христианство», которое их не раздражает, которое им удобно, они примут.

Борьба со строительством храма в парке «Торфянка» обнажила очень серьезную болезнь российского общества, в частности в Москве. Москвичи ведь тоже особые люди. Они всегда возмущались какими-то неудобствами.

«Перед революцией люди тоже как будто не понимали, что они творят»

– Вы очень точно сказали: «всегда возмущались какими-то неудобствами».

– Но надо знать меру протеста и понимать, против чего ты идешь. Против чего ты борешься. Совершенно немыслимо бороться против того, чтобы в сквере или парке построили храм.

Храм немного места занимает по сравнению со всем парком. Если там будет храм, это не значит, что вырубят все деревья, – наоборот, еще посадят.

У храма всегда очень красиво бывает, и храм, как правило, хорошо вписывается в окружающий ландшафт. Это же, наоборот, украшение парка!

 

Протест против строительства храма в парке Торфянка
Протест против строительства храма в парке Торфянка

    

 

Я вообще не понимаю тех людей, которым важнее выгулять свою собаку или ребенка, но чтоб храма не было.

Это что же за ребенок-то вырастет, если ради него ты не разрешишь построить храм?

Понимаете, нужно учитывать один момент, таинственный, метаисторический, если хотите. Сейчас ситуация очень схожа с той, которая была накануне революции 1917 года.

– Я хотела вас спросить про это. Очень интересно.

Перед революцией люди как обезумевшие были – боролись за свободу. Причем все сословия. В том числе и многие из духовных

– Ведь перед революцией люди тоже как будто не понимали, что они творят. Они совершенно представить себе не могли, что их ждет впереди – эта катастрофа жуткая, – чем всё закончится. Как обезумевшие были – боролись за свободу. Причем боролись все – все сословия. В том числе и многие из духовных. Боролись против самодержавия. Лучшие потом новомучениками стали, в лагерях поняли, что это за свобода.

И есть один аспект, который специально почти не исследовался: очень интересно проследить судьбы этих людей. Как высказывались, о чем говорили те, кто был против самодержавия, и как у них сложились судьбы после революции.

Как будто каждый готовил себе жуткую трагедию в будущем – те, кто в этом участвовал.

А тех, кто не участвовал, Господь сохранил. Большинство из них эмигрировало.

 

Анна Вырубова с государыней Александрой Феодоровной. 1910 г.
Анна Вырубова с государыней Александрой Феодоровной. 1910 г.

    

 

Да вот яркий пример – Анна Вырубова[4]. Уж казалось бы, кого первого должны были расстрелять и уничтожить, так это ее. А она смогла уехать, оказалась в Финляндии. Тоже через многие скорби, искушения прошла, но умерла своей смертью. Человек был предан Царской Семье – и вот за эту преданность Господь ее сохранил. Как и многих других – и иерархов, и простых людей.

 

Монахиня Мария (Вырубова) в Валаамском скиту, 20-е годы
Монахиня Мария (Вырубова) в Валаамском скиту, 20-е годы

Это важно – проследить судьбы людей, как им потом пришлось расплачиваться за то, что они сделали в состоянии ослепления.

 

И те, кто сегодня борется со строительством храма, готовят трагедию в будущем. Личную трагедию.

Понимаете, эта сила (ИГИЛ. – А.Р.) готовится пойти не только в Центральную Азию, но и на Россию, и в Москву, и куда угодно. А в Москве сколько их потенциальных союзников! Туда и идти не надо, просто бросить клич, и всё.

Как будет распространяться эта кара Божия, зависит от того, что мы сейчас делаем

И как будет распространяться эта кара Божия, зависит от того, что мы сейчас делаем.

Мы сейчас закладываем тот код, ту программу, которая потом будет разворачиваться. Людям нужно думать о том, что с ними будет в будущем. Зачем вы накликаете на себя беду?

Потому что как начнется эта кара, придет этот «день лют», всё – уже не остановишь. Вот как сейчас на Украине: попробуй, останови. Три года назад кто об этом думал: процветающий Донбасс был на Украине!

А тоже расслабились. По первым беженцам, которые оказались в России, мы же видим, какие у них были претензии: давайте нам курортные условия. Люди не понимали, что с ними произошло, какая трагедия и что теперь ее уже не остановишь – это трагедия на всю жизнь.

Также и в Таджикистане было. Я вижу людей, которые пережили гражданскую войну[5]: это страшно, они повреждены на всю жизнь. У них психика повреждена. Их расстреливали, они под пулями бежали. Это накладывает отпечаток на всю жизнь.

А молодое поколение, которое не видело войны, бредит ИГИЛом!  

Буквально сегодня информация прошла, что на юге Таджикистана подростки вывесили флаг ИГИЛа. Они не понимают, им бесполезно что-то объяснять. Для них появилась цель, смысл их существования.

 

Молодежь бредит халифатом. На фото боевик с флагом ИГ
Молодежь бредит халифатом. На фото боевик с флагом ИГ

    

 

Это происходит прямо на глазах – еще полгода назад ничего этого не было. Самых горячих сносит в радикализм, в экстремизм. Они мечтают быть боевиками, поехать в Сирию, хотят, чтобы сюда пришел ИГИЛ и они стали воинами халифата.

Нам нельзя сидеть – они исламизируются, они-то активные, а мы чего?

Процессы происходят, причем происходят стремительно. И нам нельзя сидеть – они исламизируются, они-то активные, а мы чего?

А мы – расслабленные, а у нас из монастырей люди побежали, а у нас из Церкви интеллигенция уходит. У нас наступает полный паралич.

Но Господь как в таких случаях всегда поступал? Кара, наказание, война – чтобы люди как-то встряхнулись и обратились к Богу. Но не Бог посылает наказание, а сами люди развязывают войны и бывают виновниками катаклизмов – Бог попускает этому произойти, когда других средств к исправлению не остается.

Это же мы сами приближаем наказание своей расслабленностью, этой своей борьбой со строительством храмов, спорами какими-то.

Сейчас спор возник по поводу выставки в Манеже. Опять нас втягивают в этот спор. Получается, что и те, и другие грешат. Нас, православных, тоже разделяют. Часто такое бывает. Им главное втянуть, разделить на две партии – «за» и «против».

 

Демонстрация «Я – Шарли!»
Демонстрация «Я – Шарли!»

    

 

Не могу согласиться с методами, к которым прибегает Дмитрий Цорионов (Энтео): бегает и выискивает, где бы оскорбили его чувства. Это с одной стороны. А с другой стороны, нельзя терпеть то, что происходит. Такое кощунство ни одна религия терпеть не будет, кроме православных. Ну, а католики с протестантами – так они и сами могут такое сделать, такую выставку, даже еще хуже. Позорный марш «Я Шарли» – яркое свидетельство тому.

«Развратное общество неизбежно превращается в Содом»

– Так и православные тоже уже могут.

– Мы тоже идем по пути западного христианства. Апология греха. Почему у них стала возможной легализация «однополых браков»?

– Почему?

– Почему Протестантская церковь это приняла? А потому, что она этим людям не может ничем помочь. К их пасторам приходят эти несчастные, а пасторы не знает, что с ними делать. Они не могут никакую рекомендацию дать. Им проще сказать, что это не грех, – и проблема решена. Так вот они решили. И это очень немилосердно по отношению к этим людям.

А ведь их становится всё больше и больше, потому что само западное, а вслед за ним и наше, российское общество стало крайне развратным. А развратное общество неизбежно превращается в Содом.

Когда в нескольких поколениях накапливается нераскаянный грех, он превращается в извращение. Если родители были еще просто блудники и развратники, то дети становятся извращенцами.

Их дети – несчастные люди. Они говорят: мы такими родились, мы не можем ничего с собой сделать, мы не можем завести нормальную семью. А это действительно трагедия. В трагедии этой виноваты по большей части их родители. И что теперь этим детям делать?

У них степень-то повреждения больше – они не могут семью создать. Но зато и награда от Господа им, если они будут жить в полном воздержании, в целомудрии, будет больше, чем всем остальным.

Только им нужно это объяснить.

Я в проповеди часто привожу такой пример из жития Серафима Саровского. Когда у него спросили, кто в Саровском монастыре выше всех, он сказал: «Повар», – и все ужаснулись: «Как это повар? Он злой, он на всех набрасывается!»

А преподобный ответил: «Да, у него такой нрав от природы, что если бы он себя постоянно не сдерживал, то всех бы в монастыре переубивал. А Бог смотрит на человека, какие усилия он над собой делает».

Здесь – то же самое. У нас разные страсти, разные наклонности. Будем делать усилия – значит, Господь будет нас награждать.

И даже этих людей. Они могут венцы себе стяжать. И надо их так и настроить: сказать, что это подвиг, тебя Господь призывает на подвиг, чтобы ты исправил всё и, может быть, искупил вину своих родителей, чтобы Господь и их тоже помиловал.

У нас случай был в 1990-е годы, в Троице-Сергиевой Лавре. Постригли несколько монахов, и одному из духовников явился Христос и говорит: «Из-за того, что они приняли ангельский образ, решились на это, Я и их родителей тоже помилую, хотя они этого недостойны».

Такие вещи удивительные у нас в Церкви происходят.

У Бога-то совершенно другой суд. Весь мир у Него вне времени.

Это мы живем в какой-то короткий исторический промежуток. Мы находимся в данном отрезке времени и пытаемся что-то понять, что-то оценить. А у Бога – полнота времени, и Он знает, как, что и почему, все первопричины, все взаимосвязи явлений.

Мы можем наблюдать за действием Промысла Божия, удивляться ему, и больше ничего.

И благодарить Бога за то, что мы такие. В том числе и вот эти люди, которые такими родились, тоже должны Бога за это благодарить. Но ни в коем случае не давать волю проявлениям греха.

А западные, протестантские Церкви – многие из них, не все, конечно, – решили проблему так: «разрешили» грех. А это уже подход антихристианский.

Церковь антихриста разрешит любой грех

Когда будет церковь антихриста – а она будет, потому что он себя объявит богом, – она разрешит всё, любой грех.

Антихрист скажет: «Христос вам запрещал всё, а я всё разрешаю, будете жить райской жизнью». Он будет «добрее» Христа. И эта проповедь «любви» давно уже слышна.

Нас, христиан, упрекают: у вас нет любви. Ставят нам это в претензию. Но прежде, чем говорить о любви, нам нужно определиться в Истине. Нам говорят: давайте объединим все Церкви в любви.

Нет, давайте, прежде чем у нас будет диалог о любви, определимся в Истине.

Бог не только Любовь, но и Правда, и Справедливость, и Истина.

 

Господь Вседержитель. Мозаика храма св. Софии Константинопольской
Господь Вседержитель. Мозаика храма св. Софии Константинопольской

    

 

«Аз есмь Истина», – Господь сказал. Поэтому мы сначала должны определить моменты, для нас принципиально важные, – истинное это вероучение или нет, правда в этом или ложь.

А нас хотят соединить в любви без Истины – а это любовь уже прелюбодейная. Этого ни в коем случае нельзя допускать.

О чем говорят все эти либеральные сообщества? Что они любят друг друга – у них любовь. «А у вас любви нет, у вас одна ненависть», – говорят они нам. А это не ненависть – просто Истина жжет. Истинная любовь их обжигает – именно своей правдой.

Даже приблизиться к ней невозможно – когда начинается проповедь истинной веры, мы наталкиваемся на сопротивление, на ненависть, на преграду. А проповедь слащавой любви никакого сопротивления не вызывает, в худшем случае равнодушие: ну, ходят сектанты какие-нибудь и предлагают первому встречному слиться в объятиях их липкой любви.

Прелюбодейная любовь – именно с такой любовью придет антихрист, всех обольстит, обманет.

Это нужно понимать: где Любовь, там должна быть и Истина.

Они вместе: Любовь и Правда. Ни в коем случае не должна быть Любовь в ущерб Истине или Истина, не согретая Любовью

Это два крыла, на которых человек поднимается в небо, два сущностных свойства Божия. И не может быть одно свойство в ущерб другому, умалять другое. Они вместе: Любовь и Правда. Ни в коем случае не должна быть Любовь в ущерб Истине или Истина, не согретая Любовью: она убивает, такая Правда, которая не согрета Любовью. Давайте я вам специально напишу статью об этой любви без правды, которая становится всё более и более востребованной даже в православной среде.

ПОБЕДИТЕЛЬ КАМЕННЫЙ

«Победитель  каменный».

Александр  Богатырёв.

Каких  только  людей  у  нашего  царя  нет. Н. Лесков

Удивительная выдалась нынче зима в Сочи. К Рождеству расцвели подснежники, цикламены, незабудки, анютины глазки, анемоны, нарциссы. К Крещению на теплых склонах распушились желтые бусинки мимозы. Появились цветы и на нескольких уцелевших кустах камелии. Ирисы цвели с декабря, а розы вообще не переставали цвести.

Красота! Порою стыдно становится: дети и друзья то от морозов не знают куда деваться, то в оттепели с мокрыми ногами по Питеру бегают, лавируя между падающими с крыш сосульками. А ты тут на солнышке при 18 градусах в тени. Но фенологические радости омрачены реальными скорбями. Главная – от того, что пространства, на котором могут расцветать цветы, становится все меньше. Некогда зеленые склоны сереют бетоном ново построенных коттеджей и высоток. Там, где еще недавно можно было погулять под пальмами и магнолиями, металлические заборы, над которыми возвышаются бетонные короба строящихся гостиниц. Гостей не видно. Громады высоток уже несколько лет стоят с неосвещенными окнами. Никаких признаков жизни.

Другая скорбь – пробки на дорогах. Можно и час простоять на одном месте… Но иногда и пробка может порадовать. 12 февраля пробка подарила мне замечательный сюжет. Простояв 20 минут в районе стадиона, я решил покинуть маршрутку и, невзирая на дождь, прогуляться вдоль многокилометровой вереницы неподвижных средств передвижения. Выходя из маршрутки, я чуть не столкнулся с человеком в подряснике. Он медленно шел по проезжей части с рюкзаком за плечами, с промокшей скуфьей на голове, в легких башмаках, не рассчитанных на долгие прогулки под дождем. Ни зонта, ни накидки, лишь демисезонная куртка. Но он и не собирался скрываться от непогоды под крышей автобуса. Время от времени доставал из-под полы куртки большой восьмиконечный крест на массивной серебряной цепи и осенял все четыре стороны. Я прошел за ним минут пять, а когда он повернулся с крестом в руке в мою сторону, попросил его благословить меня. Он пристально посмотрел мне в глаза и перекрестил, громко и четко проговорив: «Во имя Отца, Сына и Святого Духа!»

Я сразу понял, что это не священник, но на всякий случай спросил: «Вы иеромонах?»

– Нет. Я пророк Иисуса Христа.

– Вот как… А как же вас, отец пророк, величать? – я еле сдержал улыбку. Но после его ответа  впору было рассмеяться.

– Я – Всероссийский пророк Иисуса Христа Победитель Каменный.

– Интересное имя. А как вас величать покороче?

– А никак. Так и зови.

– А матушка вас в детстве как звала?

– Витей. Потому и Победитель. Виктор – значит Победитель.

– А каменный, наверно, от Петроса? Виктор Петрович?

Пророк удивленно посмотрел на меня и с минуту помолчал: «Сам догадался?»

Я в ответ улыбнулся: «Не трудно догадаться».

– Нет, трудно. Это тебе Дух Святой открыл.

Возражать я не стал. Спросил «Не от старцев ли он идет, что подвизаются в горах Абхазии?» Оказывается, он ничего о них не знает, а дошел лишь до границы и, как он выразился «осветив и окрестив» ее, бредет обратно. Путь он держит на Москву, а потом направится домой – на Дальний Восток». На поездах он не ездит: либо на своих двоих, либо с дальнобойщиками на больших фурах.

– Вот, хожу, крещу и освещаю Россию – Матушку.

– Так ведь Великий Князь Владимир это уже сделал.

– Он крестил в воде, как Иоанн Креститель, а я крестом осеняю. Говорю о конце света и Страшном Суде, о том, что времени осталось мало, и нужно спешить с покаянием. Бесов прогоняю и собираю грехи.

– Ну, и как получается?

– Хорошо получается. Думаешь, чего это так быстро Олимпийские объекты строятся? Это я несколько лет назад подумал: зачем из России заграницу отдыхать люди ездят, когда у нас Сочи есть. Нужно большие деньги сюда привлечь. Деньги – это грех. А у нас грешных людей полно. Где будет много денег, туда народ и повалит.  Вот все и получилось. Я прошел сейчас, посмотрел – все делается, как надо. Вот еще Сочи пройду, соберу грехи людские и понесу их в Москву.

– Зачем же вы грехи отсюда в Москву понесете? Сами же сказали, что чем больше грехов, тем больше народу приедет.

– Это правильно. Но тут уже столько денег, что и так все слетятся. А если я не уберу грехи тех, кто здесь живет, может и не доживет никто до олимпиады. Задохнутся от грехов.

– И что же вы с грехами делаете?

-К Кремлю складываю.

– Зачем к Кремлю?

– Как зачем? Нами Кремль управляет. Туда и приношу. А куда еще?

– А в какое место? К мавзолею?

– Нет. Туда не пускают. Я встаю у храма Василия Блаженного и сбрасываю их к порогу. Так такой столб черный к небу поднимается – ужас!

– А потом?

– Потом бегу из Москвы. До кольцевой дороги. И на восток. Крещу все по пути: «Сгинь, нечистая сила!» Собираю грехи в других местах. Особенно страшно возле кладбищ, которые вдоль дороги. Столько грешников похоронено! Я там и не собираю. Мне не по силам. И они уже ушли из нашего мира.

– Значит, Вы очищаете от нечистой силы грешную землю.

– Да.

– А кто Вас благословил? Как вы почувствовали, что имеете такой великий дар?

– Кто может благословить!? Только Господь Иисус Христос. Он всегда со мной. Я слышу его голос постоянно. Он мне говорит :–«Иди, зови народ к покаянию. Ходи, крести, изгоняй бесов». А видел бы ты, как смешно бесы лопаются. Как мыльные пузыри. Я их перекрещу, прочту молитву – и они хлоп и нет их.

– А куда они деваются?

– В небытие. В ад или куда еще – не знаю, Я туда заглянуть не могу. Но в нашем мире их уже нет.

– Неужели Сам Господь призвал?

– Сам. Не знаю, почему Он меня выбрал. Я до того жил во грехе. Сына от меня одна женщина прижила. А познакомился с одним монахом – и все. Перестал грешить. Он вот так, как я сейчас по Руси ходил. Говорит: «Тебе 30 лет, а ты еще Богу не служишь. Бросай все – и ходи изгоняй нечисть. Я бросил работу. Приезжаю в Хабаровск, в церковь святителя Иннокентия, стою, молюсь. Вдруг слышу голос: «Иди, борись с нечистой силою. Теперь ты Мой пророк».

– Я говорю: «Господи, а как меня теперь звать. Аврааму ты одну букву «а» добавил, а мне-то что добавишь?

– А ты, – говорит Иисус – теперь пророк всея Руси Победитель Каменный. Ну, я и оставил все. Вот 12 лет хожу. К покаянию призываю. Оставить грехи. Жить по заповедям. Как положено по Евангелию.

– А кем вы работали?

-Взрывником на угольном карьере.

– Здорово. Раньше уголек взрывали, а теперь на бесов переключились.

– Точно так.

– По специальности. Взрываете нечистую силу.

– Ну, да.

Мы остановились у фонтанов возле гостиницы Каскад. Победитель Каменный достал из кармана пустую бутылку, наполнил ее водой и быстро выпил. Затем наполнил снова и положил бутылку в карман.

– Хорошая водица. Я со вчерашнего дня не пил.

– А останавливаетесь где?

– Три ночи на пляже ночевал. Погода теплая. Иногда и в гостинице. В кабинах дальнобойщиков. А больше – у ментов.

– Сажают за бродяжничество?

– Нет. Ни разу. Никто меня не сажает. Они меня в свои будки пускают. ГАИшники. Еще и денег дают. Я им про покаяние говорю. Вот их стыд и берет. Они ведь с шоферами, сам знаешь… А вообще, как их только в полицейские переименовали, стали лучше. Никогда не обидят.

– А вы деньги у них просите, или сами предлагают?

– Я никогда не прошу. Иначе наказывать придется. Если откажут. А я этого не люблю. Зачем людей обижать. Я, как только на кого осержусь, тому плохо бывает. Я, вот, хотел одного владыку вразумить. .. Остриг гриву у молоденькой кобылицы – она еще жеребца не познала. Главное, чтобы чистая была. Сплел из волос, что из гривы, плеть и положил рядом с иконой праздника. Говорю владыке: «Бери и изгоняй торгующих из храма!» А он кивнул – меня под микитки – и вытолкали из собора. Я кричу: «Не меня. Торгующих гони из храма!». Вот. Обиделся я на него – и через несколько дней его перевели на другую кафедру. Так что мне страшно за тех, кто меня обидит.

В это время дождь припустил не на шутку. Я предложил ему проехать несколько остановок на автобусе, но он замотал головой.

– Ты что? А кто за меня будет дома и людей крестить!

– Так можно из окна.

– Нет. Надо с толком. С молитвой. Ты уж езжай. А мне трудиться надо.

Я сунул ему в карман сотню, но он вытащил ее и строго посмотрел на меня. Я подумал, что мало дал и обидел его. А, обидчики его, как выяснилось, без наказания не остаются. Но у него была другая режиссура. Он развернул мою ладонь, вложил в нее купюру и, глядя мне в глаза, громко произнес: «Сгинь, нечистая сила. Оставь раба Божия и больше не мучай его». Потом он положил мою денежку в свой карман и молча перекрестил меня своим крестом.

Я прыгнул в подошедшую маршрутку и через заднее стекло смотрел, как он, волоча ноги, медленно идет в пелене дождя, осеняя крестом дома, проезжающие машины и людей, торопливо идущих под зонтами. На него оглядываются и не знают, что о нем думать: монах-подвижник, взявший на себя подвиг молитвы за весь род людской, или бездельник-бродяга, переодевшийся в монашеское одеяние. Надоело уголек взрывать и теперь шляется по белу-свету, смущая людей. Он, пожалуй, и Евангелия толком не знает. И с головой у него явно не все в порядке. Победитель Каменный. Надо же!

Да, не может русский человек жить просто, как европеец. Ходи на работу – взрывай себе, то, что по службе положено. Так нет – за бесов взялся. Втемяшилась ему идея великого служения – собирания грехов людских и избавления России от нечистой силы. Бредет «пророк всея Руси» под проливным дождем и шагу не ускоряет. А потому, как нельзя. Он на службе. Никто не должен видеть его слабости. Вон, все бегут под дождем, а он даже ход замедлил. Не страшны ему ни дождь, ни ветер. Через несколько дней окажется под снегом – и будет также идти медленно и с молитвой осенять крестом всех движущихся мимо него в теплых автомобилях грешных соплеменников.

В России всегда любили юродивых и странников. Но меня в этой истории поразило то, что этого болящего бродяжку слушают полицейские и даже делятся своим уловом. Ни предыдущего министра, ни журналистов, разоблачавших их подвиги, не боялись, а вот Виктора Петровича – Победителя Каменного устыдились.  Значит, есть люди, которым полезен и такой способ напоминания о воздаянии за грехи. А что, если его на расхитителей казны и взяточников напустить. Может Победитель Каменный и непобедимую коррупцию победит. Не зря же «победителем» зовется.

http://www.radonezh.ru/analytic/17696.html

 

КУДА ПОДЕВАЛИСЬ ЮРОДИВЫЕ?

Недавно, поднимаясь по лестнице в редакцию сайта «Православие.Ру», я увидел висящие на стене фотографии, сделанные в Псково-Печерском и Пюхтицком монастырях в 1980-е годы. На одной из них были запечатлены мои старые знакомцы – юродивые странники Михаил и Николай. Михаил на две головы ниже своего соседа. В ширину – такой же, как и в высоту. В жилетке и с цилиндром на голове. Смотрит на нас хитро и весело. Под длинной поддевкой скрыты ноги, ненормально короткие при нормальном торсе. Николай – со склоненной влево головой, длинными свалявшимися волосами и с взглядом затуманенным и печальным. 30 лет назад встретив этот взгляд, я сразу понял: человек, смотрящий на другого человека такими глазами, очень далек от мира сего, и не надо пытаться его вернуть в суетную лукавую реальность. В сентябре 1980 года мы с женой приехали в Псково-Печерский монастырь и после литургии оказались в храме, где отец Адриан отчитывал бесноватых.В ту пору каждый молодой человек, особенно городского обличия и одетый не в поношенное советское одеяние полувековой давности, переступая порог храма, привлекал к себе внимание не только пожилых богомольцев, но и повсюду бдящих строгих дядей, оберегавших советскую молодежь от религиозного дурмана. Внимание к нашим персонам мы почувствовали еще у монастырских ворот: человек с хорошо поставленным глазом просветил нас насквозь и все про нас понял. Строгие взгляды я постоянно ловил и во время службы, но при отчитке несколько пар глаз смотрело на нас уже не просто строго, а с нескрываемой ненавистью. Были ли это бедолаги-бесноватые или бойцы «невидимого фронта» – не знаю, да теперь это и неважно. Скорее всего, некоторые представляли оба «департамента». Я был вольным художником, и мои посещения храмов могли лишь укрепить начальство в уверенности, что я совсем не пригоден к делу построения светлого будущего. А вот жена преподавала в институте и могла лишиться места. Так что мысли мои были далеки от молитвенного настроя.

Мир, в который мы попали, был, мягко говоря, странным для молодых людей, не так давно получивших высшее образование, сильно замешенное на атеизме. На амвоне стоял пожилой священник с всклокоченной бородой и в старых очках с веревками вместо дужек. Он монотонно, запинаясь и шепелявя, читал странные тексты. Я не мог разобрать и сотой доли, но люди, столпившиеся у амвона, видимо, прекрасно их понимали. Время от времени в разных концах храма начинали лаять, кукарекать, рычать, кричать дурными голосами. Некоторые выдавали целые речевки: «У, Адриан-Адрианище, не жги, не жги так сильно. Все нутро прожег. Погоди, я до тебя доберусь!» Звучали страшные угрозы: убить, разорвать, зажарить живьем. Я стал рассматривать лица этих людей. Лица как лица. До определенной поры ничего особенного. Один пожилой мужчина изрядно смахивал на нашего знаменитого профессора – знатока семи европейских языков. Стоял он со спокойным лицом, сосредоточенно вслушиваясь в слова молитвы, и вдруг, услыхав что-то сакраментальное, начинал судорожно дергаться, мотать головой и хныкать, как ребенок от сильной боли. Рядом со мной стояла женщина в фуфайке, в сером пуховом платке, надвинутом до бровей. Она тоже была спокойна до определенного момента. И вдруг, практически одновременно с «профессором», начинала мелко трястись и издавать какие-то странные звуки. Губы ее были плотно сжаты, и булькающие хрипы шли из глубин ее необъятного организма – то ли из груди, то ли из чрева. Звуки становились все громче и глуше, потом словно какая-то сильная пружина лопалась внутри нее – с минуту что-то механически скрежетало, а глаза вспыхивали зеленым недобрым светом. Мне казалось, что я брежу: человеческий организм не может производить ничего подобного. Это ведь не компьютерная графика, и я не на сеансе голливудского фильма ужасов.

Но через полчаса пребывания в этой чудной компании мне уже стало казаться, что я окружен нашими милыми советскими гражданами, сбросившими маски, переставшими играть в построение коммунизма и стучать друг на друга. Все происходившее вокруг меня было неожиданно открывшейся моделью нашей жизни с концентрированным выражением болезненного бреда и беснования. Так выглядит народ, воюющий со своим Создателем. Но люди, пришедшие в этот храм, кричавшие и корчившиеся во время чтения Евангелия и заклинательных молитв, отличались от тех, кто остался за стенами храма, лишь тем, что перестали притворяться, осознали свое окаянство и обратились за помощью к Богу.

Когда отчитка закончилась, мне захотелось поскорее выбраться из монастыря, добраться до какой-нибудь столовой, поесть и отправиться в обратный путь. Но случилось иначе. К нам подошел Николка. Я заприметил его еще на службе. Был он одет в тяжеленное драповое пальто до пят, хотя было не менее 15 градусов тепла.

– Пойдем, помолимся, – тихо проговорил он, глядя куда-то вбок.

– Так уж помолились, – пробормотал я, не совсем уверенный в том, что он обращался ко мне.

– Надо еще тебе помолиться. И жене твоей. Тут часовенка рядом. Пойдем.

Он говорил так жалобно, будто от моего согласия или несогласия зависела его жизнь. Я посмотрел на жену. Она тоже устала и еле держалась на ногах. Николка посмотрел ей в глаза и снова тихо промолвил:

– Пойдем, помолимся.

Уверенный в том, что мы последуем за ним, он повернулся и медленно пошел в гору по брусчатке, казавшейся отполированной после ночного дождя. Почти всю дорогу мы шли молча. Я узнал, что его зовут Николаем. Нам же не пришлось представляться. Он слыхал, как мы обращались друг к другу, и несколько раз назвал нас по имени.

Шли довольно долго. Обогнули справа монастырские стены, спустились в овраг, миновали целую улицу небольших домиков с палисадниками и огородами, зашли в сосновую рощу, где и оказалась часовенка. Николка достал из кармана несколько свечей, молитвослов и акафистник. Затеплив свечи, он стал втыкать их в небольшой выступ в стене. Тихим жалобным голосом запел «Царю Небесный». Мы стояли молча, поскольку, кроме «Отче наш», «Богородицы» и «Верую», никаких молитв не знали. Николка же постоянно оглядывался и кивками головы приглашал нас подпевать. Поняв, что от нас песенного толку не добьешься, он продолжил свое жалобное пение, тихонько покачиваясь всем телом из стороны в сторону. Голова его, казалось, при этом качалась автономно от тела. Он склонял ее к правому плечу, замысловато поводя подбородком влево и вверх. Замерев на несколько секунд, он отправлял голову в обратном направлении. Волосы на этой голове были не просто нечесаными. Вместо них был огромный колтун, свалявшийся до состояния рыжего валенка. (Впоследствии я узнал о том, что у милиционеров, постоянно задерживавших Николку за бродяжничество, всегда были большие проблемы с его прической. Его колтун даже кровельные ножницы не брали. Приходилось его отрубать с помощью топора, а потом кое-как соскребать оставшееся и брить наголо.) Разглядывая Николкину фигуру, я никак не мог сосредоточиться на словах молитвы. Хотелось спать, есть. Ноги затекли. Я злился на себя за то, что согласился пойти с ним. Но уж очень не хотелось обижать блаженного. И потом, мне казалось, что встреча эта не случайна. Я вспоминал житийные истории о том, как Сам Господь являлся под видом убогого страдальца, чтобы испытать веру человека и его готовность послужить ближнему. Жена моя переминалась с ноги на ногу, но, насколько я мог понять, старалась молиться вместе с нашим новым знакомцем. Начал он с Покаянного канона. Когда стал молиться о своих близких, назвал наши имена и спросил, как зовут нашего сына, родителей и всех, кто нам дорог и о ком мы обычно молимся. Потом он попросил мою жену написать все эти имена для его синодика. Она написала их на вырванном из моего блокнота листе. Я облегченно вздохнул, полагая, что моление закончилось. Но не тут-то было. Николка взял листок с именами наших близких и тихо, протяжно затянул: «Господу помолимся!» Потом последовал акафист Иисусу Сладчайшему, затем Богородице, потом Николаю Угоднику. После этого он достал из нагрудного кармана пальто толстенную книгу с именами тех, о ком постоянно молился. Листок с нашими именами он вложил в этот фолиант, прочитав его в первую очередь. Закончив моление, он сделал три земных поклона, медленно и торжественно осеняя себя крестным знамением. Несколько минут стоял неподвижно, перестав раскачиваться, что-то тихонько шепча, потом повернулся к нам и, глядя поверх наших голов на собиравшиеся мрачные тучи, стал говорить. Говорил он медленно и как бы стесняясь своего недостоинства, дерзнувшего говорить о Боге. Но речь его была правильной и вполне разумной. Суть его проповеди сводилась к тому, чтобы мы поскорее расстались с привычными радостями и заблуждениями, полюбили бы Церковь и поняли, что Церковь – это место, где происходит настоящая жизнь, где присутствует живой Бог, с Которым любой советский недотепа может общаться непосредственно и постоянно. А еще, чтобы мы перестали думать о деньгах и проблемах. Господь дает все необходимое для жизни бесплатно. Нужно только просить с верой и быть за все благодарными. А чтобы получить исцеление для болящих близких, нужно изрядно потрудиться и никогда не оставлять молитвы.

Закончив, он посмотрел нам прямо в глаза: сначала моей жене, а потом мне. Это был удивительный взгляд, пронизывающий насквозь. Я понял, что он все видит. В своей короткой проповеди он помянул все наши проблемы и в рассуждении на так называемые «общие темы» дал нам совершенно конкретные советы – именно те, которые были нам нужны. Взгляд его говорил: «Ну что, вразумил я вас? Все поняли? Похоже, не все».

Больше я никогда не встречал его прямого взгляда. А встречал я Николку потом часто: и в Троице-Сергиевой лавре, и в Тбилиси, и в Киеве, и в Москве, и на Новом Афоне, и в питерских храмах на престольных праздниках. Я всегда подходил к нему, здоровался и давал денежку. Он брал, кивал без слов и никогда не смотрел в глаза. Я не был уверен, что он помнит меня. Но это не так. Михаил, с которым он постоянно странствовал, узнавал меня и, завидев издалека, кричал, махал головой и руками, приглашая подойти. Он знал, что я работаю в документальном кино, но общался со мной как со своим братом-странником. Возможно, принимал меня за бродягу-хипаря, заглядывающего в храмы. Таких хипарей было немало, особенно на юге. Он всегда радостно спрашивал, куда я направляюсь, рассказывал о своих перемещениях по православному пространству, сообщал о престольных праздниках в окрестных храмах, на которых побывал и на которые еще только собирался. Если мы встречались в Сочи или на Новом Афоне, то рассказывал о маршруте обратного пути на север. Пока мы обменивались впечатлениями и рассказывали о том, что произошло со дня нашей последней встречи, Николка стоял, склонив голову набок, глядя куда-то вдаль или, запрокинув голову, устремляя взор в небо. Он, в отличие от Михаила, никогда меня ни о чем не спрашивал и в наших беседах не принимал участия. На мои вопросы отвечал односложно и, как правило, непонятно. Мне казалось, что он обижен на меня за то, что я плохо исполняю его заветы, данные им в день нашего знакомства. Он столько времени уделил нам, выбрал нас из толпы, сделал соучастниками его молитвенного подвига, понял, что нам необходимо вразумление, надеялся, что мы вразумимся и начнем жить праведной жизнью, оставив светскую суету. А тут такая теплохладность. И о чем говорить с тем, кто не оправдал его надежд?! Когда я однажды спросил его, молится ли он о нас и вписал ли нас в свой синодик, он промяукал что-то в ответ и, запрокинув голову, уставился в небо.

Он никогда не выказывал нетерпения. К Михаилу всегда после службы подбегала целая толпа богомолок и подолгу атаковала просьбами помолиться о них и дать духовный совет. Его называли отцом Михаилом, просили благословения, и он благословлял, осеняя просивших крестным знамением, яко подобает священнику. Поговаривали, что он тайный архимандрит, но поверить в это было сложно. Ходил он, опираясь на толстую суковатую палку, которая расщеплялась пополам и превращалась в складной стульчик. На этом стульчике он сидел во время службы и принимая народ Божий в ограде храмов. Я заметил, что священники, глядя на толпу, окружавшую его и Николку, досадовали. Иногда их выпроваживали за ограду, но иногда приглашали на трапезу.

Во время бесед отца Михаила с народом Николке подавали милостыню. Принимая бумажную денежку, он медленно кивал головой и равнодушно раскачивался; получая же копеечку, истово крестился, запрокинув голову вверх, а потом падал лицом на землю и что-то долго шептал, выпрашивая у Господа сугубой милости для одарившей его «вдовицы за ее две лепты».

В Петербурге их забирала к себе на ночлег одна экзальтированная женщина. Она ходила в черном одеянии, но монахиней не была. Говорят, что она сейчас постриглась и живет за границей. Мне очень хотелось как-нибудь попасть к ней в гости и пообщаться с отцом Михаилом и Николкой поосновательнее. Все наши беседы были недолгими, и ни о чем, кроме паломнических маршрутов и каких-то малозначимых событий, мы не говорили. Но напроситься к даме, приватизировавшей Михаила и Николку, я так и не решился. Она очень бурно отбивала их от почитательниц, громко объявляла, что «ждет машина, и отец Михаил устал». Услыхав про машину, отец Михаил бодро устремлялся, переваливаясь с боку на бок, за своей спасительницей, энергично помогая себе своим складным стульчиком. Вдогонку ему неслось со всех сторон: «Отец Михаил, помолитесь обо мне!» «Ладно, помолюсь. О всех молюсь. Будьте здоровы и мое почтение», – отвечал он, нахлобучивая на голову высокий цилиндр. Не знаю, где он раздобыл это картонное изделие: либо у какого-нибудь театрального бутафора или же сделал сам.

Картина прохода Михаила с Николкой под предводительством энергичной дамы сквозь строй богомолок была довольно комичной. Представьте: Николка со своим колтуном в пальто до пят и карлик в жилетке с цилиндром на голове, окруженные морем «белых платочков». Бабульки семенят, обгоняя друг друга. Вся эта огромная масса, колыхаясь и разбиваясь на несколько потоков, движется на фоне Троицкого собора, церквей и высоких лаврских стен по мосту через Монастырку, оттесняя и расталкивая опешивших иностранных туристов. Те, очевидно, полагали, что происходят съемки фильма-фантасмагории, в котором герои из XVIII века оказались в центре современного европейского города.

Самая замечательная встреча с отцом Михаилом произошла в 1990 году. На Успение я пошел в Никольский храм и увидел его в левом приделе. Он сидел на своем неизменном стульчике. Николки с ним не было.

– Александр, чего я тебя этим летом нигде не встретил? – спросил он, глядя на меня снизу вверх хитро и задорно.

– Да я нынче сподобился в Париже побывать.

– В Париже? Да чего ты там забыл? Там что, православные церкви есть?

– Есть. И немало. Даже монастыри есть. И русские, и греческие.

– Да ну!.. И чего тебе наших мало?

– Да я не по монастырям ездил, а взял интервью у великого князя.

– Какого такого князя?

– Владимира Кирилловича, сына Кирилла Владимировича – Российского императора в изгнании.

– Ух ты. Не слыхал про таких. И чего они там императорствуют?

Я стал объяснять ему тонкости закона о престолонаследовании и попросил его молиться о восстановлении в России монархии. И вдруг Михаил ударил себя по коленкам обеими руками и закатился громким смехом. Я никогда не видел его смеющимся. Смеялся он, что называется, навзрыд, всхлипывая и вытирая глаза тыльной стороной ладоней.

Я был смущен и даже напуган:

– Что с Вами? Что смешного в том, чтобы в России был царь?

– Ну, ты даешь. Царь. Ишь ты. Ну, насмешил. Царь! – продолжал он смеяться, сокрушенно качая головой.

– Да что ж в этом смешного?

– Да над кем царствовать?! У нас же одни бандиты да осколки бандитов. И этого убьют.

***

Недавно я рассказал о том, что хочу написать о знакомых юродивых моему приятелю. Я описал ему Михаила и Николку.

– Да я их помню, – сказал он. – Они у нас несколько раз были. Ночевали при церкви.

Его отец был священником. Сам он ничего толком рассказать о них не мог, но обещал отвезти к своему отцу. К сожалению, и отец его не смог вспомнить какие-нибудь интересные детали.

– Да, бывали они в нашем храме. Но тогда много юродивых было. Сейчас что-то перевелись.

Любовь русских людей к юродивым понятна. Ко многим сторонам нашей жизни нельзя относиться без юродства. Вот только юродство Христа ради теперь большая редкость. Таких, как Николка и отец Михаил, нынче не встретишь. Многое изменилось в наших храмах. Прежнее большинство бедно одетых людей стало меньшинством. В столичных церквях появились сытые дяди в дорогих костюмах с супругами в собольих шубах. Вчерашние насельники коммунальных квартир вместе с некогда счастливыми обладателями номенклатурных спецпайков выходят из церкви, приветствуют «своих», перекидываются с ними несколькими фразами и гордо вышагивают к «Мерседесам» последних моделей, чтобы укатить в свои многоэтажные загородные виллы…

Я не завидую разбогатевшим людям и желаю им дальнейшего процветания и спасения. Многие из них, вероятно, прекрасные люди и добрые христиане. Вот только когда я сталкиваюсь на паперти с чьими-то холодными стеклянными глазами, почему-то вспоминаю Николку с его кротким, застенчивым взглядом, словно просящим прощения за то, что он есть такой на белом свете, и за то, что ему очень за нас всех стыдно.

Где ты, Николка? Жив ли?

 

Александр Богатырев