ЕЩЁ ОДНО УПОМИНАНИЕ О МОЖАЙСКОМ ДЕСАНТЕ.

РОО “БОРОДИНО 2012-2045” продолжает СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ по МОЖАЙСКОМУ ДЕСАНТУ.

Документальных подтверждений этой истории нет. Многие полагают, что она, по каким-то причинам засекречена до сих пор, а другие считают ее красивой легендой о подвиге десантников. Однако, когда скептики спросили об этой истории известного советского разведчика и десантника, рекордсмена по числу прыжков с парашютом Ивана Старчака, он не поставил под сомнение реальность этой истории.

      

                                                                            Иван Георгиевич Старчак

Дело в том, что и он сам со своими бойцами так же высаживался по Москвой, чтобы остановить моторизованную колонну противников.
5 октября 1941 года наша советская разведка обнаружила 25-километровую немецкую моторизированную колонну, которая полным ходом двигалась по Варшавскому шоссе в направлении Юхнова. 200 танков, 20 тысяч пехоты на автомашинах в сопровождении авиации и артиллерии представляли смертельную угрозу для Москвы, до которой оставалось 198 километров.

Советских войск на этом пути не было. Лишь в Подольске имелось два военных училища: пехотное и артиллерийское.

6 самых невероятных подвигов русских десантников, покоривших весь мир

группа И.Г. Старчака

Для того, чтобы дать им время занять оборону, был сброшен небольшой авиадесант под командованием капитана Старчака. Из 430 человек только 80 были опытными парашютистами, еще 200 – из фронтовых авиачастей и 150 – недавно прибывшее пополнение комсомольцев, и все без орудий, пулеметов и танков.

Десантники заняли оборону на реке Угре, минировали и взрывали дорожное полотно и мосты на пути следования немцев, устраивая засады. Известен случай, когда одна из групп совершила нападение на захваченный немцами аэродром, два самолета ТБ-3 сожгла, а третий увела в Москву. Его вел десантник Петр Балашов, который до этого ни разу не управлял такими самолетами. Он благополучно приземлился в Москве с пятой попытки.

Но силы были не равны, к немцам пришло подкрепление. Уже через три дня из 430 человек в живых остались только 29, в том числе и Иван Старчак. Позже к советским военным пришла подмога. Погибли почти все, но не дали фашистам прорваться к Москве. Все были представлены к ордену Красного Знамени, а Старчак – к Ордену Ленина. Буденный, командующий фронтом, назвал Старчака “отчаянным командиром”.

Потом Старчак неоднократно вступал в бой в годы Великой Отечественной, был несколько раз ранен, но остался жив.
Когда один из британских коллег спросил его, почему русские не сдаются даже перед лицом смерти, хотя иногда это и проще, он ответил:
“По-вашему, это фанатизм, а по-нашему, любовь к земле, на которой вырос и которую возвеличил трудом. Любовь к стране, где ты – полный хозяин. И то, что советские бойцы бьются за Родину до последнего патрона, до последней капли крови, мы считаем самой высокой воинской и гражданской доблестью”.

Позже Старчак написал автобиографическую повесть “С неба – в бой”, в которой рассказал об этих событиях. Старчак умер в 1981 году в возрасте 76 лет, оставив после себя бессмертный подвиг, достойный легенд.

СОБСТВЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ. МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ.

“Вот у Прожекторной горы Алабинского полигона и сошлись все факторы

целесообразности и необходимости применения такого отчаянного шага,

как десант без парашютов.” 

А.Н. Крылов.

 

 

Легендарный Можайский десант.

Почему всё-таки Прожекторная гора Алабинского полигона (высота 210,8)?

 

 

Вообще то до нас дошли лишь отрывочные, в основном фольклорные сведения о том замечательном подвиге. Где это происходило, мы с документальной точностью не знаем. Но незнание некоторых фактов может быть компенсировано знанием общих тенденций и действующих объективных законов.

Десант был назван Можайским, его выброска была произведена в глубокий снег без парашютов.

Глубокий снег (более 50 см) в 1941 году лёг только в конце ноября. Город Можайск был оставлен в середине октября. Вот как это было:

 

Заключение по вопросу оставления войсками 5 Армии г. Можайск 
18 октября 1941 года.

1.   Общая  обстановка, сложившаяся к моменту оставления войсками 5 Армии г. Можайск соответствует тому, как указано в донесении Военного Совета 5 Армии от 18.10.41 г.:
« Противник с 14.10 развивая прорыв в Можайском направлении м в сторону флангов к исходу 18.10 ворвался в Можайск, Ямская (карта 100.000).


В результате прорыва фронт 32 СД оказался разрозненным на 2 изолированных участка: к северу от Можайского шоссе оказались обороняющиеся здесь 230 Зап. СП и 322 СП, на юго- 17 СП и батальон курсантов. В центре прорыва на Можайском направлении наша пехота была рассеяна и противник мотопехотой с танками вышел на противотанковые артиллерийские опорные пункты, созданные на рубеже Кухарино, Новосурино, Бол. Соколово.
    Отсутствие пехоты в центре прорыва было главной причиной позволившей противнику с помощью сильной авиационной подготовки и широкого применения групп автоматчиков, прорваться на Можайск, Ямская.»


2.   Поверкой документов и опросом лиц, участвовавших в операциях в районе г. Можайска установлено следующее:
А) Противник:
По документам штаба характеризуются следующими данными:
« В течение дня (17.10) противник вел упорные бои на Можайском и Верейском направлениях. В направлении Верея действует до двух ПП усиленных артиллерией: в направлении Можайск  40-50 средних и малых танков, усиленных пехотой и артиллерией…  (боевой приказ 5 А № 07 от 17.10.41).
    « В направлениях Верея действуют до двух пех. Полков, усиленных артиллерией: в направлении Можайск 75-85 средних и малых танков и до двух полков пехоты и артиллерии» (боевой приказ 5 А № 08 от 17.10.41 ).


     « В направлении Можайск 75-85 средних и малых танков и до двух полков мотопехоты с артиллерией» (боевой приказ № 06 от 17.10.41).
Сопоставляя все данные о наличии противника, следует сделать о противнике следующий вывод:
На Можайском направлении действовало до ПД (285 СС) поддержанной танковым полком (около 50 танков).
Характер действий противника: отдельные танковые группы (5-15 танков), вырываясь вперед, вели боевую разведку и рассеивали огнем нашу пехоту, выдвигались по дорогам, ведущим к гор. Можайск, преимущественно с запада и юго-запада.
Одна из таких групп в составе 17 танков, 16.10 появилась перед Кукарино и атаковала пехоту и артиллерию 32 СД. В результате огня артиллерии и 17  танков несколько  танков было подбито, 4 же из них прорвались непосредственно к КП дивизии, а оттуда, встреченные организованной  КП ПТО повернули в лес, юго-западнее Кукарино.
17.10 , около 7 танков противника дошли до перекрестка дорог у Бол. Соколово, где остановлены были огнем артиллерии. Одновременно. Мелкими танковыми и пехотными группами противник занял Починку и 17-ю самолетами произвел интенсивную бомбардировку района перекрестка шоссе у Бол. Соколово.
18.10, с утра. Противником произведена бомбардировка города Можайск (без противодействия зенитных средств с нашей стороны) и одновременно были получены сведения об атаке с юго-запада и с юга 60-70 танков (сведения преувеличены).
     Действий крупных пехотных частей в этот период не отмечалось. Вслед за танками действовали отдельные группы автоматчиков и минометчиков, воздействовавшие своим огнем на отходящие подразделения 17 СП.
К 14-15.00, противник действуя танковыми группами. Подошел к западной и юго-западной окраине города, а в 16-16.30 , 12 немецких танков ворвались в город.
К 18-19.00, в городе появились группы пехоты противника численностью до 50-60 человек, а к исходу дня во многих домах города уже были поставлены на ночлег «много немцев» (по данным местных жителей).
Предположительно, противник, действовавший довольно осторожно, вслед за прорвавшимся танками (точнее не прорвавшимся, а вошедшими в город) ввел в город разведотряд силою до батальона пехоты с минометами, а к вечеру сосредоточил не менее полка.
Одновременно к северу от г. Можайск противник особой активности не проявлял. Так, 18.10 в 4.00 в районах  Стар. Тяга и Копцево отмечалось до 22 танков и до батальона пехоты.
16.10 в районе Троица – до батальона пехоты с ротой танков.
17.10 в районе Новое Село – до роты пехоты с 7 танками.
Все эти группы вели упорные бои с частями 32 СД и особого успеха не имели.
Южнее Можайск, разведчасти 7 ПД действовали в направлении Верея и 17.10 отмечалось непосредственно на подступах к этому пункту с северо-запада, запада и юго-запада (всего до ПП с 1-2 ротами танков).
В целом, противник действуя небольшими танковыми группами и сопровождающей их пехотой 18.10 вышел на рубеж Можайск, Верея, где стал немедленно закрепляться.
Непосредственно в гор. Можайск должного сопротивления противнику оказано не было.
3.   Наши войска:
32 СД, с 230 СП, 151 МСБр, Батальоном курсантов ВПУ, сводным полком, поддерживающей артиллерией (имеющей в своем составе 4 полка ПТО), 3 огнеметными ротами, 305 пульбатальоном, 2 дивизионами «РС», 20 ТБр обороняла рубеж вост. Берег р. Искана, Гаретово, Красное Инжена, Бородино,

Рогачево, Ельня, Каржень, Сокольники, имея фронт обороны до 50 клм. Впоследствии в состав Армии включены 18 и 19 ТБр.
121, 367, 408 и 421 АП ПТО, 59  ОЗАД.
Учитывая, что противник действовал не сплошным фронтом, а по отдельным направлениям, перечисленных выше сил было вполне достаточно для того, чтобы организовать оборону этого рубежа на период, необходимый для подброски в дальнейшем резервов из глубины.
На участке севернее Можайского шоссе были сосредоточены главный силы пехоты 230 СД, на Можайском же  шоссе были поставлены такие части, как 17 СП (который рассеялся после появления первых групп танков противника), батальон курсантов, кавполк и в районе Верея 151 МСБр.
 Относительно одновременное распределение пехоты по всему фронту обороны привело к тому, что командование 62 СД находившееся на главном направлении (Кукарино, Глазково) не сумело своевременно сманеврировать имеющимися силами и оказать должное сопротивление противнику.
В результате прорыва танков и пехоты противника 15.10 в районе Бородино и Ельня фронт обороны Армии оказался разрезанным на 2 части: северный и южный участки.
Севернее Можайского шоссе остались части 32 СД, южнее 20 ТБр, 17 СП ( не более батальона), батальон курсантов ВПУ, 151 МСБр.
Командованием Армии северный участок приказано было оборонять командиру 32 СД, южный – командиру 20 ТБр – Полковнику Антонову.
Город Можайск, по устному приказанию Командования Армии был для 20 ТБр включительно, а по письменному приказанию – исключительно, почему создалось не совсем точное разрешение вопроса об обороне города.
В документах по этим вопросам говорится следующее:
« 32 СД с 230 СП, батальоном ВПУ, 32 отд. Стр. батальоном, 202 Зап. Полком, 121, 421 и 367  Полками ПТО, 2/572 АП, 1/11 и 2/13 Мин.Полков, 18 и 19 Танковыми бригадами к исходу дня 16.10 на флангах занимают прежнее положение, в центре противнику удалось прорвать фронт дивизии и вклиниться в глубину до вост. Опушк. Леса зап. Кукарино..


В результате дивизия занимает положение: Авдотьино, Гаретово, Троица, Бородино, Семеновское, Князьково, лес южн. Кривушино, Нов. Деревня, вост. Опушка леса зап. Кукарино в 1 клм. ж.д. Можайск, ст. Бородино, лес вост.  Утицы, Артемки, Фомино, Юдинки, Сокольники.» (боевое донесение № 01, Штарма 5 от 17.10.41).
   « Командиру 20 ТБр, подчинив себе все пехотные и артиллерийские части и подразделения южнее правой границы !18 ТБр, 36 мотоциклетный полк, пех. Подразделения и части 132 СД, а также приданные или поддерживающие эти пех. Подразделения».. (боевой  приказ № 07 от 17.10.41 г).
Непосредственная оборона города, была организована следующим образом:
  « Коменданту гор. Можайск, копия командиру 32 СД и 36 мотоцикл. Полка:
С целью недопущения захвата города противником, приказываю организовать самооборону города на рубеже Ильинское, зап. окр. Можайск, Ямская, прочно перехватив дороги на север, запад и юг.


Начальником самообороны назначить капитана Власова, военным комиссаром Политрука Мельникова.
Для самообороны привлечь милицию, караульную роту, комендантские команды и местные отряды самообороны.
Оборону занять к 16.00 17.10.
Без разрешения Военного Совета Армии оборону города ни в коем случае не снимать.»
Сопоставляя документы и результаты опроса, можно сделать вывод:
   Полевые войска выполняли следующие задачи:
Северный участок (32 СД) обороняла прежние позиции севернее Можайск, южный участок  обороняла позиции южнее Можайск, от перекрестка шоссе у Бол. Соколово, до Верея.
В центре перед городом оставались:
20 ТБр, которая к этому времени смогла выставить три танка и 2 пушки ПТО и подошедший к вечеру 18.10 сводный батальон, из состава собранных бойцов  разных  отошедших частей. Эта группа (20 ТБр с батальоном) прикрывала перекресток дорог южнее Ямская, не допуская противника вдоль автострады на восток. Кроме 20 ТБр  здесь же отчаянно боролась  с танками противника  артиллерия  занимающая позиции в районе перекрестка дорог.
Командир 20 ТБр, считая, что Можайск обеспечивается частями 32 СД, оборонял автомагистраль, но счел  необходимым направить в город командира 18 ТБр, которому и поручил оборону города. Последний прибыв в Можайск, нашел там командира 19 ТБр, который расположил  на зап. окр. Города 8 танков, фактически уже обеспечивал город с запада.
Таким образом, оборона города реально выражалась в следующем: 
На западной окраине города 8 танков 19 ТБр ( в середине дня 5 танков  оставили город, оставив подбитыми во время бомбардировки города три танка) + артиллерия ПТО располагавшаяся ранее в районе  города №№ и количество частей не установлены)
Там же – 80 человек самообороны коменданта города (в том числе 30 человек собранных из отдельных отходящих бойцов).
На северной окраине города – 30 человек самообороны.
На южной окраине – 30 человек самообороны.
На восточной  окраине – 20 человек самообороны.
Все бойцы самообороны были вооружены только винтовками, пулеметов и орудий не было.
При подходе танков противника к городу и обстреле его минометным огнем следовавшей за танками пехоты, отряд самообороны, с разрешения Военного Совета, оставил город и отошел в северном направлении.
12 немецких танков около 17.00 без  сопротивления со стороны наших частей  вошли в город, где к этому  времени наших частей не было. Проезжавший в это же время Полковник Гуковский (сейчас Нач. оперотдела Штарма 5) наблюдал слабую стрельбу со стороны противника по району города. Никаких частей в городе не видел. Это же подтверждают и другие командиры (Нач. политотдела одной из бригад).
Таким образом, войска находившиеся в районе города, не оказав должного сопротивления противнику, оставили город и позволили противнику беспрепятственно занять его.


Боевых действий в районе города, за исключением утра 18.10, когда части 19 ТБр вели бой с подходившим  частями  противника, по существу не было.
Войска Армии вели бои севернее и южнее Можайска.
Дороги к город после бомбардировки авиацией противника были открыты. Все находившиеся в городе части оставили его фактически уже с утра, после бомбардировки.
В течение 19.10 частями Армии предпринимались безуспешные попытки наступления на укрепившегося за ночь противника на вост. И южной окраине города.
4.   Выводы:
А) При организации обороны Можайских позиций, командование 5 Армии и 32 СД должной обороны не посредственно  города не организовали. Внимание  штабов и командиров было обращено, главным образом, на удержание рубежей обороны западнее Можайск и борьбу с частями противника, пытавшимся прорвать оборону.
Город, как объект оставался на втором плане и к моменту прорыва противника в направлении Кукарино, фактически был предоставлен самому себе.
Выделенные отряды самообороны, несколько танков  19 ТБр и остатки отошедших с пехотой арт. частей не являлись организационно сколоченной единицей, способной оборонять город.
Б) Город Можайск, оказался на стыке разрезанного на две части фронта 32 СД, оказался для противника целью, которую без труда можно было захватить. Разноречивые приказания о разгранлиниях для 32 СД и 20 ТБр имели влияние на нерешительность взаимодействия внутренних флангов фронта и способствовали возникновению недоразумений на этой почве  (командиры 18 и 19 ТБр).
В) Оставленный для организации самообороны города Капитан Власов, не мог являться достаточно полновесным командиром, который мог свое властью мог бы организовать отходящие части и включить их в систему обороны города. В данном случае требовалось наличие энергичного командира в звании генерала или полковника, способного в тяжелые минуты для города организовать его  защиту.  Такого командира не было и вся самооборона шла самотеком, без решительного воздействия с чьей бы то ни было стороны:
Г)  Действия противника в районе города ограничивалось сравнительно небольшими группами танков и пехоты, поэтому, действие наших отрядов заграждения в составе хотя бы взвода – роты, при 3-5 пулеметах, 1-2 орудиях – было вполне возможны и обеспечивали бы город в продолжении 1-2 дней необходимых для маневра войсками Армии.  Такие отряды созданы не были.
Д)  19 и 20 ТБр, малочисленные, по своему составу, сделали все возможное для своих сил, обороняя подступы к городу, но не имея поддержки своей пехоты вынуждены были отойти, сохраняя остатки матчасти.
На 17.10.41 танковые бригады имели в своем составе матчасть:
18 ТБр – не имела ни одной боевой машины.
19 ТБр – имела Т-34 =4, Т-40 = 17.
20 ТБр – имела Т-34 =14, Т-40 =5, т-26 =13.
Стрелковые батальоны бригад были малочисленны по своему составу, и сыграть сколько-нибудь решающей роли не могли.
При наличии хотя бы одного полного стрелкового полка, достаточно стойкого, имевшиеся танки можно было использовать более эффективно:
Е) Во главе войск, действовавших на Можайском направлении был штаб 5 Армии, только что сформирован из различных не сколоченных в районе групп людей, без средств связи 
(не было проводной и радио связи), без средств передвижения. Фактически штаба Армии, как штаба не было – были отдельные командиры, выполнявшие функции офицеров связи, пользовавшиеся попутными машинами и передвигавшиеся пешком, которые являлись только представителями командования и не имели даже возможности информировать командование о событиях на Фронте.
Внимания со стороны штабов вопросом обороны города уделено не было. Начальник штаба 32 СД о плане обороны города ничего не знал, хотя город входил в полосу обороны дивизии.
В целом, при сравнительно неплохой организации обороны севернее и южнее Можайск командованием  5 Армии и 32 СД почти не  было уделено достаточного внимания обороне центрального направления – подступов к городу. Вследствие  этого , г. Можайск без особого  воздействия со стороны противника, 18 октября 1941 г. был оставлен нашими частями.

Ст. Пом. Начальника Оперотдела Штаба
Западного Фронта  Полковник   /Васильев/.

Составлено на основании имевшихся в Штарме 5 боевых документов и опроса лиц, участвовавших в обороне Можайск. При необходимости уточнения отдельных вопросов, дополнительно следует опросить:
Б. командующего 5 А Генерал-майора Лелюшенко (ранен, в госпитале в Москве).
Б. начальника штаба Армии Полковника Глуздовского (в командировке).
Б. начальника оперотдела Штарма Полковника Матвейшина (ранен, в госпитале на излечении).

Полковник  (Васильев).
23 октября 1941 года

 

Значит, в самом городе Можайске, в его окрестностях в момент оставления города нашими войсками снежный покров не мог достигать достаточной для амортизации приземляющегося десанта глубины. Поэтому необходимо проанализировать, где в конце ноября – начале декабря на Можайском направлении для Красной Армии сложилась трагичная ситуация с прорывом большого количества войск противника, которые уже пошли на Москву, не встречая сопротивления.

Мне представляется, что это был прорыв танков Матерны 1 декабря 1941 года.

Утром 1 декабря после мощной артиллерийской и авиационной подготовки немцы начали наступление. В районе Звенигорода их 78-я и 252-я пехотные дивизии в полосе нашей 5-й армии продвинулись в двух местах только на 1,5-4 км и вынуждены были перейти к обороне. Северо-западнее Наро-Фоминска 292-я и 258-я пехотные дивизии немцев, используя более чем пятикратное превосходство в силах, прорвали оборону 222-й стрелковой дивизии 33-й армии в районе Таширово, дер. Новая и, введя в прорыв до 70 танков с мотопехотой, к 14.00 вышли на шоссе Наро-Фоминск – Кубинка. Части 292-й пехотной дивизии после взятия Акулово были остановлены в 6 км от Минской автострады. К исходу дня 478-й пехотный полк 258-й пехотной дивизии с усиленным танковым батальоном (до 60 танков), повернув от дер. Головеньки на восток по проселочной дороге, достиг центральной высоты Алабинского полигона – 210,8 «Прожекторная», где и закрепился.

Вопрос вот в чём. Смысловая нагрузка останавливаться на Прожекторной горе при отсутствии перед собой противника для немцев была нулевая. Им нужно было как можно скорее ударом на Голицыно, пока русские не опомнились отрезать 5 –ую армию Говорова.

Но немцы закрепились на Прожекторной горе и зимой, в страшный мороз, там ночевали под открытым небом, имея задачу прорваться в тёплые дома Голицыно, и не имея перед собой противника… Я далёк от мысли, что те немцы были гайдарами и сванидзами – т.е. полными идиотами. Кто же заставил танки Матерны остановить свой бег по дорогам Алабинского полигона? У Ефремова и у Говорова на 1 декабря для этой цели не было ни сил, ни средств. А танки были остановлены, у Прожекторной горы кипел бой, туда были подтянуты немцами гаубичная и миномётные батареи.

Местные жители оттуда приносили валенки, тулупы, снятые с убитых наших солдат. Немецких трупов никто не видел, видимо, они всех похоронили или увезли при отступлении.

Вот у Прожекторной горы Алабинского полигона и сошлись все факторы целесообразности и необходимости применения такого отчаянного шага, как десант без парашютов.

Низкая облачность и плохая видимость не позволила эффективно применить бомбардировочную и штурмовую авиацию, парашютисты при обычной выброске разлетелись бы по всему полигону, а по глубокому снегу им собраться, и останавливать танки было не реально. Сажать самолёты у Прожекторной горы и на полигоне было негде.

Поэтому недалека от реальной та картина, о которой повествует замечательный историк и талантливый писатель Н.Ф. Шахмагонов.

Сталин… власть от Бога.

05-03-2013_01·10·43

Именно Сталин отменил указание Ленина «О борьбе с попами и религией»,

и начал борьбу против ленинских указов по закрытию храмов и монастырей. 

Именно при нем началась реабилитация духовенства и восстановлено патриаршество.

Именно Сталин вернул РПЦ Троице-Сергиеву Лавру.

Была ли власть Иосифа Сталина от Бога? Вопрос, конечно же, интересный… Особенно когда Сталина приравнивают к Гитлеру. Особенно когда о тождественности Гитлера и Сталина говорят известные церковные историки. Так, например, профессор Н.К. Симаков на Межрегиональной научно-практической конференции «500-летие кончины преподобного Иосифа Волоцкого. Наследие и заветы преподобного» на вопрос, являлась ли власть Гитлера и Сталина от Бога, ответил однозначно: «Конечно, нет». Нет, так нет… Но тогда, значит, их власть была от сатаны и получается, что сатана боролся сам с собой? И сам себя победил, и сам себя поверг в прах… Абсурд какой-то… А разве уважаемому церковному историку не известны слова Христа: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собой: как же устоит царство его?» (Мф. 12:25-26)

Святитель Иоанн Златоуст так толкует эти евангельские слова: «Будет ли князь бесовский помогать человеку против своих же бесов? Возможно ли такое человеколюбие со стороны того, кто есть человекоубийца искони? Видите сами, как смешно ваше обвинение, как оно безрассудно, какое в нем противоречие! Если человек сам во власти бесов, то как он может изгонять их?» 

 

Сталин уничтожал на русской земле бесов, порожденных революцией. Сталин изгнал с русской земли фашистских бесов. А посему, следуя словам святителя Иоанна Златоуста, скажем, что смешно и безрассудно отождествлять Гитлера со Сталиным и говорить, что у того и у другого власть была не от Бога. Послушаем лучше авторитетных православных архиереев и священников, относившихся к власти Сталина, как Богоданной.

Но прежде следует поговорить о том, тождественны ли Гитлер и Сталин не по духовной сути данной им власти, а хотя бы по идеологии. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в июле 2009, выступая в прямом эфире крупнейшего телеканала Украины «Интер», заявил: «И в нацизме, и в сталинизме есть репрессии, и против своего собственного народа тоже, как и во многих других режимах, которые существовали. Но чем нацизм отличается от любой другой системы? Он отличается своим человеконенавистничеством… Это политика и философия, которая оправдывала любую человеческую жестокость, которая ставила своей целью уничтожение людей. Вот почему нельзя ставить все на один уровень».

Итак, коль нельзя ставить на один уровень сталинизм и нацизм, то естественно нельзя уравнивать Гитлера и Сталина. Но с Главой Русской Православной Церкви не согласен его же ближайший помощник Председатель ОВЦС митрополит Илларион. Так в телепередаче «Церковь и мир» прошедшей 22 июня 2013 г. по телеканалу «Россия-2» владыка Илларион заявил, что Сталин несет ответственность за истребление русского народа, и что при Сталине было невиданное массовое уничтожение народа.

Хотелось бы спросить владыку – откуда он взял, что при Сталине происходило такое уничтожение народа, при котором, «мало кому удалось выжить в 30-е годы», если численность населения СССР за годы сталинского правления, согласно переписям, увеличилась на 60 млн. человек. Как свидетельствует исследователь демографических архивов того времени В.Н. Земсков, темпы прироста населения составляли более 1%, что превышало показатели Англии или Франции. В 1926 году в СССР было 147 млн. жителей, в 1937 году – 162 млн., а в 1939 году – 170,5 млн.

Интересно отметить, что не только Глава РПЦ расходится со взглядами митрополита Иллариона, но и Президент РФ Владимир Путин, который по поводу заданной темы заявил, что «невозможно ставить на одну доску нацизм и сталинизм, потому что нацисты прямо, открыто, публично объявили одну из целей своей политики – уничтожение целых этносов: евреев, цыган, славян. При всем уродстве сталинского режима, при всех репрессиях, даже при всех ссылках целых народов все-таки цели уничтожения народов никогда сталинский режим перед собой не ставил, и попытка поставить на одну доску одних и других абсолютно не имеет под собой никакой почвы».

Ну да ладно, владыке Иллариону не впервые бездоказательно наклеивать различные ярлыки на Сталина. Вероятно, владыка просто плохо знаком с исследованиями итогов сталинского правления.  Но печально то, что ученый муж, известный церковный историк, профессор Н.К. Симаков дует в ту же дуду. Про то, от Бога ли была власть Сталина, автор уже высказался в начале статьи. Теперь послушаем мнение авторитетных архиереев и священников.

Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Старгородский): «Пред началом нового государственного года поусерднее помолимся о Богохранимой стране нашей и о властех ее во главе с нашим Богоданным Вождем. Да дарует им Господь силы и крепость еще много лет совершать их великое служение во благо вверенных им народов» (ЖМП №3 за 1943 год, стр. 3-4).

Патриарх Алексий (Симанский) в публикациях ЖМП № 2 1944 г., ЖМП № 2 и № 5 1945 г., ЖМП № 11 1947 г. нарекает Сталина гениальным вождем, а еще «Богодарованным Верховным Вождём нашим», «мудрым Вождём, которого Промысл Божий избрал и поставил вести наше Отечество по пути благоденствия и славы».

Так же и знаменитый митрополит Николай (Ярушевич) – глава ОВЦС МП, в ЖМП 1944 № 5, N 10, № 11; ЖМП 1945 № 5, называет Сталина гениальным, а кроме того «Богом поставленным на свой подвиг служения нашей Родине».

Могут возразить: «А что они еще могли сказать, зависимые от Советской власти, запуганные Сталиным Патриархи и митрополиты?» Но вот мнение совершенно независимого от Сталина, зарубежного Патриарха, Главы Александрийской Православной Церкви Христофора (Даниилидиса): «Маршал Сталин является одним из величайших людей нашей эпохи, питает доверие к Церкви и благосклонно к ней относится…».

Приведем еще и слова знаменитого митрополита Гор Ливанских Илии, епископа Антиохийской Православной Церкви, который также был совершенно независим от Сталина: «Мы знаем и верим, что Русский народ, сплотившись вокруг своих вождей и под верховным водительством мудрого и любимого Иосифа Виссарионовича Сталина – достиг и достигнет небывалого еще в мировой истории могущества и расцвета.

Мы твердо верим, что ваша Святая Церковь наслаждается полным миром и спокойствием, с каждым днем развивая все более и более свою многополезную деятельность на церковно-общественной ниве… А посему мы будем молить Всевышнего, дабы Он сохранил… Иосифа Виссарионовича Сталина, а также весь богоспасаемый Русский народ на многие, многие и многие лета».

Можно и еще приводить похвальные слова зарубежных архиереев о Сталинской власти, но лучше всего об этом сказал узник сталинских лагерей (!), известный проповедник и миссионер конца ХХ века протоиерей Димитрий Дудко: «Если с Божественной точки зрения посмотреть на Сталина, то это, в самом деле, был особый человек, Богом данный, Богом хранимый, об этом пишут даже его противники. Если бы победил Троцкий с его перманентной революцией…, все мы были бы трудовой армией для тёмных сил. Но именно Сталин… сохранил Россию… Поэтому я, как православный христианин и русский патриот, низко кланяюсь Сталину… Я, СИДЕВШИЙ ПРИ СТАЛИНЕ И БРЕЖНЕВЕ, как и владыка Лука, /святитель Лука Крымский/ готов воскликнуть: «Сталин – Богом дарованный вождь России».

«Но как сообразовать сталинизм с христианскими понятиями? – продолжает далее отец Димитрий. – Ведь при сталинском деспотизме все было опутано атеизмом. Атеизм был везде и всюду. Но, видимо, не случайно философ Н. Бердяев говорил: атеизм – это дверь к Богу с черного хода. И мы сейчас видим, как многие атеисты стали по-настоящему верующими. Сталин был деспот, да, но он был ближе к Богу. Наши Патриархи, особенно Сергий и Алексий, называли Сталина богоданным вождем. К ним присоединялись и другие, такие, как крупный ученый и богослов, архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Кстати, сидевший при Сталине, но это не помешало ему назвать Сталина богоданным. Да, Сталин нам дан Богом! ОН СОЗДАЛ ТАКУЮ ДЕРЖАВУ, КОТОРУЮ СКОЛЬКО НЕ РАЗВАЛИВАЮТ, А НЕ МОГУТ ДО КОНЦА РАЗВАЛИТЬ. Даже поверженной, ее боятся хваленые капиталистические страны.

Есть у Сталина такое выражение: «прошлое принадлежит Богу». Если с Божеской точки посмотреть на Сталина, то это в самом деле был особый человек, Богом данный, Богом хранимый, об этом свидетельствуют даже его противники. Поэтому я, как православный христианин и русский патриот, вслед за владыкой Лукой низко кланяюсь Сталину.

«Чур, перекрестись…» – да, я это слышу. Кому кланяешься, мол, не антихристу ли? А вот вам я задам вопрос. Антихрист придет от атеистов или верующих? В том-то и дело, что от верующих, на Библии будет клясться. Поэтому я утверждаю, по Евангелию: один сказал «пойду» и не пошёл, другой сказал: «не пойду», но пошёл.

Сталин с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек. Не случайно в Русской Православной Церкви ему пропели, когда он умер, вечную память. Не случайно он учился в Духовной Семинарии, хотя и потерял там веру, но чтоб по-настоящему её приобрести. А мы этого не понимаем…»

Лично мне совершенно нечего добавить к этим словам высокочтимого протоиерея Димитрия Дудко.

Вернемся к заявлению Николая Симакова, что власть Сталина была не от Бога. Сказав это, уважаемый профессор отметил, что Иосиф Волоцкий писал – если царь противится Церкви, то он мучитель и ему не должно повиноваться. Это как понимать? Таким образом, Симаков отождествил Сталина с мучителями Церкви?

Что ж, рассмотрим и этот вопрос. Как известно гонения на Церковь начались сразу после Октябрьской революции, когда духовенство действительно подверглось страшным репрессиям. Но начались они не по «указке Сталина», а по постановлению возглавляемого Лениным Совнаркома от 7 декабря 1917 г. о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК СНК РСФСР) по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Это постановление касалось всех слоёв населения, в том числе и духовенства. Именно ЧК и проводила в России террор против всего народа, и особо жестокий против духовенства.

Сталин же в это время работал руководителем продовольственного дела на юге России. Позднее он возглавил Военсовет Северокавказского военного округа, а затем Военсовет Южного фронта. Став же секретарем ЦК ВКП(б) Сталин обратил внимание на неправые гонения против Церкви и в 1923 г., еще при жизни Ленина (!!!), всем партийным организациям страны направил Циркулярное письмо «Об отношении к религиозным организациям». В нем, в частности, приказывалось:

«1) воспретить закрытие церквей, молитвенных помещений… по мотивам неисполнения административных распоряжений о регистрации, а где таковое закрытие имело место – отменить немедля;

2) воспретить ликвидацию молитвенных помещений, зданий и проч. путем голосования на собраниях с участием неверующих или посторонних той группе верующих, которая заключила договор на помещение или здание;

3) воспретить ликвидацию молитвенных помещений, зданий и пр. за невзнос налогов, поскольку такая ликвидация допущена не в строгом соответствии с инструкцией НКЮ 1918 г. п. II;

4) воспретить аресты «религиозного характера», поскольку они не связаны с явно контрреволюционными деяниями «служителей церкви» и верующих».

Таким образом, Сталин задолго до войны делал все что мог, чтобы остановить гонения на Церковь и реабилитировать духовенство. Другой вопрос, что для бесов революции циркулярное письмо так и осталось письмом…

В 1933 г. Сталиным были приняты мере по защите храмов от сноса. Так в постановлении Политбюро от 12 октября говорится, что в 20-е-30-е годы в Москве было полностью разрушено 150 храмов, а 300 переоборудованы. При этом по архитектурным планам застроек Москвы предусматривается снос более 500 оставшихся храмов и церквей…

В связи с этим было решено считать «невозможным проектирование застроек за счёт разрушения храмов и церквей, которые являются памятниками архитектуры древнерусского зодчества. Органы Советской власти и рабоче-крестьянской милиции обязаны принимать меры вплоть до дисциплинарной и партийной ответственности по охране памятников архитектуры древнерусского зодчества».

А впоследствии Сталин и вовсе встал на защиту Церкви и священнослужителей. Так в постановлении Политбюро ЦК от 11 ноября 1939 говорилось следующее:

«1. Признать нецелесообразным впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей русской православной церкви, преследования верующих.

2. Указание товарища Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 года за № 13666-2 «О борьбе с попами и религией», адресованное председателю ВЧК товарищу Дзержинскому, и все соответствующие инструкции ВЧК-ОГПУ-НКВД, касающиеся преследования служителей русской православной Церкви и православно верующих, отменить.

3. НКВД произвести ревизию осуждённых и арестованных граждан по делам, связанным с богослужительской деятельностью. Освободить из-под стражи и заменить наказание на не связанное с лишением свободы осуждённым по указанным мотивам, если деятельность этих граждан не нанесла вреда советской власти».

Оба вышеприведенных постановления были подписаны Секретарем ЦК Иосифом Сталиным.

Реабилитация духовенства происходила и в годы Великой Отечественной войны. Особенно после исторического приема Сталиным иерархов Русской Православной Церкви 4 сентября 1943 г., после которого было восстановлено Патриаршество и тысячи священников были освобождены от заключения.

Но есть еще такой вопрос. А закрывались ли в военное и послевоенное время церкви? И не возобновлялись ли гонения на священство? Да, закрывались. Особенно после освобождения оккупированных территорий. Советская власть закрывала сотни храмов, открытых фашистами. А священников, служивших в них, арестовывали, тех же, кто сотрудничал с фашистами, расстреливали по законам военного времени. Как бы там не было, но следует признать, что репрессии хотя и в малых масштабах, но были. Но, репрессии на таковых священников были и со стороны Церкви. Как известно 8 сентября 1943 года состоялся исторический Архиерейский собор РПЦ, на котором Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Сергий. Однако мало кто знает, что к числу деяний собора относится еще и принятие документа «Осуждение изменников вере и Отечеству». В нем, согласно соборному определению, говорится следующее: «Всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как противник Креста Господня да числится отлученным, а епископ или клирик – лишенным сана». (ЖМП. 1943. N 1. С. 16; Смирнов А., прот. Противники Креста Господня // ЖМП. 1943. N 3. С. 25-29).

Но вернемся к Сталину. В сентябре 1943 года он дал весьма примечательные указания председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР Г.Г. Карпову в которых говорилось: «Совету… не делать прямого вмешательства в административную, каноническую и догматическую жизнь церкви и своей деятельностью подчеркивать самостоятельность церкви. Председателю Совета установить такие отношения с патриархом, которые не давали бы церковному центру повода рассматривать председателя Совета как обер-прокурора. Не смотреть в карман церкви и духовенства… не делать «булавочных уколов» группам верующих и при рассмотрении вопроса об открытии церкви, хотя и регулировать, но не зажимать. Совету обеспечить, чтобы епископат являлся полновластным хозяином епархии, и право архиерея распоряжаться церковными суммами. Не делать препятствий к организации семинарий, свечных заводов и. т.п.».

Еще следует сказать, что с 1939 по 1952 гг. Сталиным не было созвано ни одного съезда партии большевиков. При этом с разрешения Иосифа Виссарионовича РПЦ три раза созывала Поместные церковные соборы!

Если суммировать все вышесказанное, то получится следующая картина. Именно Сталин отменил указание Ленина от 1 мая 1919 года за № 13666-2 «О борьбе с попами и религией», и начал борьбу против ленинских указов по закрытию храмов и монастырей.  Именно при нем началась реабилитация духовенства и восстановлено патриаршество. При этом Сталин предостерегал от вмешательства государственных органов в дела Церкви и от запретов на открытие храмов. Именно Сталин вернул РПЦ Троице-Сергиеву Лавру, санкционировал открытие при Лавре Духовной Академии, семинарии, а также богословских курсов в Новодевичьем монастыре. Отдельная тема – насколько тяжело ему это давалось, и какое неимоверное сопротивление оказывали ему бесы, порожденные революцией. А главное – какую тяжелейшую борьбу вел против этих бесов Иосиф Сталин.

И как можно после этого говорить, что власть Сталина была не от Бога? Значит, она была от сатаны? Вы это, уважаемый Николай Кузьмич, скажите владыке Иллариону. Может, он вам и поверит. Мы же поостережемся, памятуя слова святителя Иоанна Златоуста о том, что смешно и безрассудно считать, будто князь бесовский станет помогать человеку против своих же бесов.

.

ИГОРЬ ЕВСИН, православный писатель, г. Рязань

«РУССКАЯ НАРОДНАЯ ЛИНИЯ»

http://ruskline.ru/special_opinion/2015/10/stalin_ot_boga_li_byla_ego_vlast/&?commsort=back

Сталин… Разоблачение фальсификаций.

2752

В настоящее время наблюдается рост научного и общественного интереса к личности Сталина. В декабре 2014 года в общенациональной дискуссии от Левада-Центра об исторической роли Сталина в России положительных оценок наблюдалось больше половины (52%). Отрицательных – меньше трети (30%). Это стало действительно сенсацией – после 60 лет попыток забвения и даже уничтожения личности генсека его авторитет остается очень высоким.

Перед празднованием 70-летия Великой Победы авторитет Сталина еще более вырос. Мы могли наблюдать плакаты с его изображением в Краснодаре, Махачкале, Екатеринбурге и других городах, «сталинобусы» в Санкт-Петербурге, установку памятников в Липецке и Крыму (в планах – Санкт-Петербург, Екатеринбург), открытие мемориальных досок в Симферополе и Уссурийске. Это лишь некоторые из примеров, которые чрезвычайно переполошили либеральные СМИ и политиков.

Мы попытались проанализировать данный вопрос и сформировать свое мнение – ведь если репутация политического деятеля неподвластна десяткам лет «черного пиара» – это о многом говорит. Вынесем на обсуждение аргументы в защиту Сталина и, соответственно, контраргументы.

Аргумент 1. В эпоху Сталина население увеличивалось, а при либералах в девяностые годы – катастрофически сокращалось.

Это действительно так:

 Демографический рост при Сталине

По данным Госкомстата РФ

Зеленой линией на графике обозначен рост населения в процентах (чем выше линия, тем выше процент), и, несмотря на войны, лучшая динамика – как раз во времена Сталина, причем одна из наилучших – в 1937 году. Демография населения – это существенный качественный показатель уровня жизни.

Так, с 1926 по 1954 годы, несмотря на голод и Великую Отечественную войну, население приросло на 50 миллионов человек.

А вот такого падения населения, как при либералах, не было даже в войны и голод. Для сравнения: с 1991 по 1999 год естественный прирост населения составил минус 5,8 миллиона человек, то есть вместо прироста была его убыль. Как выражался либерал-реформатор Анатолий Чубайс, «не вписались в рынок».

В Великую Отечественную войну людские потери СССР составили 6,3 миллиона военнослужащих убитыми и умершими от ранений, 555 тысяч умершими от болезней, погибших в результате происшествий, осужденных к расстрелу (по донесениям войск, лечебных учреждений, военных трибуналов) и 4,5 миллиона попавшими в плен и пропавшими без вести. Общие демографические потери (включающие погибшее мирное население на оккупированной территории и повышенную смертность на остальной территории СССР от невзгод войны) составили 26,6 миллионов человек.

Но даже в военные и послевоенные годы не было такого падения населения, как в девяностые годы, которые оказались для России в демографическом плане еще хуже.

Получается, что либеральная политика девяностых привела страну к демографической катастрофе, Сталин же ее избежал. Какими средствами? Нужно изучать. Отрицая Сталина, мы отрицаем весь его опыт руководства страной.

Аргумент 2. Промышленное производство росло высокими темпами.

 Темпы роста валовой продукции промышленности СССР

Темпы роста валовой продукции промышленности СССР.

При Сталине было создано собственное мощное национальное производство. Перед войной по объему валовой промышленной продукции СССР стал второй державой в мире; совсем немного отставал от США, но опережал любую отдельно взятую европейскую страну (Индустриализация СССР, 1933—1937. Документы и материалы. — М.: Наука, 1971. — С. 598). Советская промышленность родилась и, что важнее, действовала в те самые 30-е годы, когда после великого кризиса экономика капиталистических стран фактически топталась на месте. Советская индустриализация внесла изменения в баланс мировых сил. С точки зрения промышленного развития нерусские республики не только не подвергались дискриминации, но и оказывались в предпочтительном положении, а некоторые из них (в Средней Азии) развивались быстрее, чем остальные части страны. Бывшие окраины активно включились в хозяйственные преобразования. Впечатляющий рост кадров отмечался в области образования: численность персонала в системе Наркомпроса за тот же период удвоилась: с 1,3 миллиона до 3,7 миллиона человек. Также удвоилось число занятых в здравоохранении и научно-исследовательских учреждениях. Эти цифры показывают, что индустриализация по мере своего успеха начинала приносить благотворные плоды не только в виде одного лишь усиления экономического потенциала страны. На национальных окраинах, где люди не знали грамоты, появилась сеть научных и научно-исследовательских учреждений, вузов, общеобразовательных школ, библиотек.

К 1937 году в СССР было создано 13 экономик 1913 года. Страна могла производить любую технику, включая военную. В 1953 году Королевым была осуществлена разработка эскизного проекта двухступенчатой баллистической ракеты дальнего действия массой до 170 тонн с отделяющейся головной частью массой 3 тонны на дальность 8 тысяч километров. Данный проект стал залогом дальнейших успехов в космосе.

Диаметрально противоположны этой тенденции либеральные девяностые годы, когда созданное «отцами» их «дети» проедали и распродавали, при этом не забывая разрушать советское государство под соусом западной идеологии. Средства производства практически не создавались.

При Сталине страна работала и создавала, в том числе благодаря высокому уровню дисциплины и наличию национальной идеи. В выражении на душу населения темпы роста в СССР были значительно выше, чем в любой из развитых стран мира.

Темы проста промышленной продукции на душу населения в СССР и США
Темпы роста производства промышленной продукции на душу населения в СССР и США.

Аргумент 3. Уровень жизни при Сталине был лучшим за новейшую историю.

В наше время достаточно высокую популярность получил «курс гамбургера» (например, сколько гамбургеров можно купить на зарплату в разных странах). Но зачем нам заморские ядовитые в буквальном смысле яства? Измерим уровень жизни картошкой!

Средняя зарплата россиян в килограммах картошки по соответствующим времени ценам
Согласно данному графику, на уровень 1953 года мы вышли только в 1970 году, но сейчас находимся ниже – и это при всех технологиях и прогрессе! Уровень жизни должен был вырасти многократно, но он не растет. Почему? Может быть ответ на поверхности – в феномене сталинского руководства? Значит, нам стоит изучить этот феномен, а не только вспоминать о жесткости правления. Рынок продуктов сегодня вырос за счет создания их на фабричных предприятиях, а не на мелких крестьянских фермах. Именно эту цель и преследовала сталинская коллективизация. Лица, которые активно препятствовали государственному курсу, создавали ему угрозу, естественно, подвергались наказанию, но разве стоит этому удивляться, и было ли это особенностью отдельно взятой страны того времени? В 1953 году средняя зарплата в СССР составляла 719 рублей, то есть 179 долларов по тогдашнему курсу. С учётом инфляции в пересчете на сегодня – около 1600 – 1700 долларов. Сейчас средняя зарплата составляет не выше 500 долларов, при этом большую часть получает 10% самых богатых. Выходит, никогда после Сталина народ столько не зарабатывал. А если учесть так называемый «социальный пакет»: квартиры, бесплатное образование, путевки, медицинское обслуживание?

При Сталине было построено общество социальной справедливости, общество для трудящихся. Авторитет Сталина до войны и особенно после войны был настолько велик, что это угрожало мировой финансовой олигархии. Коммунистические государства и движения стали распространяться по всем континентам. Единственным выходом для олигархии было начать кампанию по уничижению Сталина, сначала «лично», а затем СССР и коммунистов во всех странах.

Кстати, именно критика культа личности Сталина Хрущевым стала причиной ухудшения отношений с Китаем. «Оттепель» в СССР была использована в большей мере ЦРУ. «Глоток свежего западного воздуха» оказался ложкой меда в бочке дегтя. Страна была наводнена представителями западных служб, которые вели в СССР подрывную работу. С ними уже придется разбираться Брежневу. Китай стал союзником США. В реализации принципа мирного сосуществования со странами европейской «демократии» уже сам Хрущев столкнулся в ООН с «проамериканским клубом». Прозрение к Хрущеву пришло поздно. Поддержка Фиделя Кастро, Патриса Лумумбы, Нкрума Кваме, ведущих борьбу с США за независимость, завершила «советскую оттепель» и вызвала новый виток «холодной войны». Что еще сделал Хрущев? Передал Крым в УССР, чем активизировал программу Запада за «вызволение Украины из СССР» (напомним, что такое «дело» было заведено еще при Сталине).

Развитие ядерных арсеналов СССР и США.
Наши три контраргумента, опровергающие доводы противников Сталина.

Контраргумент 1. Сталин развязал Вторую мировую войну.

Война шла уже с 1935 года. В 1935–1936 годах Муссолини захватил единственное независимое тогда в Африке государство Эфиопию. В 1936–1939 годах шла итало-германская агрессия в Испании, свергнута республика, поставлено фашистское правительство Франко. В 1937–1945 – японско-китайская война. Японцы захватили Маньчжурию. Вторжение в Китай осуществила страна–союзница Гитлера по Антикоминтерновскому блоку. В 1938 году Гитлер уже присоединил Австрию и Судеты. В марте 1939 всю Чехословакию. При этом нас уверяют, что мировая война началась 1 сентября 1939 года нападением Гитлера на Польшу, и войну развязывал Сталин. Война началась в 1935–1937 годах при молчаливом согласии Англии, Франции и США. А в 1938 году уже при открытом согласии в Мюнхене . Союзники объявили начало мировой войны с даты вторжения Гитлера в Польшу, чтоб не запачкать свои англо-французские мундиры, свалить развязывание войны на Сталина и Гитлера. СССР, введя войска в сентябре 1939 года в Польшу, спас украинский и белорусский народы. Все они забыли расовую программу «Ост» – освобождение земли до Урала от славян-«недочеловеков» для немецких колонистов. Истребление поляков, евреев, цыган. Эстония, Латвия и Литва подлежали полному онемечиванию.

Контраргумент 2. Репрессии. Перегибы в репрессиях были провокацией пятой колонны.

Этот факт задокументирован. Контраргумент подтверждается архивными материалами. Маршал Советского Союза (1935) М. Н. Тухачевский, репрессированный в 1937 году по «Делу военных», в своей рукописи писал, что с 1932 года при поддержке Британии и Германии он готовил заговор генералов, который не удалось осуществить Антанте и Колчаку. На этот раз целью было свержение Сталина (были планы и физического устранения). Подтверждением этому являются, помимо рукописи Тухачевского, рассекреченные советские, немецкие, британские документы.

В ЦК ВКП(б) заговор возглавил литовец Иосиф Варейкис, который «особо отличился» в 1937 году на посту первого секретаря Далькрайкома ВКП (б) составлением «расстрельных списков» и депортацией корейцев в Среднюю Азию. 8 сентября Варейкис направил Иосифу Сталину доклад о проделанной работе, в котором рассказал о ситуации в Дальневосточном крае и об успехах в разоблачении врагов народа. Он сообщал, что только среди работников железных дорог были выявлены и расстреляны 500 шпионов.

Варейкис Иосиф Михайлович
Варейкис был расстрелян как предатель по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР.

Особенно усиленно велась диверсионная работа на национальных окраинах (в том числе на Украине) с целью развала СССР. В планы Запада по расшатыванию советского режима входила и провокация с составлением «расстрельных списков» – тогдашних сакральных жертв Запада. На фоне контрработы ОГПУ-НКВД «с вредителями» началось оклеветание честных людей и включение их в эти списки. Затем в работу включалась так называемая областная «расстрельная тройка», состоявшая из начальника областного управления НКВД, секретаря обкома и прокурора области. Решения выносились тройкой заочно по материалам дел, представляемым органами НКВД, а в некоторых случаях и при отсутствии каких-либо материалов – по представляемым спискам арестованных, даже по телеграфу (например, из Игарки в Красноярск). Процедура рассмотрения дел была свободной, протоколов не велось. Характерным признаком дел, рассматриваемых «тройками», было минимальное количество документов, на основании которых выносилось решение о применении репрессии. Решением Политбюро ЦК ВКП(б) № П65/116 от 17 ноября 1938 года судебные тройки были ликвидированы. Дела передавались на рассмотрение судов или Особого Совещания при НКВД СССР.

Факт 2. В «годы репрессий» в СССР сидело за решеткой не больше людей, чем в современной Америке. Число жертв репрессий завышено.

Невероятно, но факт. Согласно данным Международного центра тюремных исследований (ICPS), сегодня в образцово-демократических и свободных США на сто тысяч человек населения сидит в среднем 738 человек, а в абсолютном выражении – 2 217 000 человек. Для сравнения, в России сейчас эта цифра составляет 460 человек на сто тысяч, или 673 818 человек.

Согласно статистике, которую В.Н. Земсков опубликовал в журнале «Социс», в 1930-х годах в СССР в среднем было 583 заключенных на сто тысяч. Очень важна оговорка о том, что в это время в СССР, по рассказам очевидцев, большая часть уголовных преступников была за решеткой, а в современной России из-за слишком либеральных законов зачастую преступники разгуливают на свободе.

Ниже приведен один из способов запугивания населения образом Сталина:

 Мемориал и десталинизация

Механизм манипулирования сознанием общества с политическими целями мастерски раскрыт советским российским ученым Сергеем Георгиевичем Кара-Мурзой в его книге, учебном пособии для студентов «Манипуляция сознанием». В 17 главе «Воздействие на оснащение ума» в программах информационных войн особо отмечает эффективность разрушения у человека способности «взвешивать» явления, утраты чувства меры при манипуляции с числами: «Речь идет не о том, что человек теряет инструмент измерения и снижает точность, «меряет на глазок», он теряет саму систему координат, в которую мы помещаем реальность, чтобы ориентироваться в ней и делать более или менее правильные выводы».

«Самой крупной кампанией по манипуляции сознанием с помощью числа», по его мнению, были связаны со сталинскими репрессиями: «Общественное сознание до сих пор отвергает всякую рациональную информацию о действительных количественных масштабах репрессий. А значит, именно их количественная сторона была важна для манипуляторов».

Подобные же махинации производились с числом «кулацких ссылок», с судьбой советских военнопленных, вернувшихся после немецкого плена и пр. Так, советский и российский историк и писатель, директор Государственного музея истории ГУЛАГа Антон Владимирович Антонов-Овсеенко писал в своей статье: «По данным Управления общего снабжения ГУЛАГа, на довольствии в местах заключения состояло без малого 16 миллионов — по числу пайкодач в первые послевоенные годы».

Сергей Кара-Мурза разоблачает эту фальсификацию: «В списке лиц, пользовавшихся этим документом, фамилия Антонова-Овсеенко отсутствует. Следовательно, он не видел этого документа и приводит его с чьих-то слов, причем с грубейшим искажением смысла. Если бы А. В. Антонов-Овсеенко видел этот документ, то наверняка бы обратил внимание на запятую между цифрами 1 и 6, так как в действительности осенью 1945 года в лагерях и колониях ГУЛАГа содержалось не 16 млн., а 1,6 млн. заключенных. В материалах всесоюзных переписей населения 1937 и 1939 годов численность спецконтингента НКВД группы «В» (заключенные и трудпоселенцы) совпадает с нашими данными, взятыми из статистической отчетности ГУЛАГа НКВД СССР, тюремного управления НКВД СССР и Отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД СССР».

Как несложно — убрал запятую, запустил число в СМИ – и сотни миллионов человек верят. А когда возник стереотип, никакие доводы разума уже манипулятору не страшны.

В качестве политических жертв репрессий выдаются обычные уголовники.

Это подтверждает статистика преступлений. В 1940 году при населении в 193 млн. чел. в СССР было 6 549 убийств, а в 2005 году в России при населении в 145 млн. человек убийств почти в 5 раз больше – 30 800.

Контраргумент 3. Сталин расправлялся с церковью и священниками: фальсификация.

Архиепископ Лука, русский духовный писатель, епископ Русской православной церкви; с мая 1946 года архиепископ Симферопольский и Крымский, свидетельствует, что Сталин никогда не боролся с церковью: «Сталин боролся за величие России и фактически сохранил Церковь Христову от погрома, проводившегося троцкистами, в большинстве своем ненавидевшими и Церковь, и Россию, и русский народ с его историей. Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я, как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину». При Сталине государство не вмешивалось в дела церкви, церковь была свободной.

«По отношению к религии, служителям русской православной церкви и православноверующим ЦК постановляет: 1) Признать нецелесообразной впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей русской православной церкви, преследования верующих. 2) Указание товарища Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 года за N13666 – 2 «О борьбе с попами и религией», адресованное пред. ВЧК товарищу Дзержинскому, и все соответствующие инструкции ВЧК – ОГПУ – НКВД, касающиеся преследования служителей русской православной церкви и православноверующих, – отменить». ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА N98 ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ОТ 11.11.1939 г.

Итог.
Личность Сталина остается в исторической науке мало изученной. Демонизация образа его на Западе и в СССР после его смерти не позволяет ученым, даже после открытия секретных архивов, воссоздать правдивую картину жизни страны в правление И. В. Сталина. Демонизация Сталина логически перешла в демонизацию образа целой страны. Ни в одной стране Европы нет аналога такого пристрастного отношения к руководителю государства, как к Сталину, перед образом которого в глазах Европы меркнут военные преступления Гитлера и его пособников.

Основываясь на вышеизложенном, мы выносим на обсуждение общественности следующие положения:

1. Положительный образ И. В. Сталина следует вернуть не только в историю России, но и в мировую историю.

2. Заслуги И. В. Сталина как государственного деятеля огромны. Сталин спас Россию от разрушения после Первой мировой войны и последовавшей за ней революцией, гражданской войной и интервенцией. Вряд ли во всех этих потрясениях можно обвинять Сталина. Он не дал странам Антанты и США разорвать страну на куски. Более того, он смог восстановить почти всю Россию в границах СССР, создав таким образом условия для всех нерусских республик стать экономически и культурно процветающими государственными образованиями. Ни у одного из этих народов до СССР не было развитой государственности.

3. Заслуги Сталина в области национального строительства велики. На месте развалившейся после войн России он создал могущественный Союз советских социалистических государств, наднациональное объединение, не знающее аналогов в истории. В рамках СССР в кратчайшие сроки все большие и малые народы реализовали свои права. Особенно это справедливо для народов Средней Азии, получивших свою государственность (Узбекистан, Туркменистан, Киргизия, Таджикистан, Казахстан). В 1936 году в СССР были гарантированы право на труд (не было безработицы), на бесплатное образование, на бесплатную медицину, на отдых (во всех республиках и областях возводились здравницы для взрослых, молодежи и детей), доступность каждому человеку культурных ценностей: книги, газеты, кино, театр, музеи, на государственность и развитие национальной культуры. Школы, вузы, техникумы, университеты, научно-исследовательские институты, филиалы АН быстро распространялись на национальные окраины, как и промышленные предприятия.

 Великий Сталин - знамя дружбы народов СССР!

4. «Сталинская система труда» была выстроена на иных экономических законах, на иной социально-экономической организации. Европейской демократии, основанной на погоне за прибылью и рынками капитала, советская система противопоставила общественный труд и общественное производство. Эта система была создана, прекрасно функционировала и отразилась в кратчайшие сроки в успехах индустриализации. При Сталине было построено общество социальной справедливости, не знающее аналогов в мире, о котором мечтали гуманисты эпохи Ренессанса, основанной на новой социально-экономической организации, исключающее дикие законы капиталистической конкуренции, утверждающие господство в экономике и политике (включая международную политику) финансовой олигархии.

 Кому достаётся национальный доход

5. Был запущен процесс объединения миллионов людей в коллективы, в которых трудящиеся творили все новые и новые формы самоорганизации на производстве, в культуре, в спорте, по борьбе с преступностью. Все это было проявлением подлинного, отличного от западного, народовластия. При Сталине было в своей основе сформировано общество с гуманистическими ценностями: коллективизм, взаимопомощь, трудолюбие, интернационализм, уважение к старшим, стремление постоянно повышать свой образовательный и культурный уровень. Всё это легло в основу воспитания молодежи. Организации детского пионерского и молодежного комсомольского движения также не имеют аналогов в мире.

 Сбылись мечты народные

6. В экономике материальные ценности, созданные в сталинские годы, были огромны. СССР превратился в страну с самой передовой промышленностью, была успешно проведена стратегия импортозамещаемой экономики. СССР мог производить любые машины и любое оборудование, включая оборудование для атомной энергетики. Были заложены основы создания высокотехнологичного сельского хозяйства.

 Слава Сталину - великому зодчему коммунизма

7. Сталин выстроил государство, которое смогло не только защитить свой суверенитет в годы Второй мировой войны, но и спасти от фашизма Европу и мир. В годы Второй мировой войны он проявил себя как талантливый полководец. Во многих городах Европы и Азии чтят память Сталина, приведшего величайшую в мире армию к Победе над фашизмом. Улицы и площади его имени, иногда даже памятники Сталину есть во многих городах Европы и Азии. Большинство памятников снесли в 90-е годы, остается вопрос о правомерности этого вандализма поколения детей, не знавших фронта и войны, забывших, как люди шли в бой и умирали с именем Сталина на устах, как в три смены от мала до велика ковали металл для Победы.

 Ерёменко Алексей - старший политрук

8. Реабилитация имени Сталина станет значимым событием для современной истории. Сегодня мы наблюдаем явления, во многом подобные тем, с которыми наша страна столкнулась 70-80 лет назад. Россия восстанавливает свой авторитет в мире, становясь страной, независимой от иностранного влияния. В связи с этим Запад инициировал информационную войну против нашего народа, против наших успехов государственного строительства, против нашего Президента Владимира Путина. В самой России вновь активизировались агенты Запада.

Сегодня россияне лучше начинают понимать трудности, с которыми встретились их деды при строительстве своего суверенного государства незападного образца. «Демократический» Запад вновь пытается не позволить нам идти своим уникальным цивилизационным путем, сделать свой национальный выбор, за который проливали кровь наши ветераны.

Реабилитация Сталина не только станет доказательством нашего права на свой национальный курс, но и будет отличным намеком для «пятой колонны» на то, что вежливость нашего народа не может длиться вечно. Это будет и актом политической воли российского народа в поддержке твёрдых действий Президента и политики, направленной на укрепление суверенитета страны, на освобождение от западной экономической зависимости, на очищение от чумы извращенных западных ценностей.

Сегодня стало очевидно: не было культа личности Сталина, было единение народа вокруг лидера в сложной войне против внутренней и внешней агрессии за сохранение Отечества. Подобно и сейчас мы консолидируемся вокруг нашего лидера. Мы уже слышим, как либералы говорят о культе личности Путина.

Совершенно оправданным сегодня является пересмотр роли личностей в истории, которые сохранили Россию, предотвратили ее раздел и превращение в сырьевой придаток Запада. Напротив, необходимо дать историческую оценку действиям либеральных правителей страны, которые под руководством западных служб развалили Россию и СССР. Страна должна знать истинных героев, кто служил и укреплял Отечество, и антигероев – тех, кто его разрушал.

Волна популярности Сталина сейчас нарастает, поэтому и памятники и плакаты будут появляться. Это объяснимо: ведь только теперь мы стали осознавать контекст отечественной и мировой истории 30-х годов. Сейчас дух фашизма снова витает над миром. Война уже ведется против России, ведется новыми изощренными методами и технологиями. При отсутствии противодействия этой войне в России вновь будут созданы условия для кризиса, как это уже было в 90-е годы. Выдержим ли еще раз?

 Памятник Сталину в Праге

Вместе с тем безжалостные цифры и рассекреченные документы показывают, что большая часть негативных материалов о Сталине сфабрикована. Мы предлагаем освободиться от стереотипа, изучить материалы, восстановить историческую справедливость, вписать имя Сталина в его эпоху, увидеть, например, что рядом со сломленными судьбами советских крестьян были такие же сломленные судьбы американских фермеров в 1929 году, миллион которых ушли «в никуда», был полностью разорен средний класс в США. Это были суровые законы капиталистической индустриализации.

Исторические факты показывают: Иосиф Сталин был не более жесток, чем его современники Черчилль, Трумэн или Аллен Даллес. Факты помогают сделать вывод, что это самый оболганный западной историографией государственный деятель и, что особо досадно, предан нами, своим же народом, спасённым благодаря его службе Родине, но развесившим уши перед либеральной пропагандой.

Советская власть жила в военное время и действовала по законам советского времени. Мы верим, что истина восторжествует. Сталин, собравший расползавшуюся на куски страну и сделавший её единой и самой великой на Земле, предвидел информационную войну Запада, и верно говорил о том, что на его могилу после смерти нанесут кучу мусора, которую развеет ветер истории.

Так пора дать этому ветру сделать своё дело. 

.

Илья Белоус, Юрий Белоус

«КОНТРОЛЬНЫЙ ВЫСТРЕЛ»

http://kv-journal.su/content/mif-o-staline-razoblachenie-falsifikaciy-0

СТАЛИНИЗМ – КАК ОРУЖИЕ… ИЛИ МЕТОД.

Иерей Сергий Карамышев, публицист, Рыбинская епархия.
Европе, не приемлющей сталинизма, самостоятельно не устоять против новых троцкистов и взбудораженного ими Арабского мiра.
Она не верит сильному государству и боится его.
Поэтому в ней будут господствовать беззаконие и власть сумасшедших хамов.
Сталинизм, как проверенное временем, несокрушимое оружие против сатанинской перманентной революции, необходим современному мiру словно воздух. К началу ХХ века атмосфера царских дворцов была отравлена либерализмом. От царей даже не ждали – требовали доброты и милосердия, отвергая самую возможность царской грозы – точно величайшего беззакония. Но как летнее солнце без живительной влаги, приходящей вместе с громом, лишь сушит и жжет, так незаслуженная милость сушит и жжет своего, казалось бы, счастливого получателя. 
 
Сталинизм привнес в идею власти так недостававшую ей грозу. Ему привычно ставят в вину Гражданскую войну и массовые репрессии, путая местами причины и следствия. В 20-х годах прошлого века выбор стоял не между династией Романовых и сталинизмом, а между троцкистами и сталинизмом. И русский вместе с союзными ему народами сделал свой выбор. 
 
Если бы к началу 30-х годов у власти в России оказались троцкисты, они бы выжали из нее все соки, чтобы бросить полумертвое безвольное существо, уставшее от издевательств и голода к ногам Гитлера. Не зря последний рекомендовал читать своим приближенным книгу Троцкого «Моя жизнь». 
 
Бессмертная заслуга сталинизма перед человечеством заключается в сокрушении сатанинского Третьего Рейха, этой злой пародии на Третий Рим. Через один подвиг уничтожения Третьего Рейха Русь вновь обрела достоинство Третьего Рима, ограды Церкви Христовой. И не нынешним непрошенным судьям осуждать его вождя Иосифа Сталина. 
 
Новую агонию Европы может остановить, как и семь десятилетий назад, сталинизм. Враги христианской цивилизации это прекрасно понимают и не перестанут день и ночь поливать его грязью. Он диаметрально противоположен расслабляющему, мертвящему либерализму, и в этом его сила. 
 
Точно бальзам на раны уставшим от злой комедии «дружбы» с Западом народам России – последние решения наших властей. Это антисанкции, призванные сделать Российское государство самодостаточным. Это публичное уничтожение контрабандной продукции. Это 20 лет колонии, предназначенные украинским террористам-кинематографистам. Это взятие с поличным эстонского шпиона. Это пресечение преступной деятельности сектантов. Это уничтожение террористического подполья на Кавказе. Да, это всё сталинизм. Он несет с собой радость освобождения от либеральной чумы. Он – рассвет над измученной либеральной гнилью планетой. Он – последняя возможность еще несколько продлить ее существование. Взойдет русское солнце, или же его принудительно закатят, – зависит от каждого из нас.
Сталинизм страшен троцкистам своей несовместимостью с либеральными ценностями, над которыми они сами смеются, но которые им необходимы в качестве питательной среды. Как черви плодятся там, где много гнили, так троцкисты – там, где процветает либерализм. Сталинизм страшен троцкистам своей иерархией и дисциплиной. От него веет величием древних царей и благородством древних героев. 

“Обращение к Российской и Мировой общественности”.

 

Дорогие братья и сёстры!

 

До 100-летнего юбилея Победы Русского народа в Великой Отечественной войне остаётся совсем немного! – при необычайной ускоренности темпов жизни современных людей.

Региональная общественная организация содействия общественной инициативе по сохранению историко-культурного и духовного наследия «Бородино 2012-2045» уверена в том, что подготовка к великим юбилеям должна начинаться задолго до того, как они будут праздноваться. Именно поэтому в данном обращении Президент РОО Сальников Г.П. вносит в адрес Российской и Мировой общественности грандиозный по своему замыслу архитектурный проект Бойко-Великого.

храм держ иконы

Проект заключается в возведении храмового комплекса в честь Пресвятой Богородицы со светской выставкой и мемориальными павильонами на границе России, Беларусии и Украины. Предполагается, что новая святыня по своей монументальности не будет уступать Храму Христа Спасителя в Москве, сооружение которого началось при императоре Александре I, а окончилось при Александре III.

Светские мемориальные павильоны будут представлять собой гармоничную 

Восстановление памятника Александру III

           ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЛАДИМИРУ ВЛАДИМИРОВИЧУ ПУТИНУ.

УВАЖАЕМЫЙ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ! ВЫ И ВАША КОМАНДА ПРОВОДИТЕ ОГРОМНУЮ РАБОТУ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ НАШЕЙ МАТУШКИ РОССИИ! САМЫЙ СВЕЖИЙ ВАШ ПРОЕКТ-ВОССТАНОВЛЕНИЕ – ЭТО ВОЗНЕСЕНСКИЙ И ЧУДОВ МОНАСТЫРИ! МЫ, РОО “БОРОДИНО 2012-2045” ПРИКЛАДЫВАЕМ ПОСИЛЬНУЮ ПОМОЩЬ В МОЛЕНИИ, КРЕСТНЫХ ХОДАХ И ПОИСКЕ ИНИЦИАТИВНЫХ ЛЮДЕЙ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ КУЛЬТУРНЫХ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ РОССИИ. В СВЯЗИ СО 170-летием СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МОНАРХА, ПРОСИМ ВАС, ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПАМЯТНИКА АЛЕКСАНДРУ ||| , РАЗРУШЕННОМУ В 1918 ГОДУ.

0_82534_fc0dda38_XXL

ОТКРЫТОЕ БЛАГОДАРСТВЕННОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РФ В.В. ПУТИНУ. Ответ департамента письменных обращений.

РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ 

 СОДЕЙСТВИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ИНИЦИАТИВЕ

ПО  СОХРАНЕНИЮ  ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО  И  ДУХОВНОГО  НАСЛЕДИЯ

 «БОРОДИНО 2012-2045»

ИНН  7716239610  ОГРН  1107799017699

Москва, 129346, Анадырский проезд, д.45/2 кв.73

Тел.: +7(495)474-88-49 +7(915)375-49-98

E-mail: salnikovgen@yandex.ru 

                                                                               

 

  (ПИСЬМО СОСТАВЛЕНО 05.08.2014).

Молитвенное-стояние

 

ГЛУБОКОУВАЖАЕМЫЙ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ!

МЫ, РОО “БОРОДИНО 2012-2045” С ОГРОМНОЙ РАДОСТЬЮ УСЛЫШАЛИ ИЗ ВАШИХ УСТ О ПРЕДЛОЖЕНИИ ВОЗРОДИТЬ В КРЕМЛЕ ВОЗНЕСЕНСКИЙ И ЧУДОВ МОНАСТЫРИ. ЧУДОВ МОНАСТ ВОЗНЕСЕН МОНАС

В 1980 году В СВЯЗИ С 600-летием КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ “БОРОДИНО 2012-2045”, БУДУЧИ ОРГАНИЗАЦИЕЙ, ИМЕНУЕМОЙ “ВИТЯЗИ”, ОБРАЩАЛАСЬ К ГЕН.СЕК. БРЕЖНЕВУ Л.И. О ВОЗРОЖДЕНИИ ВОЗНЕСЕНСКОГО И ЧУДОВА МОНАСТЫРЕЙ. УЧИТЫВАЯ ДУХОВНУЮ СИТУАЦИЮ 80-х годов, ИДЕЯ БЫЛА НЕ ПРИНЯТА ПРАВИТЕЛЬСТВОМ.

СЕГОДНЯ, КОГДА ВЫ, КАК ГЛАВА ГОСУДАРСТВА ПОДНИМАЕТЕ ЭТОТ ВОПРОС, ВИДИМ В ЭТОМ ПРОМЫСЕЛ БОЖИЙ!

МЫ НЕ ТОЛЬКО ПОДДЕРЖИВАЕМ ЭТУ ИДЕЮ, НО И МОЛИМСЯ О ВАШЕМ

ЗДРАВИИ И УКРЕПЛЕНИИ ГОСУДАРСТВА.

ГЛАВНЫМ АРХИТЕКТОРОМ ВОССТАНОВЛЕНИЯ КРЕМЛЁВСКИХ СВЯТЫНЬ

РОО “БОРОДИНО 2012-2045” ПРЕДЛАГАЕТ

ученика и соратника П.Д.  Барановского, профессора Института

искусства реставрации, академика Академии архитектурного наследия

Журина Олега Игоревича.

ПРОСИМ ВАС ТАКЖЕ ПРОДОЛЖИТЬ ДЕЯНИЯ В ОБЛАСТИ ИСТОРИИ РОССИИ

И ВОССТАНОВИТЬ ПАМЯТНИК АЛЕКСАНДРУ |||

НА ЕГО ИСТОРИЧЕСКОМ МЕСТЕ.

АЛЕКС 3

«Во всем свете у нас только два верных союзника, — любил он говорить своим министрам, — наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас».

 

ПРЕЗИДЕНТ РОО “БОРОДИНО 2012-2045”,

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПОПЕЧИТЕЛЬСКОГО СОВЕТА БОРОДИНСКОГО ПОЛЯ

И СТРАСТНОГО МОНАСТЫРЯ НА ПУШКИНСКОЙ ПЛОЩАДИ МОСКВЫ,

 ПОПЕЧИТЕЛЬСКОГО СОВЕТА НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «ЛОСИНЫЙ ОСТРОВ»

САЛЬНИКОВ ГЕННАДИЙ ПАВЛОВИЧ.

 

ОТВЕТ КОНСУЛЬТАНТА ДЕПАРТАМЕНТА ПИСЬМЕННЫХ ОБРАЩЕНИЙ ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ. 

 Скан_20150222

ОБЩЕСТВЕННАЯ РАБОТА “БОРОДИНО 2012-2045”

РОО “БОРОДИНО 2012-2045” АКТИВНО ЗАНИМАЕТСЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ РАБОТОЙ, УЧАСТВУЕТ ВО МНОГИХ МЕРОПРИЯТИЯХ ГОРОДА МОСКВЫ, ВРУЧАЕТ НАГРАДЫ ДОСТОЙНЫМ ЛЮДЯМ НАШЕГО ВРЕМЕНИ И ФОРМИРУЕТ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ, НА КОТОРОЕ ОПИРАЮТСЯ РУКОВОДИТЕЛИ И ВИДНЫЕ ДЕЯТЕЛИ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА.

Совсем недавно член Правления РОО “Бородино 2012-2045”, депутат совета депутатов МО Зябликово А.Г. Ефимов вручил медаль “В память о 700-летии со дня рождения преподобного Сергия Радонежского” бессменному меценату и великодушному Благотворителю, основателю и Главе совета директоров группы компаний «Вашъ Финансовый Попечитель» 

Бойко-Великому Василию Вадимовичу

 

1 2 4 5

 

 

ДЕНЬ ЯДЕРЩИКА.

Традиционно 4 сентября, в рамках празднования дня специалиста по ядерному обеспечению в муниципальном образовании “Зябликово” города Москвы прошло торжественное мероприятие.

 

Ветеранов подразделений особого риска гостеприимно приняла школа № 985, в которой расположен уникальный музей военных-ядерщиков «Рожденные атомной эрой».

Открылись торжества возложением цветов к мемориалу, посвященному воинам из подразделений особого риска. Были произнесены слова памяти, объявлена минута молчания в память погибших от последствий работы с ядерным оружием или его применения.

IMG_0106.JPG

В выступлении Василия Андреевича Поповича, контр-адмирала в отставке, руководителя районного Совета ЮАО ветеранов подразделений особого риска прозвучали не только слова поздравлений, но и задачи, стоящие перед ветеранским движением по увековечиванию памяти тех, кто не дожил до сегодняшних дней, задачи по духовному, нравственному и патриотическому воспитанию подрастающего поколения.

Затем к присутствующим обратился один из почетных гостей – отец Георгий Баронец, представитель Даниловского Благочиния г. Москвы.

Отец Георгий сказал важные слова о необходимости сохранения памяти всех, кто отдал свою жизнь во славу своей Родины, о том, что только бережно сохраняя память о таких людях мы можем считать себя настоящими патриотами, только сохраняя память о своих предках, мы можем говорить о любви к Отчизне.

Важно и то, что эти слова были услышаны молодыми, школьниками, которые пришли поздравить ветеранов подразделений особого риска с их праздником. И многое из сказанного было адресовано им – тем, кто будет продолжать славные традиции своих отцов.

Торжественная часть продолжилась в актовом зале школы, где к собравшимся с приветственным словом обратилась руководитель школы Л.В. Кривобокова. Лариса Витальевна поздравила собравшихся и сказала о том, как важно помнить о тех людях, которые создавали ядерный щит над нашей страной. В заключение директор школы пригласила всех почаще посещать музей военных ядерщиков, работающий в школе.

Ведущий мероприятия, депутат совета депутатов МО Зябликово А.Г. Ефимов, поблагодарил Ларису Витальевну и подарил школьной библиотеке от имени ветеранской организации южного округа поэтический альманах, изданный к 70-летию Победы.

htmlimage

 

 

Перед собравшимися выступили ветераны, собравшихся поздравили Первый заместитель председателя комитета подразделений особого риска г. Москвы А.Б. Жданов, Первый заместитель руководителя окружного совета ветеранов ЮАО В.З. Миронов..

IMG_0119.JPG

О музее «Рожденные атомной эрой» рассказал его руководитель Нестеров Борис Григорьевич – полковник в отставке, ветеран подразделений особого риска, почетный ветеран Москвы.

На всем протяжении торжественных мероприятий рядом с ветеранами присутствовали школьники разных классов. Для них все происходящее стало интересным уроком патриотизма, формирования у несовершеннолетних ценностного отношения к жизни, возможностью познакомиться с теми, кто подарил им их мирное детство. Но школьники не остались в долгу: они со своей стороны поздравили ветеранов добрыми сердечными словами и прекрасными песнями, организовав для присутствующих небольшой концерт.

htmlimage (1)

По окончании торжественных мероприятий всех ветеранов и почетных гостей пригласили к столу, где силами педагогического коллектива школы был накрыт прекрасный стол. Директор школы еще раз поздравила ветеранов с праздником и пожелала им долгих лет жизни и здоровья.

Православная Россия жива в Петербурге.

Диакон Владимир Василик считает, что стотысячный Крестный ход в Петербурге продемонстрировал тягу русского народа к Церкви и единству …

12 сентября в северной столице России состоялся торжественный крестный ход в честь св. благоверного великого князя Александра Невского и Ништадтского мира. Он проходил от Казанского собора до Александро-Невской Лавры. По оценкам МВД он явился крупнейшим крестным ходом в Санкт-Петербурге в новейшее время, в нем приняло участие около 100000  человек, в том числе около 150 хоругвеносцев и более 200 представителей духовенства Санкт-Петербургской митрополии. 
 
Общегородской Крестный ход состоялся после Божественной литургии, совершавшейся параллельно в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры, совершенной в сослужении наместника Лавры епископа Кронштадского Назария митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием и в Казанском кафедральном соборе. Богослужение в Казанском кафедральном соборе совершили ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии архиепископ Петергофский Амвросий, епископ Выборгский и Приозерский Игнатий, епископ Царскосельский Маркелл, викарий Санкт-Петербургской епархии; епископ Гатчинский и Лужский Митрофан, епископ Армавирский и Лабинский Игнатий, в сослужении протоиерея Павела Красноцветова, настоятеля Казанского собора; протоиерея Николая Преображенского; протоиерея Андрея Герасимова, ключаря Собора; протоиерея Петра Мухина, благочинного храмов при высших учебных заведениях и многочисленного духовенства Санкт-Петербургской митрополии.
 
Общегородской крестный ход состоял из двух частей – большого крестного хода от Казанского собора до площади Александра Невского, который, по завершению Божественной Литургии, возглавил  архиепископ Петергофский Амвросий, – и малого, от Троицкого собора Александро-Невской Лавры до площади Александра Невского, который возглавил  митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский Варсонофий. 
 
Во главе большого крестного хода пронесли чудотворную Казанскую икону Божией Матери, а малого – мощи святого благоверного великого князя Александра Невского. 
 
На площади Александра Невского был отслужен торжественный молебен, провозглашено многолетие церковным и светским властям, российскому воинству и народу. После молебна высокопреосвященнейший Варсонофий митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский обратился к клиру и пастве с пастырским назидательным словом. Он напомнил о тех тяжелых обстоятельствах, в которых находилась Русь XIII века — непреодолимое нашествие монголов с Востока, агрессия с Запада. Русь погибала и в этих обстоятельствах происходит чудо — Господь посылает орудие Своего промысла, святого князя, который своим смирением и кротостью перед Ордой обезопасил Русь с Востока и железной стеной защитил ее от Запада. Св. Князь Александр Невский проявил не только мудрость дипломата и мужество воина, но и великую жертвенность православного человека, жертвуя свои силы и самую жизнь ради Бога и Его народа. Его жизнь — пример и назидание всем нам и в то же время — залог того, что Россия жива и будет жить. 
 
После митрополита Варсонофия к присутствующим обратился губернатор Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко. Он выразил убеждение в том, что праздник святого князя Александра Невского дорог всем петербуржцам и обладает огромным объединяющим потенциалом. «Вместе мы сможем решить любые проблемы», – подчеркнул губернатор. 
 
С глубоким прочувствованным словом к участникам молебна обратился председатель Законодательного собрания Вячеслав Серафимович Макаров. Он напомнил им, что они находятся на святом месте. Ибо Петр Великий для того основал Александро-Невскую Лавру и перенес святые мощи благоверного князя Александра Невского, чтобы освятить Санкт-Петербург и сделать его духовным центром новой России. И сегодня, когда России бросают вызовы, мы должны ответить на них соответствующим образом и наш ответ должен быть исполнен духовной мудрости и силы. Нам важно помнить, что князь Александр Невский был не только воином и дипломатом: прежде всего он был святым. Святость, хранение нравственных устоев — то, что должно спасти, объединить и возродить Россию. 
 
Крестный ход проходил под девизом – «Вера. Традиции. Единство». Как сказал владыка Назарий на пресс-конференции: «Мы ожидаем увидеть людей, которые ценят историю России и хотят продолжить ее традиции. Для нас важно, чтобы они почувствовали свое единство». Крестный ход является церковно-народным торжеством и к нему приглашались  все, кому дорого имя России, святого Александра Невского, а равно и традиции нашего города, одной из которых является данное молитвенное шествие. Первый общегородской крестный ход прошел в 1743 году, по решению благоверной Императрицы Елисаветы Петровны, восстановившей эту традицию на Руси после времен Анны Иоанновны.  Последний крестный ход состоялся в1918 году под возглавлением священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и собрал тогда полмиллиона человек. На следующий год он уже был воспрещен. Впервые возобновленный крестный ход прошел в 2013 году и собрал около 80000 человек. 
 
Весь крестный ход сопровождался колокольным звоном установленных по ходу следования переносных колоколен. 
 
2015 год знаменателен следующими датами – 775-летие Невской битвы, 225-летие освящения Троицкого Собора и, конечно, 70-летие Победы в Великой Отечественной Войне, в которой мы победили под знаменами св. Александра Невского. Нынешний праздник отмечен чествованием кавалеров ордена св. благоверного князя Александра Невского, учрежденного в годы войны. Им награждали отличившихся офицеров. Некоторые из кавалеров-фронтовиков приняли участие в празднике, школьники поднесли им цветы. 
 
В завершении церемониальным маршем прошла рота почетного караула из курсантов военных училищ Санкт-Петербурга. Торжества продолжились фестивалем колокольного искусства «Невские звоны» в Александро-Невской лавре. 
 
Праздник оставил ощущение великой силы русского народного благочестия и тяги русского народа к Церкви и единству. Многие принимали участие в крестном ходе с малыми детьми, в шествии шли пожилые люди, которые, однако, с легкостью преодолели 4 километра пути. Удивительные были лица участников – светлые, вдохновенные. Крестный ход показал: Православная Россия жива.
 
Диакон Владимир Василик, кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии 
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге 
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге
 
Крестный ход в Санкт-Петербурге

СИТУАЦИЯ, КАК НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА

Беседа с епископом Душанбинским и Таджикистанским Питиримом.

Анастасия Рахлина

О разжиженном христианстве, стремительной исламизации, новых «европейских ценностях», ненависти к христианству истинному и о том, во что это может вылиться.

 

Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим
Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим

    

 

«Комфортное христианство – это нежелание нести крест»

– Владыка, что такое «комфортное христианство» и «розовое христианство», о котором вы говорили в своей проповеди, опубликованной у нас на портале? Можно ли сказать, что комфортное христианство – это духовная болезнь нашего времени?

– Как Господь сказал? – «Возьми крест свой и следуй за Мной». Вот смысл всего христианства. А комфортное христианство – это в первую очередь нежелание нести крест.

И это болезнь не сугубо нашего времени, это началось сразу: как только появилось христианство, были христиане ревностные и христиане ленивые.

Первые века христианства сами по себе были очень некомфортные: шли гонения, и христианами оставались только самые ревностные. А те, кто случайно оказывался в их рядах, или отрекались от Христа или же – из философов, ученых мужей – не хотели себя перестраивать под христианское учение, а христианское учение перестраивали под себя.

Так в среде гностиков появляются первые ереси: это ведь тоже своего рода комфорт – чтобы удобно было им мыслить именно так, как они хотят, ни от чего не отказываясь.

А когда христианство стало разрешенной религией, со времен Константина Великого, вот оно и начинается: возникает феномен «комфортного христианства». Почему монастыри получают тогда такое массовое распространение? Потому что ревностные христиане уходили из городов, где эту ревность сохранять было уже невозможно.

Комфортное христианство было всегда. Но то, о чем я говорил в своей проповеди, – это «розовое христианство». Этот термин появился в XIX веке, в среде славянофилов, думающих людей, которые пробудили в уже довольно секулярном обществе интерес к христианству (так же, как и в конце советской эпохи), – и появились люди, которые захотели жить, как они хотят, ни от чего не отказываясь, и в то же время называться христианами.   

«Розовое христианство» – это такое разбавленное, разжиженное христианство. Оно вылилось в начале XX века в обновленчество, но попало под жернова атеистической идеологии и, не найдя сочувствия в народе, сгинуло на бескрайних просторах советской империи.

В конце XX века – в 1980-х – начале 1990-х годов – тоже многие из интеллигентов побежали в Церковь. Но побежали зачем? Не за Христом, а потому что это было модно, Церковь воспринималась как оппозиция власти, – хотя в большей степени в советские времена власть была оппозиционной Церкви, а не наоборот.

И вот в Церковь хлынуло огромное количество людей из интеллигентной среды, которые пришли не за Христом, а за чем-то другим. И сейчас эти люди из Церкви уходят.

Похожая картина наблюдается и в монастырях. В 1990-е годы много людей пришло в монастыри. Прожили по 10–15 лет, кто-то даже сан принял, и вот теперь уходят. Потому что пришли не ради Христа, а из-за сложных условий жизни, потому что деваться было некуда, – особенно из очень неблагополучных республик шли в российские монастыри. Так духовники благословляли: иди в монастырь. И человек, не имея монашеского призвания, оказался в монастыре, промучился там 10–15 лет и всё равно ушел.

Уходят сейчас люди, которые пришли в Церковь за чем-то другим, а не ради спасения души – и, естественно, рано или поздно разочаровываются. А если люди приходят в Церковь не за Христом, сразу начинаются соблазны.

Эти бабушки – грубый фильтр церковный: они отфильтровывают тех, кто пришел в Церковь не за Христом, а за чем-то другим

Некоторые даже и не доходят: придут, на них какая-нибудь бабушка налетит, и человек сразу же уходит. Эти бабушки – грубый фильтр церковный. Их часто ругают, они критике подвергаются, а они отфильтровывают тех людей, которые пришли в Церковь не за Христом, а за чем-то другим.

Многие сегодня хотят, чтобы Церковь была «церковью хороших людей». А Церковь – это лечебница. Здесь все маски, все завесы спадают, человек становится виден таким, какой он есть. И, естественно, что такой, какой он есть, он довольно-таки непригляден.

Приходя в Церковь, мы должны терпеть, носить немощи друг друга. Ведь и наши немощи тоже носят! Мы почему-то всё время думаем о том, как мы других терпим, чужие немощи несем, не задумываясь о том, что нас самих еще больше терпят и носят наши немощи.  

Люди, которые приходят в Церковь не за Христом, ищут какого-то комфорта, спокойного состояния. Но будет и спокойное состояние, и комфорт – но другой. Только до этого состояния еще нужно дорасти.

– Но, владыка, как разбудить людей? Люди ходят в храм, участвуют в Таинствах, но всё это… как бы по инерции. Какой там крест! Нужно, чтобы всё было удобно: и служба не длинная, и на посты послабление, и вообще чтобы не мешало жить, потому что завтра на работу.

– В благоприятное время – как сейчас у нас: все могут ходить в храм, гонений нет – большая часть христиан будет именно такой. Она и всегда была такой.

Процент настоящих христиан в истории Церкви не менялся – он всегда был небольшим: 3–6 процентов от общей массы называющих себя христианами. Он обозначался именно во время гонений. Как в советское время: начались гонения, и эта вся масса, которая просто ходила в храм, ходить перестала. А разбудила людей война – Божие посещение. А когда нет войны – скорби и болезни приближают человека к Богу, заставляют задуматься о скоротечности и непостоянстве земной жизни.

«ИГ – это сила, которая должна снести антихристианскую Европу»

– Вы живете в исламском регионе. Скажите нам о ревности мусульман. Приходилось читать – отец Димитрий Смирнов в частности говорил, – что часто русские уходят в ислам потому, что там есть ревность, горение по вере.

Принимают ислам как раз те, кто только по имени христиане. Настоящий христианин никогда не примет ислам чисто из вероучительных мотивов

– Принимают ислам как раз те, кто только по имени христиане. Настоящий христианин, конечно, никогда не примет ислам чисто из вероучительных мотивов: те, кто хорошо знает наше вероучение и хотя бы поверхностно знает ислам, понимают, что спасения в исламе нет. А уходят как раз те, кто этих основ не знает. И это наша беда.     

Сейчас в Таджикистане мощная исламизация. Давно процессы идут, но сейчас они всё больше и больше набирают темп. Причем исламизируется молодежь. Если люди старшего поколения, которые еще помнят Советский Союз, не очень ревностно соблюдают посты или какие-то внешние установления, то молодежь, подростки фанатично это выполняют.

Двигателем является в основном гордыня: эти мальчишки, юноши, молодые ребята, они друг перед другом напоказ себя выставляют: для них это позор, если ты не держишь уразу.

В последние годы ураза[1] выпадает на самое жаркое время года. А здесь температура доходит до 60 градусов на солнце – а они на солнце работают, тяжелым физическим трудом занимаются – и им нельзя ни есть, ни, самое страшное, пить. Они фактически сознание теряют, их из шланга поливают, но они не пьют! «Вам же разрешили – в мечети разрешают пить воду в такую жару!» Нет, они не могут себе позволить выпить воды, потому что для них это позор.

– А почему для наших-то не позор? Как пост, начинается: ваш Типикон для монахов, а мы все болящие и машину водим, нам нельзя реакцию терять.

– Да, у нас постоянно берут благословение на послабление поста. (Смеется.)

– Почему так?

– Знаете почему? Может, мы как христиане уже состарились? Как вот греки в свое время. У нас уже много веков христианство – а когда нация только крестится, только принимает христианство, вот тогда появляются подвижники и все очень ревностно всё соблюдают. Пассионарность зашкаливает.   

А не исключено, что стремление исламского мира ревностно соблюдать свои обряды – это залог того, что, когда они примут христианство (а есть такие пророчества, что третья часть исламского мира примет христианство), они будут очень ревностными христианами, и нам тогда будет очень стыдно, и, может быть, их ревность подстегнет и нас.

 

    

 

Вы знаете, я вспоминаю слова святителя Григория Двоеслова. Он спрашивал: как правильно – или же соблюдать ревностно пост, аскезу и при этом гордиться, или же смиряться и почти ничего не соблюдать?

– Конечно, не соблюдать!

Григорий Двоеслов говорит: нет, пусть лучше будет гордость, но человек будет нести подвиги, а Господь Сам найдет, как его смирить

– (Смеется.) Нынешние христиане именно так и отвечают! А Григорий Двоеслов говорит: нет, пусть лучше будет гордость, но человек будет нести подвиги, а Господь Сам найдет, как его смирить.

А у нас мало кто всё ревностно соблюдает – ну разве что монахи. Хотя нет, есть и миряне. Иногда бывает стыдно, когда исповедуешь мирян, и они каются, например, что во время Великого поста среди недели поели пищу с растительным маслом. А мы сами едим с растительным маслом и даже забываем в этом исповедаться – это для нас уже стало нормой. А вот миряне бывают очень ревностные.

Еще очень важно, чтобы рядом был пример. Если не будет примера, человеку очень сложно самому себя на что-то понуждать.

Всегда нужен учитель. Мало кто из подвижников вырос без учителя – это величайшее подвижничество, кто смог сам себя понудить. Да и то, мне кажется, всё равно у них был какой-то учитель, который заставлял себе подражать.

Но трагедия нашего времени в том, что мы не можем быть учениками.   

Про это хорошо говорил отец Рафаил (Карелин): последние Глинские старцы умирали, эти гиганты духовные, имевшие огромный опыт, бесценные богатства, которые они хотели передать нам, а мы, говорит, не могли это вместить, не могли взять по своей немощи[2].

Люди стали слабые, не могут воспринять богатый духовный опыт – потому что это крест, очень тяжелый крест.

Этот разрыв между старцами и послушниками сейчас и наблюдается: почему и старцев уже практически не осталось – потому что нет послушников, нет людей, которые могли бы этот богатый опыт перенять.

Информационная среда, технологии современные, компьютеры парализует волю – именно в подвижничестве

Очень все стали расслабленными. Вся эта информационная агрессивная среда, технологии современные, компьютеры – всё это очень расслабляет. Молодежь не вылезает из телефонов, постоянно что-то смотрят, во что-то играют – а это парализует волю.

Всё это направлено на то, чтобы опутать человека хитро расставленными сетями так, чтобы он не мог из них вырваться.

Парализуется воля именно в подвижничестве. Все это прекрасно знают и понимают, но сделать с этим ничего практически не могут. Потому что это паутина уже всех нас опутала. Если только Господь как-то не вмешается и не изменит всё это. А так мы все в этих сетях зависли – в том числе и мы сейчас с вами тоже.

– Владыка, с одной стороны, мы видим агрессивный ислам в виде ИГ. С другой стороны, в Европе новые «европейские ценности», гей-браки и прочая, которые потихонечку подбираются и к христианским странам. Что можно этому противопоставить?

– Да, две силы, вы сейчас очень хорошо обозначили: антиислам и антихристианство.

В исламском мире появляется антиислам в виде политизированной идеологии Исламского государства. Он разрушает ислам изнутри, взрывает его, потому что если такой ислам будет распространяться, то долго он не продержится.

Изначально ислам был не такой. Он не уничтожал христиан полностью.

Мы знаем, что когда турками завоевывалась Византийская империя, остались Константинопольский и другие Патриархаты – да, разгромленные, лишенные былого величия, сильно сократившиеся до этих 3–6 процентов верующих, но остались церкви, в которых разрешалось молиться и приносить бескровную Жертву. Более того – балканские Церкви жили под турками лучше, чем под греками-фанариотами.

Турецкое иго оказалось лучше греческого: то, как греки подавляли проявления в лучшем смысле национализма, совершенно неприемлемо: не разрешали совершать богослужения на национальных языках, не рукополагали священников из местного населения – много такого было. А турки всё это разрешали, если им не сопротивлялись.

Ты платишь налог[3], откупаешься от них, и всё – они тебя не трогают. Коран запрещает убивать людей Писания – христиан и иудеев. Они должны быть в униженном положении и должны платить дань, но убивать их нельзя.

ИГ действует совершенно по-другому, оставляя после себя горы трупов и груды развалин.

А что происходит в Европе? Если здесь – антиислам, то там – антихристианство.

Посмотрите, как начала строиться эта пирамида: антихристианство стало захватывать Европу, и тут же возник ИГИЛ – возникает сила, которая должна снести антихристианскую Европу.   

ИГ – наказание Божие Европе за содомские грехи, которые она сделала легитимными

Расстановка сил уже определилась. И это наказание Божие безбожной Европе за содомские грехи, которые она сделала легитимными. А это уже вопиет об отмщении.

Долго это продолжаться не может: это грехи, которые Бога вынуждают действовать. И наказание будет – об этом говорят многие афонские старцы.

Они говорят, что Европу и весь западный мир ждет страшная кара, наказание, и орудием является как раз «Исламское государство».

– А нас в России это как касается?

– И у нас в России тоже далеко не всё благополучно. Вы знаете, когда я приезжаю в Россию и ловлю такси, сколько раз замечал: от меня водитель отворачивается, он меня видеть не хочет, ненавидит, сквозь зубы еле-еле говорит. Я с трудом доезжаю до места назначения.

– Ну а вы, естественно, в подряснике? Извините, что я так спрашиваю.

– Да, я всегда ношу подрясник. И хотя не всякий догадается, что я – епископ, но сразу видно, что священнослужитель.

– Имеется в виду наш московский водитель, не приезжий?

– Подмосковный, местный – не гастарбайтер. Один или два раза мужчины меня возили, один раз женщина… Это ужас какой-то, с чем приходится сталкиваться. Они ненавидят Церковь, они не могут видеть священнослужителя. У них заметно такое отвращение, что они даже разговаривать со мной не могут. Здесь (в Таджикистане. – А.Р.) такого вообще нет. Мусульмане относятся с уважением: «Да-да, Русская Церковь, мы вас уважаем, пожалуйста, пожалуйста». Небо и земля.

Приезжаю в Россию православную и вижу, что меня там ненавидят, многие ненавидят, большинство, я бы даже сказал.   

Понимаете, в России огромное количество людей ненавидят Православие, истинное христианство

Я сам из Сергиева Посада, там вырос. Удивительный феномен таких городов: там живут подчеркнуто нерелигиозные люди. Вот у меня сосед: в течение десятилетий он жил рядом с Троице-Сергиевой Лаврой – первый дом от Лавры – и, как говорят его же родственники, ни разу там не был. Это просто парадокс. В это с трудом верится. Он не выносит колокольного звона. Кончилось тем, что он просто уехал, не смог там жить.

Понимаете, в России очень много проблем. Огромное количество людей, которые ненавидят Православие, истинное христианство.

А «розовое христианство», которое их не раздражает, которое им удобно, они примут.

Борьба со строительством храма в парке «Торфянка» обнажила очень серьезную болезнь российского общества, в частности в Москве. Москвичи ведь тоже особые люди. Они всегда возмущались какими-то неудобствами.

«Перед революцией люди тоже как будто не понимали, что они творят»

– Вы очень точно сказали: «всегда возмущались какими-то неудобствами».

– Но надо знать меру протеста и понимать, против чего ты идешь. Против чего ты борешься. Совершенно немыслимо бороться против того, чтобы в сквере или парке построили храм.

Храм немного места занимает по сравнению со всем парком. Если там будет храм, это не значит, что вырубят все деревья, – наоборот, еще посадят.

У храма всегда очень красиво бывает, и храм, как правило, хорошо вписывается в окружающий ландшафт. Это же, наоборот, украшение парка!

 

Протест против строительства храма в парке Торфянка
Протест против строительства храма в парке Торфянка

    

 

Я вообще не понимаю тех людей, которым важнее выгулять свою собаку или ребенка, но чтоб храма не было.

Это что же за ребенок-то вырастет, если ради него ты не разрешишь построить храм?

Понимаете, нужно учитывать один момент, таинственный, метаисторический, если хотите. Сейчас ситуация очень схожа с той, которая была накануне революции 1917 года.

– Я хотела вас спросить про это. Очень интересно.

Перед революцией люди как обезумевшие были – боролись за свободу. Причем все сословия. В том числе и многие из духовных

– Ведь перед революцией люди тоже как будто не понимали, что они творят. Они совершенно представить себе не могли, что их ждет впереди – эта катастрофа жуткая, – чем всё закончится. Как обезумевшие были – боролись за свободу. Причем боролись все – все сословия. В том числе и многие из духовных. Боролись против самодержавия. Лучшие потом новомучениками стали, в лагерях поняли, что это за свобода.

И есть один аспект, который специально почти не исследовался: очень интересно проследить судьбы этих людей. Как высказывались, о чем говорили те, кто был против самодержавия, и как у них сложились судьбы после революции.

Как будто каждый готовил себе жуткую трагедию в будущем – те, кто в этом участвовал.

А тех, кто не участвовал, Господь сохранил. Большинство из них эмигрировало.

 

Анна Вырубова с государыней Александрой Феодоровной. 1910 г.
Анна Вырубова с государыней Александрой Феодоровной. 1910 г.

    

 

Да вот яркий пример – Анна Вырубова[4]. Уж казалось бы, кого первого должны были расстрелять и уничтожить, так это ее. А она смогла уехать, оказалась в Финляндии. Тоже через многие скорби, искушения прошла, но умерла своей смертью. Человек был предан Царской Семье – и вот за эту преданность Господь ее сохранил. Как и многих других – и иерархов, и простых людей.

 

Монахиня Мария (Вырубова) в Валаамском скиту, 20-е годы
Монахиня Мария (Вырубова) в Валаамском скиту, 20-е годы

Это важно – проследить судьбы людей, как им потом пришлось расплачиваться за то, что они сделали в состоянии ослепления.

 

И те, кто сегодня борется со строительством храма, готовят трагедию в будущем. Личную трагедию.

Понимаете, эта сила (ИГИЛ. – А.Р.) готовится пойти не только в Центральную Азию, но и на Россию, и в Москву, и куда угодно. А в Москве сколько их потенциальных союзников! Туда и идти не надо, просто бросить клич, и всё.

Как будет распространяться эта кара Божия, зависит от того, что мы сейчас делаем

И как будет распространяться эта кара Божия, зависит от того, что мы сейчас делаем.

Мы сейчас закладываем тот код, ту программу, которая потом будет разворачиваться. Людям нужно думать о том, что с ними будет в будущем. Зачем вы накликаете на себя беду?

Потому что как начнется эта кара, придет этот «день лют», всё – уже не остановишь. Вот как сейчас на Украине: попробуй, останови. Три года назад кто об этом думал: процветающий Донбасс был на Украине!

А тоже расслабились. По первым беженцам, которые оказались в России, мы же видим, какие у них были претензии: давайте нам курортные условия. Люди не понимали, что с ними произошло, какая трагедия и что теперь ее уже не остановишь – это трагедия на всю жизнь.

Также и в Таджикистане было. Я вижу людей, которые пережили гражданскую войну[5]: это страшно, они повреждены на всю жизнь. У них психика повреждена. Их расстреливали, они под пулями бежали. Это накладывает отпечаток на всю жизнь.

А молодое поколение, которое не видело войны, бредит ИГИЛом!  

Буквально сегодня информация прошла, что на юге Таджикистана подростки вывесили флаг ИГИЛа. Они не понимают, им бесполезно что-то объяснять. Для них появилась цель, смысл их существования.

 

Молодежь бредит халифатом. На фото боевик с флагом ИГ
Молодежь бредит халифатом. На фото боевик с флагом ИГ

    

 

Это происходит прямо на глазах – еще полгода назад ничего этого не было. Самых горячих сносит в радикализм, в экстремизм. Они мечтают быть боевиками, поехать в Сирию, хотят, чтобы сюда пришел ИГИЛ и они стали воинами халифата.

Нам нельзя сидеть – они исламизируются, они-то активные, а мы чего?

Процессы происходят, причем происходят стремительно. И нам нельзя сидеть – они исламизируются, они-то активные, а мы чего?

А мы – расслабленные, а у нас из монастырей люди побежали, а у нас из Церкви интеллигенция уходит. У нас наступает полный паралич.

Но Господь как в таких случаях всегда поступал? Кара, наказание, война – чтобы люди как-то встряхнулись и обратились к Богу. Но не Бог посылает наказание, а сами люди развязывают войны и бывают виновниками катаклизмов – Бог попускает этому произойти, когда других средств к исправлению не остается.

Это же мы сами приближаем наказание своей расслабленностью, этой своей борьбой со строительством храмов, спорами какими-то.

Сейчас спор возник по поводу выставки в Манеже. Опять нас втягивают в этот спор. Получается, что и те, и другие грешат. Нас, православных, тоже разделяют. Часто такое бывает. Им главное втянуть, разделить на две партии – «за» и «против».

 

Демонстрация «Я – Шарли!»
Демонстрация «Я – Шарли!»

    

 

Не могу согласиться с методами, к которым прибегает Дмитрий Цорионов (Энтео): бегает и выискивает, где бы оскорбили его чувства. Это с одной стороны. А с другой стороны, нельзя терпеть то, что происходит. Такое кощунство ни одна религия терпеть не будет, кроме православных. Ну, а католики с протестантами – так они и сами могут такое сделать, такую выставку, даже еще хуже. Позорный марш «Я Шарли» – яркое свидетельство тому.

«Развратное общество неизбежно превращается в Содом»

– Так и православные тоже уже могут.

– Мы тоже идем по пути западного христианства. Апология греха. Почему у них стала возможной легализация «однополых браков»?

– Почему?

– Почему Протестантская церковь это приняла? А потому, что она этим людям не может ничем помочь. К их пасторам приходят эти несчастные, а пасторы не знает, что с ними делать. Они не могут никакую рекомендацию дать. Им проще сказать, что это не грех, – и проблема решена. Так вот они решили. И это очень немилосердно по отношению к этим людям.

А ведь их становится всё больше и больше, потому что само западное, а вслед за ним и наше, российское общество стало крайне развратным. А развратное общество неизбежно превращается в Содом.

Когда в нескольких поколениях накапливается нераскаянный грех, он превращается в извращение. Если родители были еще просто блудники и развратники, то дети становятся извращенцами.

Их дети – несчастные люди. Они говорят: мы такими родились, мы не можем ничего с собой сделать, мы не можем завести нормальную семью. А это действительно трагедия. В трагедии этой виноваты по большей части их родители. И что теперь этим детям делать?

У них степень-то повреждения больше – они не могут семью создать. Но зато и награда от Господа им, если они будут жить в полном воздержании, в целомудрии, будет больше, чем всем остальным.

Только им нужно это объяснить.

Я в проповеди часто привожу такой пример из жития Серафима Саровского. Когда у него спросили, кто в Саровском монастыре выше всех, он сказал: «Повар», – и все ужаснулись: «Как это повар? Он злой, он на всех набрасывается!»

А преподобный ответил: «Да, у него такой нрав от природы, что если бы он себя постоянно не сдерживал, то всех бы в монастыре переубивал. А Бог смотрит на человека, какие усилия он над собой делает».

Здесь – то же самое. У нас разные страсти, разные наклонности. Будем делать усилия – значит, Господь будет нас награждать.

И даже этих людей. Они могут венцы себе стяжать. И надо их так и настроить: сказать, что это подвиг, тебя Господь призывает на подвиг, чтобы ты исправил всё и, может быть, искупил вину своих родителей, чтобы Господь и их тоже помиловал.

У нас случай был в 1990-е годы, в Троице-Сергиевой Лавре. Постригли несколько монахов, и одному из духовников явился Христос и говорит: «Из-за того, что они приняли ангельский образ, решились на это, Я и их родителей тоже помилую, хотя они этого недостойны».

Такие вещи удивительные у нас в Церкви происходят.

У Бога-то совершенно другой суд. Весь мир у Него вне времени.

Это мы живем в какой-то короткий исторический промежуток. Мы находимся в данном отрезке времени и пытаемся что-то понять, что-то оценить. А у Бога – полнота времени, и Он знает, как, что и почему, все первопричины, все взаимосвязи явлений.

Мы можем наблюдать за действием Промысла Божия, удивляться ему, и больше ничего.

И благодарить Бога за то, что мы такие. В том числе и вот эти люди, которые такими родились, тоже должны Бога за это благодарить. Но ни в коем случае не давать волю проявлениям греха.

А западные, протестантские Церкви – многие из них, не все, конечно, – решили проблему так: «разрешили» грех. А это уже подход антихристианский.

Церковь антихриста разрешит любой грех

Когда будет церковь антихриста – а она будет, потому что он себя объявит богом, – она разрешит всё, любой грех.

Антихрист скажет: «Христос вам запрещал всё, а я всё разрешаю, будете жить райской жизнью». Он будет «добрее» Христа. И эта проповедь «любви» давно уже слышна.

Нас, христиан, упрекают: у вас нет любви. Ставят нам это в претензию. Но прежде, чем говорить о любви, нам нужно определиться в Истине. Нам говорят: давайте объединим все Церкви в любви.

Нет, давайте, прежде чем у нас будет диалог о любви, определимся в Истине.

Бог не только Любовь, но и Правда, и Справедливость, и Истина.

 

Господь Вседержитель. Мозаика храма св. Софии Константинопольской
Господь Вседержитель. Мозаика храма св. Софии Константинопольской

    

 

«Аз есмь Истина», – Господь сказал. Поэтому мы сначала должны определить моменты, для нас принципиально важные, – истинное это вероучение или нет, правда в этом или ложь.

А нас хотят соединить в любви без Истины – а это любовь уже прелюбодейная. Этого ни в коем случае нельзя допускать.

О чем говорят все эти либеральные сообщества? Что они любят друг друга – у них любовь. «А у вас любви нет, у вас одна ненависть», – говорят они нам. А это не ненависть – просто Истина жжет. Истинная любовь их обжигает – именно своей правдой.

Даже приблизиться к ней невозможно – когда начинается проповедь истинной веры, мы наталкиваемся на сопротивление, на ненависть, на преграду. А проповедь слащавой любви никакого сопротивления не вызывает, в худшем случае равнодушие: ну, ходят сектанты какие-нибудь и предлагают первому встречному слиться в объятиях их липкой любви.

Прелюбодейная любовь – именно с такой любовью придет антихрист, всех обольстит, обманет.

Это нужно понимать: где Любовь, там должна быть и Истина.

Они вместе: Любовь и Правда. Ни в коем случае не должна быть Любовь в ущерб Истине или Истина, не согретая Любовью

Это два крыла, на которых человек поднимается в небо, два сущностных свойства Божия. И не может быть одно свойство в ущерб другому, умалять другое. Они вместе: Любовь и Правда. Ни в коем случае не должна быть Любовь в ущерб Истине или Истина, не согретая Любовью: она убивает, такая Правда, которая не согрета Любовью. Давайте я вам специально напишу статью об этой любви без правды, которая становится всё более и более востребованной даже в православной среде.

ПОБЕДИТЕЛЬ КАМЕННЫЙ

«Победитель  каменный».

Александр  Богатырёв.

Каких  только  людей  у  нашего  царя  нет. Н. Лесков

Удивительная выдалась нынче зима в Сочи. К Рождеству расцвели подснежники, цикламены, незабудки, анютины глазки, анемоны, нарциссы. К Крещению на теплых склонах распушились желтые бусинки мимозы. Появились цветы и на нескольких уцелевших кустах камелии. Ирисы цвели с декабря, а розы вообще не переставали цвести.

Красота! Порою стыдно становится: дети и друзья то от морозов не знают куда деваться, то в оттепели с мокрыми ногами по Питеру бегают, лавируя между падающими с крыш сосульками. А ты тут на солнышке при 18 градусах в тени. Но фенологические радости омрачены реальными скорбями. Главная – от того, что пространства, на котором могут расцветать цветы, становится все меньше. Некогда зеленые склоны сереют бетоном ново построенных коттеджей и высоток. Там, где еще недавно можно было погулять под пальмами и магнолиями, металлические заборы, над которыми возвышаются бетонные короба строящихся гостиниц. Гостей не видно. Громады высоток уже несколько лет стоят с неосвещенными окнами. Никаких признаков жизни.

Другая скорбь – пробки на дорогах. Можно и час простоять на одном месте… Но иногда и пробка может порадовать. 12 февраля пробка подарила мне замечательный сюжет. Простояв 20 минут в районе стадиона, я решил покинуть маршрутку и, невзирая на дождь, прогуляться вдоль многокилометровой вереницы неподвижных средств передвижения. Выходя из маршрутки, я чуть не столкнулся с человеком в подряснике. Он медленно шел по проезжей части с рюкзаком за плечами, с промокшей скуфьей на голове, в легких башмаках, не рассчитанных на долгие прогулки под дождем. Ни зонта, ни накидки, лишь демисезонная куртка. Но он и не собирался скрываться от непогоды под крышей автобуса. Время от времени доставал из-под полы куртки большой восьмиконечный крест на массивной серебряной цепи и осенял все четыре стороны. Я прошел за ним минут пять, а когда он повернулся с крестом в руке в мою сторону, попросил его благословить меня. Он пристально посмотрел мне в глаза и перекрестил, громко и четко проговорив: «Во имя Отца, Сына и Святого Духа!»

Я сразу понял, что это не священник, но на всякий случай спросил: «Вы иеромонах?»

– Нет. Я пророк Иисуса Христа.

– Вот как… А как же вас, отец пророк, величать? – я еле сдержал улыбку. Но после его ответа  впору было рассмеяться.

– Я – Всероссийский пророк Иисуса Христа Победитель Каменный.

– Интересное имя. А как вас величать покороче?

– А никак. Так и зови.

– А матушка вас в детстве как звала?

– Витей. Потому и Победитель. Виктор – значит Победитель.

– А каменный, наверно, от Петроса? Виктор Петрович?

Пророк удивленно посмотрел на меня и с минуту помолчал: «Сам догадался?»

Я в ответ улыбнулся: «Не трудно догадаться».

– Нет, трудно. Это тебе Дух Святой открыл.

Возражать я не стал. Спросил «Не от старцев ли он идет, что подвизаются в горах Абхазии?» Оказывается, он ничего о них не знает, а дошел лишь до границы и, как он выразился «осветив и окрестив» ее, бредет обратно. Путь он держит на Москву, а потом направится домой – на Дальний Восток». На поездах он не ездит: либо на своих двоих, либо с дальнобойщиками на больших фурах.

– Вот, хожу, крещу и освещаю Россию – Матушку.

– Так ведь Великий Князь Владимир это уже сделал.

– Он крестил в воде, как Иоанн Креститель, а я крестом осеняю. Говорю о конце света и Страшном Суде, о том, что времени осталось мало, и нужно спешить с покаянием. Бесов прогоняю и собираю грехи.

– Ну, и как получается?

– Хорошо получается. Думаешь, чего это так быстро Олимпийские объекты строятся? Это я несколько лет назад подумал: зачем из России заграницу отдыхать люди ездят, когда у нас Сочи есть. Нужно большие деньги сюда привлечь. Деньги – это грех. А у нас грешных людей полно. Где будет много денег, туда народ и повалит.  Вот все и получилось. Я прошел сейчас, посмотрел – все делается, как надо. Вот еще Сочи пройду, соберу грехи людские и понесу их в Москву.

– Зачем же вы грехи отсюда в Москву понесете? Сами же сказали, что чем больше грехов, тем больше народу приедет.

– Это правильно. Но тут уже столько денег, что и так все слетятся. А если я не уберу грехи тех, кто здесь живет, может и не доживет никто до олимпиады. Задохнутся от грехов.

– И что же вы с грехами делаете?

-К Кремлю складываю.

– Зачем к Кремлю?

– Как зачем? Нами Кремль управляет. Туда и приношу. А куда еще?

– А в какое место? К мавзолею?

– Нет. Туда не пускают. Я встаю у храма Василия Блаженного и сбрасываю их к порогу. Так такой столб черный к небу поднимается – ужас!

– А потом?

– Потом бегу из Москвы. До кольцевой дороги. И на восток. Крещу все по пути: «Сгинь, нечистая сила!» Собираю грехи в других местах. Особенно страшно возле кладбищ, которые вдоль дороги. Столько грешников похоронено! Я там и не собираю. Мне не по силам. И они уже ушли из нашего мира.

– Значит, Вы очищаете от нечистой силы грешную землю.

– Да.

– А кто Вас благословил? Как вы почувствовали, что имеете такой великий дар?

– Кто может благословить!? Только Господь Иисус Христос. Он всегда со мной. Я слышу его голос постоянно. Он мне говорит :–«Иди, зови народ к покаянию. Ходи, крести, изгоняй бесов». А видел бы ты, как смешно бесы лопаются. Как мыльные пузыри. Я их перекрещу, прочту молитву – и они хлоп и нет их.

– А куда они деваются?

– В небытие. В ад или куда еще – не знаю, Я туда заглянуть не могу. Но в нашем мире их уже нет.

– Неужели Сам Господь призвал?

– Сам. Не знаю, почему Он меня выбрал. Я до того жил во грехе. Сына от меня одна женщина прижила. А познакомился с одним монахом – и все. Перестал грешить. Он вот так, как я сейчас по Руси ходил. Говорит: «Тебе 30 лет, а ты еще Богу не служишь. Бросай все – и ходи изгоняй нечисть. Я бросил работу. Приезжаю в Хабаровск, в церковь святителя Иннокентия, стою, молюсь. Вдруг слышу голос: «Иди, борись с нечистой силою. Теперь ты Мой пророк».

– Я говорю: «Господи, а как меня теперь звать. Аврааму ты одну букву «а» добавил, а мне-то что добавишь?

– А ты, – говорит Иисус – теперь пророк всея Руси Победитель Каменный. Ну, я и оставил все. Вот 12 лет хожу. К покаянию призываю. Оставить грехи. Жить по заповедям. Как положено по Евангелию.

– А кем вы работали?

-Взрывником на угольном карьере.

– Здорово. Раньше уголек взрывали, а теперь на бесов переключились.

– Точно так.

– По специальности. Взрываете нечистую силу.

– Ну, да.

Мы остановились у фонтанов возле гостиницы Каскад. Победитель Каменный достал из кармана пустую бутылку, наполнил ее водой и быстро выпил. Затем наполнил снова и положил бутылку в карман.

– Хорошая водица. Я со вчерашнего дня не пил.

– А останавливаетесь где?

– Три ночи на пляже ночевал. Погода теплая. Иногда и в гостинице. В кабинах дальнобойщиков. А больше – у ментов.

– Сажают за бродяжничество?

– Нет. Ни разу. Никто меня не сажает. Они меня в свои будки пускают. ГАИшники. Еще и денег дают. Я им про покаяние говорю. Вот их стыд и берет. Они ведь с шоферами, сам знаешь… А вообще, как их только в полицейские переименовали, стали лучше. Никогда не обидят.

– А вы деньги у них просите, или сами предлагают?

– Я никогда не прошу. Иначе наказывать придется. Если откажут. А я этого не люблю. Зачем людей обижать. Я, как только на кого осержусь, тому плохо бывает. Я, вот, хотел одного владыку вразумить. .. Остриг гриву у молоденькой кобылицы – она еще жеребца не познала. Главное, чтобы чистая была. Сплел из волос, что из гривы, плеть и положил рядом с иконой праздника. Говорю владыке: «Бери и изгоняй торгующих из храма!» А он кивнул – меня под микитки – и вытолкали из собора. Я кричу: «Не меня. Торгующих гони из храма!». Вот. Обиделся я на него – и через несколько дней его перевели на другую кафедру. Так что мне страшно за тех, кто меня обидит.

В это время дождь припустил не на шутку. Я предложил ему проехать несколько остановок на автобусе, но он замотал головой.

– Ты что? А кто за меня будет дома и людей крестить!

– Так можно из окна.

– Нет. Надо с толком. С молитвой. Ты уж езжай. А мне трудиться надо.

Я сунул ему в карман сотню, но он вытащил ее и строго посмотрел на меня. Я подумал, что мало дал и обидел его. А, обидчики его, как выяснилось, без наказания не остаются. Но у него была другая режиссура. Он развернул мою ладонь, вложил в нее купюру и, глядя мне в глаза, громко произнес: «Сгинь, нечистая сила. Оставь раба Божия и больше не мучай его». Потом он положил мою денежку в свой карман и молча перекрестил меня своим крестом.

Я прыгнул в подошедшую маршрутку и через заднее стекло смотрел, как он, волоча ноги, медленно идет в пелене дождя, осеняя крестом дома, проезжающие машины и людей, торопливо идущих под зонтами. На него оглядываются и не знают, что о нем думать: монах-подвижник, взявший на себя подвиг молитвы за весь род людской, или бездельник-бродяга, переодевшийся в монашеское одеяние. Надоело уголек взрывать и теперь шляется по белу-свету, смущая людей. Он, пожалуй, и Евангелия толком не знает. И с головой у него явно не все в порядке. Победитель Каменный. Надо же!

Да, не может русский человек жить просто, как европеец. Ходи на работу – взрывай себе, то, что по службе положено. Так нет – за бесов взялся. Втемяшилась ему идея великого служения – собирания грехов людских и избавления России от нечистой силы. Бредет «пророк всея Руси» под проливным дождем и шагу не ускоряет. А потому, как нельзя. Он на службе. Никто не должен видеть его слабости. Вон, все бегут под дождем, а он даже ход замедлил. Не страшны ему ни дождь, ни ветер. Через несколько дней окажется под снегом – и будет также идти медленно и с молитвой осенять крестом всех движущихся мимо него в теплых автомобилях грешных соплеменников.

В России всегда любили юродивых и странников. Но меня в этой истории поразило то, что этого болящего бродяжку слушают полицейские и даже делятся своим уловом. Ни предыдущего министра, ни журналистов, разоблачавших их подвиги, не боялись, а вот Виктора Петровича – Победителя Каменного устыдились.  Значит, есть люди, которым полезен и такой способ напоминания о воздаянии за грехи. А что, если его на расхитителей казны и взяточников напустить. Может Победитель Каменный и непобедимую коррупцию победит. Не зря же «победителем» зовется.

http://www.radonezh.ru/analytic/17696.html

 

КУДА ПОДЕВАЛИСЬ ЮРОДИВЫЕ?

Недавно, поднимаясь по лестнице в редакцию сайта «Православие.Ру», я увидел висящие на стене фотографии, сделанные в Псково-Печерском и Пюхтицком монастырях в 1980-е годы. На одной из них были запечатлены мои старые знакомцы – юродивые странники Михаил и Николай. Михаил на две головы ниже своего соседа. В ширину – такой же, как и в высоту. В жилетке и с цилиндром на голове. Смотрит на нас хитро и весело. Под длинной поддевкой скрыты ноги, ненормально короткие при нормальном торсе. Николай – со склоненной влево головой, длинными свалявшимися волосами и с взглядом затуманенным и печальным. 30 лет назад встретив этот взгляд, я сразу понял: человек, смотрящий на другого человека такими глазами, очень далек от мира сего, и не надо пытаться его вернуть в суетную лукавую реальность. В сентябре 1980 года мы с женой приехали в Псково-Печерский монастырь и после литургии оказались в храме, где отец Адриан отчитывал бесноватых.В ту пору каждый молодой человек, особенно городского обличия и одетый не в поношенное советское одеяние полувековой давности, переступая порог храма, привлекал к себе внимание не только пожилых богомольцев, но и повсюду бдящих строгих дядей, оберегавших советскую молодежь от религиозного дурмана. Внимание к нашим персонам мы почувствовали еще у монастырских ворот: человек с хорошо поставленным глазом просветил нас насквозь и все про нас понял. Строгие взгляды я постоянно ловил и во время службы, но при отчитке несколько пар глаз смотрело на нас уже не просто строго, а с нескрываемой ненавистью. Были ли это бедолаги-бесноватые или бойцы «невидимого фронта» – не знаю, да теперь это и неважно. Скорее всего, некоторые представляли оба «департамента». Я был вольным художником, и мои посещения храмов могли лишь укрепить начальство в уверенности, что я совсем не пригоден к делу построения светлого будущего. А вот жена преподавала в институте и могла лишиться места. Так что мысли мои были далеки от молитвенного настроя.

Мир, в который мы попали, был, мягко говоря, странным для молодых людей, не так давно получивших высшее образование, сильно замешенное на атеизме. На амвоне стоял пожилой священник с всклокоченной бородой и в старых очках с веревками вместо дужек. Он монотонно, запинаясь и шепелявя, читал странные тексты. Я не мог разобрать и сотой доли, но люди, столпившиеся у амвона, видимо, прекрасно их понимали. Время от времени в разных концах храма начинали лаять, кукарекать, рычать, кричать дурными голосами. Некоторые выдавали целые речевки: «У, Адриан-Адрианище, не жги, не жги так сильно. Все нутро прожег. Погоди, я до тебя доберусь!» Звучали страшные угрозы: убить, разорвать, зажарить живьем. Я стал рассматривать лица этих людей. Лица как лица. До определенной поры ничего особенного. Один пожилой мужчина изрядно смахивал на нашего знаменитого профессора – знатока семи европейских языков. Стоял он со спокойным лицом, сосредоточенно вслушиваясь в слова молитвы, и вдруг, услыхав что-то сакраментальное, начинал судорожно дергаться, мотать головой и хныкать, как ребенок от сильной боли. Рядом со мной стояла женщина в фуфайке, в сером пуховом платке, надвинутом до бровей. Она тоже была спокойна до определенного момента. И вдруг, практически одновременно с «профессором», начинала мелко трястись и издавать какие-то странные звуки. Губы ее были плотно сжаты, и булькающие хрипы шли из глубин ее необъятного организма – то ли из груди, то ли из чрева. Звуки становились все громче и глуше, потом словно какая-то сильная пружина лопалась внутри нее – с минуту что-то механически скрежетало, а глаза вспыхивали зеленым недобрым светом. Мне казалось, что я брежу: человеческий организм не может производить ничего подобного. Это ведь не компьютерная графика, и я не на сеансе голливудского фильма ужасов.

Но через полчаса пребывания в этой чудной компании мне уже стало казаться, что я окружен нашими милыми советскими гражданами, сбросившими маски, переставшими играть в построение коммунизма и стучать друг на друга. Все происходившее вокруг меня было неожиданно открывшейся моделью нашей жизни с концентрированным выражением болезненного бреда и беснования. Так выглядит народ, воюющий со своим Создателем. Но люди, пришедшие в этот храм, кричавшие и корчившиеся во время чтения Евангелия и заклинательных молитв, отличались от тех, кто остался за стенами храма, лишь тем, что перестали притворяться, осознали свое окаянство и обратились за помощью к Богу.

Когда отчитка закончилась, мне захотелось поскорее выбраться из монастыря, добраться до какой-нибудь столовой, поесть и отправиться в обратный путь. Но случилось иначе. К нам подошел Николка. Я заприметил его еще на службе. Был он одет в тяжеленное драповое пальто до пят, хотя было не менее 15 градусов тепла.

– Пойдем, помолимся, – тихо проговорил он, глядя куда-то вбок.

– Так уж помолились, – пробормотал я, не совсем уверенный в том, что он обращался ко мне.

– Надо еще тебе помолиться. И жене твоей. Тут часовенка рядом. Пойдем.

Он говорил так жалобно, будто от моего согласия или несогласия зависела его жизнь. Я посмотрел на жену. Она тоже устала и еле держалась на ногах. Николка посмотрел ей в глаза и снова тихо промолвил:

– Пойдем, помолимся.

Уверенный в том, что мы последуем за ним, он повернулся и медленно пошел в гору по брусчатке, казавшейся отполированной после ночного дождя. Почти всю дорогу мы шли молча. Я узнал, что его зовут Николаем. Нам же не пришлось представляться. Он слыхал, как мы обращались друг к другу, и несколько раз назвал нас по имени.

Шли довольно долго. Обогнули справа монастырские стены, спустились в овраг, миновали целую улицу небольших домиков с палисадниками и огородами, зашли в сосновую рощу, где и оказалась часовенка. Николка достал из кармана несколько свечей, молитвослов и акафистник. Затеплив свечи, он стал втыкать их в небольшой выступ в стене. Тихим жалобным голосом запел «Царю Небесный». Мы стояли молча, поскольку, кроме «Отче наш», «Богородицы» и «Верую», никаких молитв не знали. Николка же постоянно оглядывался и кивками головы приглашал нас подпевать. Поняв, что от нас песенного толку не добьешься, он продолжил свое жалобное пение, тихонько покачиваясь всем телом из стороны в сторону. Голова его, казалось, при этом качалась автономно от тела. Он склонял ее к правому плечу, замысловато поводя подбородком влево и вверх. Замерев на несколько секунд, он отправлял голову в обратном направлении. Волосы на этой голове были не просто нечесаными. Вместо них был огромный колтун, свалявшийся до состояния рыжего валенка. (Впоследствии я узнал о том, что у милиционеров, постоянно задерживавших Николку за бродяжничество, всегда были большие проблемы с его прической. Его колтун даже кровельные ножницы не брали. Приходилось его отрубать с помощью топора, а потом кое-как соскребать оставшееся и брить наголо.) Разглядывая Николкину фигуру, я никак не мог сосредоточиться на словах молитвы. Хотелось спать, есть. Ноги затекли. Я злился на себя за то, что согласился пойти с ним. Но уж очень не хотелось обижать блаженного. И потом, мне казалось, что встреча эта не случайна. Я вспоминал житийные истории о том, как Сам Господь являлся под видом убогого страдальца, чтобы испытать веру человека и его готовность послужить ближнему. Жена моя переминалась с ноги на ногу, но, насколько я мог понять, старалась молиться вместе с нашим новым знакомцем. Начал он с Покаянного канона. Когда стал молиться о своих близких, назвал наши имена и спросил, как зовут нашего сына, родителей и всех, кто нам дорог и о ком мы обычно молимся. Потом он попросил мою жену написать все эти имена для его синодика. Она написала их на вырванном из моего блокнота листе. Я облегченно вздохнул, полагая, что моление закончилось. Но не тут-то было. Николка взял листок с именами наших близких и тихо, протяжно затянул: «Господу помолимся!» Потом последовал акафист Иисусу Сладчайшему, затем Богородице, потом Николаю Угоднику. После этого он достал из нагрудного кармана пальто толстенную книгу с именами тех, о ком постоянно молился. Листок с нашими именами он вложил в этот фолиант, прочитав его в первую очередь. Закончив моление, он сделал три земных поклона, медленно и торжественно осеняя себя крестным знамением. Несколько минут стоял неподвижно, перестав раскачиваться, что-то тихонько шепча, потом повернулся к нам и, глядя поверх наших голов на собиравшиеся мрачные тучи, стал говорить. Говорил он медленно и как бы стесняясь своего недостоинства, дерзнувшего говорить о Боге. Но речь его была правильной и вполне разумной. Суть его проповеди сводилась к тому, чтобы мы поскорее расстались с привычными радостями и заблуждениями, полюбили бы Церковь и поняли, что Церковь – это место, где происходит настоящая жизнь, где присутствует живой Бог, с Которым любой советский недотепа может общаться непосредственно и постоянно. А еще, чтобы мы перестали думать о деньгах и проблемах. Господь дает все необходимое для жизни бесплатно. Нужно только просить с верой и быть за все благодарными. А чтобы получить исцеление для болящих близких, нужно изрядно потрудиться и никогда не оставлять молитвы.

Закончив, он посмотрел нам прямо в глаза: сначала моей жене, а потом мне. Это был удивительный взгляд, пронизывающий насквозь. Я понял, что он все видит. В своей короткой проповеди он помянул все наши проблемы и в рассуждении на так называемые «общие темы» дал нам совершенно конкретные советы – именно те, которые были нам нужны. Взгляд его говорил: «Ну что, вразумил я вас? Все поняли? Похоже, не все».

Больше я никогда не встречал его прямого взгляда. А встречал я Николку потом часто: и в Троице-Сергиевой лавре, и в Тбилиси, и в Киеве, и в Москве, и на Новом Афоне, и в питерских храмах на престольных праздниках. Я всегда подходил к нему, здоровался и давал денежку. Он брал, кивал без слов и никогда не смотрел в глаза. Я не был уверен, что он помнит меня. Но это не так. Михаил, с которым он постоянно странствовал, узнавал меня и, завидев издалека, кричал, махал головой и руками, приглашая подойти. Он знал, что я работаю в документальном кино, но общался со мной как со своим братом-странником. Возможно, принимал меня за бродягу-хипаря, заглядывающего в храмы. Таких хипарей было немало, особенно на юге. Он всегда радостно спрашивал, куда я направляюсь, рассказывал о своих перемещениях по православному пространству, сообщал о престольных праздниках в окрестных храмах, на которых побывал и на которые еще только собирался. Если мы встречались в Сочи или на Новом Афоне, то рассказывал о маршруте обратного пути на север. Пока мы обменивались впечатлениями и рассказывали о том, что произошло со дня нашей последней встречи, Николка стоял, склонив голову набок, глядя куда-то вдаль или, запрокинув голову, устремляя взор в небо. Он, в отличие от Михаила, никогда меня ни о чем не спрашивал и в наших беседах не принимал участия. На мои вопросы отвечал односложно и, как правило, непонятно. Мне казалось, что он обижен на меня за то, что я плохо исполняю его заветы, данные им в день нашего знакомства. Он столько времени уделил нам, выбрал нас из толпы, сделал соучастниками его молитвенного подвига, понял, что нам необходимо вразумление, надеялся, что мы вразумимся и начнем жить праведной жизнью, оставив светскую суету. А тут такая теплохладность. И о чем говорить с тем, кто не оправдал его надежд?! Когда я однажды спросил его, молится ли он о нас и вписал ли нас в свой синодик, он промяукал что-то в ответ и, запрокинув голову, уставился в небо.

Он никогда не выказывал нетерпения. К Михаилу всегда после службы подбегала целая толпа богомолок и подолгу атаковала просьбами помолиться о них и дать духовный совет. Его называли отцом Михаилом, просили благословения, и он благословлял, осеняя просивших крестным знамением, яко подобает священнику. Поговаривали, что он тайный архимандрит, но поверить в это было сложно. Ходил он, опираясь на толстую суковатую палку, которая расщеплялась пополам и превращалась в складной стульчик. На этом стульчике он сидел во время службы и принимая народ Божий в ограде храмов. Я заметил, что священники, глядя на толпу, окружавшую его и Николку, досадовали. Иногда их выпроваживали за ограду, но иногда приглашали на трапезу.

Во время бесед отца Михаила с народом Николке подавали милостыню. Принимая бумажную денежку, он медленно кивал головой и равнодушно раскачивался; получая же копеечку, истово крестился, запрокинув голову вверх, а потом падал лицом на землю и что-то долго шептал, выпрашивая у Господа сугубой милости для одарившей его «вдовицы за ее две лепты».

В Петербурге их забирала к себе на ночлег одна экзальтированная женщина. Она ходила в черном одеянии, но монахиней не была. Говорят, что она сейчас постриглась и живет за границей. Мне очень хотелось как-нибудь попасть к ней в гости и пообщаться с отцом Михаилом и Николкой поосновательнее. Все наши беседы были недолгими, и ни о чем, кроме паломнических маршрутов и каких-то малозначимых событий, мы не говорили. Но напроситься к даме, приватизировавшей Михаила и Николку, я так и не решился. Она очень бурно отбивала их от почитательниц, громко объявляла, что «ждет машина, и отец Михаил устал». Услыхав про машину, отец Михаил бодро устремлялся, переваливаясь с боку на бок, за своей спасительницей, энергично помогая себе своим складным стульчиком. Вдогонку ему неслось со всех сторон: «Отец Михаил, помолитесь обо мне!» «Ладно, помолюсь. О всех молюсь. Будьте здоровы и мое почтение», – отвечал он, нахлобучивая на голову высокий цилиндр. Не знаю, где он раздобыл это картонное изделие: либо у какого-нибудь театрального бутафора или же сделал сам.

Картина прохода Михаила с Николкой под предводительством энергичной дамы сквозь строй богомолок была довольно комичной. Представьте: Николка со своим колтуном в пальто до пят и карлик в жилетке с цилиндром на голове, окруженные морем «белых платочков». Бабульки семенят, обгоняя друг друга. Вся эта огромная масса, колыхаясь и разбиваясь на несколько потоков, движется на фоне Троицкого собора, церквей и высоких лаврских стен по мосту через Монастырку, оттесняя и расталкивая опешивших иностранных туристов. Те, очевидно, полагали, что происходят съемки фильма-фантасмагории, в котором герои из XVIII века оказались в центре современного европейского города.

Самая замечательная встреча с отцом Михаилом произошла в 1990 году. На Успение я пошел в Никольский храм и увидел его в левом приделе. Он сидел на своем неизменном стульчике. Николки с ним не было.

– Александр, чего я тебя этим летом нигде не встретил? – спросил он, глядя на меня снизу вверх хитро и задорно.

– Да я нынче сподобился в Париже побывать.

– В Париже? Да чего ты там забыл? Там что, православные церкви есть?

– Есть. И немало. Даже монастыри есть. И русские, и греческие.

– Да ну!.. И чего тебе наших мало?

– Да я не по монастырям ездил, а взял интервью у великого князя.

– Какого такого князя?

– Владимира Кирилловича, сына Кирилла Владимировича – Российского императора в изгнании.

– Ух ты. Не слыхал про таких. И чего они там императорствуют?

Я стал объяснять ему тонкости закона о престолонаследовании и попросил его молиться о восстановлении в России монархии. И вдруг Михаил ударил себя по коленкам обеими руками и закатился громким смехом. Я никогда не видел его смеющимся. Смеялся он, что называется, навзрыд, всхлипывая и вытирая глаза тыльной стороной ладоней.

Я был смущен и даже напуган:

– Что с Вами? Что смешного в том, чтобы в России был царь?

– Ну, ты даешь. Царь. Ишь ты. Ну, насмешил. Царь! – продолжал он смеяться, сокрушенно качая головой.

– Да что ж в этом смешного?

– Да над кем царствовать?! У нас же одни бандиты да осколки бандитов. И этого убьют.

***

Недавно я рассказал о том, что хочу написать о знакомых юродивых моему приятелю. Я описал ему Михаила и Николку.

– Да я их помню, – сказал он. – Они у нас несколько раз были. Ночевали при церкви.

Его отец был священником. Сам он ничего толком рассказать о них не мог, но обещал отвезти к своему отцу. К сожалению, и отец его не смог вспомнить какие-нибудь интересные детали.

– Да, бывали они в нашем храме. Но тогда много юродивых было. Сейчас что-то перевелись.

Любовь русских людей к юродивым понятна. Ко многим сторонам нашей жизни нельзя относиться без юродства. Вот только юродство Христа ради теперь большая редкость. Таких, как Николка и отец Михаил, нынче не встретишь. Многое изменилось в наших храмах. Прежнее большинство бедно одетых людей стало меньшинством. В столичных церквях появились сытые дяди в дорогих костюмах с супругами в собольих шубах. Вчерашние насельники коммунальных квартир вместе с некогда счастливыми обладателями номенклатурных спецпайков выходят из церкви, приветствуют «своих», перекидываются с ними несколькими фразами и гордо вышагивают к «Мерседесам» последних моделей, чтобы укатить в свои многоэтажные загородные виллы…

Я не завидую разбогатевшим людям и желаю им дальнейшего процветания и спасения. Многие из них, вероятно, прекрасные люди и добрые христиане. Вот только когда я сталкиваюсь на паперти с чьими-то холодными стеклянными глазами, почему-то вспоминаю Николку с его кротким, застенчивым взглядом, словно просящим прощения за то, что он есть такой на белом свете, и за то, что ему очень за нас всех стыдно.

Где ты, Николка? Жив ли?

 

Александр Богатырев

БОГОМАТЕРЬ НА ВОЙНЕ.

А.Н. Крылов.

В основе этого рассказа лежит очень хорошая книгa “Память русской души” Грачёвой Татьяны Васильевны, заведующей кафедрой Военной Академии Генерального штаба Вооруженных Сил России.
Добавлен фрагмент из книги Жевахов Н. Воспоминания. М., 1993. С. 36-37, 44-46., статьи протоиерея Владимира Востокова КОГДА ЖЕЛЯБОВЫ СМЕЮТСЯ — РОССИЯ ПЛАЧЕТ.
Использованы также материалы ресурсов http://www.pobeda.ruhttp://www.otechestvo.org.ua, других сайтов.
При работе над этой вещью очень помогли книги:
Митрополит Николай (Ярушевич) Слова и речи, послания (1914—1946 гг.). Т. I. М., 1947.Сила любви Издательство: “Правило веры”, Москва Год издания: 2007
Митрополит Илия (Карам) и Россия Издательство: Издательский Cовет Русской Православной Церкви Год издания: 2005
Хочу выразить признательность дочери А.И. Ерёменко за оказанную возможность ознакомления с подлинником дневника её отца.
Приношу благодарность и ныне живущим Сталинградцам, сообщившим весьма ценные подробности прорывов в осаждённый город через Волгу.
Огромная благодарность почитателям Митрополита Николая, просветивших автора в весьма интересных моментах нашей истории.

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

В трудных испытаниях, выпадавших на долю России, незримо присутствовала и ощущалась Божия помощь и Заступничество Пресвятой Богородицы.


В 1395 году полчища Тамерлана повернули прочь от Москвы в день празднования иконы Владимирской Божией Матери.

В день Рождества Богородицы состоялась Куликовская битва,

в Рождество 1813 года последний наполеоновский солдат покинул пределы Отечества.


Иконами Божией Матери наша Родина ограждена со всех сторон света: «Казанской» – с востока,

«Смоленской» – с запада,

«Тихвинской» – с севера

и «Донской» – с юга.


Иконы Божией Матери, как величайшие святыни, всегда сопровождали русских воинов.

С «Казанским» образом шло освобождать Россию Второе Победное Ополчение Минина и Пожарского.

«Смоленский» образ был с нашими воинами во время Отечественной войны 1812 года.
Спас Нерукотворный

взирал на наших предков на Куликовом поле и в Казанских походах Благоверного и Христолюбивого Царя Ивана Грозного.
Наша историческая память требует, чтобы мы всегда помнили об этом.
Осенью 1854 г. иеромонах Оптинской пустыни о. Евфимий (Трунов) писал в своём дневнике: «14 Сентября — день Воздвижения Честнаго Креста Господня был днем начала осады Севастополя. Не откровение ли это для внимательного?.. Не знаменует ли событие это, что Русь Святая уже недостойна именоваться этим именем, что благодать и сила Честнаго Креста Господня отступает от тех, кто поставлен быть вождями Русского народа, кто, принося клятву быть верным Вере и Царскому Престолу, первородство свое и верность продает за чечевичную похлебку низменного тщеславия и самолюбия?.. Но, благодарение Богу, тайники души простого народа еще не затронуты, или мало затронуты злом неверия и вольнодумства его руководителей — в этом временное спасение земли Русской, яко хранительницы чистой Христовой веры. Коснется этих тайников дух князя века сего, тогда чего ждать? Не грозного ли и Страшного Суда Господня?..»
Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими силами в Крыму князя Александра Сергеевича Меншикова матросы называли «Изменщиков», а люди осведомленные прямо утверждали, что «светлейший — вольтерьянец и старый масон». Участник обороны Севастополя П.Кислинский рассказывал после войны «Серафимову служке» Н.Мотовилову: «Как-то раз я был у светлейшего… Адъютант докладывает, что явился гонец от архиепископа Херсонского Иннокентия…
— Владыка прислал доложить вашей светлости, что он прибыл к Севастополю с Чудотворной иконой Касперовской Божией Матери и велел просить встретить ее как подобает, у врат Севастопольских. Владыка велел сказать: се Царица Небесная грядет спасти Севастополь.
— Что, что? Как ты сказал? Повтори!
— Се Царица Небесная грядет спасти Севастополь!
— А! Так передай архиепископу, что он напрасно беспокоил Царицу Небесную — мы и без Нея обойдемся!»
Об этом же на¬писал известный духовный писатель С.А. Нилус. «При первом выстреле, направленном на севастопольские ба¬стионы с вражеских кораблей, он послал Государю, для отправки в Севастополь, копию иконы Божией Матери «Радости всех радостей», перед которым всю жизнь молился и в молитвенном подвиге скончался Преподобный Серафим…»

«Севастопольская война уже кончилась, настали великие дни коронации Александра II. Мотовилов был в числе других дворян выбран в депутацию от Нижегородского дворянства на коронационные дни в Москву. На одном из вечеров у князя Ивана Федоровича Звенигородского ему довелось встретиться с одним из героев Севастопольской обороны, адмиралом Петром Ивановичем Кислинским.

Мотовилов не преминул поинтересоваться, что сталось с посланною им покойному Государю иконой, и была ли она доставлена в Севастополь. Кислинский ему ответил: «Икона Божией Матери была от Государя прислана, но наш светлейший (главнокомандующий князь А.С. Меншиков) на нее не обратил никакого внимания, и она долгое время хранилась в каком-то чулане, пока Сам Государь не запросил, куда она помещена. Тогда ее разыскали и поставили на Северную сторону, и только Северная сторона, как известно, и не была взята неприятелем» (С. Нилус. Великое в малом).
Ужасающим равнодушием к православным святыням была отвергнута милость Божия и в Русско-японскую войну 1904-1905 годов. Тогда непослушание гласу Царицы Небесной привели к роковым последствиям, которые захватывают и настоящее время. Некоторые современные историки называют этот перелом начала века для страны: «русско-японский динамит».

В памяти и сердцах православных России бережно сохраняется необыкновенная история святыни, предназначенной Провидением для оказания помощи русскому воинству в эти годы. Не будем забывать: в то время у либеральной публики, студентов считалось хорошим тоном посылать японскому микадо (императору) поздравительные телеграммы по случаю победы над русской армией в очередном сражении.
Таинственная и чудесная по своему происхождению икона, известная под названием «Торжество Пресвятой Богородицы», была предназначена для крепости Порт-Артур, в связи с чем получила второе имя «Порт-Артурская икона Божией Матери».

В литературе встречается и тре¬тье ее название: С.А. Нилус в книге «Великое в малом» упоминает ее под именем образа Царицы Небесной «На двух мечах». В рассказах об этой необычной иконе чудным образом переплетаются народные предания и действительные факты, глубокая вера в Небесное Провидение и равнодушие к церковным святыням (Отвергнутая победа. Икона «Торжество Пресвятой Богородицы» в Русско-японской войне. СПб., 2003).
Накануне Русско-японской войны Пресвятая Богородица явилась одному старому матросу, участнику обороны Севастополя. Он усердно молился о русском флоте в Порт-Артуре. Богородица повелела написать Свой образ и доставить его в Порт-Артур, обещая Свое покровительство и победу русскому воинству. 11 декабря 1903 года, ровно за два месяца до начала Русско-японской войны, этот благочестивый человек (матрос Феодор) прибыл в Дальние пещеры Киево-Печерской лавры и рассказал о чудесном явлении монахам (Порт-Артурская икона Божией Матери. СПб. 2005).


Начался сбор пожертвований на написание образа. 10 000 богомольцев приняли участие в сборе средств, каждый вносил по 5 копеек (больше не брали). Так были собраны средства на краски и материал для иконы, за работу мастер П.Ф. Штронда ничего не взял. Образ был написан точно по описанию старика-матроса.
   Само изображение Пресвятой Богородицы необычно. Она изображена на небесно-голубом фоне Порт-Артурского залива стоящей на скрещенных самурайских кривых мечах. Хитон Божией Матери был синим, а верхнее одеяние – коричневым. С правой стороны изображен Архистратиг Михаил, а с левой – архангел Гавриил. Над ней ангелы держат Царскую корону, еще выше на облаках – Господь Саваоф. Образ венчает надпись: «Да будет едино стадо и един пастырь».
Эмалированной вязью на иконе было написано: «В благословение и знамение торжества христолюбивому воинству Дальней России от святых обителей Киевских и 10 000 богомольцев и друзей».
   В феврале 1904 года началась военная кампания.
На Страстной Седмице при громадном стечении народа образ был освящен и отправлен в Санкт-Петербург, на попечение адмирала Верховского.

Киевские граждане выражали надежду, что «Его Превосходительство употребит все возможности для скорейшего и безопасного доставления иконы в крепость Порт-Артур».
Власти полного адмирала, члена Адмиралтейств-Совета Владимира Павловича Верховского, конечно, вполне хватило бы для «скорейшего и безопасного доставления» иконы по назначению. К тому же, как утверждали, он был человеком благочестивым, ценителем изящных искусств.
На Пасху образ был уже в доме адмирала. Казалось бы, дело за немногим — погрузить икону в ближайший скорый поезд или воинский эшелон, и через 17—18 суток она будет на Порт-Артурских позициях. Но Владимир Павлович поспешности в делах не любил. Несколько дней его дом напоминал модный художественный салон: посмотреть икону заходили генералы, сенаторы, представители властей, старые коллеги по службе… Навестил адмиральскую квартиру и митрополит Петербургский Антоний. Верховский испросил благословения выставить икону («хотя бы на недельку») в Казанском соборе, но владыка напомнил, что законное место ее в Порт-Артуре, и что с исполнением Владычной воли следует поспешить. Адмирал ответил, что ради выигрыша 7—8 дней вряд ли стоит подвергать икону дорожным случайностям. (Последующие события показали, что судьбу иконы как раз и решили эти самые дни!)
31-го марта (в среду Светлой Седмицы) под Порт-Артуром вместе с флагманским броненосцем «Петропавловск» погиб командующий флотом адмирал Степан Осипович Макаров.

Его смерть во многом предопределила развитие событий на морском театре военных действий и весь ход войны. тихоокеанцы переживали его гибель как личную катастрофу, а Государь Николай Александрович оставил среди каждодневных своих записей такую: «Целый день не мог опомниться от этого ужасного несчастья… Во всем да будет воля Божия, но мы должны просить о милости Господней к нам, грешным».
Если бы Верховский воспринял эту трагедию как некий грозный знак и поторопился с отправкой иконы!.. Но образ «Торжество Пресвятыя Богородицы» продолжал украшать адмиральскую квартиру; Верховский заказал его список, и на эту работу (ее прекрасно выполнили монахини Новодевичьего монастыря) ушло еще несколько дней.
На место погибшего Макарова заступал адмирал Николай Илларионович Скрыдлов, отозванный с поста командующего Черноморским флотом. Приказ о назначении состоялся 1 апреля; 6-го Скрыдлов прибыл в столицу, и, пока длилась почти недельная череда полагавшихся по чину аудиенций, попечение над «Порт-Артурской» иконой приняла на себя вдовствующая Императрица Мария Федоровна. Образ после краткого молебна в собственной Ее Величества резиденции (Аничков дворец) был доставлен в салон-вагон адмирала Скрыдлова.

Николай Илларионович обещал, что лично внесет его в Порт-Артурский собор.
Адмиральский поезд отбыл 12-го числа. Но, к удивлению многих… снова в Севастополь! Там Скрыдлов пару дней потратил на передачу дел своему преемнику, еще день-другой устраивал по-дорожному семейство с багажом, и лишь 20-го тронулся в путь. Увы, сделал он это слишком поздно! Последний эшелон с боеприпасами прорвался в крепость 26 апреля, разгоняя на стрелках вышедших к полотну японских солдат, за три дня до того высадившихся на побережье. В результате Скрыдлов вместо Порт-Артура оказался во Владивостоке…
Принято считать, что история не терпит сослагательного наклонения. Однако порой невозможно не задаться вопросом: «А что, если?..». Что, если бы лаврские богомольцы не стали связывать свои надежды с Верховским, а твердо возложили упование на всеблагую и всесовершенную волю Божию? Тогда, быть может, история войны сложилась бы по-другому?..
О том, что было дальше, пишет один из современников: «Таинственная и чудесная по своему происхождению икона, известная под названием «Торжество Пресвятой Богородицы»… 2-го августа (!?) 1904 г. была временно помещена во Владивостокском кафедральном соборе…» Икона была выставлена на поклонение 2 августа, спустя почти 90 дней после прибытия во Владивосток. Слухи о сокрытии командующим «Порт-Артурской» иконы блуждали по городу. Можно представить себе, сколь обострилось недовольство (особенно среди моряцких жен и матерей), когда три крейсера вышли в море на неравный бой с японской эскадрой 30 июля — и адмирал поспешил переложить ответственность на вдовствующую Императрицу — мол, Высочайших указаний не поступало… На телеграфный запрос был немедленно получен ответ Марии Федоровны, и образ перенесли из адмиральского дома в Успенский собор.
Едва ли когда соборные стены слышали столько искренних молений, сколько возносилось их перед образом «Торжества Богородицы» в те дни. «Перед иконою, — писал очевидец, — склонив колена, с глубокой верою, со слезами на глазах молились люди… Морские и сухопутные чины, начиная с простого солдата и матроса и кончая адмиралом или генералом, повергались ниц пред этою иконою и в усердной молитве искали утешения, ободрения и помощи у Пресвятой Богородицы…»
6 августа, в праздник Преображения Господня, Преосвященный Евсевий, епископ Владивостокский

в первый раз служил молебен «перед сею необычайною по своему происхождению иконою», предварив его такими словами: «И да не смущается сердце старца-воина, которому было видение, и всех, на средства и по усердию которых сооружена святая икона, что не попала она в Порт-Артур. Господь многомилостив и всесилен, и Его Пречистая Матерь может оказать помощь Артурцам и всем русским воинам, находясь Своим изображением и во Владивостоке, а мы, жители Владивостока, возрадуемся и возвеселимся, имея у себя сию святыню…».
Но чувство неправильности происходящего испытывали практически все русские православные люди. В редакцию «Церковного Вестника» приходили каждодневно десятки писем, вопрошавшие — «Куда делась икона?» Весть о нахождении образа во Владивостоке мало утешила людей. Настроения их наглядно иллюстрирует письмо, направленное в те дни неким «православным военным» адмиралу Верховскому: «Раз икона находится во Владивостоке и не дошла по назначению, она не может подавать благодатной помощи верующим в заступление Богоматери. В настоящие дни наших тяжких испытаний особенно благовременно искать помощи Небесной… и если эта помощь обещана нам при выполнении определенных условий, то нельзя же останавливаться на полпути к тому, что требуется от нас…
Пусть бы икона вверена была рискованному способу доставки ее на место: если действительно было намерение Богоматери через нее явить свою чудесную помощь в Порт-Артуре, то Ее образ дойдет до Порт-Артура; если же не дойдет — подчинимся воле Богоматери, и на нашей душе не останется упрека за невнимание к тому, что через посредство простого моряка изрекается устами Царицы Небесной».
В штабе Скрыдлова составилась группа молодых офицеров-«заговорщиков», душой которой был 23-летний мичман Павел Оттович Шишко. Прорывать блокаду он задумал на маленьком старом пароходе «Сунгари». Отправить икону на нем Скрыдлов, правда, не решился. С нее была снята фотокопия в трех экземплярах, а затем местным живописцем была написана на дереве масляными красками еще одна, в уменьшенном размере. Фотокопии послали почтой в Чифу русскому консулу, чтобы переправить в осажденную крепость китайской джонкой, а вновь написанную решили отправить транспортом. Доставить ее вызвался матрос-доброволец Пленков.
Мичман Шишко, назначенный командиром транспорта лейтенанта А.М.Веселаго и их товарищи предприняли две попытки. Сначала транспорт, нагруженный также мукой и снарядами, был отброшен тайфуном. Вторая попытка сорвалась у самого Порт-Артура, когда на судне уже видели вспышки выстрелов крепостных орудий – помешали дозорные корабли противника. Решили зайти в Циндао и, загрузившись углем, попробовать еще раз, но через день по приходе «Сунгари», туда прибыли миноносцы из крепости, сообщившие о готовящейся капитуляции…
Все это время Успенский кафедральный собор был переполнен народом. Очевидец писал: «Пред иконою «Торжество Богоматери» так же много было молящихся и плачущих, как и в начале августа, после возвращения из боя наших крейсеров… Часто можно слышать с укоризною произносимый вопрос: почему же до сих пор не отправили икону в Порт-Артур?.. Почему не нашелся до сих пор человек, готовый из-за любви к Родине и ее защитникам-героям взять на себя опасную, но вместе с тем высокую задачу — провезти в Порт-Артур икону Богоматери?..»
Такой человек нашелся. Им был Николай Николаевич Федоров, участник Русско-турецкой войны 1877—78 гг., отставной ротмистр лейб-гвардии Уланского Его Величества полка, служивший по Дворцовому ведомству в должности делопроизводителя Императорской охоты. Возраст его был за пятьдесят, он страдал ревматизмом, ни о каких подвигах не мыслил, живя себе тихо в Гатчине — пока не прочел в газете, что икона «Торжество Богородицы» вот уже почти полгода пребывает во Владивостоке, и никто не может доставить ее по назначению…
Николай Николаевич, рассказав о своем намерении супруге, сел на поезд и вечером того же дня был в Кронштадте. Позднее он говорил, что на всем пути его странствий с ним случались «малые чудеса», а все сложные вопросы разрешались на удивление быстро, как бы сами собою. «Впрочем, — заключал он, — удивляться тут как раз и нечему. Ведь я прежде всех моих дел испросил благословение у Кронштадтского Пастыря, великого молитвенника земли русской…»
7 ноября Федоров прибыл во Владивосток. И в этот же день адмирал Скрыдлов получил из Копенгагена депешу вдовствующей Императрицы, которая дозволяла «вверить попечение над образом «Торжество Богородицы» г. Федорову».
О доставке иконы по суше через Маньчжурию нечего было и думать. Моряки советовали дождаться второго похода «Сунгари», но Николай Николаевич решил добраться на каком-нибудь судне в Шанхай и далее действовать по обстоятельствам. Нашлось и подходящее судно — норвежский пароход «Эрик». Команда — малайцы, капитан — британский подданный, груз имел адресацию в Шанхай, а время выхода в рейс было назначено на 22 ноября. «…Время до 22 числа, — писали «Епархиальные ведомости», — г. Федоров употребил на приготовление себя к великому и опасному предприятию: он говел, исповедовался и причастился Св. Тайн Христовых…»
Пароход ушел. С надеждой верующие люди России ждали известий, но их не было… 20 декабря 1904 г. Порт-Артур пал. Фёдоров не успел. И не его в этом вина. Кто из генералов и адмиралов задерживал икону, ясно из вышеизложенного.
11 января во Владивосток пришел заказной пакет, отправленный из порта Чифу на следующий день после падения крепости, 21 декабря 1904. Федоров писал: «8 декабря приехал в Чифу. Нашлись китайцы, взявшиеся доставить меня на джонке в Порт-Артур, и 14 декабря в 9 часов вечера я сел в лодку, но проехал всего около 10 верст. Слабый попутный ветер переменился, подул сильнейший противный северный ветер… и мы вернулись при большом волнении в Чифу. 19 числа я намерен был опять выехать в 6 часов вечера, но к этому времени слабый попутный ветер совсем улегся, и пришедшие за мной китайцы заявили, что опять ехать нельзя. 20-го утром пришли 4 миноносца из Порт-Артура… Какова же была моя скорбь, когда я узнал, что они в Порт-Артур не возвратятся, потому что крепость сдается… Неисповедимы пути Божии. Попутный ветер — от Бога, и если я не попал в Порт-Артур, то ясно, что на это не было воли Божией».
Как сказал глава русской православной миссии в Корее архимандрит Павел — «Слава Богу, что нашелся на Руси человек, явивший ту христианскую доблесть и ту веру, в которых — увы! — многие из нас ныне ослабли… История «Торжества Пресвятой Богородицы»… явилась испытанием нашей общей веры, и самое происхождение ее в Киеве так же необычно, как и тот урок, который преподан нам с такою силою в Порт-Артуре…».
После падения крепости Федоров, рассудив, что икона должна быть среди сражающихся войск, перебрался в маньчжурскую армию. До конца войны Порт-Артурская икона находилась в походной церкви главнокомандующего, а в мае 1905 г., волею Божией и трудами многих людей, счастливо избегнув военных случайностей, вернулась во Владивосток…
Известно письмо отца Иоанна Кронштадтского: «Вождь нашего воинства А.И. Куропаткин оставил все поднесенные ему иконы у японцев-язычников, между тем как мирские вещи все захватил. Каково отношение к вере и святыне церковной! За то Господь не благословляет оружия нашего, и враги побеждают нас. За то мы стали в посмеяние и попрание всем врагам нашим» (Вратарница Дальневосточная. Статья из журнала «Глаголь» №22 (44) от 5.12.2001).
В.Н. Мальковский так писал в своем «Сказании об иконе «Торжество Пресвятыя Богородицы» (1906 г.): «Ужасная и небывалая по своим размерам война унесла десятки тысяч человеческих жизней, поглотила сотни миллионов народного достояния. Обрушившись так внезапно со всеми своими кровавыми ужасами, она явилась Божией карой за то неверие, за ту нравственную распущенность, которые царили в наших слоях общества».
26 мая 1905 года Порт-Артурская икона, возвращенная из действующей армии, была внесена во Владивостокский кафедральный собор. Есть факты, что икона, пронесенная крестным ходом, помогла обуздать революционные бесчинства во Владивостоке 30-31 октября 1905 года (Владивостокские епархиальные ведомости. 1905, № 24) (Отвергнутая победа. Икона «Торжество Пресвятой Богородицы» в Русско-японской войне. СПб. 2003).
Подобная трагическая история произошла и с Песчанским чудотворным образом Божией Матери, о котором в нескольких посмертных явлениях говорил Святитель Иоасаф Белгородский.


Образ Божией Матери, называемый “Песчанским”, известен как один из чудотворных списков Казанской иконы Божией Матери. Явление этого образа связано с именем русского святителя епископа Белгородского Иоасафа. В год своей кончины в 1754 году он объезжал свою епархию, и накануне выезда в Белгород ему был сон…

Некая церковь и в ней, в неподобающем месте, икона Божией Матери. От нее исходило сияние и был глас: “Смотри, что сделали с ликом Моим служители этого храма”. Пораженный епископ Иоасаф при посещении церквей осматривал их как снаружи, так и внутри. Прибыв в город Изюм, он направился в Вознесенскую церковь и там узнал икону, которую видел во сне. Икона служила в притворе перегородкой, за которую ссыпали уголь для кадила. По его повелению икону поместили в большой киот, а в 1792 году церковь вместе с иконой была перенесена из замостья ( городского предместья ) на Пески. По молитвам у Песчанской иконы Божией Матери совершались многие чудеса, люди исцелялись от неизлечимых болезней, прославляя Заступницу рода человеческого.
Чудотворный образ пришел на помощь нашей Родине в один из тяжких моментов ее истории, в самый разгар войны 1914 года и был… отвергнут. 4 Сентября 1915 года на на общем собрании членов “Братства святителя Иоасафа” попросил разрешение выступить военный. “Не удивляйтесь тому, что услышите, — сказал он. — Вопрос идет обо всей России, и я не могу молчать потому, что получил от угодника Иоасафа прямое повеление”; И он рассказал о своем грозном сне за два года до войны. “Явившийся в сновидении святитель взял меня за руку, вывел на высокую гору, откуда взору открылась вся Россия, залитая кровью”. Затем было еще одно видение угодника Божия. “Передо мной стоял святитель Иоасаф… “Поздно, — сказал он,- теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию.

Владимирский образ Царицы Небесной и Песчанской образ Божией Матери нужно немедленно доставить на фронт, и пока они будут там находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию”. Я очнулся и с удвоенной настойчивостью принялся выполнять прямое повеление Божие”. Князь Жевахов и другие члены братства поверили полковнику. Возглавить миссию поручили князю. С Божией помощью князь донес до императрицы суть дела. Последовали высочайшие распоряжения для препровождения икон в Ставку, в которую они прибыли накануне тезоименитства Цесаревича. Но Государю о прибытии поезда из Харькова даже не докладывали.
Вот что сообщает князь Жевахов (страшно ненавидимый масонами за издание им книг С. А. Нилуса, разоблачающих масонский заговор):
Я шел по улицам, разукрашенным, по случаю Тезоименитства Наследника Цесаревича, флагами… Было только 8 часов утра… Встречных было мало… Прошло несколько минут, прежде чем я нашел канцелярию протопресвитера. В первой комнате сидел за столом Е.И. Махароблидзе… Он был правой рукою всесильного протопресвитера, и в его движениях сказывалась уверенность человека, довольного своим положением. Протопресвитер находился в смежной комнате. Я прошел к нему…
“Вот видите, как мы живем здесь, – сказал мне Г.И. Шавельский, указывая рукою на стоявшую в углу кровать, – вот и все наше убранство… Здесь моя квартира, здесь и канцелярия”.
Не желая терять времени, я перешел непосредственно к тому, что меня угнетало, и сказал протопресвитеру:
“Никогда бы я не подумал, что Вы окажете такой прием чудотворному образу Божией Матери, пред которым сам Святитель Иоасаф коленопреклонно молился, со слезами… Я был уверен, что Вы встретите святыню еще более торжественно, чем ее встречали в Харькове и по пути следования в Ставку, когда даже на маленьких станциях, ночью, духовенство и народ, с хоругвями и свечами в руках, ждали прибытия поезда, чтобы приложиться к иконе, и служились непрерывно молебны о ниспослании победы на фронте… Мне казалось, что Вы встретите Царицу Небесную на вокзале крестным ходом с Царем во главе, пройдете с вокзала в Собор, отслужите пред Нею молебен и поставите икону на подобающее святыне место; а увидел я только одного Е.И. Махароблидзе, с брезентовым автомобилем, на котором разъезжают солдаты”…
“Какие там крестные ходы! – запальчиво ответил Г.Шавельский, – это архиепископу Антонию делать нечего; он и устраивает крестные ходы, да всенощные служит по пяти часов: а нам здесь некогда. По горло заняты”…
Я обомлел от этих слов; однако, не допуская еще такого издевательства над религиозным чувством, я спокойно сказал о. Шавельскому:
“Позвольте, здесь, верно, какое-то недоразумение… Вы должно быть не знаете, что я командирован в Ставку по повелению Ея Величества, и того, чем вызвана моя командировка… И что, по возвращении в Петербург, я должен буду представить Государыне доклад о своей поездке”.
Г.И. Шавельский промолчал… Рассказав о докладе полковника О., о бывших ему дважды явлениях Святителя Иоасафа, о таком же явлении старцу в селе Песках, я добавил:
“Совершенно не подобает мне утверждать пастыря Церкви в вере; однако же я думаю, что Вы берете на себя великую ответственность, не выполняя повеления Святителя Иоасафа… Если бы я был даже неверующим, то и тогда одновременное явление Святителя в разных местах двум разным лицам – одному – живущему в месте пребывания святой иконы, в селе Песках, а другому – находящемуся на фронте, и переданное им одинаковое повеление Божие, поколебало бы мое неверие… Святитель приказал не только привезти святые иконы в Ставку и здесь их оставить, а повелел обойти с ними фронт и предупредить, что такова воля Матери Божией, и что только при этом условии Господь помилует Россию; а вы не встретили святыни на вокзале и не предуведомили Царя”…
“Да разве мыслимо носить эту икону по фронту! – возразил протопресвитер. – В ней пуда два весу… Пришлось бы заказывать специальные носилки…
А откуда же людей взять… Мы перегружены здесь работой, с ног валимся. Все это Ваша мистика; это Петербург ничего не делает, ему и снятся сны; а нам некогда толковать их, некогда заниматься пустяками”, – говорил о. Шавельский, все более раздражаясь.
“Так неужели же Вы дерзаете вовсе не исполнить повеления Святителя? – спросил я изумленно, – если Вы берете на себя эту смелость, тогда отслужите хотя бы, всенародный молебен, с коленопреклонением, здесь на площади, в присутствии Государя”, – сказал я протопресвитеру.
“Некогда! С утра до ночи люди в Штабе, за работою”, – отрезал он. Я откланялся.
Через полчаса этот человек пошел в собор служить обедню. Никакое горе, никакое несчастье, казалось, не могло нанести мне большего удара, чем эти слова, этот тон, это глумление над верою, со стороны того, кто являлся духовным пастырем армии и флота…
“Да ведь этот один человек погубит всю Россию, – думал я, возвращаясь в гостиницу… – Бедный Царь, бедная Россия”…
Мне знаком был этот тип людей, и психология о. Шавельского меня не удивляла… Случайные сановники редко привыкают к своему положению настолько, чтобы не иметь нужды подчеркивать его, и часто делают это такими способами, какие только выдают их скромное прошлое. Не заносчивость и самоуверенность о. Шавельского, граничившая с невоспитанностью, шокировали меня, а удивляло меня то искусство, с которым этот маловерующий и ловкий человек мог войти в доверие к столь глубоко религиозному и мистически настроенному Государю и пользоваться чрезвычайным расположением как Его Величества, так и Государыни Императрицы.
Православие для него – мистика… Какая же религия не мистична… Тогда это не религия, а философия…
Священник Яковлев с нетерпением ожидал моего возвращения и бросился мне навстречу с расспросами…
Как, однако, ни было велико мое негодование, я, все же, смягчил свое впечатление от беседы с протопресвитером: мне было жалко смиренного сельского пастыря; мне не хотелось обнажать пред ним картину действительности и показывать те черные пятна, какими эта картина была покрыта…
Но мудрый батюшка и без моей помощи многое видел. От его взора не укрылось то, чего он не ожидал увидеть, и, как бы отвечая на невысказанные мною мысли, о. Александр часто повторял:
“Ох, будет горе, будет… сами люди накликают его… Вот искушение… Сама Матерь Божия протягивает им Свои Пречистые руки, а люди того не замечают… Теперь и злодеи, по селам, каются, ибо видят карающую Десницу Божию; смиряются, проникаются страхом Божиим; а тут сам протопресвитер не боится Бога”…
С помощью Небесной Заступницы, можно было предотвратить Первую мировую войну, а когда она все же началась, закончить ее русской победой. Но помешало оскудение веры и ревности у отдельных причастных лиц.
Необходимо понимать, что дело не в том, что иконы Пресвятой Богородицы находились в чуланах и других неподобающих для них местах, а в том, что ВЕРЫ у помещающие эти иконы в чуланы не было во Всемогущество Божие, отношение к Святыням обличало духовное состояние русского общества. И показывало БОГУ НЕОБХОДИМОСТЬ вразумительного воздействия. А потому за Первой мировой войной последовала революция, сломившая православную Российскую Империю и открывшая эпоху мученичества и гонений на христианство.
Почему такое произошло? Ведь среди Русского Народа были великие молитвенники. Сам Царь Николай Второй был святой и праведной жизни. Почему Господь попускал все эти неудачи? Ответ может быть один: грехи и беззакония, совершавшиеся в России, превысили крайнюю меру долготерпения Божия. Разложенные революционной пропагандой, русские солдаты бежали с фронта, обращали оружие против своих соплеменников. Новая власть очень скоро начала борьбу с Православием. Митрополит Вениамин (Федченков), бывший в войсках генерала Врангеля, говорил, что русская армия героичная, но она «некрещеная». Одного героизма, одного воинского таланта мало для того, чтобы одержать победу (Духовная основа боеспособности, 31.08.2005).
Все белые “вожди” революционных времен садятся на два стула и проваливаются. Иные из них про себя-то не прочь были помечтать и о царе, но вслух именем таким не смели оскорбить завоевания “бескровной”, “страха ради иудейска”. Были из них и ярые противники “царизма”. Деникин, например, сражаясь за “единую-неделимую”, говаривал друзьям: “Вы думаете, что я иду на Москву восстановить трон Романовых? — Никогда!” Но без трона-то Романовых его “единая-неделимая” в клочки разлетелась, и сам он вместо Москвы попал в Черное море.
Протопресвитер Шавельский, верный исполнитель предначертаний масона Романовского, деникинского начальника штаба, даже на Ставропольском церковном соборе 1919 г. не позволял произнести слово “царь”, но на этом же соборе дал волю поляку-эсэру, Свенцицкому, чудом каким-то очутившемуся в рясе священника, и тот бичевал, как самых опасных членов собора, немногих тогда открытых монархистов.
Отход от веры русского общества и всеобщего разложения высшей аристократии под растлевающим влиянием революционных настроений привел к пренебрежению помощью свыше.
Однако во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов сердца людей опять обратились к Богу в молитвенном плаче о спасении Отечества.
В самом начале Великой Отечественной войны Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России, друзей у которой тогда оставалось уже совсем немного.

Конечно, и на самой Руси были великие молитвенники — например, Преподобный Серафим Вырицкий, который тысячу дней и ночей непрестанно молился и в своей келии, и в саду — на камне перед иконой Преподобного Серафима Саровского. Но речь у нас сегодня не о нем, а о другом удивительном молитвеннике и друге России — митрополите Гор Ливанских Илие (Караме). Он знал, что значит Россия для мира, и всегда молился о ней и ее народе, а после обращения Александра III решил затвориться и просить Божию Матерь открыть ему, чем можно помочь России. Для этого митрополит Илия спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук и где не было ничего, кроме иконы Богородицы. Он затворился там, отказавшись от еды, воды и сна, и только, стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с лампадой. Через трое суток ему явилась в огненном столпе Сама Богородица и объявила, что избрала его, истинного молитвенника и друга России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа русского, предупредив при этом, что, если все это не будет исполнено, Россия погибнет.
«Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и из тюрем, должны начать служить. Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда — сдавать нельзя. Пусть вынесут, — сказала Она, — чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена».
Владыка связался с представителями Русской Православной Церкви и с советским правительством и передал им все, что ему было открыто. Письма и телеграммы, переданные митрополитом Илией в Москву, по сей день хранятся в архивах.
Когда эти письма дошли до Сталина, он вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского) и местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить все, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери, обошли с ней крестным ходом вокруг Ленинграда — и город был спасен. Многим до сих пор непонятно, чем держался Ленинград, ведь помощи ему практически не было: то, что подвозили, было каплей в море. И тем не менее, город выстоял.
То же самое произошло и в Москве. Правда, там из-за боевых действий обойти город с иконой было невозможно, и поэтому чудотворная икона Тихвинской Божией Матери была обнесена вокруг Москвы на самолете. Столица была спасена, а 9 декабря 1941 г. освобожден Тихвин. (Икона, кстати, была взята из Тихвинского храма в Алексеевском, который расположен буквально в нескольких минутах ходьбы от станции метро «ВДНХ».)
Одновременно с этим в России было открыто более 20 000 храмов Русской Православной Церкви. Вся страна молилась — даже Сталин (об этом есть свидетельства очевидцев). Начальник Генштаба Б.М. Шапошников, царский генерал, не скрывавший своих религиозных убеждений, часами беседовал со Сталиным, и все его советы (в том числе одеть войска в старую форму царской армии с погонами) были приняты.
А сколько старших офицеров, не говоря уже о солдатах, молились на фронте. Многие командиры, да и сам маршал Жуков, говорили перед боем: «С Богом!» Один офицер, сидевший на связи с летчиками во время боевых вылетов, рассказывал, что часто слышал в наушниках, как пилоты горящих самолетов кричали: «Господи! Прими с миром дух мой!..»
Тогда же были открыты духовные семинарии, академии, Троице-Сергиева Лавра и многие монастыри. Было решено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси в Богоявленский собор, где стояла всю войну та самая чудотворная икона Казанской Божией Матери, которая была с ополчением 1612 года.


Поздняя осень Сталинграда 1942 года. Тяжело нависшее над Волгой ноябрьское небо, полное вражеских самолётов, несущих в своём чреве тонны смертельного груза. По реке идёт «сало» — мелкий битый лёд. Маленьким трудягам – бронекатерам всё тяжелее пробиваться к сражающемуся городу, подвозя подкрепления и боеприпасы. Многие судёнышки уже навсегда успокоились на волжском дне. Огонь Великой Битвы пылал над речными волнами, почти не угасая. На правом берегу противник нажимал, увеличивая мощь своих атак. В жестоких встречных боях таяли силы защитников города, всё меньше становились наши правобережные плацдармы.
В эти ноябрьские дни в штабе Фронта появился необычный гость. Облачения священнослужителя русской православной церкви резко контрастировали с мундирами офицеров штаба. Это был первый помощник и правая рука местоблюстителя Патриаршего Престола Сергия Старгородского – митрополит Николай Ярушевич.
Воины сражающегося Сталинграда получали всемерную помощь. Но кроме снарядов, мин и танков требовалось главное – Божья Помощь, без которой, как известно, победы не будет.
Командующий Фронтом – генерал – полковник Ерёменко тепло принял митрополита Николая. Рассказал о тяжёлых боях в городе, о том, что в подвале одной из разрушенных церквей чудом оставшийся в живых батюшка служит уже 12 дней непрерывный молебен о даровании победы русскому оружию.
Отец Николай сказал, что имеет поручение от товарища Сталина – доставить на сражающийся правый берег Волги святыню – Казанскую икону Божьей Матери и отслужить перед нею молебен.
Андрей Иванович нахмурился и хранил молчание.
Тогда митрополит Николай стал рассказывать, как эта святыня была направлена в Сталинград. Сразу после начала войны митрополит гор Ливанских Илия Карам, обезпокоенный судьбой России, спустился в подземелье одного из храмов. И там, через несколько суток безпрестанной усердной молитвы, ему явилась в огненном столпе Пресвятая Богородица. Она поведала подвижнику, как спасти Россию от дьявольского нашествия двунадесяти языков.
Илия в точности передал её слова в Россию своим друзьям, которые ознакомили с ними товарища Сталина.
Выполняя волю всевышнего, Казанская Богородичная икона была направлена сначала в Ленинград, а теперь прибыла на берега Волги.
Отец Николай сделал паузу. Молчал и Андрей Иванович. Он, как никто другой, осознавал опасность переправы через Волгу, забитую «салом». И без того небыстрый бронекатер в ледяном крошеве превращается в удобную мишень. Вражеская артиллерия без труда пустит ко дну хрупкую скорлупку…
Как бы читая его мысли, отец Николай проговорил:
— Порт – Артур сдали, когда промасоненные генералы не допустили на землю крепости Порт – Артурскую Богородичную икону, направленную туда Царём. Та же история только с Песчанской иконой произошла в германскую войну 14 года. Повторять ошибок недавнего прошлого не стоит. Бог не без милости. Прорвёмся.
Перед глазами Андрея Ивановича встали картины его боевой юности, опалённые огнём Великой войны. Штыковые атаки, ранение, потом смута, позор Брестского мира, великое собирание земель русских, освободительный поход в западные области Малой и Белой Руси…
Андрей Иванович решительно встал, подошёл к полевому телефону. На проводе был командир отряда бронекатеров. Андрей Иванович отдал приказ готовить ночной прорыв парой на участке напротив разрушенной мельницы.
Позвонил он и командующему артиллерией, что бы тот организовал контрбатарейную артподготовку на время речного прорыва.
А отец Николай уединился в одном из помещений штаба, вознося молитвы перед доверенной ему святыней.
День клонился к вечеру. Андрей Иванович получил доклады о готовности сил прорыва и артиллерийской поддержки. Сумерки быстро доедали короткий ноябрьский свет. Сталинград горел, отбрасывая багровое зарево на полусотню вёрст в округе. Артиллерийские расчёты уже поднесли к орудиям снаряды, командиры проверяли прицелы и сверяли квадраты по карте «Дон». Моторы бронекатеров были прогреты и работали на малых оборотах в ожидании пассажиров.
«Сало» шло по чёрным волнам в красноватых отблесках непрерывного пожара. Казалось, что это вскрыта израненная плоть великой русской реки.
Митрополит Николай и Андрей Иванович Ерёменко прибыли на стоянку бронекатеров, соблюдая предосторожности маскировки. Командующий Фронтом принял доклад командира отряда речных судов. Ещё раз оглядел правый берег, сверкавший вспышками выстрелов, и сказал:
— С Богом, отец Николай!
Священник легко, почти невесомо, прошёл по сходне на бронекатер, неся в руках драгоценную святыню.
Кораблик отвалил от берега, развернулся, раздвигая бортами тяжёлое «сало».

И вот дан полный ход. Дизеля, надрывая коленвалы, вышли на предельные обороты. На корме отчаянно трепетал флаг Военно Морского Флота, почти касаясь пенного буруна, переходящего в льдистый кильватерный след. Пара катеров устремилась к правому берегу, навстречу огню и ливню свинца. Скоро осколки и пули дробно застучали по броне боевой рубки. С верхней палубы грозно и методично бил по берегу спаренный ДШК. Белые деревья разрывов встали возле бортов, обрушиваясь ледяными водопадами на низкие палубы. Прожектора противника пытались взять кораблики в свои холодные пронизывающие лучи. Но вовремя заговорила фронтовая артиллерия, затыкая батареи противника и гася его прожекторные посты.
Отец Николай стоял в боевой рубке головного катера с молитвой на устах. Катер пробивался сквозь плотный заградительный огонь. Левый триплекс иллюминатора бокового обзора вдруг пошёл сетью снежно-белых трещинок, сквозь которые ясно проглядывали тёмные кружочки застрявших крупнокалиберных пуль. Кораблик накренился на правый борт, резко снизив скорость. Командир катера маневрировал, сбивая пристрелку вражеских пулемётов. Резкий разворот, стоп, полный ход к спасительным обрывам, нависшим над волжской водой.
Фронтовая артиллерия била во — всю уже по самому берегу, подавляя вражеские пулемётные гнёзда. Их огонь заметно ослаб, а вскоре прекратился. Над немецкими позициями стояла сплошная стена разрывов. Двести стволов русских пушек смешивали с землёй незваных гостей. Немец почти не отвечал, истошно вопя по радио о помощи Люфтваффе.
И вот нос головного катера уткнулся в прибрежный песок. Отец Николай сошёл на истерзанную землю правого берега. Катера тотчас отошли назад, взяв раненых и донесения в штаб Фронта.
Люди в наших траншеях хотя и были предупреждены о визите священника, но поверили в это только увидев сходящего на берег отца Николая в развивающихся облачениях.
Он творил молитву перед иконой Казанской Богоматери всё время перехода. Праздничное облачение священника сверкало золотым шитьём, солдаты с удивлением и трепетом провожали взглядом человека, нёсшего святыню Русского Православия в самое пекло Сталинградского сражения.


Несколько офицеров сопровождали отца Николая, проведя его по ходам сообщения к стенам разрушенной мельницы. Там, под защитой толстых стен, были собраны на молебен защитники города.
Богородичную икону установили на два снарядных ящика – своеобразный Сталинградский Алтарь образца начала ноября 1942 года. Отец Николай приступил к молебну без промедления:
«Русь Святая! Береги веру — самое ценное наше сокровище на земле, жемчужину души человека, опору жизни, радость и свет бытия! Разве не слышишь ты, душа русская, как без слов, но громче всяких речей человеческих молят тебя об этом — особенно в наши неспокойные дни — родные нам угодники русские?
Береги в себе веру: молят тебя подвижники киевских пещер, не только донесшие в себе искру веры до дверей могилы, но и разжегшие ее в такой пламень, который светит и греет нас через много веков.
Береги в себе веру: зовет наш смиренный и кроткий, весь народ русский обнявший своею любовию, всегда радостный и ласковый преп. Серафим Саровский…
Береги веру: взывает родной, близкий каждой верующей душе св. Сергий Радонежский, взывает Патриарх-мученик Гермоген и сонм многих-многих других небожителей…
Береги веру: завещает каждому из нас и святой покровитель нашей северной столицы благоверный князь Александр Невский, этот завет он оставил Русской Земле всею жизнью своею и подвигами, умирая- свыше 650 лет тому назад в цветущем возрасте 43 лет, но в изнеможении от непосильных трудов, целожизненных подвигов, огорчений и страданий за Святую веру Русской Земли и Родину…
Нельзя быть беспечным ни одного дня своей земной жизни. Нельзя оставаться ленивыми рабами, которые забывают или не хотят себе напомнить о грядущей смерти, изо дня в день остаются со своими грехами, со своей слабой верой, некрепкой надеждой, не твердой и не верной любовью к Богу. Верному рабу Божьему надо эту веру укреплять, эту любовь сделать горячей. Нужно торопиться — жизнь так коротка — возможно больше посеять в своей земной жизни добрых дел, чтобы эти добрые дела ушли туда, в вечную жизнь, еще прежде нас и там встречали нас, когда мы своей бессмертной душой будем проходить путь посмертных мытарств и ангелом-хранителем своим будем приведены на суд Небесного Отца и Всеправедного Судии.
И вот, кто живет с Господом, оплакивает свои грехопадения, всегда напоминая себе о том, что он перейдет из этой жизни в иную, к которой должен готовиться каждый день; кто в копилку для добрых дел вкладывает изо дня в день хотя бы малые свои добрые дела; приходит в храм Божий за очищающей благодатью Христовой; с благоговейным трепетом приступает к Святой Чаше; кто искупает свои грехи чистою жизнью и посильными подвигами во имя Христово; кто, может быть, и хромыми, спотыкающимися ногами, но таким верным путем идет в Царство будущей жизни,— тот идет к своему Небесному Отцу блаженным, умирающим в Господе.
О том, что мы должны умирать в Господе, напоминают нам, дорогие мои, все святые угодники, со славою прошедшие свой земной путь. Напоминают об этом все рабы Божий, наши благочестивые предки, которые умели жить по-Божьи и умирали с Господом в сердце. И мы должны научиться жить так, чтобы так и умирать: ведь наша земная жизнь — это только мгновение по сравнению с той вечностью, какая раскроется перед каждым из нас.
Братья! Как образно говорит один из наших поэтов — Христос исходил, благословляя Русь, от крайнего севера до юга, от востока до запада, посевая частицы Своего света в сердца людей. И Русская Земля вся покрыта потом трудов и подвигов носителей этого света, угодников, прославленных у Бога за твердость и чистоту свою, покрыта кровью мучеников за веру святую…
Неожиданным для нашей Родины было вероломное, предательское нападение Гитлера. Но лишь успела весть об этом молнией пронестись по стране, как всколыхнулся от края до края необъятного нашего отечества весь наш многомиллионный народ. В полном единении, грудью, все, как один, встали русские люди на защиту священных рубежей своей земли.
В первый же день Великой Отечественной войны глава Православной Церкви в России Патриарший Местоблюститель, Митрополит Сергий, маститый 74-летний старец, опубликовал свое воззвание ко всем верующим нашей страны.
В этом воззвании Митрополит Сергий обращается со всею силою убедительности к патриотическим чувствам верующих людей, призывает к исполнению священного долга перед Родиной, освящая этот патриотический порыв первосвятительским благословением.
Со всею силою своего авторитета он возглашает в своем воззвании: “Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг”.
И в заключение своего обращения Первоиерарх нашей Церкви выражает твердую веру в нашу победу над врагом: “Господь нам дарует победу”.
Это воззвание было прочитано в Московском кафедральном соборе 26 июня за торжественным молебном о даровании победы и сопровождалось еще особой речью Митрополита Сергия. С огромным воодушевлением молился верующий народ о победе над врагом, переполнив обширный храм, и с жадностью внимал словам воззвания и речи Первосвятителя. У многих блестели слезы на глазах: ведь Сам Господь, через свою земную Церковь, звал и благословлял верующих людей на священную войну, на защиту Родины. Верующие, молясь, со всей глубиной переживали тяжесть грядущих испытаний, зная, что Гитлер несет с собою одни ужасы насилия, смерти, разрушения, что Гитлер идет с целью истребить русский народ и то, что составляет святое святых для верующей души, — святое православие.
Воззвание Митрополита Сергия было распространено по всем православным храмам нашей страны. С таким же воодушевлением, слезами, религиозно-патриотическим подъемом встретили верующие люди это обращение Митрополита Сергия в ленинградских храмах, в Киеве и других городах и селах. Слова этого воззвания идут навстречу самым святым чувствам и убеждениям православно-верующего человека, который знает, что защищать Родину, умереть за Родину — это высший христианский подвиг.
И то, что наблюдалось нами в западных областях Украины и Белоруссии, то же происходит и на севере, И на востоке, и по всем краям России: все православно-верующие люди нашей страны, выполняя свой священнейший долг, отдают сейчас все силы свои на дело защиты Родины. Они с огромным подъемом, с крепчайшей волей к победе идут в ряды Красной Армии и народного ополчения, они куют победу у станков, на колхозных полях, на транспорте. Верующих людей воодушевляет на патриотический подвиг не только сознание общегражданского и христианского долга, но и это особое благословение Святой Церкви Православной.
Идет напряженнейшая великая и священная отечественная война. Кровь наших братьев-красноармейцев льется на полях сражений. Злобным врагом уже пролито немало крови и мирных граждан; сердца всех остающихся в тылу совместно бьются для одного святого общего дела — обороны Родины.
На этой общей священной страде — где место верующему советскому гражданину?
Все православно-верующие люди нашей страны, как дети одной семьи советских народов, сейчас, в годину испытаний, должны быть впереди других и на фронте, и в тылу, плечом к плечу со всей страной.
К защите Родины зовет верующих не только священный гражданский долг; их зовет к этому и долг верующего христианина: Христово учение требует от каждого своего последователя беззаветной любви к своей Родине и защиты ее от посягательств врага.
Мы знаем, как возвышенно, свято чувство патриотизма! Это чувство безграничной любви к Родине глубоко заложено в духовной природе славянина. Оно воспето и художественно отображено нашими писателями и поэтами-классиками в их бессмертных творениях — “Война и мир”, “Полтава” и множестве других.
Рисуя в стихах картину Бородинского боя, наш великий русский поэт Лермонтов, чью столетнюю годовщину со дня смерти мы вспоминали на днях, вкладывает в уста старого солдата пламенный призыв постоять за свободу Родины в этой исторической битве:
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою,
И дальше поэт говорит устами этого русского солдата:
И умереть мы обещали.
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.
Русский человек из века в век жил и живет этой могучей и в то же время нежной любовью к Родине.
Но ведь у нас, верующих людей, эта любовь к Родине, как мы сказали, приобретает значение и христианского долга; она озаряется евангельским светом Христовых заповедей. Любя Родину, служа Родине, защищая Родину, христианин выполняет одно из своих земных назначений.
Мы и наблюдаем сейчас этот мощный религиозно-патриотический подъем у верующих людей нашей страны. Прежде всего мы увидели его, по месту нашей работы, в западных областях Украины и Белоруссии, первыми принявших на себя предательские удары врага. Мы вскоре узнали и о самых широких, ярчайших проявлениях этих религиозно-патриотических чувств верующих советских людей в Москве, Ленинграде и повсюду в других местностях нашей бескрайной страны. Иначе и быть не может.
При всезахватывающих переживаниях, в годины тяжких испытаний Родины в душе человека разгорается особенно яркое пламя патриотизма; с особой силой подымаются волны веры в православном сердце, и, углубляясь и обостряясь при этих испьпаниях, вера влечет человека на особые подвиги во имя Христовой заповеди: “Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя”.
Фашистский зверь заливает кровью нашу родную землю. Воистину, как говорит святой пророк Исаия, “ад преисподний пришел в движение” (Исаия 14, 9).
Этот враг подвергает осквернению наши святые храмы Божий: во многих городах и селах они были превращены фашистами в конюшни, в уборные, в кирхи, в застенки, где держали и пытали арестованных русских людей и пленных наших воинов и где даже расстреливали наших братьев (в г. Верее и других местах). В г. Калуге они убили старца-священника в то время, когда он совершал панихиды на кладбище; расстреливали церковных старост (в г. Волоколамске и других местах), благочестивых монахинь (в г. Калуге), странников и убогих при храмах.
И кровь убиенных (Нова 24, 12), и разоренные святыни, и разрушенные храмы Божий — всё вопиет к небу об отмщении!
Дорогие братья и сестры наши, чада Святой Православной Церкви Русской!
Святая Церковь радуется, что среди вас на святое дело спасения Родины от врага восстают народные герои, для которых нет выше счастья, как, бороться за Родину и, если нужно, и умереть за нее.
Смерть — это конец всем земным заботам, тревогам человека, земной суете, конец и многочисленным, нередко тяжким болезням и страданиям, каким мы подвергаемся так часто, можно сказать, в течение всей своей жизни. Мы еще с вами живы, мы путешествуем по земле, а они, мертвые, уже достигли Небесного Отечества. Мы, живые, еще плаваем по волнам житейским, а они уже вошли в тихую пристань вечной жизни. Мы еще в узах плоти своей, а они уже в свободе духа.
Все земные радости, земные скорби и земные приманки теперь для них — ничто. Телом они мертвы. Если бы около гроба с бездыханным телом усопшего рассыпать сокровища мира сего, холодные руки не протянутся за этими сокровищами. Никакие крики веселия и никакие рыдания не пробудят угаснувшего навсегда телесного слуха усопшего. Никакие горячие слезы не согреют холодное, бездыханное тело.
Смерть — мужу покой (Иова 3,23). Смерть — это покой телу человека. Но покой телу, какой наступает для каждого усопшего, не означает покоя души покинувшего землю нашего брата. Для них, наших усопших, нет радостей и скорбей земных, но у них есть свои радости и свои скорби в вечной жизни, куда они переселились бессмертной душой.
С какими скорбями вступает в вечную жизнь душа грешника, не раскаявшегося, лежавшего в своих грехах, не омывшего их благодатью покаяния, забывшего и о Боге, и о своей бессмертной душе! И какая радость, какое счастье, какое утешение — удел той преданной Господу души, которая готовила себя к жизни будущего века и перешла туда, в страну нескончаемой жизни, с верой и своей доброй христианской жизнью!
Церковь непоколебимо верует в скорую победу и скорое освобождение ваше от ненавистного врага. “Я предам врага твоего в руки твои”, — говорит нам Господь в Своем слове (1 Цар. 24,5).
Будьте истинными христианами, радуйте вашу Святую Матерь — Церковь Православную делами во благо освобождения нашей Родины от фашистских захватчиков, а она никогда не оставит вас своими святыми молитвами у престола Божия.
Господь да будет с вами, дорогие!»
Величественно и мощно лились древние молитвы над непокрытыми головами советских воинов, насмерть стоявших среди руин Великого Города, несшего в своём названии имя Русского Мессии, поднявшего Родину из пепла и кровавой смуты. В далёком восемнадцатом году здесь решилась судьба новой, Советской России, ставшей защитницей и историческим правопреемником Московии – Третьего Рима.
Теперь Божий перст опять указал на крутые волжские откосы, наметив точку поворота в праведной битве Православного Света с сатанинской оккультной тьмой, покорившей почти всю планету. Свет новой зари пробивался сквозь облака дыма, вставая из-за Волги неотвратимым багровым сиянием. Занимался ещё один день войны, приближая победную поступь русского солдата к улицам немецкой столицы. Наступал тот самый момент истины, Апостольской Истины – Держателем и Хранителем которой издревле была Россия – единственная в мире Держава.
Просто и безхитростно обратился отец Николай к пастве, стоявшей перед ним в серых опалённых страшным огнём шинелях. Скоро на плечах этих воинов засверкают тяжёлым золотом звёзды, оттеняя суровое шитьё широких погон. И новая армия, отбросив масонские треугольники и ромбики, увенчанная символами чести русского воинства понесёт Сталинские победные знамёна почти до Ла – Манша. А в небесной вышине, благословляя на подвиги, её будет сопровождать Пресвятая Богородица, которую ясно увидят немцы над атакующими неприступный Кёнигсберг советскими войсками.


Так в ноябре 1942 года рождалась победная славянская весна, через три года озарившая планету солнечной радостью грядущей мирной жизни.
Глава русской Православной Церкви митрополит Сергий в своей телеграмме на имя И.В.Сталина ко дню 25-летия советского государства (7 ноября 1942 г.) был выразителем чувств всех православных русских людей, когда сказал: “Сердечно и молитвенно приветствую в Вашем лице богоизбранного вождя наших воинских и культурных сил, ведущего нас к победе над варварским нашествием, к мирному процветанию нашей страны и к светлому будущему ее народов”. Русские верующие видят в лице верховного вождя нашей страны Богом ей данного отца своего народа, и горячи их молитвы Господу Богу о его здравии на долгии годы.
В нашем вожде верующие вместе со всей страной знают величайшего из людей, каких рождала наша страна, соединившего в своем лице все качества упомянутых выше наших русских богатырей и великих полководцев прошлого; видят воплощение всего лучшего и светлого, что составляет священное духовное наследство русского народа, завещанное предками: в нем неразрывно сочетались в единый образ пламенная любовь к Родине и народу, глубочайшая мудрость, сила мужественного, непоколебимого духа и отеческое сердце. Как в военном вожде, в нем слилось гениальное военное мастерство с крепчайшей волей к победе.
С начала войны во всех своих обращениях к народу Иосиф Виссарионович не перестает звать к твердой уверенности к победе. Вся страна, как один, верует его верой, а русская Православная Церковь молитвенно благословляет подвиг, какой он несет во имя блага и счастья нашей Родины, и молит Бога о помощи нашему вождю в его великом историческом призвании — отстоять честь, свободу и славу родной страны.
В дни всенародного патриотического подъема в нашей стране, в конце 1942 г. и в начале 1943 г., когда могучим потоком лились пожертвования советских людей на дело разгрома фашистского зверя, в этот поток с энтузиазмом вливали свои лепты духовенство и верующие русской Церкви. И, посылая свою жертву в фонд обороны, верующие патриоты спешили выразить в своих телеграммах верховному вождю нашего воинства чувства своей ему преданности, своего благоговения перед его подвигами, веру в его гений.
Митрополит Сергий писал: “Молитвенно желаю Вам испытать радость полной победы над врагом и видеть возрождение истерзанной Родины”.
В другом приветствии он же пожелал Иосифу Виссарионовичу: “Да завершится победой над темными силами фашизма общенародный подвиг, Вами возглавляемый”.
“Вам, Иосиф Виссарионович, главному полководцу и вождю наших победоносных армий, желаем здоровья и успеха в Ваших тяжелых трудах”, — посылал свои пожелания архиепископ Куйбышевский Алексий от лица всех верующих города Куйбышева.

“Живите долгие годы, наш мудрый вождь Иосиф Виссарионович”, — вылилось из глубины души у протоиерея Пензы Алексея Ивановича Виноградского.
“Дорогой наш отец”, — такими словами начинал свое сообщение Иосифу Виссарионовичу о пожертвованиях священник Молотовской области Александр Александрович Троицкий.
И отеческие ответы Иосифа Виссарионовича на все эти обращения, с выражением “искреннего привета и благодарности” духовенству и верующим, подымали еще на большую ступень одушевление верующих русских людей, составляющих со всеми народами, населяющими нашу страну, одну братскую семью с одним общим отцом во главе.
Чувства преклонения перед личностью Иосифа Виссарионовича, перед его мудрой проницательностью, его отеческой сердечностью и изумительным вниманием к нуждам всех без исключения граждан достигли у верующих наивысшего подъема в сентябрьские дни, когда вся страна узнала о состоявшемся в Кремле приеме главой правительства митрополита Сергия совместно с митрополитами Алексием и Николаем.
25 февраля 1943 года из Ульяновска в Кремль Сталину Сергий написал: «Верующие в желании помочь Красной Армии охотно откликнулись на мой призыв: собрать средства на постройку танковой колонны имени Дмитрия Донского.

Всего собрано около 6000000 рублей и, кроме того, большое количество золотых и серебряных вещей… Примите эти средства как дар от духовенства и верующих русской православной церкви в день юбилея Красной Армии».
Ответ Сталина Сергию был направлен в тот же день:
«Прошу передать православному русскому духовенству и верующим, собравшим 6000000 рублей, золотые и серебряные вещи на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского, мой искренний привет и благодарность Красной Армии».
Эта танковая колонна успешно громила немцев в войсках Рокоссовского.
Документально подтверждено, что уже после окончания войны, в 1947 году, Сталин исполнил свое обещание и пригласил митрополита Илию в Россию. Перед приездом гостя Сталин вызвал владыку Алексия, ставшего тогда уже Патриархом, и спросил: «Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?» Святейший предложил подарить митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными каменьями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест.


Митрополит Илия прибыл в Москву, и встретили его там более чем торжественно. На церемонии-встрече ему преподнесли икону, крест и панагию, а также наградили Сталинской премией за помощь России во время Великой Отечественной войны. От премии владыка отказался, сказав, что монаху деньги не нужны: «Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200 000 долларов для помощи детям-сиротам, у которых родители погибли на войне».
Из Москвы митрополит Ливанский поехал в Ленинград. Вот запись слов одного из очевидцев пребывания владыки Илии в Ленинграде (текст приводится по выдержавшей уже три издания совершенно удивительной книге «Россия перед Вторым Пришествием», которую составил Сергей Фомин):
«По делам службы я оказался рано утром 8 ноября на Московском вокзале (отправлял контейнеры). Вдруг вижу идет начальник МВД города, с ним множество милиции, солдат, почетный караул, никого не пускают. Все говорят: «Наверно, Сталин приехал…» Подхожу к оцеплению и вижу: идет Косыгин (его, наверно, как ленинградца направили сопровождать владыку Илию), с ним митрополит Ленинградский Григорий, а между ними митрополит в восточном клобуке. Утром 9 ноября митрополит Илия служил Литургию в кафедральном Никольском соборе, тогда же он преподнес храму частичку мощей Святителя Николая. На следующий день я пришел к знакомому, и мы пошли с ним во Владимирский собор. Что-то необыкновенное в городе творится: все прилежащие улицы заполнены народом. Около двухсот тысяч человек стояло у храма, весь транспорт остановился, проходы загорожены, еле пробрались к нему. Стоим около храма, а внутрь не попасть: солдаты стоят в оцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста (наш знакомый), увидел нас и зовет: «Пошли! Я вас дожидался!» Он провел нас в храм, и мы оказались у самой солеи! Слева от нее было отгорожено место, и там стояли члены правительства. Мы насчитали — 42 человека. И вот появились — митрополит Илия, митрополит Григорий и священство. Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца — дара владыки Илии — на Казанскую икону Божией Матери. По возложении венца он произнес проповедь. Он рассказал все: как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. После его речи все запели: «Заступница усердная…» Невозможно передать, какое чувство было во время пения! Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе Божией Матери запели все стоящие на площади, на прилегающих улицах, у стадиона — десятки тысяч, все пели: «Заступница усердная»… Люди плакали и молились истинной Заступнице и Спасительнице России!».

Последний Герой Советского Союза.

Офицеры, такого позора
Мать-Россия не знала вовек,
Вас подмяла сионская свора,
Словно кучку бездомных калек.

Последний Герой Советского Союза (ИГОРЬ ОСТАПЕНКО)

Уже двадцать лет минуло с тех кровавых времён. Но я всё помню, словно это было вчера.
В 1993 году оказались в России герои, готовые встать на защиту Родины, герои, которым своя собственная честь, честь страны и её народа, идеалы справедливости были дороже жизни. Люди, которым столько раз внушали, что они обыватели, думающее только о личной выгоде, вдруг с удивлением узнают, что среди них есть настоящие герои, о которых пишут в книгах и ставят фильмы.
В 69-м испытательном центре морской и космической разведки в Ногинске-9 служил замполитом роты старший лейтенант Игорь Остапенко. Игорь осенью 1993 года, как и многие военнослужащие, с напряжением и сочувствием следил за тем, что происходило у Дома Советов, но оказался одним из немногих в стране действующих офицеров, способных выполнить свой долг советского офицера до конца.
Третьего октября, узнав о трагических событиях в Останкино, он возглавил группу матросов-добровольцев и с оружием в руках на грузовом автомобиле решил прорваться на помощь к защитникам Дома Советов. Он был один из тех немногих офицеров армии и флота, кто в дни Черного Октября не стал ссылаться на «отсутствие приказа», а поступил так, как требовали от каждого Присяга, честь офицера и совесть.
Свой главный в жизни поступок старший лейтенант Игорь Остапенко совершил в ночь с 3 на 4 октября 1993 года. Офицер, присягавший Советскому Союзу, едва ли ни единственный в стране оказался верен этой клятве и с 22 добровольцами направился на грузовике из Дуброво на помощь законно избранному Верховному Совету, окруженному ельцинистами. Какую силу духа нужно было иметь молодому, 27-летнему офицеру, чтобы увлечь за собой группу матросов – срочников и практически безоружными выехать на защиту «Дома Советов»?
Но впереди, обгоняя их, шла предательская информация для бандитов из ГАИ и ОМОНА о прорыве моряков. Командир части, квартирно озабоченный гаражестроитель капитан первого ранга В.Сидоренко, давно позабывший о долге и чести, примкнувший к преступникам, совершившим госпереворот, организовал погоню за отрядом и предупредил ОМОН.
Недалеко от 4-ой роты ДПС на Чкаловском шоссе бандиты из ОМОНА устроили засаду. Раскинутая поперек трассы сеть с шипами заставила грузовик остановиться. Храбрые уголовники, которых было около двухсот, открыли стрельбу. Видя безнадежность положения, Игорь приказал рядовым матросам, часть которых уже была ранена, сложить оружие, чтобы они не погибли понапрасну, а сам…
«Советские офицеры не сдаются!» – были его последние слова. Расстреляли офицера уголовные бандиты в форме ОМОНА. Осталась жена Надя, годовалая дочь Наташа. И родители — Раиса Михайловна и Виктор Григорьевич в далеком казахстанском Чимкенте.

Только знай: и на ОМОН
Все ж найдется угомон!

Сдрючат с вас жилеты, каски,
С лиц поганых стянут маски,
И усиленный конвой
Сквозь пургу и волчий вой
Поведет дорогой предков
В те края, где небо в клетку.

Потом хозяева тех, кто в дни Черного Октября преступлением и силой захватил власть, объявили преступниками тех, кто защищал Родину, в том числе и старшего лейтенанта Остапенко.
Но люди – люди решили иначе. В Чимкенте, где живут родители Игоря, его хоронили со всеми воинскими почестями и тысячи людей шли за гробом – русские, казахи, узбеки…
А там, где погиб отважный русский моряк, на землю легли цветы и на бетонной стене появились проклятия убийцам и слова любви и благодарности к тому, кто до конца исполнял свой Долг. И – как и у Стадиона на Красной Пресне – сколько «победители» ни закрашивали стену, сколько ни втаптывали в грязь цветы – люди приходили снова и снова – и вновь появлялись надписи и цветы.
В конце – концов инициативной группе под руководством капитана О.Широкова, члена Политсовета Российской партии коммунистов (РПК), вместе с Трудовой Россией В.Анпилова и местной организацией КПРФ, удалось добиться от местных властей официального разрешения на установку памятного знака на месте гибели Игоря.
К тому времени старшему лейтенанту Указом Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР Остапенко Игорю Владимировичу было присвоено звание героя Советского Союза и звание капитан – лейтенанта посмертно. Это сделали те народные депутаты РСФСР во главе с С.Умалатовой, которые отказались признать власть «победителей». Генерал армии Варенников снял со своей груди звезду Героя, отдал родителям И. Остапенко, приехавшим в гарнизон за телом сына и при этом сказал: «Он достоин этого Звания!».
Коротким был его путь к подвигу — всего несколько десятков километров от родной части в Дуброве Ногинского района до злополучного 30-го километра Щелковского шоссе. Но так в жизни всегда и бывает. Жил простой советский парень в далекой Казахстанской степи, мечтал о службе на море. И вот мечта, казалось, начала осуществляться. Он — молодой морской офицер, грамотный специалист, отличник адъюнктуры, верный и надежный товарищ. Перед ним открывалась перспектива успешной военной карьеры. Но перед тем как связать свою жизнь с воинской службой, он, как и сотни тысяч других офицеров, дал клятву-присягу на верность родной стране — Союзу Советских Социалистических Республик, и для него она оказалась не простой формальностью.
Средства на памятник собрали тысячи людей из 60 регионов России и нескольких Союзных республик. Это труженики, а не миллионеры, и памятник может показаться скромным, но он стоит больше, чем все церетелевские монументы, потому что его поставил Народ, как и Крест на Казачьей Заставе у Дома Советов. Временные сооружения не раз разрушались борцами за демократию. На сайте гарнизона «Дуброво» вы не найдёте ничего о подвиге Игоря Остапенко. Ведь там до сих пор рулят воры и убийцы, вроде того капраза В.Сидоренко.
Другое дело – отношение к И. Остапенко и его памяти простых людей. Неправда, что людям всё безразлично! Водитель бетоновоза сделал два рейса на стройплощадку, где возводили памятник Игорю, не взяв лишнего рубля. Тракторист грейдера в карьере безплатно погрузил КАМаз «по самую завязку». Крановщик потратил много времени, устанавливая памятный камень, не сказав ни слова об оплате своего труда. Работяги знали, для кого они стараются.
И, наконец, настал день 5 октября 1997 года, день открытия памятника. Всю ночь и весь день, не переставая, шёл проливной дождь. Словно сама природа оплакивала одного из лучших своих сыновей. Пришло много людей.
Несмотря на безприютную погоду и проливной дождь, на то, что мемориал находится почти в часе езды от Москвы и 3-х километрах ходьбы пешком от станции, множество людей, прибывших поездами и автобусами, шли и шли к последнему рубежу, где принял свой смертный бой Игорь Остапенко.
Когда памятник был открыт, на митинге среди других выступила женщина-медик из Трудовой России, жена инвалида-«афганца», младшего сына которой у памятника приняли в пионеры. Приведу отрывок из её речи.
«Вы, в погонах, по сей день оправдывающиеся тем, что «не было приказа»! Если бы каждый из вас в тот день исполнил то, что требовали Присяга и Долг – Игорь и сотни других людей остались бы в живых, а Россия не знала бы сегодняшнего горя и унижения. Но вы предали всех. Ну а ты, каперанг Сидоренко – как поживаешь, Иуда? Сладко ли ешь и пьешь, спокойно ли спится? Но ведь судьба – она умеет карать…
 Если снова надо будет сражаться, – сказала она, – я опять буду рядом с мужчинами. А если меня убьют – сражаться будут два моих сына и дочь.»
Вот такие люди, как Игорь Остапенко и эта женщина – и есть Русский Народ.

Могила Остапенко И.В.

Приглашаю всех почтить память Игоря Остапенко. Самостоятельно до памятного знака доехать можно так: электричкой от Ярославского вокзала до станции Щёлково, затем пройти 150 метров от первого вагона в сторону шоссе, которое перпендикулярно дороге и двигаться пару километров по самому шоссе по правой стороне в направлении Чкаловского аэродрома до бензозаправки.
Я хочу, чтобы каждый советский офицер, бывая у гранитного обелиска со звездой, осознал низость и подлость своего поведения в черные дни октября 1993 года.

Умирают старушки и дети,
Слёзы съели у женщин глаза.
Офицеры, народу ответьте,
Кто вам сдать рубежи приказал?

Почему без жестокого боя
Мать-Россию отдали врагу?
Исполнять приказанье любое
Офицеры гурьбою бегут.

Вами правят сионские звери,
Где же ваша высокая честь?
Очень горько и трудно поверить,
Что в России такие вот есть.

Есть предатели, да их не мало,
Каждый в горе страны виноват,
Но я верю – сойдет с пьедестала
Неизвестный из бронзы солдат!

Он пройдётся по площади Красной,
По брусчатке печатая шаг,
И рукою суровой и властной
Бросит под ноги власовский флаг!

Он пройдёт непокорный к Генштабу,
Не страшась милицейских дубин,
Гулко скажет: «Продажные бабы!
Выходите один на один!»

Вы забьётесь в свои кабинеты,
Словно стая затравленных крыс.
Вы же сдали врагу пистолеты,
Вас дешёвками сделал Борис!

И никто не посмеет солдату
Даже слово промолвить в ответ,
Принесёт он в родимую хату
Гимн Победы, надежду и свет.

Офицеры, такого позора
Мать-Россия не знала вовек,
Вас подмяла сионская свора,
Словно кучку бездомных калек.

Умирают старушки и дети,
Слёзы съели у женщин глаза.
Офицеры, народу ответьте,
Кто вам сдать рубежи приказал?

Я хочу, чтобы каждый струсивший тогда покаялся перед ПАМЯТЬЮ ГЕРОЯ и в будущий неизбежный решительный час встал со своим народом, сохраняя верность данной советской Присяге, офицерской чести и собственной совести.