4 января – святая великомученица Анастасия Узорешительница

Родилась в Риме, во время правления императора Диоклетиана (284-305), в семье сенатора Претекстата. Отец ее был язычник, мать Фавста — тайная христианка. Она поручила воспитание дочери ученому-христианину Хрисогону. Хрисогон учил Анастасию Священному Писанию и исполнению закона Божия. По окончании учения об Анастасии говорили как о мудрой и прекрасной деве. После смерти матери отец выдал Анастасию замуж за язычника Помплия, однако ей удалось сохранить обет девства. В темницах Рима в то время находилось много заключенных христиан. В нищенской одежде святая тайно посещала узников, умывала и кормила больных, перевязывала раны, утешала всех, кто нуждался в этом. Муж Святой Анастасии, узнав об этих посещениях, жестоко избил ее. Через некоторое время по дороге в Персию он утонул во время внезапно начавшейся бури.Святая Анастасия стала странствовать, чтобы везде, где только можно, служить христианам, заключенным в темницах. Так она получила дар врачевания. Трудами и словами утешения Святая Анастасия облегчала заключение многих людей, разрешала их от уз отчаяния, страха и беспомощности — поэтому и названа Узорешительницей. В Македонии Святая познакомилась с молодой вдовой-христианкой Феодотией, которая стала помогать ей в благочестивых трудах.

Когда стало известно, что Анастасия — христианка, ее взяли под стражу и отвели к императору Диоклетиану. Император приказал предать ее пыткам, однако Анастасии удалось спастись. Вскоре Святая Феодотия и три ее сына были преданы мученической смерти. Анастасию вторично заключили в темницу и 60 дней истязали голодом. Видя, что голод не причинил святой вреда, игемон Иллирии приказал утопить ее вместе с осужденными. Воины посадили узников на корабль, в котором сделали пробоины. Судно стало погружаться в воду, но узники увидели Мученицу Феодотию, направлявшую корабль к берегу. 120 человек, пораженные чудом, крестились во Христа. Узнав о случившемся, игемон приказал казнить всех новокрещеных. Святую Анастасию растянули над костром между четырьмя столбами. Тело Святой похоронила благочестивая христианка Аполлинария. По окончании гонений она построила над гробом церковь.

Память Святой Великомученицы Анастасии празднуется 22 декабря/4 января.

По материалам сайта pobeda.ru

Новые надежды и старые проблемы Пушкинской площади(доклад А.А.Мелиховой на VIII Кадашевских чтениях)

    В настоящее время, с приходом нового Мэра Москвы, пересматриваются многие инвестиционные проекты, за которыми стоят интересы очень крупного бизнеса. Проекты, уродующие историческое лицо Москвы, против которых годами боролась общественность и специалисты в области охраны наследия.

    Отрадное явление, внушающее надежды, на то, что новая городская власть поставит на место строительный комплекс, который должен заниматься только своим делом – строить. Строить по утвержденным проектам, разработанным на основе архитектурного конкурса,  прошедшим многостороннюю экспертизу, и прежде всего Москомнаследия.

    Внушают надежду на изменение политики в области проектирования и строительства смена руководителя Москомнаследия и возвышение его до уровня Министра Правительства Москвы, а также   решение  Мэра лично контролировать  крупные инвестиционные проекты.

    Объединены в единую структуру все подразделения, связанные с проектированием, строительством, реконструкцией объектов капитального строительства,  контроль и координация  их действий. Насколько положительным  окажется сосредоточение в одних руках проектно- строительных проблем, покажет будущее.

    Однако, уже первые шаги новой городской власти показали, насколько трудно переломить устоявшийся, десятилетиями выработанный подход к проектированию и строительству в историческом центре Москвы. О том, что объект застройки исторический, а то и памятник, в недоброе старое время либо совсем не помнили, либо вспоминали потом и то под давлением общественности. При этом, общественность проигрывала.

    К сожалению, и сегодня  отголоски такого подхода дают о себе знать и существенно влияют  на принятие взвешенных решений.

    В этом отношении  показателен пример Пушкинской площади.

    Первым шагом, который сделал новый Мэр Москвы, была отмена инвестиционного проекта тоннеля и освоения пространства Пушкинской площади турецкой фирмы «ТДЦ Тверской» и торгово- развлекательного комплекса. И первой реакцией общественности, конечно, была благодарность.

    Напомним, долгих 6 лет (со времени принятия прежним Мэром на своем Градостроительном совете Москвы в декабре 2003 года решения о транспортной развязке и подземном торгово- развлекательном комплексе со стоянкой машин на Пушкинской площади)  общественность, окрестные жители, специалисты в области охраны наследия и транспорта активно выступали против проекта.

    Однако, как выяснилось, в устах нового Мэра речь шла не о полной отмене  инвестиционного проекта  фирмы «ТДЦ Тверской»,  а  только торгово- развлекательного комплекса. В действительности в предполагаемом новом проекте реконструкции Пушкинской площади сохранены все три составляющие прежнего проекта:  тоннель на пересечении Тверской улицы с Бульварным кольцом, некий подземный переход для объединения трех станций метро и магазины шаговой доступности,  подземная стоянка машин.

    Со всеми губительными последствиями, если реализуется такого рода проект.    И с продолжением противостояния общественности и жителей на Пушкинской площади  теперь уже  с  новой городской властью.

    Новый Мэр Москвы, озвучивая в СМИ свое намерение (слава Богу, пока не решение) сохранить на Пушкинской площади тоннели, парковку, подземный переход с магазинами, не увидел (как ранее прежний Мэр), что имеет дело с исторической территорией и памятниками культурного наследия.   

    В первый же день вступления в должность нового Мэра (28 октября 2010 года) Комиссия «Старая Москва» направила в его адрес письмо с изложением пагубных последствий от хотя бы частичной реанимации прежнего инвестиционного проекта.

     И первое, а следом второе и третье письма пошли по накатанной дороге в адрес господина Ресина, главного действующего лица в прежнем Правительстве Москвы, активно продвигавшего инвестиционный проект турецкой фирмы.

    Для общественности остался  единственный законный путь обратить внимание Мэра Москвы на действительную ситуацию по Пушкинской площади через публикацию в СМИ Открытого письма, чтобы  довести до нового Мэра все  обстоятельства проблемы,  с которыми он  просто не знаком.

    1. Пушкинская площадь является ценнейшим историческим местом города и заявленным объектом культурного наследия в качестве достопримечательного места Москвы, а не только проблемным транспортным перекрестком. По закону охраны наследия (73-ФЗ) на Пушкинской площади запрещено новое строительство, разрушающее признаки объекта культурного наследия и его памятники.

    На Пушкинской площади противозаконно:

– строительство тоннеля на трассе стены и башни Белого города,  памятнике археологии и на территории Тверского бульвара,  памятнике садово- паркового искусства;

– строительство  подземной парковки и  некоего  коридора  (длиной порядка 200 метров) для связи  трех веток метро и магазинов шаговой доступности  в сквере   с памятником Пушкину, являющимся  территорией Страстного монастыря XVII века и выявленным памятником археологии;

– возведение подземного паркинга в Новопушкинском сквере, территория которого является выявленным памятником археологии поселения Бронной слободы.

    Одновременно с этим оба сквера на Пушкинской площади являются территориями Природного комплекса (№80 и 81 по Перечню ППМ №203-ПП от 26.03.02), которые защищены Законом города Москвы.

    Со всей очевидностью тоннельная развязка транспорта и новое капитальное строительство  на поверхности и под землей  Пушкинской площади будут противозаконными и чрезвычайно губительными для исторической площади.

    Губительными будут тоннели  на Пушкинской площади  и для Бульварного кольца в целом (и не дай Бог, подземные парковки, о чем мечтал прежний Мэр и готов поддержать новый), памятника садово- паркового искусства. Есть и отрицательный опыт строительства  тоннеля на Арбатской площади, съевшего треть Никитского бульвара и изуродовавшего историческую площадь, но так и не решившего  проблемы транспорта и экологии.

    2. Независимые  специалисты по транспорту из Академии архитектуры и строительных наук, ЦНИПП градостроительства, НИИ транспорта и дорожного хозяйства выступают против строительства на Пушкинской площади тоннелей,  не обеспеченных  транспортными развязками на смежных площадях, и крупномасштабной парковки, увеличивающей транспортную нагрузку в центре Москвы.

    Следует также учитывать наличие двухэтажной парковки под зданием «Известий» (Тверская улица, 18, стр.1), ныне занятой торговым комплексом «Тверской», эксплуатирующим пандус для машин и парковочные места под торговые бутики.  Возводится крупная подземная стоянка машин под строящейся гостиницей на Пушкинской площади (Тверская ул., д.16, стр.2).

    Существуют и не в полной мере задействованы подземные стоянки машин в округе площади и на Тверской улице. Продолжается строительство крупных стоянок на площадях Тверской заставы и Триумфальной.

     Кроме того, проведен серьезный анализ транспортной ситуации на Пушкинской площади А.В.Ганешиным и З.В.Харитоновой, архитекторов- градостроителей из специально сформированной рабочей группы ЭКОС по данной проблеме. 

    Специалистами был сделан вывод о неприемлемости  размещения транспортного тоннеля на Пушкинской площади по трассе Бульварного кольца, обусловленной явной недостаточностью планировочных параметров Пушкинской площади для соблюдения необходимой протяженности тоннеля и нормативных условий безопасности движения автомобилей  и обеспечения комфортных условий для пешеходов и общественного транспорта.

    Со всей очевидностью ими показано, что транспортная развязка на Пушкинской площади будет активизировать непрерывный поток транспорта по Тверской улице, создавая потенциальную пробку машин на подходе к площади Охотного ряда. И сделан вывод, что Тверская улица не должна стать отрезком так называемой «Большой Ленинградки», которую многие специалисты (архитекторы, градостроители, транспортники) считают большой градостроительной ошибкой.

    3. Против инвестиционного проекта в течение многих лет выступают москвичи и  ряд общественных организаций: Общественная палата РФ, Экспертно- консультативный совет при главном архитекторе Москвы (ЭКОС),  Всероссийское общество охраны памятников истории культуры (ВООПИиК и МГО ВООПИиК),  Комиссия «Старая Москва», «Архнадзор», Союзы художников и писателей России, ОД Народный собор, Общественное движение жителей «Пушкинская площадь», Коалиция общественных организаций в защиту исторической Москвы.

    На Пушкинской площади 5-ый год под руководством РОО «Бородино-2012» совершаются молитвенные мероприятия за сохранение захоронений и фундаментов Страстного монастыря .

    Собрано 50 тысяч подписей москвичей,  в том числе  окрестных жителей, за сохранение исторического наследия Пушкинской площади и восстановление Страстного монастыря в будущем.

    4.  Было принято ряд серьезных документов.

   -Общественная палата РФ (Комиссия по сохранению и развитию отечественной культуры) отметила в Резолюции  круглого стола от 5 марта 2010 года, что Пушкинская площадь находится под угрозой уничтожения,  если не будет отменен турецкий проект.

   -Президиум ЭКОС при главном архитекторе Москвы на своем последнем заседании по проблеме  строительства  транспортной развязки на Пушкинской площади (10.06. 2010г.) принял решение отказаться от инвестиционного проекта. В качестве альтернативы Президиум ЭКОС  одобрил предложения Комиссии «Старая Москва» по восстановлению исторической градостроительной среды Пушкинской площади.

   -Центральный совет ВООПИиК поддержал решение ЭКОС по Пушкинской площади (письмо №01-139 от 11.10.2010г.).

   -На совместном заседании Президиума ЭКОС и Центрального совета ВООПИиК, прошедшего 19.11.2010 года, на следующий день после принятия Мэром Москвы решения отказаться от торгового комплекса на Пушкинской площади, но оставить тоннель и парковку, были вновь рассмотрены альтернативные  Предложения Комиссии Старая Москва и  членов Президиума ЭКОС по новой схеме трассировки  тоннелей.

    Подтверждено консолидированное решение отказаться от тоннелей и подземной парковки  на Пушкинской площади и оставить нашим потомкам возможность восстановления в будущем градостроительного ансамбля Страстной площади и Страстного монастыря.

    Однако, выше приведенные доводы отказаться от тоннельной развязки и освоения подземного пространства Пушкинской площади не принимаются к сведению ответственными лицами в новом Правительстве Москвы, а до самого Мэра они просто не доходят.

     В заключение, наши пожелания новому Мэру Москвы:

   –   Отменить все Распоряжения и Постановления Правительства Москвы своего предшественника, касающиеся знаковых инвестиционных проектов, против  которых длительное время выступали специалисты и общественность.

    Впредь до выявления охранных зон памятников (в том числе заявленных и выявленных), отказаться от какого- либо капитального строительства на их территориях, кроме регенерационного.

    Первоочередными объектами, за сохранение которых от губительной новой застройки годами боролись, не щадя сил и времени, общественность и жители, мы бы просили нового Мэра считать  Пушкинскую  и Хитровскую площадь, Храм Воскресения Христова в Кадашах.

   –При решении утилитарных задач большого города учитывать историческую значимость места, и без разрешения Москомнаследия, в том числе его археологической службы,  не начинать, тем более утверждать никаких инвестиционных программ.

   –Сменить приоритеты в транспортной проблеме города на: пешеход— общественный транспорт—личный автомобильный транспорт и ввести запрет на возведение тоннелей и эстакад в историческом центре Москвы.

        Новые надежды общественности строятся на изменении политики в области проектирования и строительства со сменой руководителя Москомнаследия и возвышения его до уровня Министра Правительства Москвы, а также   решение  нового Мэра лично контролировать  крупные инвестиционные проекты.

    Внушает большие надежды  новый федеральный закон №327-ФЗ о передаче церкви принадлежавшего ей имущества,   в соответствии с которым Патриархия может  предъявить права на сохранившиеся территорию и  доходный дом Страстного монастыря на Пушкинской площади.  

     Пушкинскую площадь следует оградить от любых строительных перемен. Здесь возможно только проведение тщательных археологических исследований культурных слоев с созданием в перспективе археологического музея древнего поселения Бронной слободы 

на схеме Музей древнего поселения XVIXIX веков на Тверском холме,на Пушкинской площади

 

 и  восстановление утраченных элементов ансамбля Страстной площади и Страстного монастыря

А.Мелихова (Комиссия «Старая Москва» и ЭКОС)

Обращение предпринимателя и общественного деятеля Василия Бойко-Великого к москвичам

   «Господь помилует Москву, если 25 декабря в субботу ровно в 12 часов дня (по Москве) 40 тысяч москвичей (где бы они не были) поднимут руки к небу и прочтут молитву «Отче наш». В других городах должна молиться десятая часть населения».

   Бизнесмен Василий Бойко-Великий обещает увольнять подчиненных, которые не обвенчаются и не изучат Основы православной культуры

  В Москве и по другим городам России продолжаются выступления, связанные с трагической гибелью раба Божьего Георгия Свиридова, убитого в Москве 11 декабря и ставшего невинной жертвой кавказского национализма. Для умиротворения ситуации, прощения грехов наших, призываем всех православных, совершить ровно в 12.00 (по московскому времени), 25 декабря 2010 года, в день памяти Святителя Спиридона Тримифунтского общую всероссийскую молитву о прощении наших грехов, дарования мира и согласия всей нашей стране, и всем нашим согражданам какой бы национальности и вере они не принадлежали.

     Призываем всех в 12.00, 25 декабря воздев руки к небу прочесть молитву «Отче наш».

Президент Русского Культурно-Просветительного
Фонда им. Святого Василия Великого                   Василий Бойко-Великий

Преподобная схимонахиня Рахиль, Старица Бородинская, местночтимая святая Московской епархии

 
I. Детство (1833-1851 гг.)

Старица Спасо-Бородинского монастыря, преподобная схимонахиня Рахиль (в миру Мария), родилась в 1833 г. в уездном городе Смоленской губернии Дорогобуже, в богатой и благочестивой купеческой семье Коротковых. Родителей её звали Михаил и Мелания. Они владели чайной, постоялым двором, имели большие ссыпки овса, конопли, склады льна и пеньки, получали чай, который сами сортировали, смешивали и упаковывали. Их дочь с детства отличалась любовью ко всему божественному. Играм со сверстницами она предпочитала посещение церкви и продолжительные домашние молитвословия. Любимым чтением Марии были жития святых. Рассказы богомольцев о святых местах возбуждали в ней стремление к подвижничеству. Подражая преподобным, девочка хотела было спать на голых досках, но родители ей это запретили. Её детское сердце было отзывчиво к людскому горю, она не могла пройти мимо нищих, не подав им милостыню, кормила их и даже отдавала им свою одежду. Мария была единственной наследницей своих родителей, поэтому Коротковы уже с отроческих лет учили ее быть помощницей в их делах. Девочка окончила частное дорогобужское училище и помогала родителям в сортировке чая.

В 1847 г., когда Марии было 14 лет, исполнилось ее заветное желание: она с подругами пешком совершила паломничество в Киево-Печерскую Лавру, к мощам почитаемого ею преподобного Феодосия. Там, у гробницы начальника Российского монашества, будущая подвижница сподобилась получить чудесное извещение о своем избранничестве.

В то лето, как и обычно, к киевским святыням стеклось много богомольцев, так что подойти к мощам Преподобного было почти невозможно. Стоя в толпе народа, Мария горячо молилась, высказывая свое желание поступить в монастырь. Вдруг какая-то неведомая сила перенесла девочку прямо к святой раке. Подняв глаза, в ее изголовье она увидела благолепного старца-монаха, от всего облика которого веяло святостью. С благоговейным трепетом Мария приблизилась к нему. Обернувшись к ней и преподав благословение, старец сказал, что молитва ее услышана Богом и просимое со временем исполнится. Растроганная юная богомолица, желая еще поговорить с ним, сказала:

– Как много здесь народа, батюшка!

– Да, – отвечал он, – народу-то семнадцать тысяч, а всего богомольцев семь человек.

Молись Преподобному, и он благословит тебя на монашеский подвиг.

Мария чувствовала, что этот благодатный старец читает ее мысли, и поэтому ей очень захотелось продолжить беседу с ним.

– Батюшка, – воскликнула она с детской просто той, – как Вы мне хорошо все толкуете! Как Вас зовут? Как мне Вас еще увидеть и поговорить?

Старец, как бы невзначай указывая на святую раку, ответил:

– Я весь – тут, здесь я все время неотступно нахожусь.

В этот момент народ оттеснил Марию, и она потеряла из виду своего собеседника.

Дорогобужские богомольцы пробыли в Киеве двенадцать дней, и все это время Мария безуспешно искала старца, а на обратном пути, в Чернигове, к ней подбежала юродивая и закричала: “Вот какая ты счастливая, с самим преподобным Феодосием беседовала! Эта девочка – святая, ее благословил сам преподобный Феодосий! Только все ли ты поняла?..”

Это паломничество и чудесная встреча укрепили стремление Марии к монашеству. Дома она продолжала вести свой обычный благочестивый образ жизни: ходила на богомолье в близлежащие монастыри и храмы, которых было много в Дорогобуже и его окрестностях, читала духовные книги, подавала щедрую милостыню. А между тем отец готовил ее к замужеству. С шестнадцати лет ее вывозили в гости, на дачи, на вечера, покупали ей наряды, учили держать себя в обществе. Все это очень тяготило боголюбивую душу Марии. Возлюбив паче всего уединение и молитву, желая посвятить свою жизнь единому Богу, она отклоняла предложения о замужестве, говоря: “Надо подумать, помолиться усердно, это – дело не пустяковое, здесь спешить нельзя. Положимся на волю Божию, как Ему будет угодно”. И Господь, ведущий помышления сердца человеческого, Сам помог Своей избраннице.

В 1850 г., собирая в лесу грибы, Мария повредила себе глаз. Боль была невыносимая, покоя не было ни днем ни ночью. Возложив всю надежду на помощь Матери Божией, она отпросилась у отца в Болдинский монастырь , что в 15 верстах от Дорогобужа, где дала обет оставить мир, если получит исцеление. После молебна перед ракой с мощами преподобного Герасима Болдинского и чудотворным образом Казанской Божией Матери служащий иеромонах помазал ее больной глаз елеем от негасимой лампады, и боль тотчас прошла. В этот момент она услышала тихий женский голос, как бы внутренний: “Мария, обет надо исполнить!” С этого времени она совершенно отказалась от мирских развлечений и ждала благоприятного момента, чтобы уйти в монастырь.

Через год к Марии стал свататься один очень богатый купец. Опасаясь, что теперь отец все-таки принудит ее выйти замуж, она отпросилась у него в Смоленск, на богомолье к чудотворной иконе Одигитрии. На самом же деле Мария решила навсегда оставить родительский дом и исполнить свой обет. Собрав небольшой узелок с вещами, она в августе месяце отправилась в путь.

II. Вознесенский монастырь (1851-1858 гг.)

 В августе-сентябре 1851 г. девица Мария Михайловна Короткова поступила в Смоленский Вознесенский женский монастырь , а вскоре туда приехал в поисках пропавшей дочери взволнованный купец Коротков. Под влиянием игумении и некоторых знакомых ему сестёр, убеждавших его оставить дочь в обители, и боясь навлечь на себя гнев Божий, он благословил Марию на монашеский путь. Коротков сделал богатый вклад в казну обители, чем ускорил работы по её восстановлению, которые проводились после нашествия французов.

Разлука с дочерью была тяжела для родителя, поэтому он часто приезжал в Смоленск, и подолгу жил в монастыре. Он привозил ей гостинцы и подарки, Мария же, возлюбив нестяжание, немедленно раздавала их неимущим сестрам и нищим. Отцовская забота делала её жизнь в монастыре легкой: как дочь богатого купца-вкладчика, она была при игумении, и на тяжёлые послушания ее не посылали. Стремясь к настоящему подвижничеству, Мария без верхней одежды забиралась в крапиву и в колючий шиповник, чтобы изнурить свое тело, привыкшее ко многой неге. С годами это обратилось у неё в постоянный подвиг.

В конце седьмого года пребывания Марии в Вознесенском монастыре, игумения послала ее за старшую на монастырский хутор готовить пищу. Монахини, ранее заведовавшие этим делом, возроптали на “выскочку-девчонку” и искали случая опозорить её. Однажды они не предупредили Марию о том, что на следующий день придет много работников-косарей, которых надо будет кормить обедом, и выдали ей очень мало продуктов. Утром, ничего не подозревая, с молитвой на устах, Мария принялась за работу. Когда же подошло время обеда, ее недоброжелательницы злорадно сказали ей: “Вот пришло полтораста или двести косарей, чем же ты их, голубушка, будешь кормить?” Испуганная Мария в слезах выбежала из кухни, пала на колени за копной и, воздев руки к небу, воскликнула: “Матерь Божия, Сама выручай меня из беды, Сама накорми рабочий люд! Я ведь не знала всего и не желала быть старшей”.

Молитва ободрила Марию. Она вернулась на кухню, спокойно вынула из печи котелок и, перекрестив его, стала раздавать обед. Чудесным образом еды хватило и косарям, и сестрам, все были сыты и довольны. Но самое удивительное заключалось в том, что остатков пищи оказалось больше, чем было приготовлено и хлеба в тот день отвезли в обитель больше, чем было привезено на покос. Это было явное чудо, которое удивило многих в монастыре и за его пределами. О Марии стали говорить, приходили на неё посмотреть, просили святых молитв, но похвалы человеческие и известность только печалили смиренное сердце послушницы. Она решилась, наконец, оставить Вознесенский монастырь и поднять на себя многотрудный подвиг странничества.

Ночь накануне побега Мария провела в молитве и заснула, положив голову на Святое Евангелие, с намерением утром раскрыть его и прочитать первое попавшееся место.

Евангелие открылось на 16 главе от Матфея, взгляд её упал на 24-й стих: “Аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет”. Слова эти она приняла как благословение Божие. После этого Мария как келейница проводила игумению в храм, к утреннему богослужению, на свои деньги, которых у неё было шесть копеек, купила три просфоры, вернулась обратно, заперла игуменские покои, положив ключ в условленное место, и, никем не замеченная, вышла за ворота монастыря.

III. СТРАНСТВИЯ (1858-1865 гг.)

 Покинув святую обитель, Мария направилась по дороге своего первого паломничества, через Чернигов в Киев. У неё не было ни документов, ни паспорта, ни вещей – всё осталось в монастыре. Странница боялась, что её поймают и вернут этапом к отцу как беглянку, чем она принесёт ему новое, ещё большее, огорчение, поэтому скрывалась от людей, обходя шумные города и населённые пункты, останавливаясь на ночлег в заброшенных сараях, лесах и оврагах.

Самым сильным желанием Марии было во всей чистоте сохранить своё девство. Об этом она горячо молилась Божией Матери. Во время одной из таких молитв у неё даже выступил кровавый пот . В лесу близ города Рославля ей явилась Сама Богородица и сказала: “Мария, я всегда благословляла твои дела, помогу сохранить и девство твоё!”

Получив такое неземное утешение, Мария уже смело продолжала свой путь. Она побывала в разных монастырях, повидала многих подвижников благочестия. Одежда её не раз изнашивалась, рубище едва прикрывало потемневшее и огрубевшее тело. Ноги странницы были покрыты царапинами и ссадинами, потому что она почти всегда ходила босою. Глубокие шрамы на ступнях остались у неё до самой кончины. Иногда сердобольные люди зазывали Марию к себе, покоили некоторое время, но она долго не задерживалась у них и скоро уходила, а то, что ей давали как милостыню, раздавала другим странникам и нищим.

Хранимая Божией Матерью, странница прошла около шести тысяч верст и в 1861 году остановилась в Святогорской Успенской пустыни Изюмского уезда Харьковской губернии, где подвизался тогда известный старец-затворник Иоанн . Это был дивный подвижник.

Родом он был из г. Курска, из небогатой мещанской семьи. С детства желал жизни монашеской, но, выполняя родительское благословение, женился и вел хозяйство. После смерти жены, на 39-м году жизни, поступил в Глинскую Курской епархии пустынь. Там он выполнял различные послушания и был назначен экономом. Пострижен в мантию с именем Иоанникий. С самого поступления в пустынь отличался простосердечием, был усердным к службе и дома постоянно молился. Уже в то время он однажды исцелил молитвой бесноватого. Через пять лет о. Иоанникий был переведен в Святогорскую пустынь, где нес послушание эконома и гостиничного, а через 12 лет его рукоположили во иеромонаха. Пройдя монашеский искус по благословению архиерея о. Иоанникий ушел в затвор. После 18 месяцев затвора он был пострижен в схиму с именем Иоанн. Старец подвизался в высеченной в меловой горе келии в очень суровых условиях. От постоянного полумрака и свечного освещения почти ослеп. Терпел незаслуженные поношения от старшей братии. По мере почитания его народом, он стал юродствовать, избегая людской славы. Преподобный Иоанн подвизался в затворе 17 лет. Сильно тяготило его усердие народа, но он не мог отказать ему, и, точно мирный ангел, являлся перед ним в схимнической одежде, с кротким лицом и потухающими очами, напоминая седую древность киевских пещер. Беседа с ним успокаивала и облегчала наболевшую душу. Он обладал даром прозорливости, называл по имени приходивших к нему лиц и имел дар исцеления.

Во время своего пребывания в пустыни Мария часто посещала преподобного Иоанна, и он подолгу с ней беседовал. Прозорливо провидя всю ее дальнейшую жизнь, старец открыл ей многое. Наставляя будущую старицу, затворник говорил: “Посмотри на корову: она сразу набрасывается на корм, все хватает, щиплет и ест, а потом уже начинает пережевывать. Так и ты, пока со мною, нахватывайся, набирайся, научайся всему, этого тебе надолго хватит, может быть, на всю жизнь. Придёт время, когда тебе и перекреститься будет некогда, а ты народ-то утешай, ведь он будет сильно страдать”. Святогорский старец благословил Марию вернуться в свой монастырь, что она и исполнила, и в 1862 году была приукажена к Вознесенскому женскому монастырю.

IV. ВЛАДЫЧНИЙ МОНАСТЫРЬ (1867-1872 гг.)

 Второй обителью Преподобной стал Серпуховской Владычний монастырь, в который она была переведена в 1867 году. Там она была пострижена в рясофор святителем Филаретом Московским с наречением имени Павла. Оттуда, по благословению настоятельницы, она ездила в Москву учиться кулинарному искусству, и постигла его в совершенстве.

Преподобная никогда не забывала о своём одиноком престарелом отце. Зная, что он скорбит о потере единственной дочери, она и в годы странствия, и в святой обители всегда просила Матерь Божию утешить его. Действительно, после её побега из Смоленского Вознесенского монастыря отец вёл долгие поиски, рассылая повсюду письма, и дочь богатого купца разыскивали гражданские власти, но безуспешно. В то время прославился в Оптиной Пустыни преп. старец Амвросий. К нему как к последней надежде направился из Дорогобужа Михаил Коротков. Оптинский старец вышел навстречу гостю и ещё издали крикнул ему: “Твоя дочь на хорошем пути!”. Старик, не расслышав, подошёл ближе, Преподобный кричит опять: “Твоя дочь на хорошем, правильном пути!”. Когда Коротков подошёл совсем близко, старец сказал, что дочь его в монастыре, но разыскивать её не следует, потому что этим можно повредить её духовному росту. Отец согласился и покорно отправился к себе, в Дорогобуж.

Во Владычнем монастыре Преподобная прожила до 1872 года, когда была переведена в Спасо-Бородинский монастырь Можайского уезда Московской губернии по просьбе назначенной туда годом раньше настоятельницы, схиигумении Алексии, бывшей казначеи Серпуховского монастыря, строгой подвижницы, тайно принявшей великий постриг в возрасте 32-х лет, желавшей иметь её рядом с собой как сродную по духу.

V. СПАСО-БОРОДИНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (1872-1928 гг.)

 Монастырь, в который попала Преподобная, был по сравнению с предыдущими её обителями молодым, его история не насчитывала тогда еще и сорока лет. Но место, на котором он стоял, было освящено мученической кровью российского воинства, положившего здесь жизнь свою за Веру, Царя и Отечество в 1812 году, и с самого своего основания отличался высокой духовностью, проистекавшей из таинственного молитвенного единства воинов-мучеников и монахинь-подвижниц.

С 1872 года преподобная Рахиль безвыездно жила в Спасо-Бородинской обители. Главным и самым продолжительным её послушанием была работа сначала на игуменской, а потом на общемонастырской кухне, где она занимала разные должности. Работа при поварне у Преподобной шла легко, потому что она за все принималась с молитвой к Богородице, прося её благословения, вразумления и помощи в каждом деле. И Царица Небесная не оставляла Свою труженицу. Она не раз являлась ей, укрепляя в несении креста. Так однажды, когда Преподобная подавала обед именитым гостям, Матерь Божия явилась ей на лестнице, ведущей в трапезную, приведя её в великий трепет, и ласково сказала: “Ты всегда просишь Меня о помощи. Знай, что Я все твои молитвы слышу, все твои дела благословляю за твою веру и нелицемерную любовь к людям”.

В другой раз Матерь Божия явилась Своей угоднице после тяжёлого рабочего дня, когда та, перемыв много посуды, сидела на кухне усталая и тихо шептала молитву. Богородица вошла к ней в небесном сиянии, одетая в белое, в сопровождении великомученицы Екатерины. От изумления Преподобная не могла двинуться с места. Она видела, как великомученица Екатерина брала горшочки и котелочки, подавала их Матери Божией, а Богородица благословляла их. Потом Царица Небесная подошла к ней самой и благословила её усталые натруженные руки. После чего Преподобная, почувствовав необыкновенное облегчение и отраду, земно поклонилась Пречистой, и видение скрылось.

Преподобная была одарена от Бога незаурядными способностями к приготовлению пищи, и хотя никогда не пробовала то, что готовила, однако всё получалось необыкновенно вкусным. Это неоднократно отмечалось высокопоставленными гостями монастыря и сестрами. Без неё и работа на кухне не спорилась. В 1912 году, в юбилейные Бородинские дни, она удостоилась чести готовить для царского стола. Тогда обитель Бородинскую посетил Государь Император Николай II с Царственной Фамилией. Монастырская трапеза так им понравилась, что Императрица пожелала видеть монахиню, которая её приготовила. Она благодарила Преподобную и просила сделать печенья в дорогу. Было испечено более двух пудов прекрасного вкусного печенья. Преподобная также была удостоена великой чести быть представленной и Самому Государю.

Проходя послушание при поварне, Преподобная редко бывала в храме Божием, особенно по праздникам, когда было много работы, но мысленно она всегда предстояла Господу, а в свободное время уединялась в погребе и подолгу там молилась. Будучи в высшей степени нестяжательной, она, как и в юности, отдавала свою одежду беднякам, а сама же ходила в залатанном халатике и подбирала выброшенную сестрами обувь. Денежные награды, которых её удостаивали именитые гости, она без остатка раздавала сестрам, трудившимся с нею на кухне.

Благодать Божия почивала на святой угоднице, и она часто сподоблялась духовных видений. Так однажды, во время праздничного обеда, она увидела двух светозарных ангелов в одеяниях нежно-голубого и розового цветов, препоясанных крестообразно золотыми орарями. Один из них нёс в вазе дивные по красоте райские плоды, а второй, обходя столы, клал их некоторым сестрам. Таких сестёр Преподобная насчитала тринадцать. Обойдя всех, ангелы подошли к ней и дали самый большой из всех плодов. По своему смирению она не смела его принять, называя себя недостойной, но небесный посланник дал ей плод со словами: “Возьми, и ты достойна”.

Особенно ревностно Преподобная относилась к поминовению воинов, убиенных в 1812 году, которое было обязательным для всех сестёр Спасо-Бородинского монастыря. Часто во сне она видела их в белых одеяниях с венцами на головах. Были и такие, у которых не было венцов, но с каждым годом число их уменьшалось, а число увенчанных росло. В последний же год своей жизни Преподобная видела, что воины заполнили весь монастырь.

Она часто говорила, что все воины за молитвы о них в святой обители сподобятся получить спасение и что они, в свою очередь, испрашивают у Господа нетленные венцы для сестёр, почему и скорбела о тех монахинях, которые нерадиво относились к поминовению воинов.

На второй седмице Великого Поста, 13 марта 1885 года, Преподобная приняла монашеский постриг с именем Митродора. Вскоре после этого ей приснился сон, будто некий старец подаёт ей кадило, полное жара и фимиама, и при этом три раза говорит: “Прими же сию кадильницу! Тебе нужно принять сию кадильницу! Прими же сию кадильницу!”. Сон оказался вещим, потому что в тот же день Преподобной было дано новое послушание – прислуживать в алтаре. Старец же был очень похож на преподобного Феодосия Печерского.

Послушание алтарницы Преподобная исполняла с великим благоговением и страхом, радуясь пребыванию в храме Божием. Здесь она не раз сподоблялась видения ангелов, сослужащих священникам, и белого голубя над Святыми Дарами. Преподобная обладала удивительной способностью – класть раскалённые угли в кадило голыми руками без малейшего вреда для себя. Ей было открыто духовное состояние литургисающих священнослужителей. Так однажды, во время Евхаристического Канона, Угодница Божия видела предстоятеля с лицом темным, двух других священников с более светлыми лицами, а диакона, которого многие осуждали, всего сияющего великим сиянием.

Впоследствии Преподобная наставляла приходивших к ней священников: “Простите меня, грешную, батюшки, но усердно прошу вас помнить, что Святую Жертву нужно совершать с великим страхом и трепетом и ни о чём земном в себе не помышлять, ведь сами ангелы вам прислуживают. Знайте все, что недостойный иерей в момент освящения даров невидимо для него самого отстраняется, и за него совершает Жертву Ангел Божий”. Она и всех призывала с особым благоговением молиться за Божественной Литургией, говоря, что над каждым храмом во время пения Херувимской песни разверзаются небеса, и люди достойные видят это.

За свои великие подвиги и благочестие Великая Угодница Божия нередко подвергалась нападениям вражиим. Как-то бесы гнались за ней, бросая огненные бомбы; в другой раз не давали пройти в храм, преграждая путь различными препятствиями: досками, сетями, проволокой, грудами камней; иногда входили к ней в келью и жестоко избивали. Но старица преодолевала все эти искушения силою крестного знамения и призыванием Заступницы Усердной, Пресвятой Богородицы.

В самоотверженном несении монастырского послушания и тайных молитвенных подвигах восходила от силы в силу Преподобная. Старице было уже более семидесяти лет, когда однажды ей была явлена схимница ростом от пола до потолка, стоящая в гробу. Видя в этом указание Божие на близость пострига в великий ангельский чин, подвижница усилила пост и клала иногда до трех тысяч поклонов, не опуская основного правила и послушания. 17 ноября 1915 года Преподобная была пострижена в великую схиму с именем Рахиль.

Когда она в посте и молитве пребывала в храме после пострига, ей вновь явилась Матерь Божия. Это явление Царицы Небесной исполнило душу старицы величайшего духовного восторга, который озарил неземным светом самое лицо ее.

После принятия схимы Преподобная Рахиль была назначена старшей в богадельне. На этом послушании она была незаменимой труженицей и мудрой наставницей: призреваемых утешала, ободряла, многих подготовила к смертному часу, прозорливо провидя его. Она отличалась любовью ко всем, особенно к убогим, больным и страждущим. Приходил к ней один немой дурачок Павел, которого она обмывала, направляла в храм, понуждала говеть и причащаться. Он очень любил старицу и звал ее “мама”, это было одно из немногих слов, которые он мог произносить. Уже тогда к Преподобной стали обращаться за советом и наставлениями сестры обители и богомольцы, а последние однажды попросили благословить их. Старица, смущённая просьбой, всю ночь усердно молилась, а под утро, задремав в кресле, в тонком сне увидела Матерь Божию, Которая благословила её и сказала: “Все твои прошения о людях будут Мною исполняться. Я Сама буду благословлять тобою благословляемых”.

Преподобная немедленно рассказала о своём видении игумении Ангелине, которая разрешила ей принимать народ. Это было благословение на подвиг старчества, к которому Господь готовил Свою избранницу всю её жизнь.

VI. СТАРЧЕСТВО (1923-1928гг.)

 Традиция старчества в Спасо-Бородинском монастыре зародилась ещё при его Первоначальнице, игумений Марии (Тучковой, +1852 г.), духовной дочери святителя Филарета Московского, обладавшей, по свидетельству современников, даром утешения и немощных душ врачевания. После ее блаженной кончины духовно окормляла обитель схимонахиня Сарра (Потемкина, +1908 г.), духовное чадо известного подвижника, старца Зосимы (Верховского, +1833 г.). Она-то и предрекла преподобной Рахили, что та будет выше её. Действительно, наибольшего расцвета старчество в Спасо-Бородинском монастыре достигло в 1923-1928 гг., в то страшное время, когда рушились устои Святой Руси, осквернялись святыни, коверкались человеческие души и судьбы. Посреди охвативших Россию безбожия и жестокости самоотверженное служение преподобной Рахили было живой проповедью всепрощающей Божией любви и милосердия.

В первые годы старчествования Преподобной желавших получить от неё наставления было не очень много, и она часто имела возможность уединённо молиться, для чего уходила в лес, подальше от людей. После этого сугубого молитвенного подвига, старица некоторое время уделяла на сбор лекарственных трав, ягод и грибов в пользу обители, что служило для неё своеобразным отдыхом и утешением. Грибы же она приносила в монастырь в сверхъестественно большом количестве, независимо от сезона. Чудесно было и то, что никто никогда не видел, где и как старица их собирала. Бывало, пойдут с нею сестры в лес, а Преподобная сразу уйдёт от них и возвращается уже с грибами.

С начала 20-х годов число нуждающихся в старческом утешении значительно увеличилось, что весьма тяготило преподобную Рахиль. Она стала думать об уходе в затвор и просила Богородицу указать ей, как надо поступить. И Царица Небесная сподобила её небесного извещения.

Однажды, летним вечером 1923 года, старица увидела в окно, что к её келье направляется какой-то священник. Не успела она и подумать о нежелательности этого посетителя, как неизвестный старец в тёмно-коричневой старенькой рясе уже стоял на пороге.

– Благословите меня, матушка, – сказал пришедший.

– Я не могу тебя благословить, благослови ты меня, – ответила Преподобная. Священник повторил свою просьбу, но старица опять отказала.

– Благослови меня за послушание, тогда и я тебя благословлю, – повелел он.

Преподобной пришлось благословить незнакомца, после чего и он преподал ей благословение. Они стали беседовать о путях Божьего водительства, и вдруг старец строго спросил: “Ты почему же не хочешь принимать народ? Куда это ты хочешь удаляться?”. Преподобная открыла ему своё тайное желание уйти в затвор, на что старец сказал: “А знаешь ли ты, кто к тебе приходит? – К тебе приходят те, которых посылает Сама Матерь Божия. Смотри, если не будешь принимать, плохо будет тебе, ведь Она Сама тебе велела принимать страждущий люд!”. Не успела Преподобная собраться с мыслями, как старец исчез. Она побежала его разыскивать, но так и не нашла, никто из сестер не видел священника. Вернувшись в келью, старица размышляла о происшедшем.

Случайно взглянув на икону преподобного Феодосия Печерского, она увидела, что незнакомец очень похож на него, и поняла, что это опять ей явился сам Преподобный. “С того времени, – говорила старица, – я уже без отказа всех принимаю, да утешаю, да угощаю – так целый день на народе и бываю”.

Действительно, с раннего утра и до позднего вечера народ теснился у дверей маленькой кельи старицы. Люди различных сословий и профессий высказывали ей свои печали, нужды, сомнения, недоумения. Преподобная радушно, с любовью принимала всех, утешала, отвечала на вопросы, а иногда, и не дожидаясь их, прозорливо давала нужные советы. Говорила притчами, в которых многие узнавали себя. Часто, встав на колени, она начинала молиться вместе со скорбящими: “Матерь Божия, Ты Сама видишь горячие слёзы этих добрых людей, Ты Сама направь их жизнь ко благу, укрепи в них веру в Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа. Согрей их любовью друг ко другу и к ближним! Матерь Божия, я Самой Тебе вручаю их, управь их на правый путь! Матерь Божия, Ты Сама их благослови Твоею всесильною десницею, а не моею бренною рукою, как Ты Сама мне это обещала!” Приходившие к Преподобной с тяжестью на сердце, обездоленные, озлобленные на жизнь выходили от нее утешенными, обновленными, переродившимися духовно. Таково было благодатное влияние Святой Угодницы на души людей.

Внешне Преподобная была очень маленькая, худенькая, слепая на один глаз “старушка”, как она сама себя называла. Избегая суетной человеческой славы, старица старалась скрывать свой духовный облик и казалась иногда юродивой, блаженной. В разговорах с посетителями она нередко приговаривала, что она – “старая да глупая, и ничего не знает”.

Несмотря на весьма преклонный возраст, старица была удивительно бодра и неутомима, обладала прекрасной памятью и, не читая газет, хорошо представляла себе современную жизнь, как духовную, так и гражданскую, и потому могла найти общий язык с любым посетителем.

Распорядок дня Преподобной был следующий. До трех часов ночи она молилась, время от времени погружаясь в созерцание. В эти минуты она нередко сподоблялась видеть Матерь Божию. Потом старица позволяла себе немного подремать в кресле (на свой диванчик она ложилась крайне редко), а в четыре часа утра уже начинала готовить обед для богомольцев. К семи часам у нее уже был готов чай и появлялись первые посетители.

Целый день за столом в крошечной келье старицы сидели мужчины, женщины, дети, богатые и бедные. Она их терпеливо выслушивала и угощала. Пища, приготовленная Преподобной, была очень простая, но удивительно вкусная и сытная. После ее угощения многие исцелялись от своих телесных недугов. Будучи величайшей постницей, Преподобная сама никогда не садилась за стол, а только прислуживала и давала наставления, пребывая в непрестанной молитве. Утром она позволяла себе выпить чашечку чая, а за обедом несколько ложечек вкушала чего-нибудь без масла. Иногда среди дня она совсем изнемогала и минут на 15-20 садилась в креслице подремать, после чего прием посетителей продолжался.

Старица всегда была занята с людьми: когда отпускала мирских – приходили монахини, которых она также утешала и, провидя приближающееся закрытие обители, своими мудрыми наставлениями приготовляла к терпеливому несению исповеднического креста. “Скоро наступит время, – говорила она им, – когда вас будут разгонять. Разлетитесь вы, мои птенчики, и снимете монашескую одежду. Монастырь закроют, и в нем будут жить неверы, а потом его вновь откроют, и он будет существовать до пришествия антихриста”. Мудро и кротко вела Преподобная своих духовных чад по пути спасения. Все наставления ее были проникнуты материнской любовью и благодатной мудростью. “Бог так милосерд, – говорила она, – что если кто и малую веру будет иметь в Него, не погибнет. Ни одна мать так не может любить детей своих, как Бог любит нас.

Наши грехи так ничтожны перед милосердием Божиим! Они – лишь горстка песка, брошенная в океан. Как этой горстью не осушить океана, так не может иссякнуть и Божие милосердие к людям, хотя бы они были весьма грешны. А как близок Бог к каждому из нас, дорогие мои! Нам только нужно опомниться, только из глубины души вздохнуть, направить сердце свое ко Господу, подобно тому, как мы ставим призму к солнцу, и Он тотчас же будет с нами, отразится в нас, ведь Он стоит у дверей нашего сердца и стучит в них. Открой же сердце своё Господу”!

Ещё говорила она так: “К современным безбожникам относитесь очень осторожно и мягко, чтобы в их душе не осталось осадка от встречи с религиозным миром. Нужно стараться, чтобы дух Православия с его любовью ко всему человечеству как к братьям, имеющим одного Небесного Отца, благотворно повлиял на их холодные души. Многих из так называемых безбожников нужда и семейные обстоятельства заставляют считаться таковыми, а в душе они хранят веру, которая впоследствии может привести их к вечной жизни. Вдруг у человека появляется мир в душе, ему становится приятно и хорошо, но он не знает, откуда пришло это тихое веяние, а когда оно исчезает, не знает, куда ушло. Это Дух Святой, это благодать Божия утешает, успокаивает человека, часто по молитвам Церкви, по молитвам людей духовных. Надо всемерно дорожить благодатию Божией. Надо молиться, и горячо молиться за всех, особенно за тех, кто с вами во вражде. Знайте, дорогие мои, что молитва за врагов смягчает их сердца и часто они становятся даже друзьями. Нам, христианам, надо молиться и за отступивших от веры. Благодать Божия сохраняется у крещеных, как золотой червонец. Пусть он завален грязью и нечистотами, но он, все же червонец. В первом стихе восьмой главы Апокалипсиса говорится, что по снятии седьмой печати сделается безмолвие на небе, как бы на полчаса. Вот в это-то время, по Воле Божией, дано будет спасение всем, не отступившим от Господа. У очень многих людей есть крупицы добра и любви, и если они не отрекутся от Бога, то могут надеяться на великое Божие милосердие и на вечное своё спасение”.

Старица иногда рисовала на бумаге круг с исходящими лучами и говорила: “Смотрите, как лучи далеки друг от друга, но чем ближе они к кругу, тем ближе становятся и друг к другу. Круг – это Бог, а лучи – это пути, по которым люди идут к Нему. Когда люди ближе подходят к Богу? – Тогда, когда они любовнее, милосерднее относятся к ближним своим. Через любовь к людям проявляется и крепнет любовь к Богу, как об этом пишет Апостол Любви, Иоанн Богослов, в Первом Соборном Послании”.

“Дорогие мои, – наставляла Преподобная, – когда вас постигнет какое-нибудь несчастье, то причину этому ищите прежде всего в себе, и почти всегда её найдете. Переносите с покорностью горести и страдания, посылаемые от Господа для нашего спасения, испытания, исправления; учитесь переносить напраслину со смирением и радостью”.

VII. КОНЧИНА ПРЕПОДОБНОЙ

 В 1925 году, Великим Постом, Преподобная Рахиль тяжело заболела и уже готовилась к переходу в вечность, но во время чтения отходной увидела большой колокол, спускающийся над ее ложем, услышала могучий благовест и гласы ангелов, возвещавших ей: “Ты не умрешь теперь, ты должна ещё глаголать людям о Божием милосердии”.

Старица слабо махнула рукой, желая остановить чтение. В это время на неё вдруг упала маленькая подушечка, наполненная разными душистыми травами. Преподобная взяла её, положила под голову и тотчас почувствовала в себе силу. Она открыла глаза, попросила пить, а на следующий день уже могла ходить по келье, и даже пошла в храм приложиться к Плащанице.

После этой болезни Преподобная продолжала, как и прежде, принимать печальных и обременённых. Тогда к ней ещё раз явился преподобный Феодосий и, укрепляя ее, сказал: “Много горьких в мире – утешай их, но сама не зазывай к себе”. Действительно, в те годы особенно много людей посещало старицу, и Господь являл в ней великие благодатные дары, что видно из многочисленных свидетельств современников о ее прозорливости и чудесах.

Последним годом жизни старицы стал 1928. Преподобной было открыто время её кончины, и 26 августа многим своим посетителям уже слабеющая старица сказала, что видится с ними в последний раз. Вскоре болезнь значительно усилилась, но от врачебной помощи Преподобная отказалась, говоря, что ей уже не нужны телесные врачи. Страдания её увеличивались с каждым днём, и она даже разрешила положить себя на диванчик, что делала крайне редко, но и лёжа она продолжала принимать посетителей. В те дни лицо её часто становилось сияющим, как бы освященным молнией. Через некоторое время наступило некоторое улучшение, и старица попросила перенести себя в креслице, ободрилась и запела: “Меня воскресил Господь, и возрадовались люди!.. Ну, Маша, – обратилась она к келейнице, – я опять получила отсрочку у смерти недельки на три”. “Что же, матушка, значит вы к Покрову нас покинете?” – осмелилась спросить послушница. “Да-да, дорогая моя”, – ответила старица. После этого она, как обычно, стала выходить к посетителям и угощать их.

За неделю до своего преставления старица попросила келейницу омыть её. На следующий день приехал её духовник, иеромонах Варфоломей. Он всегда приезжал, по молитвам Преподобной, в случае необходимости, без всякого вызова. Так было и в этот раз. Отец Варфоломей причастил и особоровал старицу. На следующий день она снова приобщилась Святых Тайн, после чего пребывала в покойном, блаженном состоянии. В тот же день она сказала келейнице: “Живи хотя и двести лет, оглянешься – и одного дня нет. Ну, Маша, и за оградой схоронят, это ничего, ведь там много великих почивает. Поносят-поносят, да за оградой схоронят. А масло-то ты, Маша, отдай в церковь, тебе не придётся всегда жечь его. Ты всё спишь, Маша, а потом проснёшься, тогда много увидишь”. 24 сентября, преп. Рахиль принимала посетителей уже в последний раз. Она была бодра и радостна, даже попила чаю, но одним людям из Москвы сказала, что через два дня умрёт.

Вечером, отпустив всех, она стала молиться: “Матерь Божия, прости Машу за всё, что я знала и чего не знала!”. После молитвы старица, благословив келейницу иконой Спасителя, сказала: “Тебе – и путь Спасителев”.

На следующий день старица попросила позвать к себе монастырского духовника со Святыми Дарами и приобщилась в последний раз. С этого момента Преподобная уже более ничего не вкушала, и хотя слабость её увеличивалась, не переставала заботиться о своих духовных чадах, давая келейнице последние указания и наставления, и завещая кормить и поить всех, как это было при её жизни.

Наступило 26 сентября, последний день земной жизни преп. Рахили. Она всё слабела, и в четыре часа утра Мария предложила ей лечь на диванчик, на что та охотно согласилась, сказав: “Да-да, теперь уже пора”. Послушница робко спросила старицу, где её похоронить. “Матерь Божия мне давно место благословила, – ответила Преподобная, – ты не плачь, не убивайся, я и тебе дам тихое пристанище, но в деревню, к своим, не уходи, а то всё монастырское потеряешь”.

С десяти часов утра до шести часов вечера этого дня преп. Рахиль прощалась с сестрами обители, преподавая им последнее благословение, а потом заботливо усадила келейницу пить чай. Оставшись одна, старица, лёжа на диванчике, тихо читала молитву, и Мария время от времени слышала еле уловимое: “Я готовлюсь, я готовлюсь”. Часов в восемь старица вдруг ясно и твёрдо сказала: “Я теперь готова. Ах, Маша, когда б ты видала, когда б ты знала, какие райские селения уготованы Господом для любящих Его. Как там всё прекрасно, Маша! Машенька, ты только посмотри! Ах, какое великое блаженство!”.

Через некоторое время Преподобная отпустила келейницу, но вскоре вновь позвала её.

Наступил момент последнего прощания, они облобызались, потом Преподобная выпила два глотка святой воды, взяла чистый платочек и тщательно вытерла им лицо (в то время у нее выступил холодный пот), протянула руки к своей постригальной иконе и стала горячо молиться: “Боголюбивая Матерь Божия, дай мне Своей благодати, дай мне Своего мира омыть моё лицо!”.

Преподобная Рахиль преставилась ко Господу в первом часу ночи с 26 на 27 сентября 1928 г. Хоронили ее в канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы (как она и предсказывала) на кладбище за южной стеной обители. Так исполнилось ещё одно предсказание Преподобной: “Поносят-поносят, да за оградой схоронят”. Действительно, сестры очень хотели, чтобы их старица покоилась в монастырских стенах, на самом почётном месте – за алтарём Спасского храма, но власти не разрешили. Тогда стали рыть могилу на сестринском кладбище, у Владимирского Собора, но и там не разрешили погребать. Пришлось хоронить старицу за оградой монастыря. На отпевание съехалось множество её почитателей, так что поезда, идущие из Можайска до ст. Бородино, были переполнены.

Вскоре после смерти преп. Рахиль, облачённая в схиму, явилась во сне тяжело больному протоиерею Василию Городецкому, и, исцелив его, сказала: “На что призван, то и исполняй. Всё земное заманчиво. Над голубым сводом есть ещё Небо, куда должны стремиться все живущие”.

Своим духовным чадам, сетовавшим о скорой разлуке с ней, Преподобная незадолго до смерти говорила: “Кто меня будет помнить, того и я не забуду. Приходите ко мне на могилку, и вы получите облегчение и утешение. Я и после смерти буду помогать.” Слова преп. Рахили исполнились по её блаженной кончине: и до ныне все с верою притекающие к её могилке обретают утешение и исцеление от телесных и душевных недугов.

Празднование церковной памяти преподобной РАХИЛИ установлено в день её кончины, 27 сентября (10 октября).

http://www.vidania.ru/saints/zitie_rahili.html

Юрий Гагарин: "У меня есть предложение от ЦК – восстановить Храм Христа Спасителя» (интервью с В.В.Петровым).

 

Вспоминает друг Гагарина –  полковник запаса Валентин Васильевич Петров:

Как Гагарин храм восстанавливал 

 Было это в 1964 году. Юрию Алексеевичу исполнялось 30 лет, и на день рождения прилетел его друг еще по Оренбургскому летному училищу – Николай Копыльцов. Обычно у нас как… Если кто в Звездный к первому космонавту приезжает, то попробуй ему не «налить» – сразу скажет, что Гагарин зазнался, оторвался от народа. И вот сели мы за стол, слышу, как Копыльцов говорит Гагарину: 

 – Тут от тебя недалеко Троице-Сергиева лавра, давай съездим?    

– Валентин, я про эту Лавру… – поворачивается ко мне Гагарин, но Копыльцов на него шикает, мол, «молчи».  

  – А что перед командиром скрывать? – говорит ему Юрий, и я тоже киваю: не бойтесь, ребята, я с вами.    Юрий Алексеевич спрашивает: если поедем туда, попадем ли на церковную службу? Заверяю его: да там служба все время!    

– Тогда переодеваемся в гражданку – и вперед! – предлагает Гагарин.    

Приехали мы в Лавру к вечеру, и, к счастью, там действительно была служба. После нее я впервые увидел, что значит народная любовь к первому космонавту. Люди выходят из храма, видят Гагарина… А его хоть в гражданку, хоть во что одень – все равно узнают. Все сразу к нему. Образовалась огромная очередь за автографами. Гагарин, в отличие от многих космонавтов, не имел даже тени мании величия – как был из народа, таким и остался. Стоит, всем подписывает. Чувствую, чья-то рука моего плеча касается. Монах стоит. Спрашивает:    

– Помощь нужна?    

– Батюшка, еще какая! Мы ж приехали в Лавру…    

Идем к нему в келью. И тут оказывается, что он наместник Лавры. Угостил нас наливочкой. Выясняется, что в прошлом отец наместник прошел войну, имеет пять боевых наград.    

– Ну, за это не грех и выпить, по русскому обычаю! – восклицает Гагарин, а наместник вздыхает: – Да-а… Ведь никто не поверит, что вот с первым космонавтом сижу!    

А Юрий Алексеевич – человек простой, он сразу это дело начал исправлять. Похлопал себя по карманам, нашел открытку:    

– Батюшка, ничего, что здесь не по-нашему написано? За рубежом печатали.    

К тому времени Юрий Алексеевич уже 33 страны объездил, и ему там надарили разных открыток с его фото. Написал на обороте очень теплые слова, обращенные к наместнику. Тот:    

– Ну, чем я могу отблагодарить? Юрий Алексеевич, давайте я вам всем ЦАК покажу.    

– Цаг? – удивленно переспрашивает Гагарин и кивает на меня. – Вон Валентин из цага просто не вылезает.    

«Цагом» мы в обиходе называли ЦАГИ – Центральный аэрогидродинамический институт. Батюшка, видимо, знал об этом, улыбается: «А у нас ЦАК – это церковно-археологический кабинет». И вот представляете… Во-первых, такой был восторг от увиденного там, а во-вторых – замечательный рассказ самого наместника. Гагарина больше всего потряс макет Храма Христа Спасителя. Стоял-стоял перед ним, потом спрашивает:    

– А где этот храм?    

– Там, где сейчас лужа – бассейн «Москва», – ответил наместник.    

Юра заглянул внутрь макета, зовет меня:    

– Валентин, посмотри, какую красоту разрушили!    

Позже я забыл об этом диалоге, а Юрий Алексеевич – нет.    

Никогда не думал, что у Гагарина такая смелость. Через две недели был пленум ЦК по воспитанию молодежи, куда пригласили и первого космонавта. Он выходит на трибуну, читает заготовленный текст и вдруг поворачивается к президиуму, и на весь зал звучат его слова: «О каком патриотическом воспитании молодежи мы можем говорить, когда взорвали Триумфальную арку – памятник воинской славы? Точно так же взорвали храм, построенный в честь победы в Отечественной войне 1812 года, от него остался один макет – и душа замирает, когда на него смотришь. Поэтому у меня есть предложение от ЦК – восстановить Храм Христа Спасителя».    

И тут… Вы представить себе не можете. Сначала – гробовая тишина, а потом зал взорвался аплодисментами. Сидят члены ЦК, комсомольцы – а внутри-то у них православие не умерло. И это 1964 год, когда Хрущев обещал «показать последнего попа»!    

Когда предложение Юрия Алексеевича ставилось на голосование, из президиума было сказано: «Ну, Гагарин есть Гагарин. Первое, что мы сделаем, – обязательно восстановим Триумфальную арку». Ее действительно восстановили, правда не на том месте.    

Если б не трагическая гибель, Гагарин смог бы увидеть и осуществление второго своего предложения. В 1994 году, когда началось восстановление Храма Христа Спасителя, Юрию Алексеевичу было бы всего 60 лет.    

Та поездка в Троице-Сергиеву лавру имела еще одно последствие. Посещать ее стало традицией для космонавтов. Не раз бывал там «космонавт № 2» Герман Титов, впоследствии ставший депутатом в Подмосковье и много сделавший для возрождения православия в своем районе. Алексей Леонов, первый совершивший выход в открытый космос, перед полетом корабля «Союз – Апполон» добился, чтобы все космонавты – и наши, и американские – побывали в Лавре. За благословением к преподобному Сергию наши космонавты ездят до сих пор.    

А мне, кстати, за ту, первую, поездку с Гагариным здорово влетело. Обвинили в том, что я Гагарина «тащу в религию». Но Юрий Алексеевич спас, объяснив в парторганах: «Не он меня возил – мы ездили на моей машине». В результате я получил всего лишь выговор по партийной линии – за то, что «ввел Юрия Гагарина в православие».    

Но зачем его «вводить», если он сам был православный? Помню, возвращаемся мы тогда из Загорска в машине и слышим с Копыльцовым: «Отче наш, иже еси на небесех…» Это Гагарин вдруг произнес.    

– Юрий Алексеевич, вы что, молитвы знаете? – спрашиваю Гагарина. Тот отвечает:    

– Валентин, да у нас молитвы пол-отряда знает. Только не все вслух говорят.    

Молитва матери  

Мама у Гагарина была простой русской женщиной, дояркой. Известен случай (о нем в наше время в газетах писали), как ее пригласили в Кремль на какое-то торжество. Среди приглашенных был и Святейший Патриарх Алексий I. Все партийные 
                           
                                            Юрий Алексеевич Гагарин с матерью и отцом 
и общественные деятели держались от него подальше, так что на приеме он стоял в одиночестве. И вдруг на глазах у всех к иерарху подходит мать первого космонавта и… просит благословения. Святейший благословил, как будто это самое обычное дело в стенах Кремля. 

   Когда ее сын 12 апреля 1961 года впервые в истории полетел в космос, то Анна Тимофеевна, конечно, молилась. Как же иначе. А молитва матери – великая сила.  

Я уже 40 лет преподаю в Центре подготовки космонавтов и чего только не повидал. Вот случай с космонавтом Лазаревым, который мне говорил, что его мама молилась во время известного полета «Союза-18».

Василий Лазарев 
1975 год. В экипаже «Союза» – командир Василий Лазарев и бортинженер Олег Макаров. С Байконура стартовали нормально, через восемь минут корабль поднялся на высоту 192 км – и тут поломка, не отходит третья ступень. Счет идет на секунды, чтобы отстрелиться с капсулой от ракеты-носителя. Но что будет дальше? Капсула превратится в обычный кусок железа и по суборбитальной орбите полетит обратно на землю. И куда? Отклонение в полградуса – и станция приземлится в Китае, с которым сложные отношения, постоянные стычки на границах. То-то китайцы обрадуются! Отклонение на полградуса в другую сторону – и посадка на Северный полюс, верная смерть. 

                       
                                      Олег Макаров 
Капсула отстреляна, летит неведомо куда. А тут еще перегрузка. Теоретически человек может выдержать 12-кратную перегрузку, у нас, в центре подготовки полетами, это считается пределом. Для сравнения: в 2003 году при баллистическом спуске корабля «Союз-ТМА» международный экипаж испытал 9-кратную перегрузку – и сколько было шума, мол, еле выжили. А в 1974 году на Лазарева с Макаровым навалился ни много ни мало 18-20-кратный груз, эквивалентный тонне веса. Ребята каким-то чудом выдержали.    

Идут секунды, Земля стремительно приближается, раскрывается парашют. Площадь его – квадратный километр, так что перед самым приземлением его нужно отстрелить, чтобы куполом не накрыло. Василий тянется к кнопке, и, как он мне рассказывал, откуда-то сверху голос ему идет: «Не нажимай кнопку». Абсурд! Но послушался – так с парашютом станция и совершила посадку. Удар. Капсула немного покачалась, словно на волнах, и замерла. Приникли к иллюминатору: кругом снег. Ну, думают, в Северный Ледовитый океан угодили, надо готовиться к встрече с белыми медведями. Вылезают наружу и глазам не верят…    

Оказалось, что они упали на одну из гор в Алтае. Спасло их то, что командир Лазарев не выполнил инструкцию – не отстрелил парашют. Там, на скале, стояла одна-единственная сосна, купол парашюта за нее зацепился, стропы самортизировали – и капсула остановилась, не покатилась на дно ущелья. Вот тогда и вспомнилась непонятно откуда поступившая команда: «Не нажимай кнопку». Видно, Господь услышал молитву матери и остановил ее сына в нужный момент.    

У этой истории было продолжение. Итак, кругом горы, космическая станция стропами к дереву привязана. Порядок. Космонавты включают рацию и слышат: «Ребята, держитесь! К вам идут альпинисты». Но альпинистам добираться – двое суток. А питания с собой только на сутки. И даже не это страшно – очень холодно там, на вершине. 


Василий Щербаков 

И тут второе чудо… Над горами летит замечательный наш вертолетчик Вася Щербаков. Он случайно вырубил рацию и не слышал, когда всем экипажам радировали приказ не подлетать близко к станции. Видимо, опасались, что вертолет своими лопастями может поднять ветер, купол соскользнет, и станция покатится вниз. Вася, ничего об этом не зная, видит: на горе стоят люди в скафандрах, страдают, рядом висит какой-то купол непонятный. Какое действие русского православного человека? Спасать надо!    

Василий сбрасывает космонавтам трос, поднимает их на борт, привозит на аэродром – и получает десять суток ареста за неисполнение приказа. После гауптвахты его отправляют в Афганистан. Когда космонавты пришли в себя, спросили: «А где же наш спаситель?» Им ответили так, как было принято в советское время: «Он выполняет задание». И более ни слова.    

Позже Василий Щербаков учился у меня в академии, я его спросил: «Ну, как ты отнесся ко всему этому?» Он: «Да я благодарен космонавтам своим! Судьба-то вот как повернулась…»    

И рассказывает, что в Афганистане было. На боевые вылеты «вертушки» всегда уходили попарно, чтобы прикрывать друг друга. И не зря. Душманы стреляли метко, у них такие расценки держались: за сбитый вертолет – 10 тысяч долларов, за голову вертолетчика – 30 тысяч. Причем голову требовалось отрезать вместе со шлемофоном – это как бы квитанция на получение денег.    

И вот однажды Васиного напарника подбивают, и он делает вынужденную посадку прямо в расположение бандитов. Ну, те от радости лезут в вертолет: какие деньги Аллах послал! В это время Щербаков поливает душманов пулями, сажает свою «вертушку» рядом, разворачивается носом и нацеливает два пулемета на подбитый вертолет – давая проход тем, кто там был. На глазах ошалевших боевиков ребята бегут и запрыгивают к нему. «Вертушка» взмывает вверх, делает круг над бандитами, которые со злости набросились на покинутую машину. И тут Вася с круга неуправляемыми ракетами укладывает всю банду. За этот подвиг и другие заслуги по совокупности Вася одним из первых в Афгане получил Героя Советского Союза.    

И что в итоге? Спас двоих героев, и сам герой. Наверное, за него тоже молились, когда он уходил в афганское небо.    

Записал Михаил СИЗОВ, газета “Вера-Эском”
Фото автора и с сайта www.warheroes.ru
  

Преподобный Нил Столобенский

9 июня (27 мая) — обретение мощей преподобного Нила Столобенского (1667)

20 (7) декабря — память преподобного Нила Столобенского (1554)

 Преподобный Нил Столобенский родился в конце XV века в Новгородской области Деревской Пятины Жабенского погоста [1]. Какое имя носил он в миру — неизвестно. О родителях преподобного известно только то, что они были крестьянами и людьми благочестивыми. Оставив родительский дом, преподобный удалился в Псковскую область в Крыпецкий монастырь, где и принял постриг с именем Нил в честь преподобного Нила Постника.

В 1515 году преподобный, решившись на отшельническую жизнь, по благословению игумена оставил Крыпецкий монастырь и удалился в лесную пустыню близ реки Серемхи в Ржевском уезде [2]. Подвижник питался здесь лесными травами и желудями. Измождая плоть свою, он укреплял душу непрестанным богомыслием, постом, бдением и молитвой.

13 лет подвизался преподобный Нил в дремучем лесу в непрерывной брани с кознями диавола. Принимая на себя вид страшных зверей, змеев и гадов, бесы устремлялись на святого с диким свистом и воплем. Святой же, как мечом, отражал демонские нападения крестным знамением и усердными молитвами.

Спустя несколько лет слух о богоугодной жизни преподобного распространился по окрестным селениям, и многие стали приходить к святому за молитвой и наставлением. Все приходившие получали от него, как от неоскудевающего источника премудрости и благочестия, великое утешение, и преподобного Нила превозносили похвалами за его дивные подвиги и милосердие. Тяжело было смиренному подвижнику от похвал людских. Он считал себя не утвердившимся в добре, а известность свою — опасной для души. Сильно возжелал он безмолвия и начал днем и ночью молиться Богу и Пречистой Его Матери о том, чтобы наставили его на путь спасения.

Однажды во время отдыха после молитвы преподобный услышал голос: “Нил! Иди на озеро Селигер, там на острове Столобенском можешь спастись”. Святой подвижник стал расспрашивать приходивших к нему людей об этом острове. Узнав, что остров этот находится в семи верстах от города Осташкова, что место это пустынно, и никто там не живет, преподобный в 1528 году оставил Серемхскую пустынь и с радостью отправился в путь. Придя на остров, преподобный Нил увидел, что место это весьма удобно для уединенного безмолвного жития, и поселился там.

Столобенский остров очень невелик. На нем рос вековой лес, где вызревало множество ягод. Преподобный Нил возлюбил это красивое место, окруженное со всех сторон водами Селигера. Святой подвижник выкопал в горе небольшую пещеру, в которой прожил зиму. С наступлением весны, он построил себе на той же горе небольшую келейку и часовню. В строгом уединении преподобный начал свои труды и подвиги, радуясь духом, вознося ум свой к небесному, помышляя всегда о часе смертном и о праведном воздаянии в будущей жизни. Отдыхал преподобный стоя, опершись на вбитые в стену “крюки”. Пищу он добывал своими трудами: он возделывал землю мотыгой, сеял хлеб и сажал овощи. Но диавол и здесь не переставал вооружаться на святого и устрашал его всевозможными видениями. Так, однажды диавол явился с целым полчищем бесов и окружил келию преподобного, когда тот совершал в ней свою молитву; оцепив келию веревками, диавол с неистовым криком грозил стащить ее в озеро, но святой молитвой отогнал бесовское полчище.

Бессильной осталась против святого Нила и ненависть людей, а только послужила к большему его прославлению. Так, однажды жившие близ Столобенского острова поселяне вознамерились прогнать подвижника с острова. Они нарубили дров и зажгли лес, думая, что огонь сожжет его келию. Видя это, святой стал на молитву и со слезами молился об избавлении от напасти. Милосердый Господь не оставил моления раба Своего: пламень внезапно погас, как только дошел до горы. Увидев скорую милость Божию, преподобный возрадовался духом, а его недоброжелатели со стыдом и страхом возвратились домой.

За свои подвиги и терпение напастей преподобный Нил Столобенский приял дар прозревать тайные дела людей и согрешающих направлять на путь истины. Богобоязненные жители, занимавшиеся близ острова рыболовством, почитая святого, посылали ему для пропитания рыбу. Однажды они послали к нему с рыбою одного из своих товарищей. Святой, провидя духом своим, что рыбарь осквернил себя прелюбодеянием, закрыл перед ним оконце келии и не принял от него рыбу. Рыбарь, возвратясь к товарищам, поведал им о случившемся. Они послали к преподобному другого рыболова с рыбою, и преподобный с радостью принял от него дар и, благословив, отпустил.

В другой раз один человек хотел было на острове нарубить леса для постройки дома, но вдруг загремел страшный гром и послышался голос, воспрещавший рубить лес. Однако тот не убоялся этого и стал нагружать деревьями воз. Но лошадь не могла сдвинуть его с места. Увидев это чудо, человек со страхом ушел, обещаясь никогда более не возвращаться.

Преподобный подвизался на острове Столобенском 27 лет и еще до кончины своей вскопал в часовне себе могилу и поставил там гроб. Приходя туда всякий день, он плакал над гробом о грехах своих. Когда, наконец, святой почувствовал приближение смерти, то молил Господа удостоить его причастия Святых Тайн. По молитве святого, желание его исполнилось. На остров прибыл игумен Никольского монастыря Сергий и причастил подвижника Святых Тайн. После причастия преподобный Нил вошел в келию, сотворил обычные молитвы и, взяв кадильницу, окадил святые иконы и всю келию. Потом, опершись руками на деревянные крюки, на которых он обычно отдыхал от телесной усталости, преставился к Господу. Было это 7 (20) декабря 1554 года.

На месте подвигов преподобного Нила Столобенского в 1594 г., иеромонахом Германом основан был Богоявленский Нило-Столобенский монастырь, известный как Нилова пустынь. Обретение мощей преподобного Нила совершилось в 1667 г. 27 мая (9 июня). В этот день было установлено ежегодное празднование. Ныне святые мощи преподобного Нила Столобенского почивают в Богоявленском соборе монастыря.

  1. Пятинами назывались в те времена пять частей, на которые делилась Новгородская область: Вотская, Шелонская, Обонежская, Деревская и Бежецкая. Жабенский погост находится ныне в Валдайском районе Новгородской области. ^
  2. Ныне Осташковский район Тверской области. ^

(Портал “Православие и современность”)

20 декабря – престольный праздник Страстного монастыря

Преподобный Нил Столобенский Сегодня, 20 декабря 2010 г. в 18 ч 30 мин, в престольный праздник Страстного монастыря – день памяти прп.Нила Столобенского, группа мирян проведет молитвенное стояние на месте разрушенного Страстного монастыря на Пушкинской площади. Призываем православных помолиться вместе с нами преподобному Нилу о восстановлении разрушенной обители.

“Яко светильник всесветел,/ явился еси во острове Селигера езера,/ преподобне отче Ниле,/ ты бо, крест Христов от юности своея на рамо взем,/ усердно Тому последовал еси,/ чистотою Богови приближився,/ отонудуже и чудес дарованием обогатился еси./ Тем и мы, притекающе к раце мощей твоих, умильно глаголем:/ отче преподобне,/ моли Христа Бога// спастися душам нашим”.

(Пресс-служба “Бородино-2012”, 20.12.2010 г.)

Николай Чудотворец

 Святость скрыться не может. Она – свеча, поставленная на подсвечник, и город, стоящий на верху горы. В первом случае она освещает пространство вокруг себя. Во втором – видна издалека, с какой бы стороны к ней ни приближаться.

Святость преодолевает расстояния между людьми и эпохами. Разная языковая среда, разный культурный фон не мешают людям спустя столетия безошибочно распознать святость и поклониться ей.

Таков Николай Чудотворец.

Если бы между святыми было место зависти или соревнованию в людском почитании, многие бы смотрели на Николая исподлобья. Еще бы! Таким массовым почитанием на всех континентах не каждый похвалится. Но зависти между святыми, конечно, нет. Среди них царствует молитва и искренняя любовь. А вот у нас, странников и пришельцев, совершающих свой земной путь, есть серьезная тема для размышлений.

Причина массового и многовекового почитания Николая Чудотворца – в его внутреннем богатстве. Причем он так искусно скрыл тайну своей внутренней жизни от внешних глаз, что мы почти ничего не знаем о фактах его биографии. Слава нашла Николая после оставления земли и вхождения в небесный покой, то есть тогда, когда угрозы со стороны гордости и тщеславия (этих неизбежных спутников славы и похвалы) миновали.

Мы почитаем святого Николая и как минимум дважды в год, а нередко и каждую неделю по четвергам совершаем службы и обращаем к нему свои молитвы. В предновогоднее время к этому почитанию подмешивается изрядная доля клоунады, раздражающая тех, кто действительно любит святого. Стоит поднять вопрос о таких формах и способах почитания Николая, которые бы действительно прославили угодника Божия и принесли нам реальную пользу.

«Подражайте мне, как я – Христу», – сказал в одном из своих посланий апостол Павел. Это не просто частный призыв, обращенный к конкретной аудитории. Это духовный закон. Согласно этому закону, человек приобретает полезные навыки, учится и растет, подражая тем, кто лучше его, тем, кто ушел дальше и зовет нас за собой. Важно отметить и то, что Павел не говорит «подражайте Христу», но – «подражайте мне, как я – Христу».

Это значит, что высота подражания Господу не осиливается всеми сразу, но вначале необходимо учиться у тех, кто близок к Богу.

Теперь опять переведем мысленный взгляд на Николая Чудотворца. В чем мы можем ему подражать и через подражание максимально почтить этого святого? Например, тайным творением добрых дел. Это не очень приятное занятие для разъеденного тайными недугами человека, желающего похвалы и жаждущего славы. Но это именно то, чем прославился Николай, анонимно помогавший людям, попавшим в беду.

Не секрет, что святые оживляют для нас Евангелие Господа Иисуса Христа, воплощая его в своем поведении. Так, слово Божие говорит нам об «Отце, Который в тайне», «Который видит тайное и воздает явно», и призывает молитву, милостыню и пост совершать не напоказ, но для Господа. Однако привычно частое прочтение этих слов далеко не всегда приводит к их исполнению на деле, и мы продолжаем творить добро, втайне желая признания и похвалы. Нам нужны примеры. Нужны живые люди, которые слово и мысль превратили в дело и которые руководствовались заповедями не от случая к случаю, а постоянно.

Таков Николай. Он хорошо знал сердцем то, что сказал один из отцов Египта, а именно: самое твердое и правильное добро то, которое творят втайне. Николай и из мира хотел уйти, чтобы в монашеском одиночестве, ни на что не отвлекаясь, служить Богу постом и молитвой. Но Бог, знающий человека лучше, чем сам человек знает себя, указал Николаю на иной путь. Этот путь заключался в попечении о пастве и жизни среди волнуемого страстями многолюдства. Так подвижник лишился внешнего уединения и был вынужден искать уединения внутреннего. В этом тоже можно ему подражать.

Мы уже сказали кратко о том, что человек редко понимает красоту и ценность тайного доброделания. Свое и без того мелкое добро он склонен до конца губить и лишать себя будущей награды из-за саморекламы и того «трубления перед собою», которое Христос осуждал в лицемерах. Образ Николая в этом смысле не только льет на нас свой теплый свет, но и учит менять свою жизнь в соответствии с евангельской новизной.

Второй же его урок нам заключается в необходимости оберегать и воспитывать своего внутреннего человека. К монашескому образу жизни склонны очень немногие. Но совершать временное бегство от суеты, находить время для молчания и молитвы обязан каждый, кто не весь вывернут наизнанку и живет только внешним, кто хранит и оберегает свой внутренний мир.

Источник силы для человека – это его один на один предстояние перед Господом. И тот, кто совершил много евангельски великого и полезного, должен лишь одной стороной быть обращенным к миру и людям. Вторая половина его жизни по необходимости должна быть сокрыта в Боге, в общении с Ним.

Открытки, подарки, красные бутафорские носы, мешки за плечами, детский смех, ватные бороды… Праздник Николая – это, конечно, еще и детский праздник. Но и в эту веселую возню с ожиданием сюрпризов было бы хорошо внести евангельскую закваску. Дело в том, что дети в этот (да и не только в этот) праздник ориентированы на получение различных благ: внимания, ласки, подарков. А ведь они сами с некоторого возраста могут быть не только потребителями благ, но и творцами всякого добра.

«Ты любишь Николая Чудотворца? А ты знаешь, где секрет его известности и любви к нему? Секрет в том, что он помнил и исполнял слова Писания: ”Блаженнее более давать, нежели принимать”. Ты почтишь Николая Чудотворца, если будешь ему в этом подражать. Помоги родителям по дому. Помоги отстающему товарищу усвоить предмет, который ты знаешь и понимаешь лучше, чем он. Сегодня и всегда поделись на перемене бутербродом с соседом по парте. Думай о других, а не только о себе. Отдавать ведь не значит только передавать из рук в руки деньги или вещи. Отдавать можно время, силы, знания, заботу, молитву. Этим должны заниматься все, в том числе и дети».

Подобное почитание святого очень востребовано, и оно, к сожалению, пока не является главным и общепринятым способом выразить Николаю свою любовь.

И еще очень важный момент. Николай ныне – житель Небесного Царствия. Разговор о нем – прекрасный способ повести речь о бессмертии души, о духовном мире, о неистребимости добра, сделанного во имя Божие. Если с детьми часто трудно или невозможно говорить о мучениках по причине страшных издевательств, которые они вынесли, то о таком святом, как Николай, можно говорить всегда. Только бы не «зацелофанить» и не «законфетить» образ святого. Только бы не свести все к дедушке с мешком, к детским письмам с просьбами о подарках, в которых видно, что аппетит подрастающего поколения разгорается не на шутку. Им уже не до шоколадок. Детки все чаще просят игровые приставки и новые модели мобильных телефонов. А родители, эти «датели» и «винители», эти частые эгоисты и тайные атеисты, умильно хохочут над письмами и просьбами своих деток.

Хорошо, если святой многого мелкого и ничтожного в наших праздниках, посвященных ему, не заметит. А если заметит и прогневается? Предание ведь сообщает нам о пощечине, которую от руки Николая получил Арий. И это значит, что святой не приставлен к бесконечному разносу подарков или попечению о плавающих по водам. Он ревнует о Истине. Нужно чтить его так, чтобы его ладонь на своей щеке не почувствовать.

Стоит вообще подумать о почитании святых. Чтобы чтить не только службой и застольем. Ведь можно найти и другие законные и благочестивые способы выразить святым свою любовь. В день памяти любого из евангелистов можно организовать в храме чтение соответствующего Евангелия. Да и любого из святых, чьи книги вошли в Библию, можно чтить таким образом. В день памяти Иоанна Милостивого или Филарета Милостивого сам Бог велел подражать святым делами любви. В день памяти Симеона Столпника, конечно, на столп не залезешь, но выключить мобильник, телевизор и компьютер и посидеть часа три в тишине можно попробовать.

Творчество нужно и свежий взгляд. Поскольку и сами святые – это не законники и формалисты, а в высшей степени интересные и глубокие люди.

Итак, зима, предчувствие Рождества, ощущение тайны в морозном воздухе и очередная память святого Николая. Как будем праздновать?

Николай Леонов: "У великой разведки – духовная основа"(20 декабря Служба внешней разведки России отмечает свой 90-летний юбилей)

Сбор и добыча информации, ее анализ и умение делать прогнозы – об этом корреспонденту «Столетия» рассказывает ветеран внешней разведки, генерал-лейтенант Николай Сергеевич Леонов.

 

Преуспевшие остаются «за кадром»

Чем слабее государство, тем больше оно нуждается в разведке. Ибо, как известно, сила есть – ума не надо. Слабые же должны отстаивать свои интересы с расчетом на минимальное применение своих сил.

Ну а если перед страной стоят глобальные задачи, разведывательная деятельность для нее приобретает особую важность. Вспомним недавнее прошлое: противостояние в мировом масштабе двух лагерей, капиталистического и социалистического, прибегавших к самым изощренным методам для достижения своих имперских целей. Я непосредственно сталкивался с этим, ибо немалую часть жизни провел в Западном полушарии

Я считаю, что для достижения успеха разведывательная служба должна опираться на мощный духовный фундамент. Именно поэтому у нас была великая разведка с такими людьми, как Абель, Молодый, Григулевич и другими, обладавшими прежде всего – идейной закалкой. Ведь если существует эквивалент цены человека, значит, разведчика всегда можно попытаться перекупить. Служить идее – одно, а при отсутствии идеи сотрудник зачастую превращается в рядовой товар.

Отправленный в тюрьму по решению американского суда на 32 года Абель сказал только то, что он гражданин Советского Союза. Вспомним Этель и Юлиуса Розенбергов, добровольно работавших на Москву ради того, чтобы передать нам атомные секреты США. В 1953-м они спокойно приняли смерть, хотя до последней минуты их уговаривали признаться, обещая сохранить жизнь. В помещении для казни стоял телефон, позволявший им связаться с властями даже в последний момент.

А в недавнем случае с арестом в США российских разведчиков уже через день миру были известны все детали их жизни. Ситуация и разведслужба изменились.

Тем не менее, сильная мотивация остается важной стороной разведчиков во многих государствах. К примеру, в Китае, претендующем на роль мирового лидера, или в Израиле, где разведка обеспечивает выживание государства во враждебном окружении.

Так было и в Советском Союзе, где, несмотря на жестокие условия сталинского режима, разведка работала превосходно: служба буквально творила чудеса благодаря людям идеи. Вообще-то все великие дела свершаются ради идеи. Это своего рода мессианство. Причем в разведке – зачастую анонимное. Ведь из разведчиков известными становятся чаще всего те, кто проваливается или погибает. А выжившие и преуспевшие, как правило, остаются «за кадром». И даже когда они уходят, в лучшем случае остаются лишь их знания и опыт, переданные другим разведчикам и вероятным будущим «неизвестным»…

Принцип «разумной достаточности»

В моих личных воспоминаниях немалое место занимает участие в операции по возвращению Панаме власти над каналом, принадлежавшем Соединенным Штатам Америки с момента его постройки в начале ХХ-го столетия. Вашингтон контролировал десятимильную зону по обе стороны этого искусственного водного пути, разместив там 30 тысяч своих солдат. Я занимался этой проблемой в Латинской Америке как разведчик – но с дипломатическим паспортом. Начало истории положил военный переворот группы патриотически настроенных офицеров во главе с генералом Омаром Торрихосом, пришедшим к власти в Панаме в 1968 году и потребовавшим возвращения канала своему государству. Хотя у СССР в то время не было дипломатических отношений с Панамой, я ежегодно тайно встречался с генералом.

Поначалу задумали привлечь к решению проблемы соседние государства – Колумбию, Коста-Рику, Венесуэлу и другие. Я многократно объездил столицы этих стран, приватно встречаясь с ведущими политическими фигурами. Активное участие в работе, естественно, приняла наша дипломатия. Затем требование Торрихоса поддержали арабские страны, вслед за этим – Движение неприсоединившихся государств Наконец, ООН. Понятно, что Вашингтон со всеми его союзниками упорно сопротивлялись нажиму. Но сторонникам возвращения канала удалось добиться проведения заседания Совета Безопасности Объединенных Наций на территории Панамы, и даже друзья Вашингтона – Англия и Франция – под этим давлением вынуждены были отойти от США. Оставшись в одиночестве, пошел на уступки и Белый дом. Начались переговоры, и в 1977-м президенты Омар Торрихос и Джеймс Эрл Картер подписали документ о возвращении канала в юрисдикцию Панамы к 2000 году. Что и произошло…

Понятно, какое место в работе службы внешней разведки постоянно занимала тема вооружения. Нашей общей задачей было не допустить ситуации, которая бы позволила Вашингтону начать ядерный шантаж Москвы. Последнюю такую попытку предпринял президент Рональд Рейган, провозгласив реализацию «стратегической оборонной инициативой», так называемых «звездных войн». План, как обычно, преследовал две цели: совершить прорыв в гонке вооружений и истощить советскую экономику, которая вынуждена была бы вкладывать деньги в ответные разработки. Перед нами поставили задачу: определить военно-политическую и психологическую составляющие инициативы США.

Мы считали, что Советскому Союзу не следует участвовать в полномасштабной и бесконечной гонке вооружений, а соблюдать принцип «разумной достаточности».

Замечу, что еще при Н.С. Хрущеве мы заметно отставали от американцев, в начале 60-х годов соотношение сил составляло 10:1 в пользу США. Не случайно в одной из бесед Никиты Сергеевича прозвучала нашумевшая тогда фраза: «Мы делаем ракеты, как сосиски!». Это было чистым блефом, никак не соответствовало реальности, но в его устах прозвучало весьма убедительно.

В действительности достаточного уровня сил мы достигли только при Л.И. Брежневе, в 1972-1975 годах. Количество «стартов», как выражаются профессионалы, то есть готовых к запуску ракет, составляло у нас к тому времени примерно 11 тысяч, а число ядерных боеприпасов – 50 тысяч. Именно тогда пришло время остановиться. Увы, Москва не «нажала на тормоз», и все мы знаем, какой вред нанесло нашей экономике продолжение гонки вооружений. Причем с приходом к власти Ю.В. Андропова в 1982-м задача была поставлена еще более невероятная: по его мнению, потенциал Москвы должен был стать равен сумме потенциалов США, НАТО и КНР! Таковы были требования к советскому военно-промышленному комплексу. С точки зрения здравого смысла, оправдания им нет.

Тихоокеанский флот в Хайфон не пошел

Вернусь назад. Считаю, что середина 70-х годов была эпохой наивысшего подъема СССР и наибольшего отступления США. Только что Вашингтон проиграл войну во Вьетнаме, авторитет американцев был ниже некуда, в Португалии произошла «революция гвоздик», завершалась деколонизация мира, СССР готовился отметить 60-летие Великой Октябрьской социалистической революции, был подписан Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе…

Но окончание войны во Вьетнаме стало для нас весьма напряженным моментом. Практически вся армия северян, брошенная в наступление на юг, дошла по джунглям до столицы Южного Вьетнама, Сайгона. В социалистической республике остался минимум воинских частей. Хайфон, к примеру, защищал один-единственный танковый полк, укомплектованный выздоравливающими после ранений бойцами. От нашего управления руководство срочно потребовало заключения: не может ли повториться операция, которую генерал Дуглас Макартур, спасая проамериканский режим Южной Кореи, совершил в Инчоне в 1950-м? Высадив десант с моря, в тылу наступавшей северокорейской армии, американцы отрезали ее от своих баз. И, вероятно, могли даже выиграть войну, если бы на помощь Корейской Народно-Демократической Республике не пришли китайские «добровольцы». Дело было нешуточное. Опасаясь аналогичного маневра американцев во Вьетнаме, Москва готова была срочно направить к Хайфонскому порту свой Тихоокеанский флот!

Проводя исследования, мы учитывали и массовое недовольство войной во Вьетнаме в США, и международную ситуацию, складывающуюся не в пользу Вашингтона, и положение на фронтах, и другие параметры.

В конечном счете, наш ответ был отрицательным, но Ю.В. Андропов не поверил ему и потребовал консультаций с военной разведкой.

Главное разведывательное управление Генштаба добавило к нашим доводам данные о сложности переброски сил США на далекое расстояние и отвергло возможность повторения во Вьетнаме операции Макартура, присоединившись к нашему выводу.

В тот период я был начальником информационно- аналитического управления ПГУ, мы готовили доклад, рекомендующий прекратить расширение зоны советского влияния. Предлагалось свернуть попытки перемен или уже предпринятые акции в «третьем мире», сохранив поддержку ключевых стран. К ним относились прежде всего Куба и Южный Йемен. Южный Йемен не требовал больших вложений, население страны было невелико, а вот стратегическую позицию он занимал очень выгодную, к тому же мы уже располагали там базами ВВС и ВМФ. Мы выступили против широкой помощи «странам некапиталистического пути развития», которая порождала большие расходы.

Одновременно шли попытки налаживания отношений с Западом. Помню конфликтную историю с руководством Института США и Канады АН СССР. Ученые и практики обсуждали план сооружения газопровода из Западной Сибири в Мурманск и строительства у берегов Баренцева моря завода по сжижению газа для экспорта его в США. Точки зрения расходились принципиально. Директор ИСКАНа Георгий Арбатов и его институт поддерживали идею, которая, по их мнению, должна была принести нам средства и была интересна американцам. Но специалисты, работавшие на Севере и в Госплане, не соглашались. Суть спора была в следующем. Эксплуатировать газопровод рассчитывали не менее 25 лет. Однако эксперты–хозяйственники были единодушны: за это время враждебная экстремальная окружающая среда этих регионов фактически разрушит все построенное. Хотя к этому времени американцы только заканчивали бы выплату нам компенсаций за стройку. Иными словами, по сути, наша страна теряла силы и средства, но ничего не приобретала. Проверку идеи поручили нам, мы выступили против проекта, от которого, в конце концов, руководство страны отказалось.

Миллион? А если я предложу вам два?

Сегодня ситуация в разведке иная, нежели раньше. Многие даже задаются вопросом о стоимости этой службы и о цене разведчика. В этой связи вспомню один случай. Одного из наших сотрудников, работавших в посольстве СССР в Мексике, американские знакомые пригласили съездить на прогулку в выходной день. Но прогулка оказалась специфической. Доехав до цели, американцы достали бланк «трудового договора» и предложили гостю подписать его. Причем в графе, где указывался размер будущей ежемесячной зарплаты, как ему сказали, он мог проставить любую сумму.

– И миллион могу? – переспросил наш разведчик.

– Да, – ответили ему.

– А если я сам предложу вам два миллиона? – в свою очередь, задал вопрос наш человек.

К согласию стороны не пришли. На следующий день советское посольство написало американской дипломатической миссии ноту протеста.

Американцы и Запад в целом были сильнее в техническом плане: они первыми начали использовать шпионские спутники, перехват линий связи.

У них было больше средств, больше агентуры, больше информации. Но работали американцы хуже, неумело использовали свои преимущества, плохо анализировали свои провалы. Часто вообще пренебрегали разведкой или свысока игнорировали ее результаты.

 Едва ли не самый яркий пример тому – Куба. США были прекрасно осведомлены о том, что происходило на острове задолго до победы команды Кастро. Неверно оценили они и самого Фиделя, и все движение. Полагали, что легко справятся с ситуацией, какой бы она ни оказалась. Но совершенно недооценили общенациональный духовный подъем кубинцев. То же самое произошло в Иране, где армия США располагала в конце 70-х годов 30 тысячами своих военных советников и должна была знать положение досконально, а вместо этого Вашингтон продолжал делать ставку на шаха, вынужденного бежать из страны.

Катастрофически ведут себя американцы в арабском мире. Вспомним взрыв в казарме военных моряков в Бейруте, уничтоживший 200 американцев. Или верх провала, 11 сентября 2001-го, когда за штурвалами гражданских самолетов, атаковавших Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, Пентагон и Белый дом находились выходцы из Саудовской Аравии, первого партнера США в арабском мире. А летные тренировки террористы прошли в самой Америке.

…Как найти хороших разведчиков при нынешнем наборе ценностей у людей? Ведь чуть ли не единственный действующий сейчас стимул – деньги. Я в состоянии купить кого-то для работы в разведке, но могу ли я этому человеку верить?

Надеюсь лишь на сохранение у наших людей любви к Родине, интереса к ее истории и культуре, или, по крайней мере, чувства сострадания к ее бедам…

 

Записал Александр Игнатов

Николай Сергеевич Леонов – выпускник МГИМО и Национального университета Мексики. Был приглашен в Первое главное управление КГБ – ПГУ, внешнюю разведку. С 1960-го работал в Латинской Америке. Вернувшись в Москву, руководил информационно-аналитическим управлением КГБ. В 1984-1991 годы занимал пост заместителя начальника ПГУ. Прогнозы аналитиков, которыми Н. Леонов руководил 12 лет, ни разу не оказались ошибочными. В настоящее время Николай Сергеевич преподает в МГИМО, доктор исторических наук, автор научных трудов и книг: «Фидель Кастро. Политическая биография», «Закат или рассвет? Россия: 2000-2008», «Лихолетье», «Крестный путь России».

С сайта “Столетие.ру”

ЦПШ для девочек при Страстном монастыре, 1897 год

История в фотографиях

В ЦПШ для девочек при Страстном монастыре, 1897 год

 004ky504   На фотографии, помимо учениц, – законоучитель, священник монастыря Е.С.Никольский и учительница, рясофорная послушница Наталия Закатова, в будущем – последняя игуменья монастыря Нина. Церковно-приходская школа была основана в 1891 году. В 1894 для неё было сооружено одноэтажное каменное здание. В честь бракосочетания великой княжны Ксении Александровны, к которому и было приурочено сооружение здания школы, получила название Ксениевской. Источник информации и фото: книга А.С. Федотова «Москва в начале ХХ века», 1997 год. http://community.livejournal.com/tver_bul/242361.html

Страстной Девичий монастырь . Краткий историко-археологический очерк

В 1641 году, по воле достославного самодержца Царя Михаила Феодоровича, родоначальника ныне благополучно Царствующей династии Российского Дома Романовых, принесена в Москву из Нижегородской вотчины Князя Бориса Михайловича Лыкова, из села Палец, Чудотворная Икона Богоматери, именуемая “Страстная”. Название Страстной эта икона получила от того, что около лика Богоматери изображаются два Ангела с орудиями Страстей Господних.
На месте сретения означенной Чудотворной Иконы Богоматери, у Тверских ворот, построена была сначала Церковь, а потом в 1654 году при Царе Алексии Михайловиче Монастырь, называемый Страстным. На Царский кошт была устроена вокруг обители каменная ограда с башнями, а над вратами под колокольней Церковь во имя Св. Алексия Человека Божия, имя которого носил благочестивый Царь. Храмы были благолепно украшены и получили драгоценные Царские вклады.
В 1778 году обитель постигло страшное несчастие от неизвестной причины сгорел соборный храм и много келлий. Из пламени успели лишь спасти Чудотворную Икону Богоматери, именуемую: Страстные и еще две замечательные Иконы: Богоматери: “Боголюбской” и Св. Муч. Иоанна Воина, писанные на стенах остались невредимы от огня; потому в воспоминание милости Божией, сохранившей, их от уничтожения, особенно чествуются; в означенный пожар в обители успели спасти и некоторую утварь. Императрица Екатерина II обратила внимание на бедственное положение обители и пожаловала значительную денежную сумму для её возобновления. В 1779 году 1 Июня верхний храм был торжественно освящен Архиепископом Платоном, впоследствии Митрополитом Московским. Церковь во имя Св. Алексия Человека Божия была освящена позднее, а именно 19 Октября. 1781 года.
В 1812 году Москва подверглась разорению и опустошенно французов. Чудотворная Икона Богоматери и драгоценности из ризниц не могли быть вывезены из Москвы, за недостатком лошадей. Игуменья Страстного Монастыря Тавифа оставалась в обители. Лучшее имущество церковное закладено было в ризнице на глухо, где и сохранилось в целости. Неприятель, ворвавшись в Монастырь, разграбил оставшиеся не убранными одежды и сосуды, а также и келлии. Но чрез две недели один неприятельский генерал прислал оставшемуся в Монастыре сем священнику богатое облачение, красного вина крупчатой муки для отправления Богослужения, которое с сего времени и совершалось. В этой обители, по очищении Москвы от врагов, в благодарность Богу, совершено в первый раз молебствие в присутствии Генерал-Маиора Иловайского и других чинов. От пожара все здания уцелели.
После нашествия французов обитель пришла в скором времени в цветущее состояние.
В 1817 году Страстная Обитель удостоилась посещения её Императорского Величества Императрицы Марии Феодоровны, которая посетила Соборный храм, слушала молебен Божией Матери и затем изволила пожертвовать на украшение ризы образа драгоценную бирюзу осыпанную бриллиантами и крупную жемчужину. Эти дары находятся и до ныне в числе украшений на Чудотворной Иконе Богоматери, именуемой “Страстная”.
У южных выходных дверей главного верхнего храма в честь Страстной Иконы Богоматери находится честная глава Св. Великомученицы Анастасии — Узорешительниц в серебряно-вызолоченной гробнице, — дар Княжны Елисаветы Дмитриевны Цициановой, родственной по происхождению Грузинскому Царскому Дому. Мощи эти принесены в Обитель в 1841 году. Над гробницею Св. Великомуч. Анастасии находится изящная серебренно-вызолоченная лампада с такою же бахрамою из слов: Твоя от Твоих Тебе приносяще: Над лампадою двуглавый Орел свидетельствует, что это Царский дар. Лампада принесена усердием Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича к мощам Св. Великомуч. Анастасье, Ангелу-Хранителю дочери Его Великой Княжны Анастасии Михайловны (ныне супруга Его Королевского Высочества Великого Герцога Мекленбург Шверинского Фридриха Франца) 1862 г. 28 Февраля лампаду эту затоплял сам знаменитый Иерарх Русской Церкви приснопамятный Митрополит Филарет и огонь этот непрерывно поддерживается доныне, как знак непрестающего расположения к Св. Обители Благоверного Приносителя и неизменной благодарности к Нему св. обители, всегда молящейся о здравии Его с семейством.
Нижняя Церковь, находящаяся под собором имеет три престола: средний во имя Архистратига Михаила, занимаешь большее отделение Церкви, нежели два другие, находящиеся в ряд по обе стороны его. На правой стороне, в светлой галерее, устроен придел во имя Св. Великомуч. Анастасии Узорешительиицы, в 1844 г. 10 Октября освящен Высокопреосвященным Филаретом, Митрополитом Московскими На левой придел во имя Св. Николая Чудотворца. Устроение этого придела и храма во имя Св. Архистратига Михаила современны основанию верхней Церкви. В этом храме погребены многие бояре из рода Плещеевых, Чаадаевых, Князей Голициных, Волхонских, Леонтьевых и др. тут же погребены многие известные лица и многие сподвижницы обители.
Над входными вратами монастырскими находится небольшая, но изящно отделанная, Церковь во имя Св. Алексия Человека Божия; в ней замечательны по своей превосходной живописи местные иконы работы знаменитого художника Пукирева, а в алтаре на стекле Образ Христа Спасителя. Церковь эта, а также и колокольня, сооружены вновь Игуменией Паисией 2-й.
В 1855 г. 24 Октября, Церковь освящена Высокопреосвященным Филаретом Митрополитом Московским. восстановление за ново храма во имя Св. Алексия Человека Божия, а также построение колокольни, производилось по проекту и под наблюдением архитектора Быковского.
В 1885 г. поднят на колокольню Страстной Обители огромный колокол, пожертвованный Московскими Купцами; М. Д. Орловым, С. П. Клюжиным, В. В. Николаевым и др. Колокол отлит на заводе Сам гина, весит 720 пуд. 22 фунт, и украшен искусными орнаментами с изображениями: Спасителя. Страстной Иконы Богоматери, Свв. Николая, Алексия Человека Божия, Муч. Анастасии, Василия Блаженного, Архангела Михаила и Саввы Стратилата. Звон колокола приятный серебристый и слышен на далекое расстояние.
Ризница Московского Страстного монастыря достаточно снабжена церковною утварью и облачениями. Есть достопримечательности времен Царя Алексея Михайловича и Петра I.
Вокруг собора расположены красивые цветники и корпуса с монастырскими келиями, в которых помещается до 300 сестер. У северной стены находится обширный о двух этажах корпус, в котором помещается просфорня.
Приготовление и продажа просфор составляют один из главных доходов Страстной обители, не имеющей больших денежных капиталов. Просфоры Страстного монастыря славятся своим превосходным вкусом и поэтому разбираются во многие московские приходы.
Кроме того монастырь этот знаменит своим превосходным пением, привлекающим в храмы его массы богомольцев со всей Москвы. Из сестер обители многия были посланы в различные монастыри России для введения стройного нения. Несколько лет тому назад её Императорское Высочество Великая Княгиня Александра Петровна, основав Покровский женский монастырь в губ. г. Киеве, пожелала иметь регентшу из Московского Страстного монастыря. По распоряжению Владыки Митрополита в Киев была отправлена из обители монахиня Неофита, которая в короткое время образовала превосходный хор, была избрана игумениею и в начале 1891 года переведена настоятельницею в Московский Страстной монастырь. В течении шести лет игумения Неофита, несмотря на ограниченные средства, возобновила весь монастырь так, что он теперь по своему благоустройству занимает одно из выдающихся мест среди прочих Московских монастырей.
В 1894 г. в ознаменование состоявшегося бракосочетания её Императорского Высочества Великой Княжны Ксении Александровны с Великим Князем Александром Михайловичем Московский Купец Почетный Гражданин Михаил Дмитриевич Орлов соорудил в Московском Страстном монастыре каменное одноэтажное здание, для помещения монастырской церковноприходской школы, которая носит название “Иисениевской”. В этой школе воспитываются до 50 девочек, из которых некоторые состоять стипендиатами имени М. Д. Орлова. Здание, сооруженное для школы, каменное, длиною восемь, а шириною шесть сажень и устроено по проекту архитектора Жигардловича; помещается оно в юго-восточном углу монастыря и передним фасадом выходит на Страстной бульвар.
В 1896 году, 3 Ноября близ деревни Коськовой, находящейся в 30 верст, от станции Талицы по Ярославск. ж. д., на хуторе Московского Страстного монастыря было совершено освящение вновь сооруженного храма во имя Покрова Пресв. Богородицы; вновь освященный храм деревянный на каменном фундаменте и сооружен на средства благотворителя Михаила Дмитриевича Орлова по проекту архитектора Жигардловича; верх храма увенчан несколькими куполами, а над входом сооружена колокольня, вышиною около 8 сажень; на ней помещено 8 колоколов. Внутри церковь довольно поместительна. Трехъярусный иконостас в византийском стиле, и царские врата вызолочены; святые иконы, по вызолоченному фону исполнены Г. Епавешниковым; по бокам иконостаса по стенам расположены больших размеров иконы в киотах, и за престолом помещен больших размеров образ Воскресения Христова. Посреди храма и в притворе помещены изящной работы паникадила, а возле икон — лампады и подсвечники. Для храма пожертвованы дорогая серебряно-вызолоченная утварь, облачения и ценные металлические хоругви.
Под престолом положена мраморная доска с надписью об освящении храма.
Возле этой церкви сооружены для житья сестер: большой двухэтажный деревянный корпус, в котором помещается: трапезная, кухня, келии для монахинь; возле этого корпуса помещается небольшой деревянный флигель для священника. В непродолжительном времени здесь предполагается открыть церковноприходскую школу, потребность в которой давно ощущается.
Использованы материалы сайта   “Церковные древности”

Быковский Михаил Дормидонтович(1801-1885 гг.) – автор проекта колокольни Страстного монастыря

 

      Династия Быковских, отец и два сына, работала в усадьбе Кузьминки в общей сложности 57 лет в 1843-1900гг.

     Основатель династии М.Д. Быковский родился в Москве в семье столяра-резчика иконостасов. Дома М.Д. Быковский научился разбирать чертежи и рисовать. В 1816 г. будущий архитектор был отдан в учение к Д. Жилярди и участвовал во всех его постройках в качестве помощника. Кроме того, М.Д. Быковский может считаться учеником О. И. Бове, с которым ему приходилось работать и К.И. Росси, творчеством которого он был увлечен.

     По рекомендации Жилярди и протекции императрицы Марии Федоровны М.Д. Быковский был допущен к соисканию звания академика петербургской Академии Художеств и получил его в 1830 г. С 1828 г. М.Д. Быковский преподавал по «Классу пейзажа и перспективы» в Московском архитектурном училище, а в 1836 г. стал его директором.

     С 1829г. М.Д. Быковский носил звание вольнопрактикующего архитектора.

     В 1834 г. он получил должность чиновника особых поручений при московском генерал-губернаторе князеХрам Христа Спасителя Д.В. Голицыне и стал фактически главным архитектором Москвы, сменив О. И. Бове. С учетом занимаемого положения, в 1838г. М.Д. Быковский был назначен вице-председателем Комиссии строения Храма Христа Спасителя в Москве и занимался подбором художественных кадров для строительства.

     В 1838-1839 гг. и 1841г ездил за границу в Италию. М.Д. Быковский - один из основателей художественного класса, преобразованного затем графом С.Г. Строгановым в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Главный архитектор московского Воспитательного дома (с 1847г).

     Биржа на ИльинкеВ 1840х гг М.Д. Быковский создает и перестраивает общественные здания в Москве: ряд сооружений в комплексе Воспитательного дома, по проекту сына Константина строит новое здание Университета на Моховой улице, проектирует крупные торговые центры «Голицынский пассаж на Петровке» и «Биржу на Ильинке, Горихвостовский и Хамовнический странноприимные дома, церковь Троицы на Покровке, Ивановский монастырь, колокольни Страстного и Никольского монастырей; », а также частные дома Лорис-Меликова в Милютинском пер. и графов Шереметевых на ул. Воздвиженка и дом Вонлярлярских в Санкт-Петербурге у Николаевского моста.

     Звонница Страстного монастыря

     Опыт усадебного строительства М.Д. Быковский приобрел работая в подмосковных имениях Гребнево, Останкино, Кусково, Дугино (Смоленская губ). Широко известен «неоготический» ансамбль, созданный М.Д. Быковским в усадьбе Голицыных-Паниных Марфино. В усадьбу князей Голицыных Кузьминки М.Д. Быковский был приглашен для реконструкции устаревших в эстетическом отношении построек, Видя, что классицизм изжил себя, архитектор стремился к созданию нового стиля, призывая к использованию архитектурного наследия всех времен и народов, способствуя тем самым распространению эклектики.

     Домик на плотинеВ модном стиле «историзма» (эклектики) им были перестроены павильон «Мельничный флигель», превратившийся в комфортабельную дачу, получившую название «Домик на плотине» (1844г), а с целью придания окружающим сооружениям общих стилистических черт и «Мост на плотине», получивший декор в виде чугунных фигурных фонарей и решеток (1847-48гг). Переделкам, отвечающим духу времени, подвергся Господский дом (дворец) конца XVIII в. М.Д. Быковским были реконструированы жилые флигели, а главный дом получил новое оформление южного фасада (1847г). В 1850г под руководством М.Д. Быковского велась реставрация Влахернского храма – простые луковичные главки были заменены на фигурные золоченые. Во 2-й половине XIX в Кузьминки, как многие дворянские имения, приняли облик музеев – на их территории устанавливалась мемориальная скульптура и памятные знаки. В память посещений Кузьминок членами императорской семьи М.Д. Быковский, по заказу князя С.М. Голицына, установил в усадьбе чугунный обелиск в честь Петра I(1844г) и заменил ветхую деревянную «Ротонду» на павильон «Чугунная сень» (1848г), оба чугунных изделия работы мастерской С. Кампиони (под «Сенью» разместился памятник императрице Марии Федоровне). ТакжеМост на плотине и чертёж архитектор спроектировал и установил колонну из красного порфира в честь Николая I (1856г).

     Наряду с этим, архитектурно-парковый ансамбль продолжал обогащаться декоративной скульптурой, так по проекту Д.М. Быковского ограда павильона «Молочная ферма» была декорирована чугунными скульптурами быков (1845г), работы - П.К. Клодта (придворного скульптора императора Николая I). С бурным развитием дачного движения в Москве, М.Д. Быковский работал в этом направлении в 1860-х гг: им был спроектирован первый подмосковный дачный поселок в Петровском парке, который представлял собой комплекс дачных домиков и зала бального зала, известного под названием «Воксал». Как достопримечательность Москвы, он был включен в альбом гравюр В.Е. Гекеля «Виды Москвы».

     Основатель и первый председатель (1867-1869 гг.) Московского архитектурного общества. Его учениками были архитекторы Ф. Шехтель и А. Щусев. В 1880 г. М.Д. Быковский отошел от проектной и общественной деятельности.

     Пристань в МарфиноМост в Марфино
Умер М.Д. Быковский в Москве, похоронен на Ваганьковском кладбище. Быковский был страстным и последовательным реформатором в архитектуре. Его дело продолжили сыновья Константин (академик архитектуры) и Николай (академик живописи). В 1900-х гг. оба они работали над реставрацией интерьеров Влахернского храма усадьбы Кузьминки.

С сайта : http://arhikuzminki.narod.ru/bykovski.html

История колокола Страстного монастыря

  Основатель династии Самгиных в Москве Афанасий Никитич Самгин – купец I гильдии, имел питейные заведения в Касимове и Белеве, женат был на дочери П.И. Серикова, представителя крупного рода серпуховских мануфактуристов.

   Первым владельцем завода стал его сын, Николай Афанасьевич Самгин в 1783 году. “Ведомость о мануфактурах в России за 1813 – 1814 года” указывает, что на заводе функционировало две печи и работало 55 человек: по тому времени это было крупное промышленное заведение.

     После нашествия французов на столицу, колокололитейный завод работал на полную мощь, выполняя заказы храмов и монастырей. Николай Афанасьевич Самгин получил заказ на переливку большого колокола Новоспасского монастыря. Известно благодарственное письмо архимандрита Филарета, настоятеля монастыря, ставшего впоследствии митрополитом Московским. Письмо это дает первые сведения о благотворительной деятельности владельцев завода: большую часть издержек по переливке колокола Самгины взяли на себя. В дальнейшем Самгины станут одними из постоянных благотворителей города Москвы, порой ставившими интересы города, его нужды выше своих личных. Перелитый колокол отличался красивым, мелодичным звуком. Его украшением стала надпись-биография.

    В 1827 году по указу настоятеля новгородского Юрьева монастыря архимандрита Фотия, на заводе Николая Самгина для обители было отлито более двадцати колоколов разного веса. Примечательно, что большинство колоколов по желанию заказчика получали собственные имена, которые были посвящены лицам, имевшим отношение к истории монастыря, и небесным покровителям: “Великий князь Ярослав”, “Великий князь Всеволод”, “Святой Феоктист архиепископ”, “Игумен Кирлак” и т.д.

  С 1838 года завод перешел к сыну Николая Афанасьевича Дмитрию Николаевичу Самгину. За свою благотворительную и общественную деятельность Самгины имели в Москве большой авторитет. Сын Дмитрия Николаевича Андрей Дмитриевич в 1877 – 1881 годах был гласным Московской городской думы, а в 1873 – 1879 годах выборным московского купеческого сословия. Самгины были глубоко религиозными людьми. Перед отливкой колокола совершали молебен, а если получали заказ из какого-нибудь монастыря, то на молебен приглашали настоятеля обители.

     У некоторых колоколов, отлитых на заводе Самгина, есть собственная судьба, вошедшая в историю. В 1930 году в журнале “Красная Нива” появилась фотография “Снятие колокола со Страстного монастыря в Москве” с сопроводительной надписью: “Центральный совет безбожников переделывает бывший Страстной монастырь в Москве в помещение для антирелигиозного клуба-музея. Бездействовавший в последние годы колокол снят с колокольни и передан в фонд Монетного двора. Колокол весит около 12 тонн и представляет собой немалую ценность”.

    История же колокола такова: Долгое время в монастыре не было звучного колокола-благовестника. Два московских купца II гильдии, Михаил Дмитриевич Орлов и Василий Васильевич Николаев, сочли, что отсутствие благозвучного колокола не соответствует благоустройству обители. Поскольку отливка колокола дело дорогостоящее, то они обратились к своим знакомым и устроили сбор, на который первым откликнулся купец II гильдии Савва Прокопьевич Клюжин. Купцами была собрана довольно большая сумма денег. Колокол весом 722,5 пуда был отлит на заводе почетного гражданина Андрея Дмитриевича Самгина. 14 марта 1855 года, в сопровождении несметной толпы народа, колокол доставили к святым вратам обители. 16 марта, по окончании литургии, колокол окропили святою водой и подняли на колокольню монастыря.

  Самгины постоянно участвовали в разных выставках и имели множество наград: за Лондонскую всемирную выставку – почетный отзыв; за Московскую мануфактурную выставку – серебряная медаль; за Всероссийскую промышленно-художественную выставку – золотая медаль; от Парижской Академии – диплом; от Марсельской Академии – диплом; от Неаполитанского общества – серебряная медаль; от Парижской национальной Академии – золотая медаль; за Чикагскую всемирную выставку – бронзовая медаль и много других наград. За Всероссийскую выставку 1896 года Самгины получили право изображать на своих колоколах герб Российского государства.


Составитель материала – Юлия Москвичева, с сайта Общества церковных звонарей

Видеосюжет телеканала "Союз" о молитвенном стоянии за возрождение Страстного монастыря(апрель 2010 г.)

Видеосюжет можно посмотреть по ссылке:

http://tv-soyuz.ru/programms/tv/religious/at6705

РОО "Бородино-2012" получен ответ московских властей на обращение по вопросу восстановления Страстного монастыря

                                      На этой неделе РОО “Бородино-2012” получен ответ Правительства Москвы на обращение по вопросу восстановления Страстного монастыря.

Нам сообщили, что на заседании градостроительной земельной комиссии Москвы 18.11.2010  г. принято решение пересмотреть проект строительства транспортного узла на пересечении Тверской улицы со Страстным и Тверским бульварами с освоением подземного пространства.

В результате корректировки первоначального проекта планируется построить под площадью два транспортных тоннеля, паркинг и подземный переход, а также расширить Пушкинский сквер.

Нас заверили, что все необходимые мероприятия по режиму содержания исторической зоны, которые предусматривали проведение охранных археологических раскопок с целью исследования, консервации и музеефикации памятников археологии, а также осуществление археологических наблюдений с целью изучения археологического слоя и выявления памятников археологии будут сохранены.

В письме разъяснено, что вопросы строительства(восстановления) культовых объектов РПЦ МП могут рассматриваться только при наличии обращений по данному вопросу от Московской Патриархии или других религиозных организаций г.Москвы в Комитет по связям с религиозными организациями города Москвы.

Письмо подписал и.о.руководителя Департамента дорожно-мостового и инженерного строительства Правительства г.Москвы Н.Н.Аксенов.

(Пресс-служба “Бородино-2012”, 10.12.2010 г.)