ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Чуев Феликс Иванович

“Почему я не стал премьер-министром?”

 

Чуев Феликс Иванович родился в семье летчика, участника Великой Отечественной войны. Семья жила на Дальнем Востоке, на Украине и в Молдавии. Детские и юношеские годы пришлись на войну и на послевоенное десятилетие. О своих родителях Чуев спустя годы напишет немало проникновенных строк «Батя. Десять стихотворений о Человеке» (1958-62), «Любовь моих родителей. Венок сонетов» (1977) и др. Именно от отца передалась ему горячая любовь к небу, и у Чуева рано появилась мечта стать летчиком.
Окончив среднюю школу с золотой медалью, Чуев решил поступать в летное училище, однако не прошел медицинскую комиссию, потерпел неудачу и при поступлении в 1958 в Московский авиационный институт. Став в том же году студентом физико-математического факультета Кишиневского университета, Чуев через год перевелся на факультет автоматики и вычислительной техники Московского энергетического института, который окончил в 1964. В студенческие годы посещал аэроклуб, прыгал с парашютом, совершал первые самостоятельные полеты, постепенно набирался пилотажного опыта. По окончании института Чуев работал авиационным инженером, принимал участие в испытаниях новых самолетов и систем.
Сочинять стихи Чуев начал в 3-м классе, читал их со сцены, занимая первые места на фестивалях пионеров и школьников. Первой публикацией Чуева была заметка в кишиневской газете «Юный ленинец» 18 марта 1953, посвященная смерти И.В.Сталина. В 8-м классе Чуев стал ходить на занятия литератрного объединения при молодежной газете.
Свои первые стихи Чуев напечатал еще во время учебы в школе (в 1956) на страницах газеты «Молодежь Молдавии». С его студенческими стихами в 1958 познакомился Я.В.Смеляков, выразивший надежду, что из Чуев получится настоящий поэт. В 1964 Чуев издал свой первый стихотворный сборник «Год рождения 41-й», обративший на себя внимание как поэтов, так и критиков. Спустя 2 года у Чуева вышла вторая книга стихов «Красные асы» (1966), которую поддержал Ю.В.Идашкин — автор рецензии «Начало полета» (Октябрь. 1967. №4. С.211-214).
В 1966 молодой поэт стал членом СП СССР.
В 1970 Чуев вступил в ряды КПСС, в 1971 окончил Высшие литературные курсы.
Особое чувство благодарности Чуев испытывал к Я.В.Смелякову (см.: Слово об учителе // Дружба народов. 1976. №6. С.284); существенную поддержку Чуев оказал в 1960-е и поэт Е.А.Исаев, справедливо подчеркнувший: «В поэзии Феликса Чуева проглядывает одна характерная черта, черта поколения: трепетное отношение к подвигу отцов. Он не декларирует своей благодарности тем, кто вынес на своих плечах войну и многие другие невзгоды, нет. Он сердечно и чисто пишет свою поэтическую исповедь» (Исаев Е.А. [О Феликсе Чуеве] // Мы — молодые / сост. В.Гейдеко и О.Воронова. М., 1969. С.311).
В июне 1967 Чуев вместе с другими молодыми литераторами побывал в ст. Вешенской и встретился с М.А.Шолоховым, который, прослушав несколько его стихотворений, одобрительно отозвался о них.
Чуев — автор около 30 поэтических книг. В стихах и поэмах Чуева рельефно преломляются свойства его натуры, увлеченной, целеустремленной, порывистой, щедрой. Один из его стихотворных сборников конца 1960-х не случайно озаглавлен «Гражданская лирика» (1968). Чуев — мастер ярких, непривычных, «жестких» метафор, однако его стихам порой недостает полутонов, художественной отделки, эстетической утонченности. Они иногда грешат то напористым «монологизмом», то описательностью, то «прозаизмами». Героями стих, и поэм Чуева нередко выступают реальные люди — летчики, космонавты, поэты и др. Чуев «вместе со своими убеждениями… отстаивал и свой стихотворный стиль, свою поэтическую манеру, свою интонацию, острохарактерную, жесткую и темпераментную» (Серебряков Г.В. Постижение высоты: Слово о друге-поэте // Чуев Ф. Избранное: стихи. М., 1984. С.8).
Через все творчество Чуева проходят сквозные темы: судьбы послевоенного поколения, утверждение уважительного отношения к идеалам и делам старшего (отцовского) поколения — поколения ярких, мужественных, крылатых людей, отстаивание связи с героическими традициями предков, непреклонная защита идей патриотизма и «закона» национально-исторической и сыновней преемственности, ответственность за будущее Отечества, постижение «русской идеи» и предназначение России. С течением времени круг тем, мотивов и образов Чуева непрерывно расширялся. Все больший вес в творчестве Чуева приобретала любовная лирика, по-новому осветившая внутренний мир поэта, далекого от мелодраматизма и сентиментальности. Обострялось у Чуева и чувство природы. Все чаще из-под пера поэта выходили стих, философско-исторического плана.
Будучи интернационалистом по духу — «…вырос на земле, где меня учили уважать людей другой национальности и дружить с ними мои отец и мать» (Солдаты империи. С.506),— Чуев не прошел мимо переводческой работы: в его переводах на русском языке зазвучали стихи многих поэтов братских республик бывшего СССР.
В конце 1970-х Чуев выпустил в серии «ЖЗЛ» книгу «Стечкин», представляющую собой жизнеописание основоположника теории воздушно-реактивных двигателей академика Бориса Сергеевича Стечкина (1891-1969), после которого «осталась высокая, нескончаемая песня моторов» (М., 1978. С.252).
На рубеже 1980-90-х Чуев, продолжая писать и публиковать новые стихотворные произведения, все чаще и чаще обращался к жанру исторической публицистики. В центре его внимания оказались лица и события сталинской эпохи, интерес к которой (как, впрочем, и к личности самого И.В.Сталина) всегда наблюдался и в его поэзии. Так в начале 1990-х к читателям пришли две книги Чуева, рисующие выразительные портреты таких государственных и политических деятелей, как В.М.Молотов и Л.М.Каганович, и ставшие бестселлерами периода «постперестройки»: «Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф.Чуева» (1991) и «Так говорил Каганович. Исповедь сталинского апостола» (1992). В 1999, вскоре после смерти Чуев, вышла его книга «Молотов. Полудержавный властелин». Говоря о Чуеве как историке в связи с его 55-летием, поэт и критик С.А.Золотцев счел необходимым подчеркнуть: «Одержимая любовь Чуева к реалиям сталинского времени, его страстный интерес к судьбам военных и государственных лидеров тех лет дали ему то, чего не заменишь ничем: знание. Точное, скрупулезное, детальное знание» (Золотцев С.А. Сын своего времени // Литературная Россия. 1996. №13. 29 марта. С.10).
Чуев как поэт и публицист остался верен своим убеждениям, основывающимся на глубоком чувстве патриотизма и на непрерывном познании отечественной истории, и советской, и дореволюционной, и древней. Однако в 1990-е исторические взгляды Чуева заметно углубились и сделались более диалектичными и объемными. «Русский пламень», прошлое России живут и в его исторической драме «Гололед» (1990), и в его публицистических работах.
В 1990-е на страницах газет и журналов появлялись новые стихи Чуева, которые свидетельствовали о том, что их автор был наделен обостренным чувством современности. Читательский интерес вызывали и новые очерки-портреты Чуева: «Не “списочный” маршал» ([о маршале авиации А.Е.Голованове] // Наш современник. 1995. №5. С.129-146), «Маршал Жуков» (Молодая гвардия. 1995. №8. С.134-156), «Формула Стечкина» (Молодая гвардия. 1999. №3-4. С.91-157), «На таких Иванах Русь держалась» ([О маршале И.С.Коневе] // Советская Россия. 1997. №150. 27 дек. С.4) и др. Из подобных публикаций у Чуева постепенно сложилась документально-мемуарная книга, рассказывающая о людях, которыми всегда будет гордиться Россия. Книга вышла в свет в 1998 под названием «Солдаты империи».
Героями книги, содержащей немало сенсационных, ранее замалчивавшихся фактов и документов, полученных автором «из первых рук», выступают М.М.Громов, Г.Ф.Байдуков, А.И.Покрышкин, Б.С.Стечкин, А.Е.Голованов, К.К.Рокоссовский, Г.К.Жуков, А.И.Маринеско, В.М.Молотов, И.В.Сталин, В.И.Попков, Ю.А.Гагарин, М.А.Шолохов, Я.В.Смеляков, В.А.Солоухин, приемный сын Сталина А.Ф.Сергеев и др.
Среди последних работ Чуева выделяется своей основательностью книга о конструкторе самолетов Сергее Владимировиче Ильюшине: «Ильюшин» (Молодая гвардия. 1997. №4-6). О своем трудном детстве Чуев очень ярко рассказал в документальной повести «Почему я не стал премьер-министром» (Молодая гвардия. 1995. №5. С.260-318). Любителям улыбнуться и посмеяться пришлись по душе заметки Чуева «Писательские чудачества» (Молодая гвардия. 2000. №1-4).
Чуев награжден орденом Дружбы народов и медалями. Он является лауреатом премий им. Н.А.Островского (1968), Всемирного фестиваля молодежи в Гаване (1978), Министерства обороны СССР (1983).

Крах операции «Unthinkable» («Немыслимое»)

Сергей Турченко главный редактор сайта “Героический календарь,
член Правления РОО “Бородино 2012-2045”.

70 лет назад 1 июля 1945 года «союзнички» планировали начать боевые действия против СССР в Европе, чтобы «принудить Россию подчиниться воле Соединенных Штатов и Британской империи».

Советская разведка вскрыла эти подлейшие планы, и Сталин блокировал их.

Крах операции «Unthinkable» («Немыслимое»)

Всё началось ещё в ходе совместной заключительной кампании войны в Европе с перехвата секретной телеграммы английского премьера Черчилля командующему британскими войсками на европейском ТВД генералу Монтгомери: «Тщательно собирать германское оружие и боевую технику и складировать ее, чтобы легко можно было бы снова раздать это вооружение германским частям, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если советское наступление будет продолжаться».

Еще шли тяжелые бои на берлинском направлении, а по убеждению Черчилля, «Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира». Необходимо, считал британский премьер, «немедленно создать новый фронт против ее стремительного продвижения», причем «этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на восток». Черчилль, по его собственному позднейшему признанию, был обуреваем одним чувством: в его глазах «советская угроза уже заменила собой нацистского врага». Лондон планировал взятие Берлина англо-американской армией, освобождение Чехословакии американцами и вступление их войск в Прагу, захват Австрии западными державами. В апреле 1945 года Черчилль дал указание Объединенному штабу планирования военного кабинета Великобритании разработать план экстренной операции под кодовым названием «Unthinkable» («Немыслимое»).

Её цель состояла в том, чтобы «принудить Россию подчиниться воле Соединенных Штатов и Британской империи». Срок начала военных действий против СССР – 1 июля 1945 года. Выполняя указание Черчилля, британские штабисты исходили из того, что поставленная задача может быть решена только посредством тотальной войны, которая предполагает: а) оккупацию тех районов Советского Союза, лишившись которых он утратит материальные возможности ведения войны и дальнейшего сопротивления; б) нанесение советским вооруженным силам решающего поражения, которое лишило бы СССР возможности продолжить войну. Авторы плана, правда, предусмотрели, что Красная армия сможет отступить вглубь страны, прибегнув к тактике, которая не раз успешно применялась в предыдущих войнах. Их сомнения возрастали при рассмотрении вопроса о силах сторон: «Существующее соотношение сил в Центральной Европе, где русские располагают примерно тройным преимуществом, делает крайне маловероятным достижение союзниками полной и решающей победы». Чтобы ликвидировать «диспропорцию», как раз и нужны были те немецкие части, о сохранении боеспособности которых даже в условиях плена так заботился Черчилль.

Сегодня благодаря электронным СМИ весь мир увидел воочию предательскую сущность англосаксов, которые подслушивают телефоны союзников, проводят политику удушения «дружественного» Евросоюза и пр. А тогда Сталин впервые столкнулся с таким коварством и подлостью. Он вызвал из Германии маршала Г.К. Жукова. «В то время как мы всех солдат и офицеров немецкой армии разоружили и направили в лагеря для военнопленных, – сообщил он, – англичане сохраняют немецкие войска в полной боевой готовности и устанавливают с ними сотрудничество… Я думаю, англичане стремятся сохранить немецкие войска, чтобы использовать позже. А это прямое нарушение договоренности между главами правительств о немедленном роспуске немецких войск». Жуков по указанию Сталина сделал резкое заявление по этому поводу на заседании Контрольного совета по управлению Германией, в который входили представители СССР, США, Великобритании и Франции, подчеркнув, что история знает мало примеров подобного вероломства и измены союзническим обязательствам. Монтгомери отвел это обвинение, однако несколько лет спустя признал, что такое указание от премьер-министра он получил и «подчинился приказу, как солдат».

Огласка плана, а также то, что английские и американские штабисты при его подготовке сделали однозначный вывод о неприемлемом для них высоком уровне боеспособности Красной армии, заставили англосаксов отложить войну с СССР. Они избрали другую тактику, которая и сегодня применяется против России, – экономические санкции. 8 мая 1945 года президент США Трумэн приказал фактически прекратить поставки в СССР по ленд-лизу. Советская сторона даже не была поставлена об этом в известность. Даже те американские суда, которые были уже в открытом море, получили распоряжение вернуться в порты приписки. Правда, спустя некоторое время приказ о сокращении поставок был отменен, иначе Соединенным Штатам не удалось бы добиться вступления СССР в войну с Японией. Тем не менее подготовка к столкновению с СССР продолжалась. Госсекретарь США Дж. Грю составил 19 мая 1945 года меморандум, в котором отмечалось: «американская политика по отношению к Советской России должна немедленно ужесточиться по всем линиям. Гораздо лучше и надежнее иметь столкновение прежде, чем Россия сможет провести восстановительные работы и развить свой огромный потенциал военной, экономической и территориальной мощи». В августе 1945 года (еще шла война с Японией) для руководителя американского атомного проекта генерала Л. Гровса был специально подготовлен секретный документ под выразительным названием «Стратегическая карта некоторых промышленных районов России и Маньчжурии». В документе перечислялись 15 крупнейших городов Советского Союза – Москва, Баку, Новосибирск, Горький, Свердловск, Челябинск, Омск, Куйбышев, Казань, Саратов, Молотов (Пермь), Магнитогорск, Грозный, Сталинск (вероятно, имелся в виду Сталино – Донецк), Нижний Тагил. Здесь же указывалось их географическое расположение, приводились сведения о населении, промышленном потенциале, первоочередных целях для бомбардировок. И только то, что СССР, благодаря плановой экономике, трудовому подвигу народа и четкому руководству страной Сталина, сумел создать своё ядерное оружие, бомбардировки наших городов пока не состоялись. Но всё это в планах сегодняшнего англосаксонского руководства, которое по уровню подлости и кровожадности давно переплюнуло своих предшественников.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Владимир Николаевич Крупин

 Родился 7 сентября 1941 года в селе Кильмезь Кировской области в крестьянской семье. Окончив сельскую школу, работал слесарем, грузчиком, рабселькором районной газеты. Служил в армии в ракетных войсках. В 1967 году окончил факультет русского языка и литературы Московского областного педагогического института им. Н. К. Крупской. Работал редактором и сценаристом на Центральном телевидении, в издательстве «Современник», был главным редактором журнала «Москва», преподавал в Литературном институте, в Московской духовной академии, в других учебных заведениях.

“Враги России тонко улавливают полное равнодушие правительства к судьбе народа”.

Автор – Владимир Крупин, сопредседатель Союза Писателей России, первый лауреат Патриаршей премии им. святых Кирилла и Мефодия, один из учредителей РОО “Бородино 2012-2045”.

 САЛЬН-КРУПИН

Совершенно безстыдно разрушение Советского Союза было названо перестройкой. Именно, благодаря ей, в России установилась диктатура воровства. Воровать стало совсем не стыдно, даже доблестно. «Горбоельцы», как назвал новых хозяев народ, крали заводы, фабрики, комбинаты, земли, леса, называя всё это на своём уголовном жаргоне приватизацией. Крупные ворюги вошли во властные структуры и сразу же вырастили угодное себе чиновничество и депутатство. То и другое и хозяевам помогало и само быстро выучилось жить хорошо. Ну-ка, пойди к чиновнику без подношения. Ну-ка, попробуй, не отстегни ему, ну-ка попробуй без «отката». – Как? – раздаются возмущённые голоса, – у нас же борьба с коррупцией! Смешно. Ответьте на вопрос: кто громче всех кричит: «Держи вора!»? Правильно. Сам вор.

Ещё вопрос: почему именно в России вольготно ворью? Потому что в России, в основном, православный народ. И такой народ легко грабить: он доверчив, он знает заповедь – не копить себе ветшающих богатств на земле, думать о том, чтобы спасти душу. Ну, как таких простодушных, не грабить? Но ведь и ворьё не безсмертно, и березовские, и чубайсы, и абрамовичи лягут в могилу, а она и у них тоже будет, и ни дач, ни островов, ни футбольных команд в неё не утащишь. Но души даже и у них безсмертны. И любой из нас увидит, в свой срок, за гранью земного, возмездие российскому ворью.

Так что воруйте на здоровье, собирайте себе горящие угли на голову. И не думайте, что это вы такие умные, да хитрые, нет, вы земные слуги сатаны. Вот эти плясуньи в храме, кого они тешили?

Сегодняшняя пятая колонна в России – это обслуга сатаны – врага нашего спасения. Бесов телевидения, эстрады, киношников, газетно-журнальных писак, – всё это танцующее, играющее, обозревающее, пишущее стадо, внедряющее в Россию разврат, пошлость, насилие, может быть, можно было и пожалеть в виду ожидающей их страшной жаркой черноты ада, но уже не хочется. Сто раз их вразумляли, всё неймётся. Ну что ж, кошка скребёт на свой хребёт.

Итак, страну разворовывают, но, по большому счёту, сатане плевать на золото, на никель, на нефть, цель его одна – побольше человеческих душ оттащить от Бога. И вот пришло в наши дни то, что православная душа никогда не вытерпит, не примет – посягательство на святыни. Разве мы в Великую Отечественную воевали за Ленина, за Сталина? Мы воевали за Святую Русь, за спасение своих душ. И снова приходит к нам время спасать души. Закабаление их, подчинение воле мирового зла происходит через зримые, материальные вещи. Вот я отказался от ИНН, а приходит оплата квартиру, и там это ИНН стоит. Конечно, мы сто раз пронумерованы, но всё мало врагу, хочет окончательно загнать под колпак и полностью заставить жить по дьявольскому расписанию. Сколько получил, куда пошёл, где был, что купил, всё про нас надо знать. А то, что права личности нарушены, да плевать на это бесы хотели. Конечно, я говорю об электронных картах.

В Московской Областной Думе обсуждали вопросы их внедрения. И обсуждали так, что сами карты – это дело решённое, что есть только кой-какие особенности.

И вот, сидят депутаты, чиновники, вроде нормальные люди, в галстуках. А на деле, это уже не люди – роботы. Им кажется, что это они сами так думают, что карты нужны, что без них Россия вымрет, но вот же им возражают, говорят дельные вещи, что как раз с картами Россия вымрет гораздо быстрее, нет, не понимают. Они обязаны отработать зарплату. А то, что зарплату им обеспечивают те, кого они унижают и оскорбляют этими картами, они не понимают. Или притворяются, или, что скорее всего, куплены. Они – опричники системы. Долдонят: проводили опросы – пятьдесят процентов за, восемнадцать против. Но знаем мы, как эти опросы проводятся, знаем мы, как у нас голоса считают. А эти восемнадцать процентов не люди? Да и эти пятьдесят, если бы знали весь ужас внедрения электронного слежения за людьми, они бы отказались. Галина Царёва как раз об этом ужасе говорила. Умно, спокойно, доказательно. Я глядел на чиновников, на их скептические, непроницаемые лица и вспоминал пословицу: им плюй в глаза, скажут: Божья роса.

Они же глядели на нас, морщясь от ожидания: да когда же эта общественность уйдёт, всё же решено, чего же они ещё трепыхаются? Карты эти были условием вступления в ВТО, вступаем – получайте карты. Ну, ещё дадим подышать до начала 2014-го, там – баста, ложитесь и помирайте, а мы и рады, вы нам жить мешаете. Я уверен в том, что антиправославные, антирусские всплески усиливаются именно от того, что враги России тонко улавливают полное равнодушие правительства к судьбе народа.

Смотрите сами: в России тихой сапой, то есть по-подлому свершены ещё два антинародных дела. Первое: теперь у нас сёла, города, посёлки, деревни, – это всё называется одним словом: п о с е л е н и я. А поселение напоминает приснопамятное спецпоселение, – огороженное, охраняемое пространство. И жить в поселении, а не в селе, не в городе – оскорбительно для сознания.

Второе: в чём разница полиции – милиции? Очень большая. Милиция присягала на верность народу, полиция правительству. Перемена значительная. Она показывает трусость властей, их нелюбовь к народу. Только что у метро «Охотный ряд» азиатский или кавказский человек всучил мне блестящую книжечку. Гляжу: «Флирт», раскрыл – мерзость – телефоны и фотографии проституток. Как раз рядом проходят два полицейских, подполковник и майор. «Глядите, это же в двух шагах от Кремля». А они что? Захохотали: «У каждого свой бизнес». И пошли. Чего им не хохотать над стариком: у них зарплата больше моей пенсии раз в пятнадцать.

Нет, нас за людей не считают. Но ведь именно мы определяем духовную мощь России, её главную силу. Вспомним приход к нам Пояса Пресвятой Богородицы. Думаю, что либеральное «болотное» кваканье было испуганной и реакцией на всенародное поклонение общеправославной святыне. Как ни надували лягушку этого события, в вола она не превратилась.

А дальше? Дальше будет больше. Больше нападок на всё русское, православное. Предсказываю, что так называемое Общественное телевидение, будет антиобщественным. Оно будет оправдывать мерзости экрана, что всё это смотрят, на всё есть потребители, что они идут навстречу пожеланиям.

И ещё: меня даже не то оскорбляет, что карточки усложнят жизнь, а то, что государству плевать на наши возражения. Оно же обещало мировому правительству, что загонит своих граждан в электронный концлагерь, вот и загоняет. 

Русская народная линия

“СВЕТ ФАВОРСКИЙ” ВНУТРИ НАС!

День памяти генерала Л.Я. Рохлина 03.07.13

 

Расширенное заседание 28.04.12

 

Глубокоуважаемые  читатели  сайта  РОО «Бородино 2012-2045»! 

 

Состоялась встреча друзей и соратников РОО «Бородино 2012-2045»,  в Галерее «Бронзовое чудо» Николая Владимировича Тырина, любезно предоставившего для этой цели помещение своей Галереи, ослепляющей взор и согревающей сердце каждого из нас.

Во встрече приняли участие более пятидесяти приглашённых гостей, в том числе: руководители государственных и общественных организаций, офицеры Вооружённых Сил России, депутаты Федерального и муниципального Собраний, доктора наук и академики, православные финансисты и предприниматели. Уважаемый гости – это личности, это люди, имеющие, без сомнения, заслуги перед своим народом. Без преувеличения, все пришедшие на событие – герои нашего времени, цвет нации.

Открыл заседание священник и духовник «Бородино 2012-2045», Георгий Докукин. всеобщей молитвой Царице Небесной и Молитвой Господней.  Востину, мы просим Отца Небесного увидеть наши грехи и услышать наши молитвы, и по мере сил наших дать нам исповедовать Господа Бога нашего Иисуса Христа.

Роль распорядителя на время расширенного заседания выполнял Президент РОО «Бородино 2012-2045» Г.П. Сальников. Сразу после молитвы Геннадий Павлович попросил слово, чтобы возродить в памяти присутствующих самые важные страницы историю из Русского патриотического движения, как, например, основание общественного движения за возрождение Храма Христа Спасителя в Москве, противодействие переброске северных рек в Среднюю Азию, формирование общественного мнения к празднованию 600-летия Куликовской битвы, и многие другие заслуги. Далее Геннадий Павлович отметил сделанное в том числе им лично в рамках его более чем тридцатилетней общественной деятельности. Затем он помянул выдающихся деятелей общественного движения «Витязи», возглавляемого им тридцать лет назад, – героев нашего времени, соратников, завершивших свой земной путь. То были люди удивительной стойкости духа и творческого гения, каждый из которых был истинным примером для подражания. Было заметно, как гости мысленно ступают вслед за рассказчиком и оказываются в прошлом; как перед ними проносятся волнительные события из истории Русского патриотического движения “Витязи”. РОО “Бородино 2012-2045” искренне благодарит мецената Николая Владимировича Тырина! Встреча друзей и соратников состоялась на высшем уровне, благодаря Вашему “Бронзовому Чуду”!

Во время встречи в рамках регламента слово для выступления было предоставлено:

1.22-08-2013_03·10·04

 

 

2.22-08-2013_03·07·42

 

 

3.22-08-2013_02·47·12

 

 

4.23-08-2013_02·18·15

 

 

5.22-08-2013_03·13·49

 

 

6.22-08-2013_02·50·20

 

 

8.22-08-2013_03·15·50

 

 

9.22-08-2013_03·12·08

 

10.23-08-2013_02·30·09

 

 

11.23-08-2013_02·43·43

 

 

12.23-08-2013_02·44·35

 

 

 

133.12-09-2013_14·30·34

 

 

 

144.12-09-2013_14·32·24

 

 

 

141.24-08-2013_21·36·26

 

 

16.23-08-2013_02·49·33

 

 

17.23-08-2013_02·50·17

 

 

18.23-08-2013_02·50·52

 

 

 

 

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Михаил Юрьевич Лермонтов

Михаил Юрьевич Лермонтов – праправнук Великого русского поэта М.Ю. Лермонтова,

лидер Российской консервативной партии «За нашу Родину!». Читать далее ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Михаил Юрьевич Лермонтов

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Савельев Андрей Николаевич

 

3.22-08-2013_02·47·12

Родился 8 августа 1962 года в городе Свободный Амурской области. В 1979 году окончил школу, в 1985 году – Московский физико-технический институт. С 1985 по 1990 год работал в Институте химической физики и Институте энергетических проблем химической физики. В 1990 году окончил аспирантуру, получив ученую степень кандидата физико-математических наук (специальность “химическая физика”).

В том же году стал депутатом Моссовета (работал в комиссиях по потребительскому рынку и по делам общественных организаций, затем стал директором Общественного центра Моссовета). Работал там вплоть до его ликвидации.

С 1992 года занимается политологией.

В 1998 году перешел на работу в Международный Конгресс Русских Общин.

В 2000 году Савельев защитил докторскую диссертацию по политическим наукам (по специальности “политические институты и процессы”)

В декабре 2003 года Андрей Николаевич избран депутатом Государственной думы от объединения “Родина”. В Госдуме вошел в комитет по конституционному законодательству и государственному строительству, позже был избран заместителем председателя комитета. Был включен в состав Счетной комиссии Думы.

12.23-08-2013_02·44·35

21 января 2005 года Савельев присоединился к голодовке в стенах Парламента объявленной представителями фракции “Родина”. Эта голодовка была объявлена после того, как депутаты узнали, что в повестку дня Госдумы не было включено рассмотрение альтернативного заявления “О негативных социальных последствиях замены льгот денежными выплатами”.

Через неделю после начала голодовки Савельев был госпитализирован с диагнозом “пониженное содержание сахара в крови”. Остальные депутаты прекратили голодовку в первых числах февраля 2005 года. Их требования (отставка министра здравоохранения Михаила Зурабова, министра финансов Алексея Кудрина и министра экономического развития и торговли Германа Грефа; введение моратория на действие закона о монетизации льгот; создание чрезвычайной комиссии для поиска путей выхода из сложившегося кризиса) так и не были выполнены.

В конце марта 2005 года имя Савельева появилось в СМИ в связи с дракой в Госдуме. Сообщалось, что Савельев подрался с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским. Жириновский заявил журналистам, что подал заявление в Генпрокуратуру России с требованием возбудить уголовные дела в отношении Савельева и главы фракции “Родина” Рогозина. В ответ депутаты от КПРФ и “Родины” начали сбор подписей за отзыв Жириновского с поста вице-спикера. Они также предложили коллегам лишить Жириновского депутатской неприкосновенности и объявили ему бойкот, однако это предложение не было принято, а в апреле 2005 года Савельеву все же пришлось дать показания в Генпрокуратуре в связи с дракой.

В июне 2005 года, вскоре после массового отключения электроэнергии в Москве и области, Савельев предложил депутатам запросить в правительстве данные о размере заработной платы членов совета директоров и правления РАО “ЕЭС России”, а также руководителей региональных энергетических предприятий, которые входят в холдинг. Госдума одобрила его предложение. 16 июня Савельев принял участие в акции представителей московского отделения партии “Родина”, в ходе которой в небо было запущено надувное чучело главы РАО “ЕЭС России” Анатолия Чубайса. Как пояснил Савельев, таким образом его товарищи по партии досрочно отправили Чубайса “на пенсию” и могут провести аналогичную акцию по случаю дня рождения президента России Владимира Путина.

В начале октября 2005 года Рогозин, Савельев и их соратник по партии Александр Бабаков внесли в Госдуму поправки в закон о положении иностранцев в России. Депутаты предлагали запретить иностранцам торговать на рынках, ссылаясь на необходимость защитить российского производителя. Либеральные СМИ не раз попытались обвинить партию “Родина” в ксенофобии.

133.12-09-2013_14·30·34

В марте 2006 года стало известно, что имя Савельева было включено в справочник “Ультраправые радикалы в России”, изданный представителями ряда правозащитных и антифашистских организаций. В справочнике Савельев, вместе с лидером “Русского национального единства” Александром Баркашовым, лидером Народной национальной партии Александром Ивановым-Сухаревским, руководителем “Славянского союза” Дмитрием Демушкиным и главным редактором газеты “Завтра” Александром Прохановым, был назван одним из идеологов национализма в России. В число идеологов национализма также был включен бывший полковник ГРУ Владимир Квачков, обвиняемый в причастности к покушению на Чубайса 17 марта 2005 года.

После того как летом 2006 года стало известно о грядущем слиянии “Родины” и Российской партии жизни спикера Совета Федерации Сергея Миронова, Савельев выступил с резкой критикой происходящего. Когда же объединение “Родины”, РПЖ и присоединившейся к ним Российской партии пенсионеров привело к созданию новой партии “Справедливая Россия”, политик заявил: “Они (“Справедливая Россия”) утащили у нас юридические полномочия. Больше того, у 150 тысяч наших сторонников был статус – член партии “Родина”, который у них теперь украли”.

В октябре 2006 Андрей Савельев вошел в состав общественного совета по подготовке “Русского марша” в Москве.

В мае 2007 года состоялся учредительный съезд новой политической партии “Великая Россия”, на которой Андрей Савельев был избран её председателем. В июле 2007 года Федеральная регистрационная служба отказалась зарегистрировать “Великую Россию” в качестве партии.

14 декабря 2011 года Савельев заявил о своем выходе из “Родины-КРО”, объяснив свое решение несогласием с политикой Рогозина, который за день до этого вошел в избирательный штаб Путина на президентских выборах 2012 года, а ранее стал уполномоченным “Единой России” на парламентских выборах 2011 года. Савельев заявил, что “любое сотрудничество с Путиным – это клеймо на всю оставшуюся жизнь”, и призвал всех единомышленников последовать своему примеру.

В 2012 году формат возглавляемой Савельевым незарегистрированной партии “Великая Россия” был изменён, партия перешла к орденскому типу структуры, приняла новый устав и программу в которой было заявлено в частности следующее:

“Национально-патриотическая партия «Великая Россия» отвергает западные идеологии либерализма и коммунизма, являясь партией русской нации, партией патриотов России.

Мы – националисты, и считаем, что ключевыми жизненными ценностями для каждого человека являются Бог, свобода и справедливость, которые могут быть реализованы только в рамках национального государства.”

Партия заняла жёсткую критическую позицию и к партии власти и к “оранжевым” либералам, которых Андрей Савельев назвал “ржавыми”.

По убеждениям Андрей Николаевич: монархист, империалист, русский националист, милитарист, православный фундаменталист, национал-консерватор, патриот России.

Расширенное заседание 28.04.12

Савельев – автор более 300 научных и публицистических статей, автор книг “Мятеж номенклатуры” (1995), “Идеология абсурда” (1995), “Чеченский капкан” (1997), “Миф масс и магия вождей” (1999), “Политическая мифология” (2003), “Нация и государство” (2005), “Время русской нации” (2007), “Образ врага. Расология и политическая антропология” (2007, 2-е издание – 2010), “Осколки эпохи Путина” (2011), “Настоящая Спарта” (2011). Многие из этих книг он написал под псевдонимом “А.Кольев”. Редактор и соредактор научных сборников “Неизбежность Империи” (1996), “Русский строй” (1997)и т.д.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Леонид Симонович-Никшич

8.22-08-2013_03·15·50

Интервью Главы Союза Православных Хоругвеносцев, председателя Союза Православных Братств Леонида Симоновича-Никшича голландскому корреспонденту Алларду Детигерру.

Многие думают, что время мучеников прошло. Что сейчас “мир и благоденствие” и нет гонений и преследований за Имя Господа нашего Иисуса Христа. Но это не так. И в наши дни, сегодня, сейчас множество христиан свидетельствуют о своей вере Христу перед лицом преследований, страданий и даже смерти. Это те, “которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих… иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин”. (Евр.11:33-38)

Корр.: Леонид Донатович, что такое это страшное убийство Евгения Родионова? Что за этим стоит? Что это такое?

Л.Д.С-Н: Что это было? Это был, говоря языком европейским, межконфессиональный конфликт. То есть они ведь хотели его заставить принять ислам. И более того – они ему сказали, не только ему, а вот этим всем ребятам – четырём человекам, которые с ним были – они ему сказали, что если вы принимаете ислам, то вы не только остаётесь жить, а вы становитесь нашими братьями. Вы будете воевать вместе с нами, будете воинами Аллаха, будете кричать Аллах акбар, будете воевать против гяуров и, соответственно, потом мы вас женим на мусульманках, сделаем вам хорошие дома, и так далее, и вообще будете жить хорошо – будете воинами Аллаха. То есть выбирать приходилось не между жизнью и смертью, а между хорошей жизнью и смертью за Христа. Вот в чём проблема.

Корр.: Почему персонально Вас заинтересовала эта история о Евгении Родионове, чем она Вас затронула и может быть Вы, соответственно, покажете на камеру иконы с Женей Родионовым?

Л.Д.С-Н: Понимаете, дело в том, что состояние русского народа в настоящее время, духовно – очень тяжёлое. Несмотря на то, что церкви открываются, церкви заполняются, люди крестятся, люди воцерковляются, и тем не менее, состояние унылое и депрессивное. Таковым оно является уже примерно лет 15. Сначала был просто хаос – непонятно – различные движения, течения, некий такой энтузиазм… а потом всё пошло вниз. Пошло всё вниз – состояние тяжёлое, моральный упадок, самый настоящий. А люди всегда – душа человеческая всегда требует некоего примера, подвига. Подвига. Героического подвига. И этот героический подвиг – он людей вдохновляет и поднимает: они перестают впадать в глубочайшую депрессию, быть пессимистами и так далее. И даже… У нас сейчас в России один из самых сейчас высоких процентов самоубийств. Среди молодёжи, причём. Мало того, что у нас аборты одни, сплошные, мало того, что у нас смертность безконечно превышает рождаемость – а у нас ещё и самоубийства идут колоссальным потоком. От его это происходит? Это происходит от того, что люди потеряли смысл существования. Они потеряли смысл, а главное – они потеряли хоть какую-либо веру, опору в вере. Раньше они верили, – пусть это было ошибочная вера, но это была вера, – я имею в виду коммунизм. Это была самая настоящая вера, пусть она была атеистическая, но вера. Пусть она даже, с нашей точки зрения, потому что мы монархисты, она была сатанинская, но, тем не менее, это была вера. Так? А потом, когда наступила так называемая демократия – во что стало верить? В “пепси”? Ну, всё – смерть всему становится теперь, – понимаете? И люди стали… А Русский человек – он в этом отношении несколько особенный, в том плане, что ему без идеала жить безсмысленно. В Европе люди, как бы, не то, что без идеала, но они могут просто жить – жить, если можно так выразиться, на уровне потребления. И в основном люди так и живут. А у русских так не получалось никогда. Они или становились анархистами, типа Бакунина, или они наоборот становились монархистами, являлись носителями монархических идеалов и, как говорится, жили за Царя, за Родину, за Веру. Это – два, так сказать, полюса, между которыми русская душа всегда была как бы распята на некоем маятнике. И маятник этот качается… А тут у нас вообще всё убрали, никакого маятника, пустота, ноль. Полный ноль! Жуть – что творится. И вдруг появляется человек, мальчик, который только-только начал служить в армии, который был совершенно из простой семьи, с одной матерью только вырос, и который вообще не был кем-то выдающимся, каким-то особенным. И когда он попал туда, в Чечню, то он, по сути дела сразу, попал в плен. То есть это был такой, что называется, “неоперившийся птенец”. А кто его взял в плен? – его вяли в плен люди с колоссальным военным опытом, головорезы. Головорезы, которые этим занимались много лет. И вдруг он, его позиция моральная, становится намного сильнее, чем позиция вот этих вот фанатичных шахидов и ваххабитов. Сильнее всех моджахедов. Как это произошло? Я считаю что это чудо Божие. Чудо Божие! Но он был не один: вот эти три человека с ним, ещё молодых, таких же как он, то же самое – так же поступили.

Почему о нём пошла речь? Речь пошла о нём потому, что он был лидером – главным у них, в этой группе. Это – раз. А во-вторых, на нём единственном был крест. И хотя они были крещёные, крестов на остальных, насколько я помню, не было. А на нём был крест. И когда они увидели крест, они ему сказали: сними крест и останешься жив. Он отказался. Потом уже “обработка” пошла… Где-то в течение трёх месяцев их мучили в зиндане – в подвале. Ничего они почти не ели, не пили. Их пытали, там дыба была настоящая. И в итоге наступил момент, когда мучители, они, видимо, узнали когда у него день рождения, – когда они ему сказали: вот у тебя завтра день рождения, выбирай: или ты принимаешь ислам, становишься “воином Аллаха”, воюешь на нашей стороне против своих, или мы тебя убиваем. Он отказался. Они его там били ещё, мучения были достаточно длительные, и тем не менее он выдержал всё. В конце концов они совершили, по сути дела, ритуальное жертвоприношение. Они ему живому отрезали голову. Отпилили, даже. Пилой. И это всех потрясло. Всех до единого, русских людей. В том числе и нас, хоругвеносцев. Ведь мы занимаемся именно духовной, религиозной деятельностью, мы ходим Крестными ходами по всей Руси Великой – по России, Украине, Сербии, Черногории, Румынии… Мы очень много прошли – тысячи и тысячи километров. И мы знаем, что идёт колоссальное духовное возрождение, религиозное возрождение “снизу”. И это религиозное возрождение – оно вдруг обрело своего Святого. Святого – мальчика. Как в своё время Царевича Дмитрия обрели Русские люди – так сейчас обрели Женю Родионова. Или, допустим – Бориса и Глеба. Так? Но Бориса и Глеба – там несколько иное: они страстотерпцы. Их свои убили. Хоть их братья были язычники, но всё равно свои – русские. А здесь – нет. Здесь убили не только инородцы, здесь убили не только иноплеменные, как на православном языке говорится, а иноверные. Это очень важный момент. То есть это уже конфликт между двумя верами – между Православием и мусульманством. Пусть это мусульманство модифицированное: ваххабизм – это такой особенный тип фанатического мусульманства, но тем не менее. Но тем не менее!

Именно поэтому мы были потрясены его поступком, и мы стали его прославлять. Именно прославлять. И мы его как прославляли, так и будем прославлять. Церковь его пока, к сожалению, не прославляет. Считается, что, якобы, слишком мало данных, для того, что бы его канонизировать. Канонизировать его. Однако, что такое “прославление” в Православии? – Оно всегда идёт “снизу”, из народа. Народ начинает почитать какого-то Святого, чудеса происходят, обычно, “на могиле” – то ли исцеления, то ли ещё что-то… Почитание ширится, ширится, начинают писать иконы, начинают молиться этому человеку, и после этого, постепенно, Церковь канонизирует его. Но в данном случае, хотя идёт очень широкое, всенародное почитание, комиссия по канонизации, возглавляемая митрополитом Ювеналием, очень опытным архиереем, одним из самых опытных архиереев, почему-то пока отказывается. Хотя, я понимаю почему – они боятся как раз межконфессионального конфликта, они боятся отношения потерять нормальные, дружеские отношения с мусульманами. Но я считаю что это не правильно, совершенно. Мусульмане, ведь, да и не только мусульмане, а и вообще “восточные народы” сами по себе, у них сознание такое, что если кто-то поступил героически, они его тоже считают героем – даже врага своего. Это “востоку” очень присуще. Поэтому никакого конфликта не будет. Не будет конфликта! Кроме того, Женя Родионов не только герой, но и мученик за Христа и за Крест Христов. Вот почему мы его прославляем.

Корр.: Хотелось бы ещё раз, что бы Вы показали материалы о воине Евгении. Вы делаете сами – эти материалы о Евгении Родионове? И как это всё происходит?

Л.Д.С-Н: Мы сейчас готовим к выпуску журнал, альманах “Священная Хоругвь”, который полностью будет посвящён подвигу Евгения Родионова и его товарищей. Он будет довольно объёмный – там собраны все материалы о воине Евгении, которые были напечатаны за это время. И мы выпускаем наш журнал “Священная Хоругвь”, в котором это будет всё собрано. Издание будет очень интересное – может быть самое лучшее на эту тему. Я знаю, что вышло, и что будет выходить.

Мы, хоругвеносцы, поддерживаем очень близкие отношения с Любовью Васильевной Родионовой, с мамой Евгения. И, соответственно, мы ей подарим, с дарственной надписью, надеемся, ей будет приятно. Она – величайшая подвижница, которая такие вещи пережила, которые вообще мало кто из людей переживает. Это какого-то удивительного мужества человек, видно Евгений от неё взял черты характера такой силы. А с другой стороны, она сама всегда говорила, что она как бы у него научилась такому мужеству, когда она узнала что произошло. Она же в течение полутора лет ездила и искала захоронение сына. Она пережила такие адские вещи, которые даже в страшном кошмарном сне не могут присниться человеку. Её могли убить в любой момент, её били, брат Шамиля Басаева её избивал и другие главные “полевые командиры”… Тем не менее она всё выдержала. Она и с Хаттабом общалась, она общалась со всеми этими людьми, которые являлись главными командирами и идеологами. Как это можно было вытерпеть? Её только Господь спас! Потому что люди, с которыми она общалась, то, что она рассказывала… Я не знаю как вообще назвать такую категорию людей.

Переводчик: Но вообще я Вам скажу, брат Леонид, что я был потрясён, когда впервые Аллард мне прислал материал по интернету. Когда я впервые прочитал про это. Потому что я слышал много историй разных, про солдат, работая в разных точках как переводчик, но такой как эта, я не слышал никогда! Такой вот истории. Какое же надо иметь мужество христианское, чтобы перед лицом головорезов отказаться и сказать: нет, я снимать крест не буду, и от Христа не отрекусь!

Л.Д.С-Н: Мученик. Настоящий Мученик – как древние Мученики.

Переводчик: Да, они его крайне жестоко убили. Как у первохристиан в Риме.

Л.Д.С-Н: Да, да. Абсолютно то же самое. Только там были звери в Колизее настоящие, а здесь звери в человеческом облике.

Позавчера у нас было очень хорошее мероприятие – 140 лет со дня рождения Государя Императора Николая Второго Александровича – на Пушкинской площади. Там была и хоругвь Воина Евгения. Вот Вам где снять бы надо было! Там такая мощь была! А Вы долго будете здесь?

Корр.: До 29-го мая.

Л.Д.С-Н: А потом что?

Корр.: Да, поэтому я пытаюсь встретиться со многими людьми, которые знают о Евгении Родионове. Завтра мы собираемся поехать в Знаменку, под Санкт-Петербург.

Переводчик: Завтра отъезжаем в Питер, в Знаменку, где в храме Петра и Павла стоит икона Воина Евгения, в иконостасе, которая была написана на Алтае, она мироточила… У нас большая программа. 23-го мая, в день убиения Евгения Родионова мы приедем в Курилово.

Брат Леонид, вот Аллард говорит, что мы собираемся так же встретиться и поговорить на мероприятии 23-го числа с Любовью Васильевной Родионовой. И, возможно, просить у неё разрешения поснимать. Ведь она такую подвижническую работу проводит – встречается с солдатами, помогает им во всём и че может. А что касается Алларда, то он с киногруппой снова приедет сюда и тогда они уже будут снимать фильм на основе тех материалов, которые они сейчас отснимут, чтобы это был фильм про вот такой подвижнический путь. Подвиг Евгения и подвиг его матери. И чтобы и мама его тоже рассказала как она работает.

Л.Д.С-Н: А, вы с ней, значит, будете встречаться?

Корр.: Да. В пятницу, 23-го будем встречаться.

Переводчик: Я предварительно с ней разговаривал, и она сказала, что согласна. Она согласилась, но, так, с осторожностью…

Л.Д.С-Н: Будешь осторожным, если переживёшь такое!

Переводчик: Да, конечно, страшно она натерпелась.

Л.Д.С-Н. Да. Её обокрали недавно. Все ордена, все награды, всё, абсолютно, украли.

Переводчик: Обворовали??? Вот люди! Вот люди, а?!

Корр.: Я слышал об этом. Это просто кража?

Л.Д.С-Н: Да нет, – это месть чья-то, сатанинская месть. А крестик остался. Там коробочка такая была, и он завалился за подкладку. И, таким образом, остался.

Переводчик: Аллард говорит, что, насколько он слышал, Евгений активно не практиковал религиозные обряды?

Л.Д.С-Н: Он, понимаете… Он активно, может, и не “практиковал”, но тем не менее, будучи ещё мальчиком, он – его никто в этом отношении не направлял – ездил в Подольск в церковь. Может, не очень часто, но ездил, и принимал участие в Богослужении. Такой, глубокой воцерковлённости – конечно не было, разумеется. А откуда она могла быть? Традиции в семье, в этом отношении не было. Окружающие все – вообще далеки… А тем не менее он ездил в церковь и это на него повлияло, конечно.

Корр.: Да, вот это интересный вопрос. Ответите Вы на него или нет? – если захотите, конечно? Скажите, когда Вы сами были ребёнком, мальчиком, потом юношей, Вы практиковали религию? Или нет?

Л.Д.С-Н: Я был крещён в детстве, по рождению крещён. Это бабушка меня крестила, бабушка и её сестра. Елизавета и Анна. Они верующие были, особенно сестра бабушкина. А родители – нет. Родители не были верующими. В семье не было никакой Православной традиции. Я помню когда почувствовал по-настоящему Православие. Это тоже чудо Божие было. Я тогда учился в Югославии, тогда она была ещё Югославия. И вот как-то раз я ехал туда через Грецию. В Афинах я неожиданно для себя зашёл в маленькую церковь. И вдруг я почувствовал, что это родной дом. Платочки, как у нас, цветочки такие искусственные… И идёт Богослужение… Православное богослужение. Оно, ведь, очень доброе. Католическое – более как бы жёсткое, сухое. Сухое… И вот на меня прямо как будто чем-то повеяло. Святой Дух – я прям почувствовал Его веяние! Вот с этого момента, можно сказать, я и стал интересоваться верой. Мне было тогда, я сейчас скажу, 21 год. Я в Словении учился, в Любляне. Это католическая страна. И там я ходил, довольно часто, в храмы католические, не молился, естественно, я тогда вообще атеист был, и не очень разбирался, точнее, ничего не понимал в этом. Я ходил туда “из любопытства”, я бы сказал из художественного, что называется, интереса. И поэтому я хорошо знаю католическое Богослужение. И оно, конечно, более “сухое”. Несомненно.

Переводчик: Да, это верно. Как-то там “механизированно” по-моему даже так. Как-то там с органом, с этим, с микрофонами…

Л.Д.С-Н: Ну, микрофоны – это уже просто, модернизм, а вот орган… Всё-таки голос, живой голос человеческий – это теплее. Хотя, там величайшие достижения: допустим, Бах, да? – это ж потрясающая музыка! Совершенство. Но, тем не менее, голос – он душевнее, он нам ближе, особенно нам, русским.

Корр.: Брат Леонид, что Вы хотите, как руководитель организации, привнести самой этой организацией в мир. Что ваша организация может дать миру? Или, может быть, для России? Не только для мира, но и для России?

Л.Д.С-Н: Мир в смысле Вселенной?

Корр.: Да – всему человечеству.

Л.Д.С-Н: Ведь мiр ещё воспринимается, как мiрское общество. Что мы хотим дать? У нас очень просто. Мы хотим, что бы Русский народ, и вообще люди, живущие на территории России – чтобы они воцерковлялись, что бы они становились Православными. Потому что Православие – оно делает человека совершенно другим. Каким бы он ни был до этого жестокий, злой, одинокий. Гордыня у нас бывает, у нас у всех, грешим часто тщеславием, самолюбием, и прочая, прочая. А потом он приходит в Православие, в Церковь, и человек начинает даже выглядеть лучше. Вот, все мы здесь… Простая вещь казалось бы…

Переводчик: Да я по себе это знаю. Я крестился в 91-м году. Да, человек становится лучше!

Л.Д.С-Н: Совершенно верно. Совершенно верно…

Переводчик: Я женился по расчёту, понимаете, потом развёлся, а потом был в депрессии жуткой, и мне мой будущий крёстный отец сказал: тебе нужно Креститься, Володь, ты увидишь как пойдёт совсем по-другому жизнь. И я действительно это увидел, я пришёл в Православие и это увидел, сам, своими собственными глазами.

Л.Д.С-Н: Да, да. Совершенно верно. Совершенно верно.

Переводчик: Я не то что часто очень хожу в церковь. Но я хожу, я знаю молитвы, я хожу, когда, так сказать, есть возможность.

Л.Д.С-Н: Слава Богу! Слава Богу! Потому что мы когда Крестимся, мы, если Вы помните, такой момент наступает, мы поворачиваемся и говорим: отрекаюсь от сатаны. Вот это крайне важная вещь.

Переводчик: Да, да.

Л.Д.С-Н: То есть мы произносим клятву о том, что мы с ним порываем полностью все отношения.

Переводчик: Да. Порываем полностью.

Л.Д.С-Н: Дело в том, что Церковь занимается исключительно спасением души человеческой. Личной, индивидуальной души. Вот Её смысл: спасение для Царствия Небесного. Вот, собственно, и всё, что такое Церковь. А мы, как организация – у нас три организации: Союз православных Хоругвеносцев, Союз Православных Братств Русской Православной Церкви – это более широкая организация, она объединяет разные братства, и затем, Свято-Сергиевский Союз Русского Народа. Вот у нас три организации. Цели Хоругвеносцев – это Крестные ходы. Крестные ходы по России, Украине, Сербии, Черногории, как я уже сказал. И так далее… В Грецию мы хотим поехать, на Кипр… Ведь дело в том, что Крестный ход – это не просто шествие некое, или демонстрация. Крестный ход – это мистическое действо. Оно разгоняет духов злобы поднебесной. И территория освящается в этот момент. Изображения Спасителя, Богородицы, святых на Хоругвях, Архангела Михаила, Георгия Победоносца – всё это разгоняет. Это крайне важно. Это во-первых. Во-вторых, люди, которые видят это – они могут воцерковиться мгновенно. Я это видел собственными глазами много раз. Люди, которые вообще к Церкви не имели никакого отношения, когда они видят, что идут Хоругвеносцы с прекрасными Хоругвями, а у нас Хоругвей триста штук, причём, они такие, что таких – это я со всей ответственностью говорю: нигде в мире ничего подобного нет! – не просто в России. Мы этим давно очень – 20 лет занимаемся и постоянно их делаем. Есть Хоругви церковные чисто, есть древние такие воинские стяги, которые были у Александра Невского, например, у Дмитрия Донского. Они удивительной красоты! Они все с изображениями Святых. Архангела Михаила. И Спасителя: “Спас ярое око”. Мы сделали ещё много таких “древних”, под древние знамёна, с изображением Владимирской иконы Божией Матери, Казанской иконы Божией Матери, и других икон. Это производит на людей совершенно потрясающее впечатление. И они встают, и идут за нами. Вот оно – воцерковление! Ничего никому не надо объяснять, доказывать, спорить. Образ – он сильнее, чем всякие логические доказательства. Образ – это вещь, которая воздействует сразу, ведь художественное воздействие – оно сильнее вообще. А тут ещё не только художественное, а именно сакральное воздействие.

Корр.: Может быть, глупый вопрос, брат Леонид… Может быть глупый вопрос, потому что я протестант практикующий. Мы, если можно так сказать, более трезвые, что ли. Почему вот так важно иметь так много икон и вообще вот эту одежду, в которую сейчас Вы одеты?

Л.Д.С-Н: Я понял. Нет, одежда к иконам отношения не имеет. Одежда? Дело в том, что мы пытаемся соединить в себе два начала. Религиозное и монашеское, именно монашеское. Почему мы в чёрный цвет одеваемся? Чёрный цвет – цвет аскезы, аскетизма, идеал монашества. Отречения от мiра. Так? Да, монашеское служение. И воинское служение. То есть мы пытаемся… как ни странно, в России не было орденов воинских, религиозных орденов. Вообще не было. Они все были у католиков. Цистерианцы, Мальтийцы, Доминиканцы – знаменитый орден, Францисканцы, и так далее, и так далее. У нас же орденов не было никогда, во всяком случае явных. А мы подумали, а почему, собственно, нам не сделать то же самое? Точнее – у нас были какие-то скрытые крипто-ордена, типа калики перехожие… Илья Муромец “из них вышел” – они его посвятили. Это – буквально, это не выдумки какие-то!

Корр.: Да, да, я понимаю.

Л.Д.С-Н: Вот. Они и были как бы полу-монахи – полу-воины. И полу-, я бы сказал, юродивые. Потому что они ходили по всему свету, по всей Руси великой, пели духовные песнопения, и вот таких находили как Илья Муромец и посвящали их. И только после этого посвящения силач из-под Мурома, некий Илья, стал Ильёй Муромцем. То есть он прошёл духовную инициацию, может быть сам того не понимая. Так вот и мы. Исходя из этих калик перехожих, мы решили нечто подобное возобновить. Почему? Потому что, во-первых, надо воцерковлять людей. Это религиозное служение. А во-вторых, время такое наступает, наступило уже – время войны, время брани. Вот – Женя Родионов, например, – он же военный. И сколько таких военных! Сколько таких ребят, которым нужно, чтобы мы приехали, допустим, к ним, пришли, и они в нас почувствовали некое родное начало. Родственное начало. Причём не просто пришли проповедовать, а что мы – такие же как они. Я в армии служил, я всё это знаю прекрасно. Александр служил. Игорь Игоревич служил, служил в Германии, тогда ещё. Все мы служили. Вот, и таким образом, значит, мы считаем, что надо два эти начала объединить. Не для того, чтобы завоёвывать, там, как крестоносцы, Восток или Запад, а для того, чтобы вот это мужественное начало – воинское, и начало аскетическое – чтобы они соединились. Вот наш смысл.

Корр.: Такой вопрос, брат Леонид. Вы лично сорганизовали эту организацию, или она уже существовала? Сколько вообще лет она существует?

Л.Д.С-Н: Она – эта организация – существовала до революции. Она была многотысячная. Сразу, как только произошла революция, большевики их всех “под корень”. Расстреляли. Первых расстреляли именно Хоругвеносцев, а не Союз Русского Народа, как обычно думают. По спискам, всех до единого. Вот. И мы возродили именно эту расстрельную организацию. Хоругвеносцы – это были православные люди, которые помогали храмам во-первых, в храмовом служении, в охранах храмов, Крестные ходы, охрана больших Крестных ходов, Царских Крестных Ходов, и так далее. Но главная их функция, смысл их деятельности было хоругвеношение. Такие – здоровенные мужики были, есть фотографий много. После революции никаких Хоругвеносцев, естественно, уже не было. Мы первые это возобновили. Исходя из тех традиций. У них, к стати, тоже чёрная форма была, только у них были такие одеяния, типа кафтанов, – ну, тогда другой совсем был стиль. Мы возобновили это сами, никто до нас это не возобновлял. И мы в течении 20 лет этим занимаемся. И сейчас появляются в Туле, в других городах такие организации… Но в общем-то мы являемся центральной, главенствующей организацией, и будем и дальше этим заниматься.

Корр: А что означает этот крест с двумя мечами у Вас на груди? Это старый символ, или же современный

Л.Д.С-Н: Это орден Святого Владимира. По нашему уставу Глава организации в торжественных случаях должен надевать этот орден. Но ношу я его не на цепи, а на ленте с молитвой “Живый в помощи”. И сегодня будет такой “торжественный случай”. Мы едем сейчас на одно такое мероприятие – церемонию.

Корр: То есть, всегда для таких функций Вы одеваете этот орден?

Л.Д.С-Н: Да.

Корр: А какое мероприятие? Можете рассказать?

Л.Д.С-Н: Могу. Дело в том, что вчера было 140 лет со дня рождения Государя Императора Николая II Александровича. У нас сегодня будет вечер, посвящённый этой дате. Там будут хоругвеносцы, священники, миряне… Вот мы сделали Хоругвь, на ней изображён Николай II Александрович, Царь Мученик, наш Царь Мученик. На вечере будет много интересного. Но самое главное, там будет разговор о покаянии. У нас сейчас откуда-то появилась тенденция – заставить весь в целом Русский народ “покаяться в грехе Цареубийства”. Понимаете? И мы – единственная организация, монархическая, которая восстала против этого. Потому что мы считаем, что, естественно, не Русский народ убил Царя, а некая “тайна беззакония” – та, о которой Апостол Павел говорил, что “она уже в действии”. Та самая организация тайная, которая вообще царей убивала, и в Европе тоже. Бурбонов и всех остальных. И это везде одна и та же организация. Эта организация и убила Русского Царя и его Святую семью.

Переводчик: Масоны?

Л.Д.С-Н: Ну, это очень условно – масоны. На самом деле это намного глубже: дьявольские, сатанинские тайные ордена. Масоны – это только прикрытие.

Корр: Вы делаете сами эти иконы?

Л.Д.С-Н: Сами. Мы всё делаем сами. И эту мы сделали сами. Это мы сделали сами. У нас художники. Вот, Игорь Игоревич – художник, an artist, вот, Александр Валерьевич – an artist, и редактор журнала “Священная хоругвь”.

Александр Валерьевич Королёв: Здесь изображён рушник, на иконе Воина Евгения, – рушник моей прабабушки, собственноручно ею вышитый. А вот это полотенце, рушник – это бабушка Игоря Игоревича, она его тоже сама выткала.

Л.Д.С-Н: Так вот, здесь мы написали: РУССКИЙ НАРОД ЦАРЯ НЕ УБИВАЛ. КРОВИ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ НА РУССКИХ НЕТ. Потому что, что же это такое? Понимаете, это людям хотят навязать комплекс, очередной комплекс вины. Целому Народу. Между прочим, в Ветхом завете есть несколько таких мест, посвящённых этой теме. Когда была битва между Царём Давидом и Царём Саулом, то прибежал воин один, и сказал Царю Давиду: – Я только что убил Царя Саула, вот тебе его доспехи и царские регалии, теперь ты Царь. И как же поступил Царь Давид? Он сказал: – Немедленно его убейте, потому что уста его прорекли, что он убил Помазанника Божия! Он был пророком и знал, что тот не убивал на самом деле, что он обманул, что снял регалии уже с мёртвого. Но смотрите, что сказал Царь Давид. Не что тот убил, и за это немедленно убейте его, а “уста его прорекли”… То есть: за то что тот сказал, за то, что свидетельствовал, что он убил Помазанника Божия – за это надо убить его немедленно. А теперь нам “навешивают”, что мы убили Царя – то есть получается, что и мы такой же судьбе подлежим?

Корр: А вот эти иконки Святого Мученика Воина Евгения – чтобы раздавать людям на улице?

Л.Д.С-Н: Да, это Женя Родионов – его икона, которую мы сделали специально маленькой. И когда мы идём Крестными ходами, мы их всем даём.

Корр: Иконки эти?

Л.Д.С-Н: Иконочки. Буквально: всем. Везде. И в Москве, там, допустим, какие-то мероприятия большие, День Победы, например, – вот идёшь, раздаёшь… и милиции и ОМОН-у, и всем людям мы раздаём.

Корр: Берут?

Л.Д.С-Н: Ещё бы! А как же! Все ж понимают, что это такое. ОМОНовцы почти все воевали в Чечне – они прекрасно всё понимают.

Корр: И как люди реагируют? Не армейские?

Л.Д.С-Н: Очень благодарят! Благодатно, “со слезами на глазах”. Да, именно так. Мы тоже раздаём иконочки “Царственных Мучеников”, Святых Царственных Мучеников.

Корр: Я забыл, брат Леонид, Церковь канонизировала Царскую Семью?

Л.Д.С-Н: Да, да, они канонизированы. В 2000-м году. В 1989-м, кажется, году канонизировала Зарубежная Церковь. У нас ведь самое главное расхождение было именно на этой почве, а в 2000-м году Архиерейский собор по сути дела единогласно, один только был против голос, канонизировал Царственных Мучеников, в Храме Христа Спасителя. Но, единственное, мы считаем, что их канонизировали не очень правильно, потому что их канонизировали как Страстотерпцев. Страстотерпцы – Борис и Глеб, которые убиты “от своих”. А мы говорим, что убиты они не “от своих”, то есть не от Русских людей, а, как я уже говорил, от некоей всемiрно-интернациональной, международной “тайны беззакония”.

Корр: А как Вы думаете, почему до сих пор не канонизировали Евгения?

Л.Д.С-Н: Насколько я понимаю, комиссия по канонизации пока не считает это возможным. Одно дело когда люди плачут и идут на могилу, а другое дело – канонизировать нового Святого, который будет Святым теперь уже вечно. Каковы же правила канонизации? Надо собрать, во-первых, свидетельства его почитания – раз.

Переводчик: Доказательства святости?

Л.Д.С-Н: Да. Все доказательства святости. Во-вторых, что на его, допустим, могиле происходят чудеса – два, и ещё есть целый ряд пунктов.

Игорь Игоревич Мирошниченко: Почитание всенародное.

Л.Д.С-Н: Да, да, почитание народом – самое главное, конечно. Вот. И ещё, может, это для Вас не очень будет понятно – “правильное мученичество”. Как сказал Митрополит Иоанн Санкт-Петербургский и Ладожский, когда я его спрашивал то же самое: как же так? Он говорит: понимаешь, – говорит, – мало того, что человек умучен, он ещё и “правильно должен быть умучен”, то есть именно за Христа … Не просто его, там, мучали садисты какие-то, а мучили исключительно за то что он Христианин, и мучения принял за Христа.

Корр: С Женей Родионовым так и есть?!

Л.Д.С-Н: Именно так и есть! Но комиссия говорит: у нас нет свидетелей. Одна Любовь Васильевна. Но Любовь Васильевна что на это отвечает? Я, – говорит, – прошла все муки ада, и разговаривала со всеми боевиками, которые его убили, поезжайте туда и поговорите с ними сами. Ведь она им заплатила большие деньги.

Корр: За тело?

Л.Д.С-Н: Да. И за голову потом отдельно. Вот она им и говорит: приезжайте туда и поговорите там с ними сами, тогда, – говорит, – узнаете доказательства… Вот прям к ним, – говорит, – и поезжайте. А она ведь ездила когда война была, не сейчас, когда уже более-менее спокойно. Вот, и пусть едут, раз они комиссия. Но я считаю, что главная причина не в этом. Не в этом. Боятся межконфессиональных противоречий. Между Православием и мусульманством. Вообще, я Вам скажу – это очень важная вещь: в настоящее время в мире возникает, точнее, постепенно назревает конфликт между христианами и мусульманами. И хотим мы этого или нет, но это объективно существует. И в Европе оно существует даже, может, больше, чем у нас. С моей точки зрения, европейцы что-то не очень соображают, что они делают! Я прошу прощения, но они запустили в Европу такое количество мусульман, что они просто станут мусульманскими странами. Что – они этого хотят? Я как представлю, что, допустим, Нотр-Дам станет мечетью… Но это же конец Европе и Христианству! Что тут ещё говорить?

Игорь Игоревич Мирошниченко: Уже даже книга на эту тему написана. Да, Чудинова написала книгу “Мечеть Парижской Богоматери”. Хорошая книга.

Л.Д.С-Н: Я считаю, что этот конфликт невероятно серьёзный, и что мы должны, если мы отвечаем за то, что мы христиане, если мы верим в Господа Бога Иисуса Христа, то мы должны против этого бороться. Как – это надо думать, необязательно силовыми методами.

Корр: By fiting? We must to fite?

Л.Д.С-Н: Нет – не обязательно “fited”, но надо очень серьёзно думать, что делать, понимаете? Потому что даже в России, – взять Россию, – положение сейчас в России, в Москве – а Москва всегда была Русским городом, как и Санкт-Петербург, Русским, совершенно, городом, да, – а сейчас Москва становится таким, интернациональным мегаполисом с преобладанием восточного и азиатского элемента. Зачем нам это надо?

Корр: Эта проблема и в Голландии. Тоже очень много проблем с этим. И может быть Вы слышали, что режиссёр голландский был убит марокканцем, потому что он сделал о мусульманах фильм…

Л.Д.С-Н: Как его звали-то? Тео Ван Хор?

Корр: Да, Тео Ван Хоог.

Л.Д.С-Н: Ну, точно: Ван Хоог, – Ван Гог! Ван Гог. Да – это та же проблема. И вот смотрите: его убили, за что, спрашивается, его убили? Взяли его и в своей собственной стране и зарезали. Или, там, застрелили.

Переводчик: Главное, этот убийца даже не покаялся потом в этом.

Л.Д.С-Н: И не будет! А он и не может. Если покается, то он предаст тогда ислам. Он не может по своим ритуалам, обрядам, он не может каяться. Поэтому, эту проблему надо решать, и решать её сейчас, иначе Европа и Россия станут азиатскими, мусульманскими странами. Крайне серьёзная проблема.

Корр: В пятницу мы тоже собираемся на кладбище к Евгению Родионову. Скажите, брат Леонид, может быть у нас будет возможность побывать там вместе с вами?

Л.Д.С-Н: Если у нас будет машина, то вы можете поехать с нами. Тогда, конечно, вы всё это увидите и снимете от начала и до конца.

Корр: Может быть на следующей неделе, если у вас будет мероприятие какое-то, можем мы его снимать?

Л.Д.С-Н: Это надо подумать, потому что я сейчас не вспомню ни одного мероприятия, которое будет в ближайшее время… Ах, вот! Будет 24-го мая. Да, 24-го. Вот это можете попробовать. Ну, я, правда, должен ещё выяснить где оно начнётся. 24-го мая будет от Кремля Крестный ход: святейший Патриарх и всё духовенство. Официальный совершенно Крестный ход Русской Православной Церкви на празднование Святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, учителей Словенских. Пойдут из Спасской башни, вниз – по Варварке, на Славянскую площадь к памятнику Кириллу и Мефодию. И там будет молебен. Мы пойдём с ними. Пойдём с ними, с нашими Хоругвями. Да, там будут и Хоругви наши, и всё это можно увидеть. Более того, когда молебен закончится, и все разойдутся, там красивое место такое, можно ещё Хоругви поснимать.

Корр: А есть у вас молодые люди, которые особенно чувствуют себя как бы связанными с Евгением?

Л.Д.С-Н: Есть. Во-первых, если вы туда приедете, вы там увидите и священников, и школьников, и учащихся воскресных школ, и кадетов… Вы всё это увидите. Там – на могиле. А кроме этого, мы с вами найдём момент, когда будет мероприятие, посвящённое Воину Евгению где всё это можно также увидеть и снять.

Корр: Спасибо большое.

Переводчик: Большое Вам спасибо.

Л.Д.С-Н: И Вам спасибо. Вот возьмите иконочки. Евгения Родионова и Царственных Мучеников – вот Вам, тоже. Возьмите.

Корр: Большое спасибо.

Переводчик: Спасибо. Спасибо.


После интервью; слева направо: переводчик Владимир Сотников, голландский журналист Аллард Детигерр, Глава СПХ и СПБ Леонид Симонович-Никшич, хоругвеносец и художник Игорь Мирошниченко. Фото Александра Королёва.

http://www.pycckie.org/sv_horugv/5/76.shtml

Война, Церковь, Сталин и молитвенник Гор Ливанских Илия

Часто приезжавший в середине  1930-х годов в Советский Союз с представителями епископальной церкви США Поль  Андерсон спросил однажды священника Московской Патриархии о будущем Православной  Церкви в СССР. Тот откровенно сказал: «В России нет будущего для религии»[i].  Не будем строго судить иерея. Секретарь Местоблюстителя архиепископ Дмитровский  Сергий (Воскресенский), встретив в 1935 г. возвращавшегося из северной ссылки  монаха (будущего архиепископа Зарубежной Церкви Леонтия), прямо заявил ему,  что «наступили последние дни», и посоветовал, если тот хочет остаться в живых,  выбрать себе светскую профессию[ii].  И самого Местоблюстителя митрополита Сергия посещали сомнения. Перед войной,  в мае 1941-го он признавался о. Василию Виноградову: «Церковь доживает свои  последние дни. Раньше они нас душили, но, душа, выполняли свои обещания нам.  Теперь нас продолжают душить, но обещаний уже не выполняют»[iii].

Но уже  тогда (в начале 1930-х) некоторым вдумчивым наблюдателям (кстати, отнюдь не  сторонникам Православия) стало ясным: «Воинствующий атеизм коммунистов способен  возродить Святую Русь»[iv].  (Так считал, например, ватиканский дипломат Жан Эрбетт.) Иногда со стороны,  как говорится, видней…

Такие выводы,  в частности, подтвердили итоги переписи населения 1937 г., свидетельствовавшие  о поражении атеистического натиска на Церковь и провале «безбожной пятилетки».  Пятый пункт опросного листа был сформулирован следующим образом: «Являетесь  ли вы верующим? Если да, то какой религии?» Православно верующими назвали себя  треть городского населения и две трети сельского. Всего, таким образом, половина  населения Советского Союза (56,7%), несмотря на всю идеологическую работу коммунистов  и террор, объявила себя верующей[v].

Над страной веяли уже иные  ветры…

Однако параллельно с ростом  внешних проявлений патриотизма, лишенного – подчеркнем это – внутреннего прежнего  духовного содержания (и в этом была его серьезная ущербность), с 1940 г. снова  начинают усиливаться антицерковные репрессии.

В марте 1941 г. на встрече  с работниками антирелигиозных музеев глава Союза воинствующих безбожников Губельман-Ярославский  хвастался, как достижением, тем, что люди перестали обращаться с ходатайствами  об открытии храмов: «Охотников обращаться с такими ходатайствами с каждым днем  становится все меньше и меньше. А там, где такие ходатайства поступают, то потому,  что инициаторами их являются — кулаки, служители культа и бывший церковный актив,  единоличники»[vi].

Тем временем, однако, в ЦК  ВКП(б) стекалась иная информация с мест, свидетельствовавшая «о возрастании  активности церковников». В Пасхальные дни множество колхозников не выходило  на работу, крестили детей даже многие «видные коммунисты».

«В Пасхальную ночь 1941 г.,  – вспоминала верующая ленинградка, – тысячные толпы народа стояли плечо к плечу  вокруг храмов, с горящими свечами в руках, и единодушно пели пасхальные песнопения,  не обращая внимания на беснование конной милиции, тщетно пытающейся их разогнать,  так как все уличное движение вокруг храмов было нарушено…»[vii] Никому из участников того крестного хода и в голову бы не пришло, что на Пасху  1942 г. будет официально разрешено совершать крестные ходы вокруг церквей с  зажженными свечами, несмотря на угрозу немецких самолетов, что в ту Пасхальную  ночь будет отменен даже комендантский час. Впрочем, ни о немецких самолетах,  ни о предстоящей войне тогда тоже не догадывались… кроме разве что духоносцев,  никогда не переводившихся на Русской земле.

«Будет война,  и война страшная, всемiрная, она приведет народ России к Богу», –  так еще в 1927 г. говорил наиболее близким духовным чадам своим преподобный  Серафим Вырицкий.

Буквально за несколько дней  до войны в журнале «Безбожник» можно было прочитать: «Религия является злейшим  врагом советского патриотизма […] История не подтверждает заслуг Церкви в  деле развития подлинного патриотизма»[viii].

«Проклятьем заклейменный»[1] готовил очередное жертвоприношение.

В Ленинграде приговорили к уничтожению знаменитый собор Воскресения Христова (Спаса-на-Крови). В Москве на 22 июня 1941 г. был назначен взрыв храма Рождества Богородицы в Путинках. В тот же день должны были быть переданы ключи от Богоявленского собора и церкви Илии Обыденного (отслуженную накануне Божественную Литургию почитали за последнюю в этом храме). На фасаде подмосковной Спасской церкви в Гирееве, закрытой богоборцами в Светлую седмицу 1941 года, всю войну и долгие годы после нее висела надпись: «Христос Воскресе!»[ix]

Смерть! где твое  жало? ад! где твоя победа?[2]

***

Утром 22 июня 1941 года, в  воскресенье, в день Всех Святых, в земле Российской просиявших, Митрополит Сергий  (Страгородский), отслужив Литургию, собрался уже читать Акафист, как ему сообщили  о начале войны. Местоблюститель тут же произнес проповедь, в тот же день размноженную  на ротаторе и разосланную по немногим сохранившимся еще приходам для зачтения  отцами настоятелями с амвона прихожанам. Следует учесть, что по действовавшим  тогда законам, запрещавшим Церкви всякую деятельность вне церковных стен, а  тем более вмешательство в политические и государственные вопросы, действия эти  были наказуемыми[x].

Характерно, что это было одним  из первых обращений к народу подсоветской России в связи с разразившейся войной.  Знаменитые «братья и сестры» (обращение христианское и уж никак не советское)  И. В. Сталина прозвучали лишь 3 июля. В Послании Митрополита также было предвосхищено  обращение Сталина к Святым Русским Князьям в его ноябрьской речи 1941 года.  «Вспомним святых вождей Русского народа, – писал Местоблюститель, – например,  Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и Родину.  […] Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним  она и испытания несла и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего  и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный  подвиг».

В высшей степени поучителен  и календарь войны. В тот день, когда в 1941 году немцы праздновали день рождения  своего фюрера, русский народ праздновал Пасху – 7/20 апреля. День начала войны  совпал, как мы уже сказали, с Неделей всех святых, в земле Российской просиявших.  Контрнаступление нашей армии в 1941 году началось 23 ноября/6 декабря – день  памяти св. благоверного Великого Князя Александра Невского. Пасха в 1942 году  пришлась на 23 апреля/5 апреля – день Ледового побоища. Киев – мать городов  русских – был освобожден 24 октября/6 ноября 1943 г., в день празднования иконы  Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Избрание Патриархом Московским и всея  Руси святителя Сергия состоялось в Москве 26 августа/8 сентября 1943 г. в день  Сретения Владимирской иконы Божией Матери, с древних времен считавшей Покровительницей  Руси. Интронизация новоизбранного Патриарха произошла 30 августа/12 сентября  – в день памяти св. благоверного Великого Князя Александра Невского, что, несомненно,  указывало на покровительство этого Святого новоизбранному Предстоятелю Русской  Церкви и всему народу российскому. Наконец, Пасха 1945 года совпала с днем Великомученика  Георгия Победоносца – 23 апреля/6 мая, а Парад Победы в Москве на Красной площади  — с днем Пресвятой Троицы (11/24 июня).

Имеются многочисленные церковные  предания, по крайней мере, предостерегающие от однозначных оценок Сталина.

В октябре 1941 г. Сталин приезжал  в Царицыно к св. праведной Матроне (Никоновой), которая сказала ему: «Красный  петух победит. Победа будет за тобой. Из начальства один ты не выедешь из Москвы»[xi].

«В 1941 году, когда немцы  были уже в Химках, – вспоминала монахиня Сергия (Клименко), – из Москвы хотели  вывозить мощи святого благоверного Князя Даниила. (Мощи преподобного Сергия  Радонежского были уже вывезены историко-археологическим обществом для сохранения.)  В ночь на 23 ноября по старому стилю Князь Даниил Московский сам явился Сталину  (при Сталине ночью Кремль был освещен и все работали) и сказал: “Я хозяин Москвы,  не трогайте меня, а то вам плохо будет”. […] О том, что Сталин видел Князя  Даниила, рассказал мне архимандрит Иеремия (Лебедев[, 1885 –1.3.1953]), казначей  Патриарха Алексия, когда я после войны приехала в Москву»[xii].

Наконец,  есть известие, что зимой 1941 г. «изрядно смутившийся Сталин […] призвал к  себе в Кремль духовенство для молебна о даровании победы; тогда же, продолжает  легенда, чудотворная Тихвинская икона Богоматери из Тихвинской в Алексеевском  церкви была на самолете обнесена кругом Москвы и Москву от врага спасла. А 9  декабря после первого успешного контрнаступления, предшествовавшего московскому,  был освобожден г. Тихвин»[xiii].

Именно в этом контексте и  следует воспринимать обращение Божия избранника, молитвенника за Святую Русь,  митрополита Гор Ливанских Илии (Карама) к советскому правительству. Изложенные  в них условия спасения России были получены Владыкой после многодневной пламенной  молитвы от Самой Божией Матери. Немаловажным обстоятельством было то, что к  архиерею древнего Антиохийского Патриархата, в самом названии кафедры которого  дышала, казалось, сама Библейская древность, Сталин, возможно, испытывал большее  доверие. К сожалению, эти письма, отправленные через дипломатические каналы  и Красный Крест, пока не найдены. Однако сами требования Царицы Небесной были,  как это мы знаем из истории, неукоснительно выполнены. Причем, подтверждение  тому известны из источников, независимых от сказания протоиерея Василия Швеца[3] «Чудеса от Казанской иконы Божией Матери»[xiv].

Как бы то ни было, с начала  войны в СССР была свернута антирелигиозная пропаганда. Есть сведения, что уже  в июле 1941 г. состоялась первая краткая встреча Сталина с Митрополитом Сергием,  которой, как утверждается, оба остались довольны[4][xv].

К октябрю 1941 г. прекратился  выход всех специальных антирелигиозных изданий. Пресловутый журнал «Под знаменем  марксизма» переориентировался на публикацию историко-патриотических статей,  а в 1944 г. и вовсе прекратил свое существование. Тогда же была ликвидирована  антирелигиозная секция при институте философии Академии наук СССР, а созданный  Ем. Ярославским Центральный музей истории и атеизма оказался фактически выброшенным  на улицу.

Глава «усыпленного» Союза  воинствующих безбожников Губельман-Ярославский с началом войны получил, через  А. Н. Поскребышева, рекомендацию Сталина отметить патриотическую позицию Церкви[5].

Символична была и сама смерть  этого «главного безбожника страны» (4 декабря 1943 г.), совпавшая с моментом  резкого поворота курса государственной политики по отношению к Русской Православной  Церкви. Это, кстати говоря, положило основание для упорных слухов о казни, по  выражению католиков, «еврейского аптекаря Губельмана».

В библиотеке архиепископа  Сергия (Ларина, ум. 1967) хранился изданный в Белграде в 1941 г. второй том  книги И. К. Сурского «Отец Иоанн Кронштадтский» с характерной надписью, сделанной  на его полях рядом с напечатанным там известным пророчеством о. Алексея Мечева:  «…Ныне …исполнилось пророчество прозорливого старца о. Алексия Мечева …что,  когда придет время, – Бог пошлет нужных людей, которые спасут Россию. – Бог  послал Иосифа Виссарионовича Сталина и его сподвижников, который закрыл …Союз  безбожников и казнил его председателя… приказал открыть Православные храмы,  учредил Комиссариат Православной Церкви… установил для всех днем отдыха Воскресенье;  восстановил Патриаршество в полном блеске и сказал Патриарху… что он желает  укрепления Православия…»[xvi]

Осенью 1941 г. прекратились  и аресты священнослужителей. Местоблюстителю Сергию (Страгородскому), митрополитам  Алексию (Симанскому) и Николаю (Ярушевичу) не препятствовали распространять  их патриотические воззвания к пастве.

Безспорно, инициатива этого  поворота к Церкви могла принадлежать одному лишь И. В. Сталину. Никто из правящей  советской верхушки того времени не посмел бы даже заикнуться о таких переменах.  Никто из них не позволил бы себе даже подумать об этом. Сочетание наличия власти,  ориентация на иные, чем у всех остальных партийно-советских вождей, ценности  (которые некоторые из современных исследователей несправедливо «понижают» до прагматизма), и, наконец, полученное в детстве и юности воспитание –  вот предпосылки этого поворота. Непосредственным толчком к осуществлению этих  идей на практике стали вначале угроза, а потом и сама разразившаяся безпримерно  страшная война, настроения врученного ему в управление народа, произнесенное  смиренными духоносцами слово, за внешней тихостью которого, однако, чувствовались  грозные раскаты Божия гнева. Одним из этих праведников, которому поверил Сталин,  и стал митрополит Гор Ливанских Илия, с детства особенно почитавший Пресвятую  Богородицу, очень любивший Россию и ее народ.

В официальной биографии И.  В. Сталина читаем: «1888 – поступает в 4-классное духовное училище. 1894 – заканчивает  училище по 1-му разряду. 1894 – поступает в духовную семинарию. 1899 – исключен  из семинарии»[6][xvii].

К этим скупым строкам следовало  бы прибавить, что, вопреки тому, что ранее утверждалось в энциклопедиях и официальных  биографиях вождя (просмотренных самим Сталиным), родился И. Джугашвили 6 декабря  1878 г. (а не 9 декабря 1879 г.) – в день широко чтимого на Руси святителя Николая  Чудотворца[7][xviii].  Крестили же его в честь св. праведного Иосифа Обручника[xix].

Одноклассник И. Джугашвили  по Горийскому духовному училищу свидетельствовал: «В первые годы учения Сосо  был очень верующим, посещал все богослужения, пел в церковном хоре. Хорошо помню,  что он не только выполнял религиозные обряды, но всегда и нам напоминал об их  соблюдении»[xx].

Горийское духовное училище  И. Джугашвили окончил с отличием, получив даже похвальный лист, что способствовало  его зачислению в Тифлисскую духовную семинарию полупансионером (с безплатным  проживанием в общежитии и питанием в столовой).

Первые два класса семинарии  (1894-1896) он окончил по первому разряду с оценкой 5 по поведению, передвинувшись  по успеваемости с 8-го на 5-е место[xxi].  Третий класс (1896-1897) И. Джугашвили закончил по второму разряду с оценкой  4 по поведению, переместившись с 5-го на 16-е место[xxii].  В четвертом классе (1897-1898) его оставили для переэкзаменовки на осень; по  поведению у него уже была тройка, а по успеваемости он был 20-м[xxiii].  Наконец, весной 1899 г. за пятый класс экзаменов он не сдавал. Все эти разительные  изменения были связаны с его увлечением революционными идеями и установившимися  связями с подпольщиками-марксистами. Однако единого мнения о причинах его ухода  из духовных школ до сих пор нет[xxiv].

Как бы то ни было за стенами  семинарии он оказался, когда ему было уже 20 лет. В духовных школах в общей  сложности он провел без малого одиннадцать (!) лет… Сказанное, разумеется, не  могло не наложить отпечаток на всю дальнейшую его жизнь, оказав влияние на формирование  характера и особенности мышления. И действительно, как это уже отмечалось исследователями,  его труды и речи, легко запоминающиеся и доступные восприятию самого простого  человека, были весьма схожи с проповедями, нося неизгладимые следы церковной  логики. Способ выражения мыслей, манера его писем напоминала послания известных  духовников. Неторопливость движений – поведение священника. К этому следует  отнести поразительную манеру выслушивать собеседника, умение вызвать на откровенные  признания; вдохнуть, когда нужно, веру и надежду. Многие современники подчеркивали  скромность его одежды, бытовую неприхотливость, простоту пищи[xxv].

Близкий товарищ Сталина по  Тифлисской духовной семинарии А. Сипягин (позднее депутат от социалистов в Государственной  думе первого созыва, впоследствии совратившийся в латинство), будучи католическим  священником восточного обряда, вспоминал, «как в те далекие годы они исповедывались  старцу и каждый месяц приступали к причастию, что было тогда не очень распространено  среди православных». Сипягин подчеркивал, что он «навсегда сохранил воспоминания  о «благочестивом Иосифе» и еще в тридцатые годы утверждал, что он обязательно  обратиться»[xxvi].

Большую роль в этом выборе,  несомненно, сыграла мать – Екатерина Георгиевна Джугашвили (1860-4.6.1937).  «…Она едва умела нацарапать свое имя, — вспоминала о бабушке, к которой приезжала  в июне 1935 г., дочь Сталина С. И. Аллилуева. – […] Характер у нее был, очевидно,  строгий и решительный, и это восхищало отца. Она рано овдовела и стала еще суровее.  У нее было много детей, но все умерли в раннем детстве, – только отец мой выжил.  […] Она так и не захотела покинуть Грузию и приехать жить в Москву, хотя отец  звал ее, и мама тоже. Ей был не нужен столичный уклад жизни, она продолжала  свою тихую, скромную жизнь простой набожной старухи. […] Она жила в каком-то  старом, красивом дворце с парком; она занимала темную низкую комнатку с маленькими  окнами во двор. В углу стояла железная кровать, ширма, в комнате было полно  старух – все в черном, как полагается в Грузии. […] У бабушки были свои принципы,  — принципы религиозного человека, прожившего строгую, тяжелую, честную и достойную  жизнь. Ее твердость, упрямство, ее строгость к себе, ее пуританская мораль,  ее суровый мужественный характер, — все это перешло к отцу»[xxvii].

«Она была очень набожна, –  пишет С. И. Аллилуева далее, – и мечтала о том, чтобы ее сын стал священником.  Она осталась религиозной до последних своих дней и, когда отец навестил ее,  незадолго до ее смерти, сказала ему: “А жаль, что ты так и не стал священником”…  Он повторял эти ее слова с восхищением; ему нравилось ее пренебрежение к тому,  чего он достиг – к земной славе, к суете…»[xxviii]

Похоронили Екатерину Георгиевну  на Давидовой горе в Тбилиси, неподалеку от храма св. Давида.

Влияние родителей – их тоже  просто так не спишешь. Живой пример… Укор… Во всяком случае, всё это время от  времени заставляло задумываться… Не исчезало безследно из памяти…

Вот как, например,  в 1970-е годы вспоминал о своем отце Михаиле Прохоровиче Скрябине (ум.  1923) В. М. Молотов: «Приезжал ко мне, когда я уже работал в ЦК. По церквам  ходил… Он религиозный был. Не антисоветский, но старых взглядов. […] С клюшкой  ходил. А выпьет: “Все ваши Марксы, Шопенгауэры, Ницше – что они знают?” […]  У него был хороший бас, но не было слуха. И все-таки он пел в церковном хору,  на клиросе. Он пристраивался к кому-нибудь с хорошим слухом, басу, и подтягивал…  Выписывал много нот всяких церковных. На богомолье ездил. Куда только…»[xxix]

Что касается самого И. В.  Сталина, то, по свидетельству монахини Сергии (Клименко), за Сталина «молился  схиархиепископ Антоний (Абашидзе). Он был инспектором той семинарии, где учился  Сталин. И когда Сталина за “проказы” сажали в карцер на хлеб и воду, он его  жалел и посылал ему покушать. А когда времена переменились, когда уже Сталин  стал самодержцем, а он архиепископом, его хотели арестовать. И вот Сталину дали  знать: помнишь князя Абашидзе, который тебе кушать посылал, когда ты в карцере  сидел? И Сталин сказал: “Не трогать его”. И владыка Антоний за него молился  и что-то ему вымолил. Уж какая судьба Сталина, мы не знаем, это Бог Один знает,  но все-таки с него началось освобождение»[xxx].

С будущим Владыкой (а тогда иеромонахом Димитрием)  И. В. Сталин познакомился в 1896 г., когда тот был назначен преподавателем Священного  Писания в Тифлисскую духовную семинарию. (Напомним в связи с этим прекрасное  знание И. В. Сталиным Библии, которую он нередко цитировал.) В 1898 г. (после  годичного пребывания в Кутаисской духовной семинарии) о. Димитрий вновь возвратился  в Тифлис, где был назначен инспектором в семинарию. Именно в годы его инспекторства  из семинарии ушел его ученик И. Джугашвили[8].  Однако и после этого неприятного события «они несколько раз виделись, переписывались»[xxxi].

Позднее, в годы гражданской войны, ставший уже  архиепископом Таврическим и Симферопольским, Димитрий был членом образованного  на территории белых армий Временного Высшего Церковного Управления на юго-востоке  России. К тому времени бывший семинарист И. Джугашвили стал представителем Совнаркома,  возглавляя оборону Царицына. Сохранились сведения, что в это время Владыка через  линию фронта не раз обращался к своему бывшему ученику, добиваясь от него «смягчения  судьбы священнослужителей, попавших в плен к красноармейцам»[xxxii].

После эвакуации белых армий из Крыма архиепископ  Димитрий не пожелал покинуть Россию. Его арестовали. Однако благодаря вмешательству  Сталина он получил минимальное наказание[9].  Лаврским отцам в Киеве, опасавшимся поселять Владыку из-за его запутанных отношений  с властями, архиепископ Димитрий «показывал какие-то письма свои Сталину и ответы  последнего, а также полученные им справки и разрешение киевских властей на проживание  в городе»[xxxiii].

В 1928 г. Владыка принял великую схиму с именем  Антоний. Скончался 1 ноября 1942 г. в Киево-Печерской Лавре, где был и похоронен.  В настоящее время готовится канонизация схиархиепископа Антония.

Следует подчеркнуть, что Сталин  никогда не был инициатором гонений на Церковь, хотя он и не уклонялся  никогда от общей партийной линии по борьбе с религией (иногда даже и «озвучивая»  ее), однако, заметим, выработанной все-таки другими. Как утверждал один  из ближайших его друзей и соратников В. М. Молотов, «Сталин не был воинственным  безбожником»[xxxiv].  Уже в предвоенные годы он не выступал лично с антирелигиозными призывами. О  многом заставляют задуматься и документы, опубликованные недавно о. Димитрием  Дудко[xxxv].

«Недооцениваем  мы, — считает А. Б. Свенцицкий, – и открытую борьбу И. В. Сталина с левыми силами,  которые стараемся представить этакими невинно закланными барашками. Но если  бы не были уничтожены эти диавольские силы, невозможен был бы и “церковный подъем”  в послевоенные годы, неожиданно прерванный Н. С. Хрущевым […] Мне могут возмущенно  возразить: да как же это можно говорить и писать, когда убитых миллионы?! –  Можно! Прекрасно и то, что И. В. Сталин своими действиями дискредитировал вольно  или невольно идеи марксизма-ленинизма перед всем мiром, показав убожество, античеловечность  и жестокость коммунистической идеологии, неизбежно приводящей страны к тоталитарному  режиму и краху. В этом его заслуга, как Герострата! Именно при нем были созданы  все предпосылки уничтожения идеи коммунизма навсегда! И, прежде всего, в вырождении  самих коммунистов, которые сначала тайно, а затем и явно потянулись душой к  Церкви и Богу»[xxxvi].

Перед войной, подбирая библиотеку  для дачи, Сталин приписал для сведения исполнителей: «Прошу, чтобы не было никакой  атеистической макулатуры!»[xxxvii] Совершенно достоверно известно, например,  что Сталин временами любил цитировать Библию[xxxviii].  Бывало даже перед ближайшим окружением (разумеется, теми, кто мог это хоть в  какой-то мере оценить) «гордился», что Грузия приняла Православие много раньше,  чем Россия[xxxix].  Молотов вспоминал: «Мы все трое были певчими в церкви. И Сталин, и Ворошилов,  и я. В разных местах, конечно. Сталин – в Тбилиси, Ворошилов – в Луганске, я  – в своем Нолинске. […] Сталин неплохо пел[10].  […] Ворошилов пел. У него хороший слух. Вот мы трое пели. “Да исправится молитва  твоя…” – и так далее. Очень хорошая музыка, пение церковное»[xl].  И далее: «…Церковные песни мы иногда пели. После обеда. Бывало, и белогвардейские  пели. У Сталина был приятный голос…»[xli] Входивший в ближайшее окружение И. В. Сталина А. И. Микоян (1895-1978) был также  из семинаристов: в 1916 г. он окончил Тифлисскую духовную семинарию, учился  в духовной академии.

Продолжал Сталин помнить и  своих друзей по духовному училищу и семинарии. В письме матери от 9 октября  1936 г. он пишет: «Здравствуй мама – моя! Жить тебе десять тысяч лет! Мой привет  всем старым друзьям – товарищам. Целую. Твой Сосо»[xlii].

В книге Д. А. Волкогонова  читаем о распоряжении И. В. Сталина в 1944 г. выслать из его личных депутатских  денег весьма большие денежные переводы своим друзьям по семинарии – Петру Копанадзе,  Григорию Глурджидзе и Михаилу Дзерадзе, написав им при этом небольшие записки.  «Гриша! Прими от меня небольшой подарок. 9.05.44. Твой Сосо», – читаем в одной  из них. По свидетельству Д. А. Волкогонова, «в личном архиве Сталина сохранилось  несколько аналогичных записок»[xliii].

Характерно, что на склоне  лет Сталин вспомнил не о друзьях по партии, ссылке и революции, а о друзьях  по духовному училищу и семинарии, а также и то, что произошло это ровно за год  до Победы, день в день!..

Члены посетившей И. В. Сталина  делегации Грузинской Православной Церкви «ожидали найти его твердокаменным,  суровым воплощением воли, а на самом деле они нашли раздвоенного человека, внезапно  обнажившего перед ними душу и буквально желавшего сделать для них все возможное»[xliv].  «Многие годы образования под влиянием Церкви, – говорил уже позднее, в 1985  г., С. И. Аллилуевой Католикос-Патриарх Грузии Илия  II (Шиолошвили), – не проходят даром. А он оставил Бога и Церковь, растившую  его для служения почти пятнадцать лет. Глубоко в душе живет тоска по Богу. И  я глубоко верю, что последними проблесками сознания он звал Бога. […] Грешник,  большой грешник. Но я вижу его часто во сне, потому что думаю о нем, о таких,  как он. Я вижу его потому, что молюсь о нем […] Я видел его, осеняющим себя  крестным знамением»[xlv].

«Не  случайно, – пишет о Сталине священник Димитрий Дудко, – он и учился в духовной  семинарии, хотя и потерял там веру, но чтоб по-настоящему ее приобрести»[xlvi].

К сожалению, такого рода факты  малоизвестны, рассеяны по большому числу малотиражных изданий. До сих пор их  не только никто не попытался проанализировать, но даже не удосужился собрать  воедино. Многого мы и вовсе никогда не узнаем. В немалой степени этому способствовали,  с одной стороны, привычка Сталина «к свободному одиночеству», а, с другой, его  положение «пленника собственной славы»[xlvii].

Таким образом, слова митрополита  Илии упали на в своем роде благодатную почву.

Что касается  иерархов Русской Православной Церкви, то знакомство их с посланиями митрополита  Илии ни подтвердить, ни отвергнуть пока не представляется возможным. Вся официальная  переписка Патриархии с заграницей находилась под жестким контролем карательных  органов. Сообщений по линии НКВД, через который тогда осуществлялась связь Церкви  с Государством, также не зафиксировано.

Однако  сами условия существования Церкви, как Тела Христова, делали все эти возводимые  государством мощные с виду стены ничего не значащими для живущих в Духе…

5/18 февраля 1935  года. Последняя служба в московском храме Воскресения Словущего в Южинском  переулке, славившемся чудотворной иконой Божией Матери «Взыскание погибших».  Церковь была закрыта и вскоре взорвана. Службу возглавлял Митрополит Сергий  (Страгородский). Сослужил Блаженнейшему митрополит Трифон (Туркестанов), сказавший  в тот день, указав на образ Матери Божией: «Как бы не было нам трудно  в жизни, как бы не были близки мы к погибели и духовной, и телесной, мы свято  верим, Богородица защитит нас и спасет от погибели…»[xlviii]

9/22 июня 1941 года. Первыми словами Митрополита Сергия, узнавшего о начале войны, по свидетельству  его келейника, были: «Господь милостив, и Покров Пресвятой Девы Богородицы,  всегдашней Заступницы Русской земли, поможет нашему народу пережить годину тяжелых  испытаний и победоносно завершить войну нашей победой»[xlix].

Служивший в эти дни тайно  в Сергиевом Посаде известный катакомбный священник архимандрит Серафим (Батюков,  ум. 19.2.1942) на задававшийся всеми приходившими к нему вопрос «Кто победит?»  отвечал: «Победит Матерь Божия»[l].

22 октября/4 ноября  1941 года. Очевидец вспоминал: «Литургия в Елоховском Соборе в день праздника  Казанской иконы Богоматери […] как бы предварила выступление И. В. Сталина  по радио 6 ноября 1941 года в день прославления иконы Богоматери “Всех скорбящих  Радость”. Храм переполнен. Перед встречей архиерея два тогдашних московских  благочинных — отец Павел Цветков и отец Феодор Казанский — в полном облачении  через Царские врата центрального алтаря, высоко приподняв и благословив ею молящихся,  вынесли икону Казанской Божией Матери и положили на аналой перед архиерейской  кафедрой. […] Еще раз раскрылись Царские врата и на солею в полном… облачении  вышли архиереи: митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), архиепископ Саратовский  Алексий (Толстопятов), архиепископ Калужский Алексий (Сергеев), епископ (потом  митрополит) Питирим Курский, епископ Горьковский и Арзамасский Сергий и все  настоятели московских церквей, а было их тогда всего семнадцать […] Старшим  протоиереем служил ключарь Елоховского Собора о. Петр Голубев, бывший настоятель  Покровского храма на Красносельской улице; старшим протодиаконом — отец Николай  Орфенов и два протодиакона. […] Архиереи остались на солее, а о. Николай Орфенов  со свечой в руке сошел с солеи и совместно со священством вышел в трапезную  встречать архиерея. Появился седой митрополит в белом клобуке, чрезвычайно интеллигентной  внешности […] Так я впервые увидел владыку Николая [Ярушевича], с которым  впоследствии был лично хорошо знаком […] Общеизвестно, что владыка Николай  — выдающийся оратор-проповедник. Проповедь владыки Николая была посвящена образу  Казанской Богоматери. Вдохновенно говорил он о защите Богородицей России от  наступающих врагов. И сейчас звучат его властные и страстные интонации: “Мы пройдем через все испытания и мы под знаменем Богородицы победим  врага. С нами Бог, с нами Богородица. Мы молимся о единстве нашего народа. Мы  верим, победа придет!” […] Кончилась Литургия, начались уставные многолетия.  О. Николай Орфенов произнес многолетие Митрополиту Сергию (путешествующему),  митрополиту Николаю, всем архиереям по старшинству. […] Впервые произнес многолетие  Сталину протодиакон храма Святителя Николая, что на Новокузнецкой улице, отец  Иаков Абакумов. Отец Иаков – родной брат начальника СМЕРШа (“Смерть шпионам”  – военная контрразведка) и заместителя Наркома обороны СССР (то есть И. В. Сталина)  [В. С.] Абакумова. После войны по приказу Л. П. Берия Абакумов был расстрелян  [19.12.1954], а как государственный деятель оклеветан и очернен. – Такое я услышал  впервые!.. Обладатель низкого звучного баритона, о. Иаков Абакумов начал: “Богохранимой  стране Российской, властем и воинству ея… и первоверховному Вождю…” И вдруг  десятками сотен голосов грянули молящиеся, заглушив отца Иакова: “Многая лета!!!”[11] […] Эта Литургия 4 ноября 1941 года, совершенная в Богоявленском Кафедральном  Соборе, как бы положила начало тесному союзу Церкви с советской властью…»[li]

В эти дни  «путешествующий» по указанию правительства Блаженнейший Митрополит Сергий находился  в Ульяновске. Пригодных для службы храмов в городе не оказалось (на родине основателя  Советского государства единственным действующим храмом была лишь небольшая церковь  на кладбище) и прибывшим для службы был передан давно закрытый католический  костел. 30 ноября Митрополит Сергий в сослужении всего прибывшего с ним духовенства  совершил его освящение, основной его престол посвятив Казанской иконе Божией  Матери. Храм получил официальное название Казанского Патриаршего собора в г.  Ульяновске. «В Ульяновске, – писал позднее протоиерей А. П. Смирнов, – в дни  Отечественной войны была как бы Патриаршая ставка — ставка великого церковного  Вождя и Кормчего, ведшего корабль церковный в эту жестокую бурю на море житейском  в направлении к Царству Божию».

Как известно, единственным  зданием, уцелевшим среди руин Сталинграда, был храм во имя Казанской иконы Божией  Матери с приделом Преподобного Сергия Радонежского, в который неоднократно заходил  легендарный командарм Чуйков. Молча стоял, возжигая свечи, молясь о победе над  врагом[lii].

Именно перед Казанским образом  Божией Матери совершал в ноябре 1942 года под Сталинградом молебен митрополит  Николай (Ярушевич)[liii].

Тогда же, в 1942-м самолет  с Казанской иконой Пресвятой Богородицы облетел Сталинград – факт, который подтвердил  в беседе с писателем Юрием Бондаревым Маршал Г. К. Жуков[liv].  Кстати, последний всю войну возил с собой в машине Казанский образ Божией Матери[12].

Как тут не вспомнить о том,  что всем людям Земли Русской, находящейся под Покровом Божией Матери, издревле  ведома особая забота об их земле Богородицы. Со времени отъятия Царства земного,  отмеченного явлением Державной Ее иконы, Царица Небесная стала к нам еще ближе,  ибо, в народно-православном сознании, взяла Она в Свои Пречистые длани земные  скипетр и державу, увенчавшись земною короною Царства Русского, Третьего Рима…

Что касалось митрополита Гор  Ливанских Илии, то он знал имена праведников, чьими молитвами в годы войны Господь  помиловал Россию. Сама Пресвятая Богородица открыла ему это. «Среди них первым  Пречистая назвала имя старца иеросхимонаха Серафима Вырицкого, а также имена  духовно с ним связанных молитвенниц и стариц». Это старица Ольга Васильевна,  крестница св. праведного Иоанна Кронштадтского. Любушка (Лазарева, 1912-11.9.1997),  почти 30 лет подвизавшаяся при храме Казанской иконы Божией Матери в  Сусанине (неподалеку от Вырицы), упокоившаяся в Вышневолоцком Казанском женском монастыре Тверской епархии. (Кстати, в Вырице, еще до Сусанина, Любушка  подвизалась опять-таки при храме Казанской иконы Божией Матери, построенном  в память 300-летия Дома Романовых.)  И, наконец, третьей  молитвенницей была старица Ольга Алексеевна (ум. 1957), по происхождению генеральская  дочь[lv].

Говоря о Православном Возрождении  в России в годы войны, мы имеем в виду таковое по обе стороны фронта. И произошел  он не благодаря, а вопреки как коммунистической, так  и фашистской идеологиям. Причем, объективный результат не зависел от субъективных  устремлений действующих лиц. Раб Божий Навуходоносор, царь Вавилонский (Иер. 25, 9)… Раб Божий Иосиф Сталин и Адольф Гитлер… Так Промысел  Божий творит историю…

Разумеется,  все это могло осуществиться только в результате духовных устремлений самого  русского народа. Православные люди, оказавшись по разные стороны линии фронта,  максимально воспользовались дарованной Богом, молитвами всех Святых, в земле  Российской просиявших (в день празднования памяти которых началась война), вынужденной  (а потому относительной) религиозной терпимостью власть предержащих.

«…Недавняя война  против немцев… – размышлял митрополит Вениамин (Федченков). –  Ее принял сознательно и русский народ вслед за правительством; ее благословила  и Церковь от всего сердца. И, конечно, нужно сказать: Слава Богу, что война  была!»

Позицию Московской Патриархии  Митрополит Сергий сформулировал в предисловии к книге «Правда о религии в России»,  сам выход которой был еще одной уступкой властей Церкви. Вышла она одновременно  на нескольких языках, причем печаталась в типографии «Союза воинствующих безбожников».  По недосмотру часть тиража этой книги вышла с маркой этого богоборческого издательства.  Итак, в предисловии, датированном 28 марта 1942 года, Местоблюститель писал:  «…Признает ли наша Церковь себя гонимой большевиками и просит ли кого об освобождении  от таких гонений? Для тех, кто убежден в наличии гонений, линия поведения, принятая  нашей Церковью в отношении фашистского нашествия, конечно, должна казаться вынужденной  и не соответствующей внутренним чаяниям Церкви, а молитва о победе Красной Армии  может казаться лишь отбыванием повинности, проформой, иначе говоря, одним из  доказательств несвободы Церкви даже в стенах храма […] В своей внешней обстановке  безпомощности мы могли рассчитывать только на нравственную силу канонической  правды, которая и в былые времена не раз сохраняла Церковь от конечного распада.  И в своем уповании мы не посрамились […] Наша Русская Церковь не была увлечена  и сокрушена вихрем всего происходящего. Она сохранила ясным свое каноническое  сознание, а вместе с этим и канонически-законное возглавление, то есть благодатную  преемственность от Вселенской Церкви и свое законное место в хоре православных  автокефальных Церквей. […] Мы, представители Русской Церкви, даже и на мгновение  не можем допустить мысли о возможности принять из рук врага какие-либо льготы  или выгоды. Совсем не пастырь тот, кто, видя грядущего волка и уже терзающего  церковное стадо, будет в душе лелеять мысль об устройстве личных дел. Ясно,  что Церковь раз и навсегда должна соединить свою судьбу с судьбою паствы на  жизнь и на смерть. И это она делает не из лукавого расчета, что победа обезпечена  за нашей страной, а во исполнение лежащего на ней долга, как мать, видящая смысл  жизни в спасении ее детей».

«Митрополит  Сергий, – пишет А. Б. Свенцицкий, – в одной из своих статей указывал: “Как только  Церковь перестанет быть участницей в жизни своего государства, как только попадет  она в изоляцию, то невольно скатывается на позиции старообрядчества, которое  сохранило обычаи, но Старообрядческая Церковь стала как бы “бытовой” Церковью,  абсолютно отстраненной от исторической и современной жизни своего народа”. Этого,  признавался митрополит Сергий, он боялся как огня! Нужен был другой путь. […]  Митрополит Сергий, шутили его оппоненты, нашел третий путь Церкви: “Церковь  старообрядческую по незыблемости формы и догм и обновленческую по существу”.  Но в этой шутке много истины. Действительно, не погрешив догматически, все оставив  “как было”, но обновив Церковь не только “лояльностью” к советской власти, но  в определенные периоды и прославляющую советскую власть»[lvi].

Один из современных исследователей,  М. В. Шкаровский, пишет: «Необходимо отметить не только присутствие священнослужителей  в составе действующей армии или антифашистского подполья, но и обращение к вере  многих солдат, офицеров, партизан, в том числе старших командиров. Из свидетельства  очевидцев известно, что начальник Генерального штаба Б. М. Шапошников (полковник  Царской армии) носил финифтевый образ свят. Николая и молился: Господи,  спаси Россию и мой народ! Его преемником на посту начальника Генштаба стал  сын священника из Кинешмы маршал А. М. Василевский[13].  В освобожденной Вене в 1945 г. по приказу маршала Ф. И. Толбухина (брат которого  — протоиерей — служил все годы блокады в Ленинграде) были отреставрированы витражи  в русском православном соборе и отлит в дар храму колокол с надписью “Русской  Православной Церкви от победоносной Красной Армии”. Неоднократно свои религиозные  чувства публично проявлял командующий Ленинградским фронтом маршал Л. А. Говоров[14],  после Сталинградской битвы стал посещать православные храмы маршал В. Н. Чуйков.  Широкое распространение среди верующих получила убежденность, что всю войну  с собой в машине возил образ Казанской Божией Матери маршал Г. К. Жуков. В 1945  г. он вновь зажег неугасимую лампаду в Лейпцигском православном храме-памятнике,  посвященном “Битве народов” с Наполеоновской армией, восстановленном саперными  бригадами по приказу маршала. А в конце 1940-х гг., отправленный командовать  Одесским военным округом, проезжая Киев, Г. Жуков принес в храм и попросил оставить  в алтаре свою “военную” икону Казанской Божией Матери.

Естественно, что верующими  становились и рядовые солдаты, ежедневно рисковавшие своей жизнью. […] В отчете  уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви в Марийской АССР  за 1944 г. отмечалось: “…К великому сожалению, церковь посещает даже командный  состав воинских частей. Характерный случай: верующие переносили в сентябре месяце  иконы из Цибикнурской церкви в Йошкар-Олу, и по пути следования к этим иконам  прикладывались… командиры воинских частей и жертвовали деньгами — было собрано  17 000 рублей”. Г. Карпов, докладывая в ЦК ВКП(б) о праздновании Пасхи в московских  и подмосковных храмах в ночь с 15 на 16 апреля 1944 г., также подчеркивал: “Почти  во всех церквах города, в том или ином количестве, были военные офицерского  и рядового состава, общим числом более 500 человек… В области были также посещения  церквей офицерским и рядовым составом. Так, например, в Казанской церкви (с.  Коломенское Ленинского района) военных было 50 человек, в церкви Александра  Невского (пос. Бирюлево Ленинского района) — 275 человек, в Троицкой церкви  г. Подольска — 100 человек”.

Были случаи, когда с фронтов  посылались в Москву телеграммы с просьбами направить в действующую армию материалы  с проповедями духовенства Русской Церкви. Так, 2 ноября 1944 г. в Главное политуправление  РККА с 4-го Украинского фронта поступила телеграмма, заверенная подполковником  Лесновским, с просьбой “по встретившейся надобности в самом срочном порядке  выслать материалы Синода для произнесения проповедей в день празднования годовщины  Октября, а также ряд других руководящих материалов Православной Церкви”. Таким  образом, командование хотело откликнуться на настроения солдат. […]

Ленинград сражался не только  силой оружия, но и молитвой Церкви… В чин Божественной литургии вводились  специальные молитвы о даровании победы нашему доблестному воинству и избавлении  томящихся во вражеской неволе. Служился тогда и особый молебен “В нашествии  супостатов, певаемый в Отечественную войну”. Позднее на некоторых богослужениях  в Никольском кафедральном соборе присутствовало командование Ленинградским фронтом  во главе с маршалом Л. А. Говоровым”[lvii].

3 октября 1941 года танковая  армия Гудериана захватила Орел. «О настроениях, господствовавших среди русского  населения, – вспоминал этот немецкий военачальник, – можно судить по высказываниям  одного старого царского генерала, с которым мне пришлось в те дни беседовать  в Орле. Он сказал: “Если бы вы пришли 20 лет назад, мы бы встретили вас с большим  воодушевлением. Теперь же слишком поздно. Мы как раз теперь снова стали оживать…  Теперь мы боремся за Россию, и в этом мы все едины”»[lviii].

Одно из типичных писем того  времени. Солдат М. Ф. Черкасов пишет домой матери: «Мама, я вступил в партию…  Мама, помолись за меня Богу»[lix].  Партия воспринималась вступавшими в нее (не говорим о последствиях) как партия  государства, совершающего  исключительно патриотическое  дело — освобождение Родины от захватчиков. В восприятии таких «коммунистов»  идеологии нет места.

Как тесно порой вера в Бога  переплеталась с верой в Победу, с любовью к Родине, связываясь в единый нерасторжимый  узел, хорошо видно на примере, относящемся к октябрю 1942 года. Общеизвестны  явления массовых крещений в храмах, открытых на оккупированных территориях.  Во время таких крестин в станице Кущевской Кубанской области игумену Георгию  на вопрос «Куда вы так спешите?» давали весьма характерный ответ: «Каждый день  дорог, батюшка, может раньше, чем прибудет постоянный священник, опять наши придут и опять конец церкви…»[lx]

Возможно, эти приведенные  нами факты помогут нам яснее осознать кто и за что воевал тогда, почему наша Церковь молилась так, а не иначе.

***

Днем 22  августа/4 сентября 1943 г. на ближней даче в Кунцеве Сталин собрал совещание,  в котором участвовали Г. М. Маленков и Л. П. Берия. На совещании присутствовал  полковник НКГБ Г. Г. Карпов. Незадолго до этого откомандированный из штаба партизанских  отрядов на Украине, он был назначен начальником отдела, осуществлявшего контроль  за деятельностью религиозных организаций. Обсудив некоторые практические вопросы,  было решено провести встречу Сталина со священноначалием Церкви. Тут же из кабинета  Сталина полковник Г. Г. Карпов позвонил митрополиту Сергию договорились о встрече.

Поздним вечером того же дня  в Троицкие ворота Кремля въехал черный правительственный лимузин. В нем находились  Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Сергий, митрополит Алексий (Симанский)  и митрополит Николай (Ярушевич). Через несколько минут они были уже в кабинете  Сталина. Навстречу святителям вышел хозяин кабинета…

(Напомним, литургически наступил  уже следующий день — 23 августа/5 сентября. Воскресение. Отдание праздника Успения  Пресвятой Богородицы. Верующее сердце не сомневается: это Она, Матерь Божия,  «земли Русския Царица Небесная», достойно завершила то, что начали люди, созвавшие  в 1917 году 15 августа  – в день честнаго Успения Ея  – в Богоспасаемом граде Москве в Успенском Соборе – Доме Пресвятой Богородицы  – Освященный Церковный Собор, восстановивший Патриаршество на Руси.)

В ходе беседы Сталин неоднократно  подчеркивал, что «Церковь может рассчитывать на всестороннюю поддержку правительства  во всех вопросах, связанных с ее организационным укреплением и развитием внутри  СССР». В беседе принимали участие В. М. Молотов и Г. Г. Карпов.

Еще недавно об этой исторической  встрече было известно сравнительно мало, причем сообщалось много недостоверного[lxi].  Недавно стала известна записка Карпова, составленная им на следующий день после  встречи[lxii].  К сожалению, по вполне понятным причинам, до нас не дошло никаких воспоминаний  святителей, участвовавших в этой встрече. Возможно, какие-то обрывки из их устных  воспоминаний, более или менее искаженные, попали к нам через третьи руки. «В  конце беседы, — говорится в одной из подобного рода записей, — митрополит [Сергий]  был страшно утомлен […] Сталин, взяв митрополита под руку, осторожно, как  настоящий иподиакон, свел его по лестнице вниз и сказал на прощание следующую  фразу: “Владыко! Это все, что я в настоящее время могу для Вас сделать”»[lxiii].

В победном 1945-м владыка  Вениамин поинтересовался у келейника к тому времени уже покойного Патриарха  Сергия архимандрита Иоанна (Разумова), не приходилось ли ему слышать каких либо  подробностей о той встрече в Кремле. «О. Иоанн, — вспоминал Владыка, — не знал,  о чем они там говорили. Только одно помнит: митрополит Сергий, воротившись от  И. В. Сталина, ходит в доме по комнате и – по обычаю – что-то про себя думает.  А о. Иоанн стоит у притолоки двери, молча… Вдруг митрополит Сергий, полуголосом,  говорит:

– Какой он добрый!.. Какой он добрый!.. – Это он так думал и говорил о Сталине.

Я говорю о. Иоанну: “А вы не догадались спросить у Владыки: ‘Ведь он же неверующий’?”

– Спросил!

– И что же вам ответил митрополит  Сергий?

– А знаешь, Иоанн, что я думаю:  кто добрый, у того в душе живет Бог!

…Передаю точные слова митрополита  Сергия. А он был умнейший человек. И слов напрасно не бросал. И не думаю также,  что так мог бы выдумать о. Иоанн: этого не выдумаешь… Тогда стоит и нам задуматься…

После я прочитал в третьем  послании ап. Иоанна, “апостола любви”, следующие слова его: ”Кто делает  добро, тот – от Бога; а делающий зло, не видел Бога!”

Удивительно! Ведь это буквально  совпадает со словами митрополита Сергия!..»[lxiv]

Следует отметить, что последняя  такого рода встреча на высшем уровне состоялась в мае 1924 года, когда Патриарха  Тихона принимали председатель ВЦИК М. И. Калинин и председатель СНК СССР А.  И. Рыков[lxv].  Следующая подобная встреча произойдет 10 апреля 1945 года. И. В. Сталин встретится  с Патриархом Алексием (Симанским), митрополитом Николаем (Ярушевичем) и протопресвитером  Николаем Колчицким. Речь во время нее шла о предполагавшемся сооружении в Москве  Православного центра с дворцом, духовными учебными заведениями, типографией  и т. п. После этого последовала большая пауза. Лишь апреле 1988 года, в преддверии  1000-летия Крещения Руси, М. С. Горбачев принял Патриарха Пимена.

На следующий день после встречи,  закончившейся глубокой ночью, Патриарший Местоблюститель служил в Богоявленском  кафедральном соборе Божественную литургию. Первую после двухлетней разлуки с  московской паствой. В конце службы он сообщил о намеченном на 26 августа Соборе  епископов. Выйдя из храма, верующие читали в еще пахнущих типографской краской  «Известиях» сообщение ТАСС о приеме Сталиным трех митрополитов.

Архиерейским Собором, состоявшимся  в Москве через четыре дня после встречи в Кремле, 26 августа/8 сентября (в день  Сретения Владимирской иконы Божией Матери, особо почитавшейся Митрополитом Сергием),  Патриархом Московским и всея Руси был избран владыка Сергий (Страгородский).

Собор начался тем, что был  пропет тропарь Казанской иконе Пресвятой Богородице: «Днесь светло красуется  славнейший град Москва…»

По образному выражению митрополита  Николая (Ярушевича), «наша Церковь вновь засияла во всей полноте своего иерархического  чина»[lxvi].

«Ваше избрание, – писал в  телеграмме Патриарху Сергию митрополит Гор Ливанских Илия, –  исполнило наши сердца радости. В продолжение трех дней церкви на Ливане  были открыты днем и ночью и колокола перезванивали весело. Благодарим Бога за  восстановление в России Патриаршества и молимся о победе русского воинства под  водительством маршала Сталина, великого защитника человечества. Да дарует Всемогущий  Бог Вам силы и долгую жизнь к славе Церкви»[lxvii].

Конец провозглашенной еще  до войны так называемой «безбожной пятилетки», когда в стране должен был быть  закрыт последний храм и уничтожен последний священник, приходился, как известно,  на 1943 год. Тот же 1943 год должен был стать годом основания «немецкой национальной  церкви». Вместо этого, как видим, был избран Патриарх, приостановлено гонение  на Церковь, началось ее возрождение.

«Треснул свод государственного  материализма, — отозвался на избрание Патриарха архимандрит Иоанн (Шаховской)  в проповеди в берлинском храме Св. равноапостольного Вел. Кн. Владимира 11/24  октября 1943 года. — Материально сильных стало одолевать материально совсем  слабое. И не в том, прежде всего, дело, что все это попущение церковной самодеятельности  в Москве может оказаться одним только обманом и есть уже этот обман, а в том,  что к такому именно, а не другому обману оказалось необходимым сейчас прибегнуть  государственным властям пред лицом русского народа. Апостол Павел, умевший видеть  во всем Божью святую, промыслительную сторону, говорил: “Как бы ни проповедовали  Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь” (Филип. 1, 18)…»[lxviii]

Многие сегодня склонны обвинять  священноначалие Русской Православной Церкви в преклонении перед богоборными  властями. В «доказательство» приводят слова, подобные сказанным в 1944 г. митрополитом  (впоследствии Патриархом) Алексием (Симанским) о «богодарованном Верховном Вожде  нашем Иосифе Виссарионовиче Сталине»[lxix].  Обвинители, как правило, сочувствуют или принадлежат к тому религиозному сообществу,  которое во время войны на территории Германии ежедневно молилось о “Боголюбивом вожде народа Германского”. Но “Боголюбивый” и  “Богодарованный”, согласитесь, вовсе не одно и то же. Достаточно  вспомнить опять-таки “раба Моего” (Божия) царя Вавилонского Навуходоносора (Иер. 25, 9-11).

Страх и преклонение перед  сильными мiра сего – слишком все это было бы просто… и… далеко от истины…

Патриарх Сергия, по словам  весьма осведомленного его келейника, впоследствии митрополита Иоанна (Разумова),  разумеется, «не мог одобрять методов Сталина; они были ему органически чужды,  как глубоко верующему христианину и как исключительно доброму, мягкому по натуре  человеку. Митрополит Сергий, однако, во время войны приветствовал Сталина и  эти приветствия были вполне искренни. […] Как реально мыслящий человек, Митрополит  Сергий понимал, что только единая, сплоченная Русь может противостоять германскому  фашизму, поэтому он, как и большинство русских людей в то время считал, что  следует отложить до других времен всякие внутренние счеты и разногласия»[lxx].

Что касается святителя Сергия  и его отношений с советской властью, то они, вопреки тому, как их пытаются представить  многие, не были ни столь тесны, ни желанны. По свидетельству известного впоследствии  архиепископа Зарубежной Церкви Леонтия (Филипповича), Святитель «не терпел,  когда кто-нибудь в своих личных интересах пользовался ее (советской власти – С. Ф.) услугами»[lxxi].  (Это касалось не только «личных», в нашем понимании, интересов, но и епархиальных,  на первый взгляд, вроде бы церковных.)

Вряд ли, однако,  верно представлять процесс изменения отношения государства к Церкви ровным  и однозначным, а исполнителей воли И. В. Сталина дисциплинированными статистами.  Да и сами закоренелые безбожники вовсе не были безобидными, покорными овечками.  Так, небезызвестный Б. П. Кандидов, в 1937 г. печатно обвинявший Митрополита  Сергия в шпионаже в пользу Японии,  весной 1945 г. обратился  к секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Жданову (напоминая тому о сотрудничестве в прошлом  с Губельманом-Ярославским) с предложением «развернуть антирелигиозную работу».  Официальный отзыв Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) на это послание  оказался резко негативным. Кандидову указали на то, что он «живет старыми взглядами».  Но старый безбожник не собирался складывать оружие, безпощадно клеймя в своих  лекциях «реакционную роль церковников». Однако получил взбучку. «Правда» (23.6.1945)  в назидание другим на своих страницах разоблачила методы «этого вредного лектора».  Кандидову было запрещено выступать с лекциями по антирелигиозной тематике.

В 1946 г. профессиональные  атеисты решились еще раз прощупать почву. В октябре исполняющий обязанности  председателя Центрального совета Союза воинствующих безбожников Ф. Олещук и  ответственный секретарь Е. Тучков (печально известный душитель Церкви 1920-1930-х  гг.), ссылаясь на полученное приглашение от чешского «Союза свободомыслящих»  на съезд, предлагали возродить деятельность своей организации. Но получили через  Жданова официальный отказ. Не помогла и международная интрига: на заседании  Совета «Всемiрного союза свободомыслящих», прошедшем в Брюсселе, советским безбожникам  заочно предоставили целых три места, в том числе даже вице-председателя. Но  запрет был оставлен в силе. Более того, такая международная активность привела  к весьма неожиданным результатам. Отдел внешней политики ЦК ВКП(б) 17 января  1947 г., подтвердив отказ, выразил, через М. Суслова, секретарю ЦК А. Кузнецову  «сомнение» в самой «целесообразности дальнейшего существования» Союза воинствующих  безбожников. В феврале 1947 года ЦК ВКП(б) принял решение о прекращении деятельности  Союза[lxxii].  Все это означало слом богоборческого аппарата. Аппарат же Совета по делам Русской  Православной Церкви составляли люди, принципиально по-другому ориентированные,  нежели атеисты 1920-1930-х годов.

Было бы наивным полагать,  что такие новшества не вызывали сопротивление партийного аппарата. Известное  постановление ЦК ВКП(б) 27 сентября 1944 г. «Об организации научно-просветительной  пропаганды» — дань именно таким настроениям. Историк В. А. Алексеев справедливо  называет инициатором появления этого постановления Сталина: «Сталин не мог не  осознавать, что […] партийные, комсомольские кадры, идеологические работники  и активисты плохо понимали весь замысел его новой линии в области церковно-государственной  политики. Некоторым из них казалось, что “братание с попами” есть измена заветам  основоположников марксизма-ленинизма […] Он и решил совершить определенный  маневр — напомнить партии и комсомолу о важности борьбы с предрассудками и суевериями  […] И вместе с тем, старательно избежав […] конкретных упоминаний об антирелигиозной  работе […], Сталин продолжил свою линию на дальнейшую “легализацию” церковных  институтов в стране»[lxxiii].

Да, Сталин вынужден был считаться  со своим окружением. Вспомним, его слова сказанные Митрополиту Сергию после  знаменитой беседы в Кремле: «Это все, что я в настоящее время могу для Вас сделать».

В 1948 г. он вынужден был  уступить давлению этих сил, разрешив им приступить к подготовке специального  постановления ЦК ВКП(б) о задачах атеистической пропаганды в новых условиях.  Через некоторое время, отвергнув многие идеи разработчиков, И. В. Сталин фактически  похоронил этот документ. Более того, из официальных партийных и государственных  документов в это время исчезают самые термины «антирелигиозная» и «атеистическая»  работа. Едва ли не впервые за всю историю партии эти понятия отсутствовали в  отчетном докладе ЦК ВКП(б) XIX съезду партии  в октябре 1952 г.[lxxiv]

Однако именно сопротивлением  партийного аппарата, считавшего уступки Церкви чрезмерными, следует объяснить  отклонение уже составленного текста постановления Совнаркома о создании в Москве  Православного центра (резиденция Патриарха, духовные учебные заведения, типография),  сооружение которого было обещано Сталиным на встрече с Патриархом Алексием 10  апреля 1945 года. Неудачей завершилось и дело с типографией. Во исполнение личного распоряжения Сталина 17 марта 1945 г. Совнарком дал соответствующее  распоряжение. Патриархия смогла закупить необходимое полиграфическое оборудование,  на котором предполагалось печатать Священное Писания, богословские труды и церковные  календари. Но дальше этого дело не двинулось. Оборудование ржавело на территории  Новодевичьего монастыря, здание же для типографии так и не было выделено[lxxv].

Осенью 1947 г. митрополит  Илия впервые (официально – по приглашению Патриарха Алексия) посетил СССР. Если  следовать «Чудесам от Казанской иконы Божией Матери», то И. В. Сталин тем самым  исполнил волю Божией Матери. Владыка посетил Москву, Ленинград, Киев, Одессу.  Причем, во всех храмах ему «вручались в дорогих ризах святые иконы, главным  образом Божией Матери»[lxxvi].  Патриарх же Алексий подарил митрополиту Казанский образ Пресвятой Богородицы.  Все эти факты также подтверждают сказание, как и вот эти слова из обращения  митрополита Гор Ливанских к Патриарху Алексию, зачитанные после богослужения  в Патриаршем Богоявленском соборе в Москве 16 ноября 1947 г.:

«Народ ваш – народ Богоносец!  Вся история Земли Российской свидетельствует нам о том, что в тяжелые эпохи  внутренних смут, а также во время нашествия иноплеменников, благородный и великий  русский народ прибегал к Божией помощи, дабы сохранить в целости города и веси  и широко раскинутые пределы Земли Российской. Не раз гордые и дерзкие враги  в лице Чингисхана, Тамерлана, Карла XII, Наполеона  и других пытались завладеть Русской землей и поработить ее народ, не раз орошалась  православная земля кровью своих верных сынов, но все это не сломило народной  силы, не уничтожило веры в правоту защищаемых народом принципов. Все эти попытки  поработить русский народ, навязать ему другие государственные идеи, другую веру  ни к чему не привели. Велик Бог христианский! И в эту ужасную кровавую войну  Он сохранил любимый Свой народ и Дом Пресвятой Богородицы»[lxxvii].

И еще: «Я много знал о великом  русском народе и его Церкви и теперь лично убедился, что Русская Православная  Церковь является величайшей Церковью Православия. Господь Бог благословляет  русский народ так же, как когда-то благословил Авраама. Русский народ является  как бы народом Святой Земли, и землю Русскую можно сравнить со святой Палестинскою  землею»[lxxviii].

Так же подтверждает «Чудеса…»  и официально заявленная митрополитом Илией корреспонденту ТАСС главная причина  совершенной им поездки в СССР: «Целью моего визита было возложение священной  короны на Казанскую икону Божией Матери, находящуюся в Ленинграде. Я выполнил  эту миссию…»[lxxix]

Характерно, что в Ленинград  митрополита Илию от правительства официально сопровождал А. Н. Косыгин, в то  время заместитель председателя Совета министров СССР, кандидат в члены Политбюро  ЦК ВКП(б).

Официальное сообщение ТАСС  приводило слова Владыки: «Когда возлагал венец на чудотворную икону Казанской  Божией Матери, во всех церквах зазвонили колокола… В кафедральном соборе меня  особенно умилило общенародное пение акафиста Казанской Божией Матери…»[lxxx] Обратим внимание на то, что материалы о пребывании митрополита Илии в СССР,  публиковавшиеся в «Журнале Московской Патриархии» (1948. № 1), так и не были  завершены, несмотря на объявленное их продолжение. Причем, «обрыв» произошел  как раз на визите Владыки в Ленинград (одна из важнейших, как мы помним, частей  сказания). И это, думается, неспроста. Что смутило государственных цензоров  и стоявшие за ними власти (под всецелым контролем которых находился журнал вплоть  до первых лет перестройки)? Это могло быть и «возложение священной короны на  Казанскую икону Божией Матери», которое легко могло вызвать в народе воспоминания  о венчании на Царство Помазанников Божиих. Это могло быть слово Владыки в Князь-Владимирском  соборе с рассказом о явлении ему Божией Матери, переданное в сказании. Это,  наконец, мог быть необычайно теплый прием его верующими Ленинграда, явно контрастирующий  с наигранным энтузиазмом при встречах партийных и советских вождей трудящимися.

О сопутствовавших визиту делах  митрополита Илии можно в какой-то мере судить по сохранившимся (до сих пор не  публиковавшимся) письмам Патриарха Алексия председателю Совета по делам Русской  Православной Церкви Г. Г. Карпову:

1.

Дорогой Георгий Григорьевич!

Посылаю Вам перевод письма  п[атриарха] Христофора[15] и п[атриарха] Александра[16].  По этому делу надо будет нам с Вами переговорить, особенно в связи с устными  сообщениями м[итрополита] Ильи Карама. Последний выражал желание иметь деловую  беседу в узком кругу при Вашем участии.

Конечно, ни сегодня, ни тем  более во вторник, это не будет удобно, но мы выберем для сего особный день:  Вы, я, м[итрополит] Николай[17],  м[итрополит] Илья, с его архимандритом[18],  посвященным во все дела, и о. Н. Колчицкий[19].  – Об этом есть время окончательно условиться.

М[итрополит] Илья очень  надеется иметь свидание с И. В. Сталиным, которому он везет от П[атриар]ха  высший орден П[атриар]хии и подарки. Я ему сказал, что об этом ему надо поговорить  с Вами.

Как Вы будете с ним сегодня  объясняться?

Преданный Вам

П[атриарх] АЛЕКСИЙ[lxxxi]

15.XI.47.

2.

Посылаю Вам, дорогой Георгий  Григорьевич, перевод Вашего письма. Если у Вас проверят его и хорошо перепишут  и русский и французский тексты, то можно будет передать этот листок м[итрополиту]  Караму для его предстоящего издания.

Очень хороший был сегодня  у Вас вечер, и я уверен, что м[итрополит] Илья со свойственной ему восторженностью  его опишет.

Завтра будем заседать без  Вас, а затем условимся о времени совещания у Вас.

Серд[ечно] преданный П[атриарх] АЛ[ЕКСИЙ][lxxxii]

18/19.XI.47.

3.

Дорогой Георгий Григорьевич.

Сегодня в 11 часов направляюсь  в Лавру.

Скажу Вам кратко о нашем вчерашнем  совещании с м[итрополитом] Ильей и архимандритом Василием. Переводчицу-арабку  мы не привлекали к нашей беседе.

Сущность беседы заключалась  в том, что м[итрополит] Илья обрисовал положение Антиохийского Патриархата,  как изолированного «от греков». П[атриар]ха Александра убеждали и П[атриар]х  Христофор, и американцы, и отдельные лица настроенные против Русской Церкви  – войти в блок с греками и отделиться от Московского П[атриар]ха. По словам  м[итрополита] Ильи, все эти демарши категорически отвергались П[атриар]хом Александром.

Вместе с тем, наряду с идейным  тяготением к Москве, Антиохийский Патриархат лелеет надежду, что Русская Церковь,  и в особенности Русское Правительство – возобновит давнюю традицию систематической  материальной помощи бедной Антиохийской Церкви – на иконы, на церкви, на отдельных  особенно неимущих иерархов и т. д. Именно государство, само, а не через церковь,  в дореволюционное время широко субсидировало Антиохийскую Церковь, исходя из  государственных соображений о необходимости поддерживать Православие на Востоке  «Ортодоксия» – это основной мотив всех пожеланий Антиохийского П[атриар]хата.

М[итрополит] Илья вызвался  быть нашим официозным (не официальным) посредником между нами и П[атриар]хами  греками – и тут, по его мнению, решающим фактором является степень нашей возможности  давать им деньги…..

Т[аким] обр[азом], доминирующим  мотивом его высказываний является вопрос о материальной помощи: деньгами, богослужебными  предметами, парчой, панагиями, крестами, митрами и т. д.

Говорили подробно и о подворьях  и о будущем Совещании.

Всё это – б[олее] или менее  точно записывалось протоиер[еем] Колчицким и будет приведено в систему.

М[итрополит] Илья очень надеется  на то, что Вы его выслушаете по тем же вопросам; видно он возлагает большие  надежды на помощь именно государства.

По всей вероятности, наше  совещание у Вас мы приурочим ко времени их возвращения из Ленинграда.

Из Патриархии гости отправились  к о. Н. Колчицкому.

В Лавре м[итрополит] Илья  будет 21-го.

Вот пока – вкратце о нашем  сегодняшнем (вернее вчерашнем) совещании.

Преданный Вам П[атриарх] АЛЕКСИЙ

20.XI.47.

1 ч[ас] 30 м[инут] у[тра].

По словам м[итрополита] Ильи  – П[атриар]х Александр, независимо от решения прочих П[атриар]хов, обязательно явится на наше Совещание летом [19]48 года[lxxxiii].

4.

[…] Завтра утром – Карам,  и вечером м[итрополит] Григорий[20] приезжают. Эта неделя будет у нас оживленная. […][lxxxiv]

1.XII.47.

5.

Посылаю Вам, дорогой Георгий  Григорьевич, […]

3. перевод из арабской газеты,  переданной мне Карамом. […][lxxxv]

17.XIШ.47.

В официальном ответном письме  Г. Г. Карпова Патриарху Алексию 7 декабря 1947 г. читаем:

«Совет по делам Русской Православной  Церкви при Совете Министров СССР уведомляет Вас, что в соответствии с Вашим  ходатайством разрешается организация в городе Москве храмов-подворий Антиохийского  и Сербского Патриархов и Болгарской Православной Церкви.

Для организации храма-подворья  Антиохийского Патриарха в ведение Московской Патриархии передается в безплатное  и безсрочное пользование церковное владение по Телеграфному переулку дом № 15/а,  которое библиотека им. Ленина должна освободить в 2-хмесячный срок, переведя  свои фонды в церковное здание по Ульяновской улице дом № 59, подлежащее освобождению  в 2-хнедельный срок организациями занимающими это помещение. […]

Для строительства жилого дома  под квартиры духовенства указанных храмов-подворий и для других нужд Московской  Патриархии в ведение Московской Патриархии передается пустующее здание по Телеграфному  переулку дом № 15.

Данное здание можно теперь  же принять от Мосгорисполкома. […]

Совет считал бы желательным  теперь же официально уведомить Патриархов Антиохийской и Сербской Церквей и  Экзарха Болгарской Церкви о предоставлении им Московской Патриархией церковных  зданий, о разрешении на организацию в них храмов-подворий и разработать согласованное  с ними положение о храмах-подворьях. […]»[lxxxvi]

Таким образом, одним из конкретных  результатов визита митрополита Илии в СССР в 1947 г. явилось возобновление в  Москве Антиохийского подворья[21].  В уже цитировавшемся нами слове в Патриаршем Богоявленском соборе в Москве митрополит  Илия напомнил некоторые факты связей наших Церквей в недавнее время. Напомнил  он, в частности, о пребывании в 1913 году в России Антиохийского Патриарха Григория IV, принимавшего участие в торжествах по случаю  300-летия Дома Романовых, в ходе которых состоялось прославление священномученика  Гермогена. Об обстоятельствах визита митрополит Илия, по условиям времени, разумеется,  умолчал; зато не преминул подчеркнуть, что Антиохийский Патриарх именно «во  время своего пребывания возвел в епископский сан Господина моего Святейшего  Патриарха Алексия. Великую радость имел наш и поныне здравствующий Блаженнейший  Патриарх Александр III, ибо он участвовал в  интронизации Его Святейшества Алексия, Патриарха Московского и всея Руси. Таким  образом, Его Святейшество Патриарх Алексий дважды является сыном нашей Церкви  – как по хиротонии его во епископа, так и по интронизации на Престол великой  Российской Церкви»[lxxxvii].  К этому бы стоило прибавить, что духовником нашего Всероссийского батюшки, св.  праведного о. Иоанна Кронштадтского, был православный араб архимандрит Игнатий[22].

Но имела ли все-таки место личная встреча митрополита Илии с И. В. Сталиным,  о которой просил Владыка? Недавняя публикация «Журналов записи лиц, принятых  И. В. Сталиным в 1924-1953 гг.», свидетельствует о том, что такой встречи, по  крайней мере в кремлевском кабинете, не было[lxxxviii].  Это подтверждает, собственно, и история с барельефом И. В. Сталина, сведения  о котором сохранились в нескольких письмах 1948 г. Патриарха Алексия Г. Г. Карпову  и его заместителю (?) С. К. Арапову:

10 января 1948 г. Патриарх Алексий писал Г. Г. Карпову: «Меня несколько  смущает следующее обстоятельство: как-то неудобно, что барельеф И[осифа] Вис[сарионовича]  на Ливанском кедре до сего времени не передан по назначению, между тем как прошло  уже без малого 4 недели со дня отъезда м[итрополита] Ильи Карама. Как поступить  с этим делом?» Резолюция Г. Г. Карпова на полях: Переслать Поскребышеву.  Ка[рпов]»[lxxxix].

9 февраля: «Дорогой Георгий Григорьевич! Посылаю Вам накопившиеся бумаги:  1. Проект письма моего И[осифу] В[иссарионовичу], который я посылал Вам 3 II. – (Барельеф у нас.)»[xc].

4 марта: «Глубокоуважаемый Сергей Константинович […] Я всё еще не писал  Караму о судьбе его подношения И[осифу] В[иссарионович]у. А между тем мы условились  с ним, что я ему пришлю т[елегра]мму о том, что его барельеф вручен по назначению,  и он конечно ждет благодарности от И[осифа] В[иссарионовича]. Конечно, он имеет  намерение эту телеграмму использовать в духе его заявлений или интервью. И вот,  он, бедный, ждет этой телеграммы и всё ее не получает. Я бы думал так: Вы бы  позвонили ген. Поскребышеву и сказали бы ему, что мне необходимо известить Карама,  и могу ли я ему сообщить, что И[осиф] В[иссарионович] поручил мне благодарить  его за подношение… Очень бы желательно мне с этим развязаться поскорее». Поверх письма карандашом, видимо, рукой С. К. Арапова: «10 III позвонил т. Поскребышев и просил передать  П[атриар]ху Алексию, что подарок м[итрополита] Ильи вручен тов. Сталину, который  выразил благодарность. Об этом мною сообщено П[атриар]ху Алексию»[xci].

Несомненно, если бы встреча  митрополита Илии с И. В. Сталиным имела место, Владыка не преминул бы вручить  лично свой подарок.

В письмах Патриарха Алексия  Г. Г. Карпову, как мы помним, шла речь и о политике США по отношению к Православным  Церквам, за которой легко угадывается основная цель американцев – Россия, существовавшая  в описываемое время под личиной СССР. Достаточно точно эту политику характеризует  информационный доклад берлинского протоиерея Аркадия Закидальского Управлению  информации Советской военной администрации в Германии от 5 июля 1948 г. В ней  передается содержание беседы с архимандритом Зарубежной Церкви Гермогеном (Кивачуком),  состоявшейся 14 июня на квартире последнего в пригороде Мюнхена – Мюнхен-Зольн.  Архимандрит Гермоген, сообщал протоиерей Аркадий, «пришел ко мне в спальную  и, прежде всего, сказал, чтобы я был очень осторожен. Сейчас все помешаны на  советской шпиономании. За малейшее подозрение американцы сажают. Далее сообщил,  что он числится у американцев на черной доске. Все его письма контролируются  и подслушиваются телефонные разговоры. […] Поводом к этому он считает свое открытое  высказывание своих симпатий московскому Патриарху, мое посещение его два года  тому назад и получение «Журнала Московской Патриархии». Что это не выдумки,  он мне показал бумажку, на которой значилось, что ему отказали на въезд в Англию  для окончания Кембриджского университета. […]

По его словам, американцам  не так страшен коммунизм, как Россия. Они считаются с тем, что в данное время  это самая могучая держава, которая стоит им на пути. Уверяю тебя, сказал он,  что будь на месте Сталина сегодня Николай II,  положение нисколько не изменилось бы. Коммунизм это только ширма. Им, прежде  всего, нужно уничтожить Россию, как таковую, и тогда они смогут считать себя  господами мiра. Сейчас они больше всего боятся объединения эмиграции. Всеми  силами стараются разбить ее на партии. Каких только партий они не создали  и все пользуются их поддержкой. То же самое наблюдается и в церковном мiре.  С одной стороны, всех поддерживают, а, с другой, стараются перессорить. В каждом  лагере “Ди-Пи”[23] создают 20 национальностей и столько же религий.

Большинство эмиграции, особенно  новой, политику Америки раскусили, но, к сожалению, слишком поздно.

Во главе всей эмиграции, как  новой, так и старой, фактически стоит митрополит Анастасий[24].  У американцев он пользуется очень большой популярностью и поддержкой. […] Всеми  делами у американцев от имени Синода заведует протоиерей граф Граббе»[xcii].

«Никогда они не смирятся с тем, чтобы такое пространство было красным – никогда,  никогда!»[xciii],  – вспоминал югославский государственный деятель М. Джилас слова И. В. Сталина,  сказанные им перед картой мiра в адрес американцев и англичан. С этой шестой  части мiра, закрашенной красной краской, уже была совлечена кровавая хламида III Интернационала.

Во второй раз в СССР митрополит Илия приехал через полгода, в июле 1948 г.,  в составе делегации Антиохийского Патриархата на Совещание Глав и представителей  Поместных Православных Церквей, приуроченное к 500-летию автокефалии Русской  Православной Церкви. В слове на праздничном обеде, устроенном Советом по делам  Русской Православной Церкви в честь участников Совещания 15 июля 1948 г. митрополит  Илия «подчеркнул, что Православие должно быть сильным и единым, таким, как говорил  Сталин, заявивший, что он хочет “сильного Православия”. (Разговоры гостей слушал,  а позже записал в своем отчете чиновник МИДа С. М. Кудрявцев.) Потом Владыка  подумал и сказал, что, может, Сталин и не говорил этих слов. Но он, Илия, лично  считает, что только благодаря Сталину обезпечено процветание Русской Православной  Церкви и Православия во всем мiре»[xciv].

Третий визит митрополита Илии  состоялся с 17 августа по 12 сентября 1954 г. Владыка приехал опять-таки в составе  делегации, возглавлявшийся Патриархом Антиохийским и всего Востока Александром III, по случаю 100-летнего юбилея Антиохийского  подворья в Москве. Кроме Москвы гости побывали в Ленинграде, Киеве и Одессе[xcv],  а также в Псково-Печерском монастыре.

Чем же был обусловлен такой  длительный разрыв между вторым и третьим приездом? Возможно, ответ на этот вопрос  содержится в архивном документе – записи беседы Г. Н. Карпова с архиепископом  Краснодарским и Кубанским Гермогеном (Кожиным)[25],  принятым в Совете по делам Русской Православной Церкви 14 июля 1950 г. после  поездки его, митрополита Лениградского и Новгородского Григория (Чукова) и протоиерея  Н. Колчицкого на Ближний Восток.

Владыка Гермоген, в частности,  рассказал: «Митрополит Илья Карам, хотя и считается твердым сторонником Московской  Патриархии, однако и он принимает у себя “анастасьевцев” и прочих белогвардейских  эмигрантов. Жили у него монахини [из Иерусалима]: англичанка Робертсон, Варвара,  приезжала б[ывшая] Княжна Татьяна Константиновна[26].  Будучи помещен в одну из комнат, в которой жила одна из этих гостей Карама,  по словам архиепископа Гермогена, он, отодвинув один из столиков, обнаружил  записку религиозного содержания, “пророчествующую” о приходе с гор Царя, который  принесет освобождение. Такие записки используются монашками для монархической  пропаганды. Когда митрополит Григорий, указывая на эти факты, сказал Караму,  что это не соответствует его заверениям приверженности Московской Патриархии,  тот стал оправдывать свои поступки христианской любовью и намерением перевоспитать  этих заядлых врагов. Карам выражал готовность поехать по поручению Московской  Патриархии к митрополиту Анастасию и уговорить его вернуться из раскола в подчинение  Патриарха.

Наивный простачок, невежа,  – как характеризуют Карама, – он своими чрезмерно восторженно-преувеличенными  отзывами о Русской Церкви делает их похожими на ложь. Прот[оиерей] Казанский[27] рассказывал, что Карам завязал связь с папским нунцием по управлению Восточными  церквами[28],  у которого он бывает»[xcvi].

Что касается монархических  убеждений митрополита Илии, то они были известны и ранее. Летом 1937 г. он,  например,  благословил древней иконой Божией Матери  Российский Императорский Дом. Благословил в лице Великого Князя Владимира Кирилловича,  сына считавшегося в то время частью эмиграции Главой этого Дома, Великого Князя  Кирилла Владимировича.

В своем слове к собравшимся  в Бейруте на квартире уполномоченного Российского Императорского Дома Н. Е.  Барановского русским монархистам Владыка, надевший по этому случаю орден Св.  Анны 1-й степени, «провел аналогию между пребыванием израильтян в Вавилонском  плену и рассеянием русских и указал на необходимость соблюдения твердой веры  в милосердный Промысел Божий и скорого окончания лихолетия. Он призывал помнить  и любить свою великую Царскую Россию, изливавшую милость на все православные  народы. Он верит в скорое воскресение России и глубоко убежден, что выздоровевшая  нация снова объединится вокруг своего природного Царя […] Далее он сказал, что  у него возникла мысль благословить на победу Русский Императорский Дом древней  чудотворной иконой, вывезенной когда-то из России и находившейся сначала у Патриархов  Цареградских, а затем на Ливане и имеющей название “Пресвятой Богородицы-Победы”.  Он рад эту Владимирскую святую икону поднести в день св. Владимира молодому  Витязю – Великому Князю Владимиру и благословить ею весь Российский Императорский  Дом на одоление смуты и восстановление Богоуказанной Царской Власти»[xcvii].

Однако после двух поездок  в СССР И. В. Сталин, вероятно, ожидал от митрополита Илии иного, нежели пророчеств  «о приходе с гор Царя, который принесет освобождение», видимо, «освобождения»  и от него, Сталина, тоже. Как бы то ни было, следующая поездка Владыки в СССР,  как мы уже писали, смогла состояться лишь после смерти Сталина.

Кончина Сталина так потрясла  людей, в том числе и верующих, потому что, как справедливо пишет В. Л. Шленов,  в их представлении “пошатнулся”, казалось, “раз и навсегда расчисленный порядок  и представился конец этого порядка. […] Певцы оттепели почти не заметили этого  острого чувства катастрофизма, предчувствия надвигающейся катастрофы»[xcviii].

По рассказам очевидцев, еще во время войны св. праведная  Матрона (Никонова) часто «показывала в лицах, что происходит, и что произойдет.  Как-то сказала: “Кто знает, может Господь и простит Сталина! Он сам пленник”.  Я спросила: “У кого?” Она – “У Кагановича и всех тех!” Показывала, как  Сталин перед смертью будет кричать: “Что вы, что вы!” А по одной стороне будет  стоять Каганович, а по другой стороне сестра его. “Что хотите делать со мной?”  А они наложат подушку на него. Это было сказано Матушкой в 1943 году»[xcix].

При Сталине «Русская Церковь  получила в это время невиданный прежде статус […] Был создан Совет по делам  Русской Православной Церкви и утвержден статус уполномоченных. Фактически атеист  (только внешне, внутренне большевики уже были разными!), этот уполномоченный,  служащий ГПУ или советской власти, занимался даже назначением священников на  приход и без его визы это было даже архиерею невозможно. Таким образом, Церковь  стала не отделенной от государства, а государственной, правда, имеющей в обществе  мало прав, но которые она ежегодно набирала, укрепляя свои организационные силы.  Как никогда Русская Церковь в этот период была связана с советской властью и  стремилась восстановить свои дореволюционные права. Это доказано многими фактами  из ее деятельности, поэтому мне казались закономерными и последовательными поздравительные  адреса И. В. Сталину, произнесение многолетий Генералиссимусу, торжественный  парастас в его память, отслуженные Патриархом Алексием I в Елоховском Соборе  в день смерти Сталина, и то, что в час его похорон храмы всех городов были открыты  и во всех произносилась “Вечная память!” Все это уже воспринималось вполне естественно,  хотя и возмущало многих…»[c]

Монахиня Сергия (Клименко) вспоминала, со слов казначея  Патриарха Алексия архимандрита Иеремии, что на упреки за служение панихиды по  Сталину-безбожнику Святейший, будучи за границей, ответил: «Я служил не за безбожника»[ci].

«Из трудов более поздних биографов  и из воспоминаний Дмитрия Шостаковича, — читаем в работе современного ученого-византолога  А. Венгера, — мы знаем, что с самого детства Сталин сохранил некоторый страх  перед вещами, связанными с религией – перед церквями и священнослужителями в  рясах, — этот страх можно было назвать даже суеверным. Шостакович рассказывает,  например, что, услышав по радио 23-й концерт Моцарта для фортепиано в исполнении  Марии Юдиной, Сталин попросил запись этого произведения. Такой пластинки еще  не было, и поэтому запись сделали за одну ночь, а на следующий день отправили  ее Сталину. Позже он послал Юдиной 20 000 рублей, на что та ответила: «Отныне  я буду денно и нощно молиться за Вас и просить Господа простить Ваши тяжкие  грехи перед народом и нацией. Господь милосерд, Он простит Вас. Что же касается  денег, то я пожертвовала их приходу на реставрационные работы в храме». Этим  письмом, полагал Шостакович, Юдина подписала себе смертный приговор. Однако  с ней ничего не произошло. Когда Сталин умер, на его проигрывателе нашли именно  эту пластинку. Шостакович, сам человек неверующий, подумал, что Сталин расценил  поступок Юдиной как юродство Христа ради, а юродивым на Руси разрешалось говорить  Царям правду»[cii].

Хотя, по самопризнанию Л.  Регельсона, он не был в состоянии «найти какую-нибудь положительную черту в  натуре или в действиях Сталина», он все-таки справедливо признает: «Церковное  предание запрещает вершить суд над человеческой душой: глубочайшие тайны сердца  ведает только Бог, и лишь на всеобщем суде, когда все “тайное станет явным”,  будет вынесено справедливое соборное суждение, скрепленное Божественным Приговором.  При жизни человека никто не может быть уверен в себе или в ком-нибудь другом,  что, он будет осужден или что он избежит этого суда»[ciii].

В справедливости этого суждения  мы можем убедиться на примере жизни других сподвижников И. В. Сталина. «Всесоюзный  староста» М. И. Калинин, чьим русским именем Ленин пытался прикрыть свою безумную  борьбу против Церкви, перед смертью пригласил священника, исповедался и причастился[civ].  Г. М. Маленков – закончил свои дни псаломщиком в церкви[cv].  Сын И. В. Сталина Василий сразу же после кончины отца обратился к настоятелю  храма Воскресения Словущего (св. апостола Филиппа) в Аксаковском переулке близ  Арбата протоиерею Иоанну Свитинскому с просьбой отпеть родителя заочно[cvi].  Примечательно, что и дочь И. В. Сталина Светлана Иосифовна Аллилуева, в конце  концов, пришла к Богу. Весной 1962 г. ее крестил в Москве протоиерей Николай  Александрович Голубцов (1900-1963)[cvii].  «И я счастлива, что это со мною произошло»[cviii],  — писала С. И. Аллилуева.

Следующие визиты митрополита  Илии в СССР приходились уже на время правления Н. С. Хрущева – наиболее тяжелые  для Русской Православной Церкви после 1920-х годов. В четвертый раз Владыка  – «друг Русской Православной Церкви и нашего народа»  –приехал в СССР в июле-августе 1960 г. вместе с секретарем Абду Элиасом,  побывав в Москве, Ленинграде, Новгороде, Киеве и Одессе[cix].  Наконец, пятый визит датируется 1963 годом, во время которого митрополит Илия  побывал в Пскове, где ему в Троицком соборе сослужил протоиерей Василий Швец,  имевший с Владыкой продолжительную беседу, приведенную в «Чудесах от Казанской  иконы Божией Матери».

В государственных, церковных  и личных архивах сохранились письма митрополита Илии, которые предстоит еще  выявить и опубликовать. Известно, например, что у него была долголетняя переписка  с Патриархом Алексием; писал он сыну личного секретаря Святейшего, протоиерею  Алексию Остапову. Переписка с последним завязалась после посещения делегацией  Русской Православной Церкви во главе с Патриархом Алексием Ливана во время паломничества  в конце ноября—декабре 1960 г. на Восток для поклонения православным святыням[cx].

В отчете  о поездке, между прочим, читаем: «Бхамдун – родина митрополита Илии. В этом  курортном селении недавно выстроен новый храм в честь Преображения Господня.  Интересно отметить, что мраморный иконостас прекрасной работы почти весь составлен  из икон русских святых. […] В селении Менсури и Уэди-Шахрут делегация побывала  на стройках храмов. В Менсури строительство только начинается, а в Уэди-Шахут  уже возведены стены с коллонадой. Этот храм будет именоваться Казанским – в  честь Казанской иконы Божией Матери»[cxi].

И в заключение  приведем отрывок из отчета председателю Отдела внешних церковных сношений митрополиту  Ленинградскому и Новгородскому Никодиму (Ротову)[29] настоятеля Подворья Московского Патриархата в Бейруте и заместителя Представителя  Патриарха Московского при Патриархе Антиохийском и всего Востока протоиерея  Иакова Ильича, составленного в мае 1969 г.:

«В полдень  11 апреля[30] в госпитале св. Георгия скончался в результате сердечного кризиса Высокопреосвященный  Илия Карам, митрополит Гор Ливанских. В связи с последними Страстной седмицы  и праздником св. Пасхи его погребение было назначено на 15 апреля с[его] г[ода].  Гроб с телом покойного был установлен в здании Гор Ливанской митрополии. В Великую  Субботу после Божественной литургии нами была отслужена у гроба заупокойная  лития и возложен венок.

15 апреля  в 13 часов траурная процессия направилась из Хаддада в Бхамдун к месту погребения  Высокопреосвященного по его завещанию. По пути следования в нескольких местах  гроб покойного Митрополита встречало инославное духовенство и вместе со своими  верующими провожало его с подобающими почестями через населенные пункты по пути  следования или же совершало молитвы в своих храмах у его гроба. Чин отпевания  совершался в храме родного покойному Бхамдуна. За богослужением, совершавшимся  православными Митрополитами, присутствовали главы или представители других христианских  исповеданий Ливана, представители ливанских и местных властей, дипломаты и множество  верующих. После отпевания надгробное слово произнес митрополит Тиро-Сидонский  Павел Хури. Погребен  Высокопреосвященный митрополит  Илия у алтарной стены построенного им храма в Бхамдуне.

После погребения  произносилось много речей на улице представителями разных обществ Ливана, представителем  муниципалитета Бхамдуна, однофамильцами усопшего и прочими. Некоторые из выступавших  говорили о любви усопшего к Русской Православной Церкви.

В похоронной  процессии и отпевании принимал участие настоятель Подворья Московского Патриархата  в Бейруте и присутствовали секретари Представительства  и Подворья. Следует заметить, что при выносе тела из Митрополии присутствовали  только митрополит Харуанский Василий Самаха и епископ Илия Нежим, помощник Гор  Ливанского Митрополита. Остальные Митрополиты присоединились вразнобой по пути  следования процессии, что производило не весьма приятное впечатление.

После смерти  митрополита Илии Карама была создана специальная комиссия для разбора личных  вещей покойного. Означенная комиссия обнаружила в шкафах спальни митрополита  Илии 600 икон разного письма, многие из них представляют большую ценность. Предполагается  устроить в его родном городе Бхамдуне музей иконографии имени митрополита Илии  Карама. Также найдено 1000 золотых монет и много тысяч ливанских фунтов наличными,  помимо солидного счета в банке»[cxii].

Во время военных действий  в Ливане собор в Бхамдуне, где покоилось тело митрополита Илии, был полностью  разрушен снарядами. Промыслом Божиим тело Владыки сохранилось. Его удалось извлечь  из-под обломков. Ныне оно покоится в ковчеге в алтаре церкви при старом городском  госпитале. Новый собор (во имя Преображения Господня) на месте разрушенного  воздвигается на средства племянника Владыки – Насифа Карама. Специальное место  в нем отведено для усыпальницы митрополита Илии – Великого Молитвенника за Русскую  Православную Церковь и Святую Русь.

Сергей ФОМИН

21 мая/3 июня 2003 г. Владимирской иконы Пресвятой  Богородицы.

 

 

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Турченко Сергей Иванович

Турченко Сергей Иванович, капитан первого ранга в отставке.

Служил на Каспийской флотилии, Северном и Балтийском флотах.

Участвовал в боевых действиях в Персидском заливе,

Абхазии, Приднестровье, Южной Осетии.

После увольнения в запас работал в газетах “Советская Россия”,

“Патриот”, “Труд”, в издательском доме “Московия”, на сайте “Свободная пресса”.

Лауреат премии Союза журналистов России за 1998 год,

первой премии Московской организации Союза журналистов России за 2005 год “Победа-60”,

премии Союзного государства России и Беларуси за 2007 год.

Главный редактор он-лайн журнала “Героический календарь”.

Член Правления РОО “Бородино 2012-2045”.

26 марта 2000 года Владимир Путин был впервые избран главой Российского Государства. Он тогда набрал 52,77 процента голосов избирателей. С тех пор, по данным социологических опросов, число поддерживающих его россиян выросло до 86,6 процентов в 2015 году. Это абсолютный мировой рекорд. 
 
Впрочем, дело не в рейтингах, а в сути. Владимир Путин принял от полупьяного Ельцина тяжелейшее наследие: страна – в разрухе, Кавказ – в войне, которая включила реальный сценарий распада России, в Кремле — американские наместники и «пятая» колонна, Конституция — оккупационная, экономика — олигархическая, власть — насквозь коррумпированная, простой народ — в нищете, реальная господствующая идеология (при отсутствии официальной) – прозападная, долларизированная, антипатриотичная… Вроде бы за 15 лет сделано не так уж много (если смотреть чисто по пунктам): остановлена война на Кавказе и усмирены центробежные силы распада, вытеснены американские наместники (советники) из Кремля, олигархическую верхушку принудили хотя бы чуток делиться с простым народом, которому, несомненно, стало жить полегче. Впервые в постсоветской истории Россия стала прирастать землями, а не терять их: домой вернулся Крым! Но, на мой взгляд, главное, что произошло в мировоззренческом плане: Путин поднял из пыли, вытер от демократических плевков и поставил на видное место такие основополагающие понятия как патриотизм, русский дух, Православие, национальные интересы, российская государственность, защита Отечества.
 
При этом нужно понимать, что делалось это в условиях полного преобладания в так называемой элите антирусских, антигосударственных, проамериканских настроений. Да и сам Путин, когда только начинал свой президентский путь, имел, на мой взгляд, большие иллюзии по поводу возможности России встроиться в западный мир и там обрести своё счастье. Постепенно, не сразу у него начали открываться глаза на волчью суть, так называемой, западной цивилизации. Этому способствовала хищническая, бескомпромиссно агрессивная американская политика и откровенное европейское лакейство, двурушничество и лицемерие. Эти факторы (а главное — Божий промысел) вывели Путина на путь национально-освободительного движения, которое он несомненно возглавил не только в России, но и в Евразии. 
 
Впереди важнейшие задачи внутри страны: избавление от «пятой» колонны во властных структурах, уничтожении коррупции и олигархии, а главное — смена оккупационной Конституции на национально ориентированную, без чего никакие серьезные преобразования в стране просто невозможны.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Татьяна Михайловна Боровикова

Посол многодетных в Кремле 

Татьяна БоровиковаТатьяна Михайловна Боровикова родилась в 1966 году в городе Алма-Ата, в 1990 г. закончила экономический факультет МГИМО, владеет французским, испанским, португальским языками. Работала в странах Западной Европы и Америки. В 1992 году организовала PR-aгентство «Инфопресс»,издавала журнал-каталог «Москва-Люкс».

В 1998-1999 году училась в Академии при Правительстве, по программе МВА «Стратегическое управление».

С 1999 года принимает участие в работе сестричества Казанской иконы Божией Матери при московском подворье Валаамского монастыря.

Работает советником президента Европейского трастового банка по связям с Русской Православной Церковью и благотворительной деятельности.

Мама четверых детей в возрасте от 18 лет до 1 года.

Председатель координационного совета по восстановлению Страстного монастыря и председатель Всероссийского сообщества многодетных семей МНОГО ДЕТОК – ХОРОШО. Татьяна Михайловна тесно сотрудничает с РОО “Бородино 2012-2045”.

Cейчас мы  с нашими проектами тычемся практически вслепую. Приходим   в одно место, нам говорят – так, вами будет заниматься собес. В другое место, говорят – раз это дети, значит, это департамент образования.  В третьем  случае – раз это связано с отдыхом, то департамент здравоохранения этим будет заниматься. Это просто отсутствие административной структуры. Я так и сказала В.В.Путину. Он себе записал и говорит — это очень важно, я об этом как-то не думал

7 марта 2007 года Татьяна Боровикова – председатель совета Сообщества многодетных семей «МНОГО ДЕТОК – ХОРОШО!» встречалась в Kремле с В.В. Путиным. Она рассказала ему о состоянии многодетных семей в России, об их трудностях и потребностях. 

— Татьяна, расскажите, как появилась организация Сообщество многодетных семей? — Сообщество многодетных семей было образовано в начале 2006 года на форуме mnogodetok.ru. После майского Послания Президента началось такое брожение среди многодетных, многие стали спрашивать о материнском капитале, о жилищных программах, недоумевая, почему обошли многодетные семьи. Стали подниматься и другие актуальные вопросы, в итоге все это переросло в активную деятельность участников форума по формированию коллективных предложений многодетных семей. Началась переписка с властями и общественными организациями. В октябре 2006 года Сообщество стало общественной организацией, было зарегистрировано московское региональное Сообществ многодетных семей «Много деток – хорошо!». Когда мы стали обмениваться опытом на форуме, стали думать, что делать. Тогда начали появляться какие-то конструктивные решения. Когда мы поняли, что нужны какие-то специальные программы, поддерживающие многодетную семью (как минимум, на городском уровне), то стали писать свои концепции. Подумали, почему бы нам самим не разработать городскую целевую программу поддержки многодетной семьи.  После того, как мы прописали эту программу, мы начали «бомбить» власти. 

— В сообществе зарегистрировано около 1000 семей. Каков из них процент православных семей? По состоянию на 01.03.06 интернет-сообщество многодетных объединяет 959 зарегистрированных членов из Архангельска, Вологды, Костромы, Краснодара, Марий Эл, Москвы, Подмосковья, Новосибирска, Новосибирской обл., Санкт-Петербурга, Татарстана, Тулы, Чувашии, Владивостока и других регионов России, постоянно растет. Форумчане инициируют создание местных и региональных сообществ многодетных семей «Много деток – хорошо», к нам присоединяются существующие организации многодетных. И, судя по тому, что и как обсуждается на форуме, подавляющее большинство  это или воцерковленные или же очень сочувствующие. У нас даже и раздел есть на сайте «Семья – малая церковь». Люди дают с радостью свои данные в синодик многодетных семей, очень многие заинтересованы участвовать в паломничествах, в различных церковных праздниках

— Таня, многим кажется, что раз государство махнуло на нас рукой и сделало вид, что нас нет, то все – сами-то мы ничего не можем сделать. Как вы думаете,  можем ли мы помочь себе сами?  Немецкий плакат середины 1930-х. Рекламирует нацистскую благотворительную организацию (NSV). Текст: Поддержи программу помощи матери и ребенкуВот недавно в Интернете мне попался немецкий плакат времен 2-й мировой войны – о сборе помощи для нуждающихся в нацистской Германии. Так там такой девиз – «народ помогает себе сам». — Я считаю, да и опыт нашего сообщества показывает, что нужно начинать делать то, что мы можем сами. А если чего-то не можем, надо стараться активно привлекать сочувствующих, искать союзников, делать пиар, ориентированный на власть, на бизнес. Ведь очень часто бездетные или малодетные люди, в том числе и чиновники, просто не могут понять тех проблем, которые волнуют многодетных. Чиновники, к которым мы обращаемся, например, почему-то чаще всего думают, что нам нужно организовать праздник. Вот приходим в департамент семейной и молодежной политики, нам говорят – давайте, мы вам дадим грант на проведение праздника. Нам же не это нужно в глобальном смысле! Хотя, мы конечно и праздники проводим и акции различные. Вначале, когда мы обращались к властям, нас не понимали и как-то боялись, что мы устроим митинг, как голодные в Чили.  Было очень напряженное и настороженное  к нам отношение. Когда мы хотели провести акцию в день города, нас сначала активно приглашали, мы серьезно подготовились, заказали много рекламной продукции (нам многие пошли навстречу и все сделано было бесплатно) по поводу наших идей, проектов и инициатив. И тут тетеньки из департамента насмерть перепугались, решив, что мы хотим устроить демонстрацию и сказали, нет, вы к нам не приходите… Распространенная точка зрения – «все равно у нас ничего не получится» — совершенно  неправильная. Если из этого принципа исходить, то точно ничего не получится никогда. Потому что дорогу осилит идущий, просите и дастся вам. Я всегда считала, что если  кто-то может сделать какое-то дело, то смогу и я. Мне что, Господь меньше мозгов дал, или я для Него не родная? Вот мы и стали делать совершенно конкретные дела, то, что нам интересно и важно. Например, объединили несколько семей и поехали на отдых в Тверскую область. И получился у нас такой многодетный лагерь, где мамы друг друга могли подменить.

— Таня, расскажите, как появилась идея создания Всероссийского сообщества, есть ли на это благословение? — Да, нас благословил на это Святейший Патриарх. Все очень интересно и промыслительно вышло – поскольку я в банке занимаюсь связями с Церковью, меня часто приглашают на патриаршие службы. В этот раз (на освящение собора Михаила Архангела) я пришла на службу со своей младшей дочкой Ксюшей. Она потянулась целовать Панагию Владыке Арсению.
Там же был Святейший Патриарх. Он спросил у меня – это у вас четвертая? Я ему ответила, что да, и что после ее рождения я начала заниматься проблемами многодетных, что сейчас у нас сейчас стихийно организуется множество сообществ. И тогда Святейший благословил создание Всероссийского сообщества «Много деток — хорошо!». После этого мы стали готовить всероссийский форум многодетных семей, назначенный на 23 марта. Форум будет включать съезд всех региональных сообществ, мы пригласили 60 регионов.  Приедут представители уже существующих организаций многодетных, т.к. все объективно заинтересованы в сплочении и объединении.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее о ваших проектах – и уже реализованных и о готовящихся. — Один из важнейших наших проектов – «Дом для многодетных». Банк (Европейский трастовый банк), в котором я работаю советником президента по благотворительным программам и связям с Церковью, готов стать инвестором этого проекта. Банк написал письмо в правительство Москвы, а мы стали собирать инициативную группу, чтобы помочь тем семьям, у которых совершенно ужасная жилищная ситуация. Стали создаваться рабочие группы – объединяться и обсуждать, как в какой форме это сделать. Мы нашли способ передать лично Лужкову все письма и ходатайства, описывающие конкретные ситуации с жильем.  Он поручил разобраться с нами департаменту жилищной политики, и после этого с нами стали разговаривать. До этого нас в упор не замечали. Когда мы стали предлагать конкретные варианты, нам сказали, что они готовы предложить свою схему. Мы организовываем ЖСК, а власти Москвы на бесконкурсной основе предоставляют нам участок земли (потому что по-другому положено через тендер. А тендер нам не выиграть). После этого заключаем контракт с инвестором, квартиры, в которых  сейчас живут многодетные будут являться обеспечением этого контракта. Когда будет построен дом, семьи купят в нем квартиры по себестоимости.  Застройщиком будет организация, которую назначит город, землю выделяют в пойме реки Сетунь, между Кутузовским и Мосфильмовской, за Поклонной горой. Там т.н. «неудобье»,  на этой земле нельзя строить 20-этажный дом по геологическим причинам. Но 2-3-х этажные дома можно, для нас-то как раз это очень хорошо. Очень важный проект – летний отдых. Много многодетных семей, у которых нет дач, нет возможности выехать из города на лето. То же самое и с паломничествами — мы, например, приезжаем в Дивеево, а нас с детьми не принимают. Поэтому мы стали  искать такие места, где при монастыре, или недалеко можно построить такой дом, куда может приехать несколько многодетных семей, где они будут и отдыхать, могут ходить и на службы, будет духовное окормление. Вот, например, Владыка Климент сейчас нам благословил дом недалеко от Оптиной пустыни. В очень красивом месте, там есть святой источник, храм. Изначально этот дом готовили для приюта, для детей-сирот. Но выяснилось, что из-за снежных заносов зимой и отсутствия телефонной связи с этим домом, он оказался непригоден для приюта. И сейчас мы будем делать этот дом местом для отдыха многодетных семей, он рассчитан на 100 мест. Еще один дом построен в Дивеево (но там пока нет электричества, т. к. новая улица), в этом году будем его уже обживать. Я рассказала об этом Владыке Георгию, а он говорит, я вам благословлю, наверное, еще один дом, который поближе к монастырю. Еще одно есть у нас место в Тверской области,  Торопец. Там совершенно чудесное благодатное место, но пока все очень бедно. Мы договорились с губернатором тверской области, что он будет помогать в этом проекте, он очень заинтересовался. Хотим делать целую детскую деревню – для многодетных и детей-сирот. У нас есть договоренность с фондом «Десница», который помогает нуждающимся многодетным в приходах. Это организация, которую возглавляет верующий человек, делает это с благословения, выделяет определенную сумму денег, на которые закупаются продукты для малообеспеченных семей. Раздают эти наборы в храме, например, в наш храм привозят 13 комплектов. Куда-то привозят ежемесячно, куда-то раз в две недели. Собственно человек, который этим занимается и сам многодетный. Вообще я смотрю, как у нас развиваются проекты, и что из этого выходит. Например, наши многодетные мамы ездят по домам ребенка, по роддомам, возят детям памперсы, вещи и т.д. И постепенно многие приходят к тому, что забирают отказников в свои многодетные семьи. Часто все сводится к тому, что люди посто критикуют власть – что все, мол, не так, да не эдак. Это совершенно непродуктивный путь. Нам нужно объединение самих многодетных, чтобы наши проблемы мы сами вытаскивали на высокий уровень. К тому же многодетные очень разные – есть очень бедные, или те, кто в тяжелых ситуациях находится. А есть люди очень богатые, у которых огромные компании, они с удовольствием помогают бедным. У кого-то есть связи, образование. Такая корпоративная поддержка очень важна. Примеров взаимопомощи внутри сообщества сейчас уже очень много. У нас есть специальный раздел «Нужна помощь», где мы вывешиваем просьбы о помощи.

— А существует помощь «людьми»? Очень часто многодетные семьи нуждаются именно в такой помощи – погулять с детьми (когда мама не может, или кто-то из детей болеет), отвести их на занятия. Я по своим знакомым знаю, какая это большая проблема. Мы сейчас разрабатываем проект «волонтерский корпус для многодетных». Этот проект очень перспективный. Студенты педагогических вузов, языковых, художественных, могут заниматься с детьми. Водить их на занятия, помогать многодетной маме, погулять с детьми. Для студентов – это и педагогическая практика и адаптация в семье, подготовка к будущей семейной жизни. Ведь многие нынешние молодые люди росли в одно-двухдетных семьях, часто в неполных семьях. Есть и еще один путь – группы милосердия при храмах., в которые входят одинокие, не особо занятые люди, которые могут придти в многодетную семью помочь. Знаю, что у о.Игоря Фомина в храме есть такая группа. Но, если есть кто-то, кто может делать это регулярно – то он должен за это и деньги получать.  Для этого, конечно, нужен денежный фонд, это во многом от спонсоров зависит. Сейчас перед нами стоит задача – сделать перепись многодетных семей. Чтобы знать, кто в чем нуждается, кто чем может помогать. Мы разработали подробную анкету для этого.

— Таня, проектов очень много, а кто всем этим занимается? Группа энтузиастов, в свободное время? Есть в нашем сообществе те, кто занимается конкретными проектами. Как только появляется идея и проект, мы назначаем ответственных, рабочую группу.  Сейчас активно формируется региональная московская организация. И формируется большое количество сообществ — ячеек, например, при храмах. Мы начали с того, что стали наши синодики многодетных семей отдавать в монастыри в храмы, чтобы за нас молились. Объясняли батюшкам, что многодетные приходят не к началу службы и не могут подать записки. В нашем храме батюшка нас поддержал, и как только мы сделали синодик, это сразу почувствовалось – пошла молитва и как-то сразу нас объединила, мы перезнакомились, стали активно что-то делать. Разные сообщества придумывают разные проекты – праздники, клубы, попаганду. Для всех проектов прежде всего нужна  координация. У нас идет на данный момент выстраивание всего. Нам нужны люди толковые, грамотные, которые ежедневно могут посвящать свое время всему этому. Мы даже уже нашли возможность платить зарплату  — один  наш многодетный папа готов по московской организации оплатить ставки для 4-х человек, которые будут координировать  проекты.

— Не секрет, что самое сложное для организации – привлечь к реализации своих проектов спонсоров. Как вам это удается? Это для многих является камнем преткновения, часто люди просто не умеют этого делать. Да работа со спонсорами – это трудно и важно. Для этого ведь даже существуют специальные курсы, на которых учат, как нужно строить эту работу. По своему опыту скажу – это достаточно стрессовая работа. Ведь если не совсем точно или правильно сформулирована программа, то будут постоянные отказы. Для меня очень серьезный вопрос – происхождение денег, я считаю, что есть источники, которыми пользоваться просто безнравственно. К тому же если возникнет скандал, что это нечистые деньги, то нам могут обвинить в том, что мы эти деньги отмываем.  Поэтому надо быть аккуратным, знать кто эти люди, к  которым мы обращаемся за спонсорскими деньгами. Очень важно, чтобы были четко, внятно, с конкретными целями и обоснованиями прописаны те программы, проекты, которые мы делаем. Это работа, которая требует специальной подготовки. Когда наши мамочки пытались вначале писать свои варианты писем спонсорам, я сразу все зарубила и сказала, что без моей реакции ничего не пойдет. Нам еще никто не отказал.  Просто надо сначала очень хорошо понять, куда и зачем вы обращаетесь. Практически у всех серьезных банков, коммерческих структур уже сложилась своя благотворительная концепция. Если я знаю, что какой-то банк помогает детям, выплачивает гранты на детские творческие проекты, то, например, с конкурсом детского рисунка я пойду к ним. Мне. В каким-то смысле проще. Я в этой системе давно работаю.


В современном (особенно, светском) сознании многодетность часто ассоциируется с асоциальностью. Слава Богу, эта ситуация меняется, и все чаще в семьях нашей элиты появляются третьи, четвертые и более того дети. Возможно, со временем мы все-таки вернемся к стандарту дореволюционной России, где многодетность была обычным явлением в любом сословии. На фото: Великий князь Константин Константинович с семьeй

— Расскажите, пожалуйста о вашей встрече с Путиным. Почувствовали вы какой-то интерес к проблемам многодетных? — Да, это очень приятно и радостно, что я почувствовала живой конкретный интерес и желание не просто обсудить эти проблемы, но что-то сделать чтобы ситуация была системно решена. Что меня больше всего порадовало, что В.В. Путин очень много записывал. Мы о многом говорили – и о жилье, о законодательстве, об административной ситуации в регионах, о программах по здоровью, о совместном отдыхе. Говорили очень  много о пропаганде, я рассказала, что на ТВ нас вообще не пускают. Например говорят – нам  ваша социалка не нужна, тем более в прайм-тайм. Мы предложили интереснейший проект – сериал о многодетных. Я говорю Путину, пока вы им не скажете, в прайм-тайи поставить ток-шоу о многодетных, интервью, сериалы, ничего не сдвинется (смеется). Про закон о многодетных говорили, о том, что нужна система законодательных мер. Чтобы все проблемы поднимать на федеральный уровень, чтобы было единообразие. Я сказала Владимиру Владимировичу, что его внимание к нашим проблемам это реактивный двигатель. Говорю – если вы нас поддержите, придете на форум, программы наши пойдут под вашим патронажем, то мы многие вещи очень легко сделаем. Все очень конструктивно вышло. Вообще, на встрече с Путиным выяснилось, что вопросы, волнующие приемные и многодетные семьи практически одни  и те же. Например,  аналогичные вопросы по поводу трудового стажа мамы.  Они могут быть решены только системно, если будет система мер законодательной поддержки многодетных семей, будет закон о многодетных. Будет  административная структура, которая занимается семьей непосредственно. Потому что сейчас мы  с нашими проектами тычемся практически вслепую. Приходим   в одно место, нам говорят – так, вами будет заниматься собес. В другое место, говорят – раз это дети, значит, это департамент образования.  В третьем  случае – раз это связано с отдыхом, то департамент здравоохранения этим будет заниматься. Это означает, что нами заниматься некому, это просто отсутствие административной структуры. Я так и сказала В.В.Путину. Он себе записал и говорит — это очень важно, я об этом как-то не думал. Что меня очень обрадовало – в репортаже с совещания с министрами, которое было после нашей встречи, я услышала практически все, о чем мы говорили с Владимиром Владимировичем. Думаю, что власти повернутся к нам лицом!

Елизавета ПРАВИКОВА

ГЕОПОЛИТИКА НАЦИОНАЛЬНОГО ТРИУМФА

70 лет минуло после победы союзных войск над гитлеровской Германией, 70 лет в Европе не грохочет артиллерийская канонада, танковые атаки и атаки пехоты можно увидеть лишь на военных полигонах. Как и учебные морские сражения. Сухие, трафаретные и в общем­-то, правильные фразы. Можно добавить к ним еще массу формулировок типа «мир был избавлен от фашизма, сложилась система эффективной международной безопасности, рухнули колониальные империи», и т.д. и т.п. Добавлю и такой расхожий и опять же правильный тезис: «Советская (Красная) армия внесла решающий вклад в разгром немецко­-фашистского вермахта. После окончания боевых действий и в ходе Нюрнбергского процесса Гитлер и его клика были объявлены главными и единственными виновниками войны, а непосредственные участники Второй мировой поделены на победителей и побежденных. Казалось бы, можно ставить точку в историекопательстве, чествовать оставшихся в живых ветеранов военных действий, отдавать дань памяти погибшим на полях сражений и не дожившим до юбилейной даты, воспитываться самим и воспитывать молодое поколение на подвигах дедов и прадедов. Но вот незадача: чем дальше в историю уходят события сороковых годов ХХ столетия, тем больше возникает «исторических» проблем и неотвеченных вопросов. Да и сами события войны даже в «просвещенном демократическом ХХI веке» интерпретируются и излагаются совсем иначе, чем в первые послевоенные годы. В чем причина?    Мне видится, что причина тому лежит в области геополитической недосказанности о причинах, источниках и целях развязывания войны, и в не совсем верной трактовке хода сражений и политического поведения их участников.    

Кто заказчик второй мировой, его цели?

   «Движимая враждебными побуждениями Европа была заинтересована в военном и революционном крушении России». (И.А. Ильин. Основы борьбы за национальную Россию. Нарва, 1938. С. 19).        Итак, 1917 год, в России революция. Не будем рассуждать о внешних и внутренних причинах революции, приведу лишь одну цитату: «Похоже, что происходящая в России большевистская революция является на самом деле гигантской финансовой операцией, цель которой – переместить огромные денежные средства из­под русского контроля под контроль европейских и американских банков,.. чтобы на долгие годы обеспечить процветание и стремительный рост нашей экономики и стабильность доллара» (Нью­-Йорк таймс трибюн, 24 января 1921 г.).     Страна – новая Россия, – переживая трагико-­драматические события, становится совершенно иной: иная политика – внешняя и внутренняя, иные государственно­-общественный уклад, экономика, социальная структура общества, плюс диктатура пролетариата и много другое, чему научились и недоучились у европейских марксистов. Но противники и их цели в отношении России остаются неизменными. Теория (формула мирового господства) «хартленда» англичанина Х. Дж. Маккиндера (кто контролирует восточную Европу, тот контролирует «хартленд» – Россию, кто контролирует «хартленд», контролирует Евразию, кто контролирует Евразию, тот распоряжается судьбами мира) продолжала работать на полную мощь. Неизменно работала и «стратегия анаконды» (сжатия континентального пространства России) американского адмирала А. Мэхэна. Напомню что эти «шедевры» были прописаны в самом начале ХХ столетия, до революции 1905 г. Активно действовала стратегия экономического удушения России. Золото Российской империи, находившееся в западных банках, и другие активы (драгметаллы, драгоценные камни, ювелирные изделия, произведения искусства, и т.п.) В ходе иностранной военной интервенции из России вывозились любые материальные богатства, имеющие ценность в странах интервентах. По оценкам специалистов, были присвоены ценные бумаги и авуары Российской Империи, размещенные в иностранных банках, а также оккупантами вывезены из постреволюционной России ценности на общую сумму эквивалентную 37 тысячам золота. (Мартиросян А.Б. Сталин и достижения СССР. – М., Вече, 2007. С. 34). Только в США, по оценке газеты «Нью­Йорк таймс» осело на полтриллиона долларов.      Однако удушить советскую власть в ходе гражданской войны и военной интервенции не удалось, встал вопрос о большой войне против СССР. В 1926 г. У. Черчилль представил британскому правительству план финансового удушения СССР путем организации международного антисоветского экономического фронта, а 24 января 1927 г. министр иностранных Англии О. Чемберлен – секретный меморандум, в котором утверждалось: «Нам больше ничего не остается делать, как внезапно объявить войну» (Public Rekord Office, Cab, 24/184, p. 1). В июне 1926 г. в Лондоне состоялась закрытая международная конференция (формально англо­германская), в которой приняли участие высокие представители военных кругов, разведки и бизнеса Британии, Германии, Франции, Польши, Румынии, Чехословакии, Болгарии, Турции и Ирана. Руководил закрытой частью конференции заместитель министра иностранных дел Великобритании по разведке М. Локкер­-Лэмпсон, патронировал сам министр Остин Чемберлен. Суть этого сборища выразил один из ее участников Георг фон Лейхтенберг: «Будущий военный поход на Россию имеет наиважнейшее значение для политического и экономического роста стран Западной Европы». Британские и германские представители достигли договоренности о «финансовом содействии вторжению германской армии на Украину и Кавказ». Далее все шло в развитие этого замысла: привод к власти в Германии нужного человека, стремительное возрождение германской военно-промышленной мощи, популяризация нацизма, расчистка Гитлеру стратегического пространства на Восток, сдача Европы для решения главной геополитической задачи – уничтожения России (СССР). Готовили развязывание войны, прежде всего, не глуповатые политики и туповатые генералы, а финансово­-промышленный капитал. В 1911 г. именно евро­-американские мультимиллионеры приняли т.н. «план Марбурга» в котором давалась следующая установка: «власть это товар, пусть и самый дорогой. Поэтому мировая власть должна принадлежать международным финансистам». То есть, формировался мировой финансовый интернационал. Правда, ряд западных исследователей считает эту касту националистами, следуя известной формуле идеолога германского нацизма Альфреда Розенберга, который в работе «Мифы ХХ столетия» (1930 г.) возглашал: «Не каждый еврей банкир, но каждый банкир еврей».         «Экономический национализм… превратился в величайшее зло… Экономический национализм получил свое классическое выражение в «меркантилизме» ХVIII столетия, а желанная военная добыча включала в себя рынки и монополии» (Тойнби А. Исследование истории. – М., АСТ, 2009. С. 512).        Блестящий русский аналитик, полковник генерального штаба А.Е. Вандам (Едрихин) в 1912­913 гг. дал пророческий прогноз и глубокий анализ будущих военных действий первой мировой, показал как Россия, благодаря стратегическому искусству англичан может быть вовлечена в совершенно не нужную ей войну: «…англичане, со своей стороны, подтверждают, что решение очередного для них германского вопроса возможно не единоборством Англии и Германии на Северном море, а общеевропейскою войною при непременном участии России, и при том условии, если последняя возложит на себя, по меньшей мере, три четверти всей тяжести войны на суше… Так как с ослаблением Германии единственною сильною державою на всем континенте останется Россия, то по ясному как день, толкованию лордом Керзоном одного из основных и неизменных принципов высшей английской стратегии, …английские стратеги с такой же спокойной совестью начнут устанавливать «баланс сил» против России… Или, выражаясь проще, приступят к образованию против нас коалиции» (Вандам А. Величайшее из искусств. Обзор современного международного положения при свете высшей стратегии. – СПб, «Новое время» 1913. С. 27). В этой работе, а также в записке военному министру Империи Алексей Ефимович заклинал, что Россия ни при каких обстоятельствах не должна позволить втянуть себя в грядущую войну, «которая будет вестись исключительно в интересах Англии»     Привожу лишь эти некоторые факты, чтобы показать, что Россия в любом ее качестве с середины ХIХ века устойчиво позиционировалась геополитиками, государственными деятелями, промышленниками и финансистами Запада как военная добыча, и никак иначе. Таковой она остается и по сей день. Причем нынешние санкции, демонизация России и ее руководства, «пятая колонна», военные приготовления Запада – все это уже было. Даже Нобелевская премия мира, как и г­ну Обаме:    «Была ведь Объединенная Гитлером Европа…Остин Чемберлен получил орден подвязки и Нобелевскую премию мира… «Нобелевку» дали человеку, проторившему дорогу к второй мировой войне» (Шумейко И. Вторая мировая перезагрузка М., Вече 2007. С. 15).    А если открыть первый номер журнала «Тайм» за 1939 г., то удивительным образом обнаружим «лучших людей мира». Человеком года объявляется …Адольф Гитлер! Далее в восторженных списках Чембер-лен­старший, премьер-­министр Англии, Беннито Муссолини и прочие подвижники Мюнхенского процесса оккупации Чехословакии.     И мой однозначный вывод, к которому я пришел, копаясь в архивах и исследуя западную классическую геополитику и политическую практику: заказчиком и идеологом Второй мировой войны, как и кризисов и всякого рода «цветных» революций и госпереворотов является финансово-промышленный капитал Англии и США. Он же является главным выгодо-получателем. Направление стратегических ударов и характер войны определяли англосаксонские стратеги.     Народы – лишь жертвы обмана и политики представителей капитала, в лице фюреров, диктаторов и «демократических» правительств. По поводу германского национал-фашизма возникает ряд вопросов: Откуда у германской нации возникли самые низменные за всю историю человечества инстинкты массового и изощренного уничтожения людей других рас? Куда в мгновение исторического ока испарилась великая культура и просвещенность? Как за короткое (5­6 лет) время немцы полностью утратили человеческие свойства и превратились в чудовища? – Для меня это загадка.     

Кто готовил нашу Победу и кто победил?

       «Плохо иметь англосакса врагом, но не дай Бог иметь его другом». (А.Е. Вандам).        Предвидела и осознавала ли советская власть угрозу новой войны против новой России? Полагаю, что все разнородные правящие круги Советской республики осознавали, что Запад пойдет новой войной на новую Россию. Но готовились к войне каждый по­-своему. В стране в первые годы советской власти доминировала сионистская группировка, действующая в рамках «плана Марбурга» о мировой власти финансового капитала, идеологией которой была ставка на разжигание мировой революции. России в таковой отводилась, по выражению Троцкого, роль хвороста революции. Война против СССР той же Германии должна была вызвать внутри нее социалистическую революцию, которая лавиной пойдет по всей континентальной Европе. Одновременно троцкисты-­зиновьевцы в войне видели и ослабление русского духа, русской традиции и окончательное покорение русского культурно­цивилизационного пространства с последующим установлением социал­-демократической власти под контролем мирового финансового капитала. Эта сила щедро финансировалась извне, наводняла страну зарубежной агентурой, создавала мощную репрессивную систему по подавлению русского самосознания и уничтожению особых черт русского характера. В составе органов советской власти первого десятилетия и, особенно, в репрессивно силовой системе русских по национальности или не было вообще, или они были в явном меньшинстве. Но и даже те, кто был русским, не всегда был на стороне России. Так, в составе правительства, возглавляемого Лениным, русских было трое, в руководстве ВЧК – двое, в военном ведомстве у Троцкого ни одного. Везде в Центре и в регионах в руководстве было явное преобладание евреев. Большинство комиссаров дивизий Красной армии были евреями, русских же в годы гражданской войны не было ни одного. Как такое могло произойти? Отвечает А.Е. Вандам: «До мозга костей проникнутые национальной идеей, болезненно любящие свое воображаемое государство, эти не стесняющиеся гримом актеры (еврейские активисты – Л.И) надевают на себя маску презирающих национальные предрассудки» социал­-демократов и цинизмом своего красноречия до такой степени увлекают хлипкую русскую молодежь, что с 1886 по 1888 г. (годы запуска Герцлем операции «политический сионизм» – Л.И.) вся Западная и Южная Россия, точно скарлатиною, покрываются красными пятнами социал­-демократических кружков… С 1894 г. начинается наводнение России подметною литературой… В 1897 г. формируется полевой штаб еврейской армии, известный под именем Бунд… В 1900 г. следует распоряжение – не прекращая, а наоборот усиливая действия по ввозу запрещенной литературы, в то же время обратить внимание на периодическую печать в целях насыщения широких масс полезными еврейству идеями… Еще завешенное дымкою грядущего, но уже заметно обнаруживавшее свои контуры Царство Израильское имело в своем распоряжении внутри России 5 тыс. фанатически преданных делу агитаторов, мужчин и женщин; 30 тыс. боевой дружины из так называемых социал­-революционеров и в помощь Бунду 14 полевых штабов… Тонкой пылью проникая во все тайники нашей государственной и общественной жизни и всюду неся с собою микробы разложения, евреи в то же самое время основательно высмотрели все самые чувствительные места, куда можно бить нас без промаха. Вот такая чудовищная «передовая база» устраивалась в течение многих лет внутри России» (Вандам А. Наше положение. – СПб. 1912. С. 172). Это писал глубокий аналитик, офицер военной разведки, поработавший в ряде далеких и близких к России стран еще в 1912 г. К 1917 году сила политического сионизма в стране выросла кратно, потому что Государь Император и его ближайшее окружение не принимали должных мер, а полиция ловила мелких сошек.     Другая, «прорусская» группировка, была довольно слабой по сравнению с высокоорганизованной, повязанной системой тайных связей, руководимой из единого штаба группировкой сионистов. Она не имела собственного штаба и лидера, ориентировалась в основном на Ленина и была включена в общие революционные планы строительства социализма и свершения мировой революции. Многие после победы октября вернулись в рабочие коллективы или ушли на фронты гражданской войны. Во всяком случае, во власть не стремились. Крестьянская масса, сыгравшая роль движущей силы революции, естественно, двинулась в деревню, многие были мобилизованы в Красную или Белую армии.    Имели свои группировки в составе правящих сил в Советской республике спецслужбы Германии, Англии, Франции. Плюс разветвленные масонские ложи, ушедшие после Октября в глубокое подполье.      Однако, когда стали очевидны планы троцкистов, началась работа по объединению «прорусской» партии. Лидером таковой стал вернувшийся с фронта Иосиф Сталин, на которого троцкисты в первое революционное время не обращали пристального внимания – он не русский, и это главное. Но именно вокруг Сталина стали собираться русские силы. Его поддержали сначала офицеры военной разведки российской империи во главе с генерал-лейтенантом Потаповым, перешедшие еще в июле 1917 г. на сторону революции, а затем, в 1926 г., глава Российской имперской разведки граф Канкрин, находящийся в эмиграции, предложил И. Сталину на определенных условиях (восстановление русской традиции и сохранение православия) услуги зарубежной агентуры. Так что, Иосиф Виссарионович получил мощную невидимую поддержку в борьбе с троцкистами, контролировавшими все силовые структуры.     Группировка И. Сталина в условиях ожесточенной борьбы с троцкистами стала поворачивать страну на путь индустриализации. Еще в феврале 1924 г. И. Сталин решительно поддержал решение о назначении Ф. Дзержинского на пост Председателя Всесоюзного Совета народного хозяйства (ВСНХ) и совместно с ним активно продвигал идею индустриализации страны, как основы ее обороноспособности и моторизации армии. 19 декабря 1927 г. ХV cсъезд ВКП(б) принял резолюцию, где говорилось: «Учитывая возможность военного нападения со стороны капиталистических государств,.. необходимо при разработке пятилетнего плана уделить максимум внимания быстрому развитию тех отраслей народного хозяйства вообще и промышленности в частности, на которые выпадает главная роль в деле обеспечения обороноспособности и хозяйственной устойчивости страны в военное время». Это был стратегически правильный и единственно возможный вариант развития, обеспечивающий России способность выстоять в схватке с мощным, технически вооруженным противником. Более того, в выступлении И.В. Сталина был подчеркнут еще один важный стратегический момент: создавать промышленные центры на территориях, недосягаемых для авиации противника. Ускоренными темпами строились тысячи крупных заводов, аэродромов, создавалась развитая железнодорожная сеть, страну покрыла единая энергетическая система. Важное стратегическое значение имели строительство Беломорско­-Балтийского канала, освоение Северного морского пути, развитие водного транспорта. Инфраструктура обороны Советского государства имела наивысшую степень стратегической устойчивости среди всех стран мира. Одновременно формировались экономические (ресурсные) резервные районы в неевропейских регионах и в первую очередь – в Средней Азии. Результаты реализации этого курса во многом обеспечили нашу Победу в 1945­м. Хочется отметить еще одну отрасль, внесшую неоценимый вклад в результаты войны, – работников народного образования и культуры. Неграмотная в своем большинстве в 1917 г. страна к 1941 г. сумела укомплектовать и пополнять в ходе боевых действий массовую моторизованную армию личным составом, способным в короткие сроки осваивать танки, корабли, самолеты, артиллерию и другие технические средства как отечественного, так и иностранного производства. И вообще учитель, прежде всего сельский, сотворил за 20 лет великое чудо: не только обучил грамоте массы людей, но и являлся огоньком просвещения для всего населения, а в условия гонения на церковь и мечеть был и главным воспитателем патриотизма, любви к Отечеству и дружбы народов.     Особо хочется сказать о нашей советской культуре. Не хочу полемизировать, что внесло больший вклад в духовную и боевую устойчивость воинов армии и тружеников тыла – партийно­-политическая работа, или простая фронтовая песня, музыка, выступления артистов и оркестров на передовой. Фронтовые песни звучат и сегодня, и не только в день Победы. И, по-­моему, по сей день объединяют нас, живущих уже в независимых государствах. Нельзя не вспомнить и вклад в общую нашу Победу фронтовых журналистов, писателей, кинооператоров, оставивших на века бессмертные кадры и хроники великой войны, осмысленные после Победы героизм, подвиг народа и истоки Атлантиды под названием СССР.     Представляется, что незаслуженно забыты и подлинные наставники Красной армии – более 50 тыс. офицеров и генералов Российской империи, перешедших на сторону советской власти. Они сыграли значительную роль в гражданской войне, они же стали костяком в системе военного образования, разработке военной теории, планировании стратегической обороны. Напомню некоторые имена: генералы Брусилов, Карбышев, Свечин, Снесарев, маршал Шапошников и многие другие. Будущие полководцы Второй мировой войны – их ученики.    Готовя войну против СССР, гитлеровские стратеги учитывали прежний опыт многонациональных государств, в том числе Римской империи, и надеялись, что после первых ударов многие советские народы или восстанут против русских и поддержат немецкое нашествие, или же откажутся воевать вообще. Но случилось обратное: все почти 200 народов и народностей встали на защиту Отечества, соединив в единый поток свою энергию, свои знания, волю и характеры.    И, конечно, следует особо отметить комплексность, твердость и непрерывность системы управления обороной страны, масштабными военными действиями, переводом всей мирной жизни на военно-­мобилизационное положение, военным производством и всесторонним обеспечением армии и флота. Да, эта система постоянно совершенствовалась в ходе войны, но ее довоенная основа сохранилась вплоть до Победы. Ядром этой великой системы был И.В. Сталин. «Руководить борьбой такого гигантского масштаба и сложности раньше не приходилось ни одному полководцу, Так что Сталин предстает как бы полководцем полководцев». (Д.Т. Язов, Маршал Советского Союза, участник Великой Отечественной войны).    24 мая 1945 г. Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин на приеме в Кремле по случаю Великой Победы провозгласил тост за русский народ как самый выдающийся среди всех народов СССР. И этот тост не дань моде, а реальная оценка сущности русского народа, проявленной на полях жесточайших сражений. Ни один народ не проявлял в истории подобной стойкости, самопожертвования, не обладал столь ясным ощущением опасности, здравым пониманием политической и военной стратегии. Сталин это глубоко прочувствовал в драме Великой Отечественной войны и высказал это на приеме в честь Победы.     И последнее. Подобного подвига во имя спасения не только себя, но всего человечества не совершал ни один народ планеты Земля.    

Л.Г. ИВАШОВ,    доктор исторических наук, генерал­-полковник

Как Сталин на 70 лет остановил сатанинскую глобализацию

Сегодня всем православным христианам очевидна сатанинская сущность глобализации, которая несет миру уничтожение семьи, власть содомитов, убийство младенцев во чреве, а затем  изготовление из них омолаживающих кремов и лекарств, эфтаназию, клонирование, электронный концлагерь с вживленными в тело человека чипами. Но немногие из православных знают, что первую попытку подобной сатанинской глобализации остановил Иосиф Сталин.                    

В атеистическом СССР вера в Бога сохранилась. В Европе наступила  эпоха «цивилизации Шарли»

Даже самый непримиримый антисталинист, воспитанный на докладе Хрущева на ХХ съезде,  выучивший наизусть «Архипелаг Гулаг» и «Дети Арбата», не сможет отрицать, что, создав на развалинах погибшей Российской империи  новую державу – Советский Союз, Сталин сохранил историческое российское государство. После февраля 1917 г. архитекторами нового мирового порядка предполагалось создать на территории бывшей Империи несколько «российских государств». Но осуществить этот план им удалось лишь в 1991 г. 

 После Первой мировой на национальные государства войны были разделены Австро-Венгерская и Османская империи. От Российской империи в то время удалось оторвать Царство Польское, Литву, Финляндию, Лифляндию и Эстляндию. Отдельными государствами под протекторатом могущественных держав должны были стать Украина, республики Кавказа и Средней Азии. Были планы и дальнейшего расчленения исторической России. Но в виде Союза Советских республик основная часть Российской империи все же сохранилась, а затем Сталин вернул и Прибалтику в состав СССР. Нельзя не отметить, что Сталин был противником союза национальных государств-республик, предлагая включить их в единую державу в виде автономий. Победил «ленинский план», который и привел к развалу страны в 1991-м.

Но все же 70 лет в виде СССР историческая Россия существовала как единое и мощное государство.  Сталин сделал очень много для того, чтобы Советский Союз наши недруги  имели все основания называть «красной империей», а после 1945 года больше не надеялись сокрушить его военной силой.          

Разумеется, наши «геополитические партнеры» и «заклятые друзья» именно за это ненавидят Сталина. Но любой вменяемый гражданин России должен признать, что сохранение России в ее исторических границах и Победа в Великой Отечественной войне должны быть поставлены в заслугу Сталину, который возглавлял в те годы советское государство.  Российских либералов вменяемыми гражданами России считать никак невозможно, поэтому о них нет смысла говорить. Но, к сожалению, и довольно значительная часть православных патриотов  до сих пор не уверены, что  сохранение  в ХХ веке страны в виде Советского Союза было благом для России.

Православные антисталинисты соглашаются с тем, что СССР был мощной державой и в своих границах сохранил почти все земли Российской империи. Почти всю вторую половину ХХ века Советский Союз был одной из двух мировых сверхдержав.

Но они справедливо замечают, что СССР был атеистическим государством, а значит «перевертышем», подменой подлинной России. Ведь Россия может быть только Православной державой, иначе это не настоящая Россия. Православие – основа Русской цивилизации, а в СССР борьба с религией была заявлена, как одна из главных задач государства.  Миллионы людей за эти десятилетия были насильно оторваны от Церкви, многие из них не только не сподобились принять Святое Крещение, но и никогда не могли услышать о Боге –  атеистическая пропаганда старалась уберечь советского человека от подобных «средневековых предрассудков».  Сталин возглавлял это богоборческое атеистическое государство, следовательно, православные должны относиться к нему, как к свирепому гонителю веры, тирану-богоборцу, погубившему миллионы человеческих душ.

Но Господь говорит «Мои пути – не ваши пути». Давайте подумаем, почему в этом богоборческом атеистическом СССР сохранилась вера?

Не только сохранилась, но благодаря  невиданным с первохристианских времен гонений на Церковь вера в сердцах русских людей окрепла. Чтобы в атеистическом СССР сохранять веру в Бога, необходимо было искренне верить, а не ходить в храм, потому что так принято. В предреволюционное время некоторые интеллигенты подбирали иконы под цвет обоев. В 20-е и 30-е годы  иконы в доме уже  были исповеданием веры во Христа. Даже в позднее советское время многие высокопоставленные люди старались крестить детей тайно, часто на дому. А исповедуя себя христианином, в 20-е и 30-е годы можно было не только поплатиться карьерой, но и свободой, и даже жизнью. Но были в СССР и среди высокопоставленных государственных деятелей тайные Никодимы и Иосифы Аримафейские. Вспомним хотя бы Алексея Николаевича Косыгина.  

Был в этом Промысел Божий? Европа,  которая не знала гонений на христиан в эти годы,  откровенно называет себя «постхристианской», т.е. уже «нехристианской». В Европе теперь наступила эпоха новой цивилизации – «цивилизации Шарли». И многие европейцы сегодня искренне не понимают, почему в «дикой» России народ не разрешает парады содомитов, не позволяет кощуницам устраивать пляски на амвоне храма. В огне испытаний вера в России в те годы сохранилась, а в Европе почти исчезла. Значит, этот трагический период Русской истории был послан нашему народу не случайно? И в этом можно видеть милость Божию к русским людям. Что для человека важнее веры в Бога?

 

Промысел Божий о России действовал и в советскую эпоху

Рассуждая о роли Сталина в истории страны, давайте задумаемся, как произошло крушение Православной Империи и образование на ее месте атеистического СССР. 

Удивительно, как после доклада Хрущева в личности Сталина  воплотилось все то зло и несправедливость, которые были в жизни СССР.

Послушать наших «десталинизаторов», и понимаешь, никто так усердно не создает «культ Сталина», как либералы в своей концепции советской истории. Как будто не было ни Ленина, ни Троцкого, ни других «пламенных революционеров», а все зло в те трагические годы связанно только с именем Сталина – «сталинские репрессии», «сталинские лагеря» и т.д.

Но то, что некоторые православные во всем обвиняют тирана Сталина, это вызывает удивление. Да, это был страшный, трагический период Русской истории, в котором действовал Промысел Божий, точно так же,  как и в другие переломные и сложные, трагические периоды истории страны. И любой верующий человек понимает, что милостивый Господь посылает бедствия лишь для вразумления людей, врачевания их грехов. Наказание Божие – наказ, урок.

ХХ век был самым трагическим в истории страны. Господь попустил Русской земле в ХХ веке суровое огненное испытание, но ни одна христианская Поместная Церковь не имеет такого сокровища – сонма Новомучеников. Их молитвами и сохранилась страна и возрождается вера на Русской земле.  Очевидно, что именно Промысел Божий действовал и в том, что русские люди, оказавшись в рассеянии после страшной братоубийственной междоусобицы, также сохранили веру и построили православные храмы везде, где вынуждены были поселиться; от Канады до Австралии и Южной Африки, от Парижа до Шанхая. 

Причина Русской катастрофы 1917 г. прежде всего в отступлении от веры значительной части народа. О грядущем бедствии, неминуемом наказании Божием пророчески предупреждали многие русские святые ХIХ и начала ХХ века.  Православное Царство было отнято по грехам, и Господь попустил безбожникам и откровенным сатанистам, врагам Христовым, разрушить историческую русскую государственность и истреблять русских людей, ввергнув в  братоубийственную войну.

Но разве могла бы совладать с могучим Русским народом горстка сатанистов-революционеров, если бы значительная часть народа в то время не увлеклась идеей построения рая на земле без Христа Спасителя. Не все, кто пошел в революцию, были явными злодеями-богоборцами. Среди тех, кто оказался увлечен этой ложной идеей, было немало людей искренних и бескорыстных, желавших осчастливить все человечество, избавить людей от страданий, установив справедливый строй, где больше никогда один человек не станет использовать другого для своего обогащения.  Русских людей одним призывом «грабь награбленное» увлечь было невозможно. Но в этом и был дьявольский обман. Сатанисты использовали глубоко христианское  стремление русских людей к справедливости, извратив его и устроив богоборческий бунт.

Ритуально убивая Царскую Семью, сатанисты были уверены в том, что таким образом навсегда сотрут с лица земли историческую Русскую государственность, а затем смогут уничтожить Православную Церковь. Задачей сатанистов было физически уничтожить многих носителей Православной веры – русских людей, а оставшихся подвергнуть «переформатированию», создав «нового человека». Россия должна была стать плацдармом для антихристианской  богоборческой «мировой революции», а русский народ – «вязанкой хвороста» для разжигания «мирового пожара». Достаточно почитать Троцкого, чтобы понять планы всех этих «пламенных революционеров».

Замыслы сатанистов были разрушены христоподражательным подвигом Святого Царя-Мученика.

Взойдя добровольно на Екатеринбургскую Голгофу, Святая Царская Семья утвердила Православное Русское Царство в вечности, подобно граду Китежу, недоступному для врагов.

А Скипетр и Державу Русского Царства приняла в марте 17-го Сама Царица Небесная. Отныне Державная Владычица, Заступница Усердная рода христианского ведет русский народ по его историческому пути.  Все, что происходило в эту трагическую эпоху, всеблагой Господь устраивал для нашего спасения по молитвам Пресвятой Богородицы. И в облике атеистического СССР Россия оставалась Домом Пресвятой Богородицы.

Мы понимаем, что Господь помиловал Русскую землю. Наказал, но помиловал, и все планы сатанистов были разрушены. Россия, понесла в ХХ веке страшные потери, но стоит непоколебимо и по-прежнему страшна для богоборцев.   

 

Жизнь гораздо сложнее всяких черно-белых схем

Но ведь не позволив сатанистам-богоборцам уничтожить Россию, Бог действовал через людей, исполнявших Его волю. И одним из этих людей был Иосиф Сталин, в юности отлично учившийся в семинарии, но  увлеченный революционными идеями, как многие в молодые люди то время. Юношеские стихи семинариста Джугашвили, напечатанные в сборники лучших образцов грузинской словесности, свидетельствуют о том, что он, как и многие в то время, был возмущен несправедливостью общества, несоответствием того, как живет христианская страна. И, как многие молодые люди в те годы, впал в бесовский соблазн, желая устранить все недостатки общества, опираясь на учение Маркса-Энгельса. 

Но желал ли Сталин так, как Троцкий, Землячка и им подобные  уничтожения России в «пламени мировой революции», испытывал ли такую зоологическую ненависть к России, Православию и русским людям, как вся эта публика?  Все его дальнейшие действия показывают, что это не так. Многие действия и поступки, а не только тост после Победы за здоровье Русского народа, говорят, что Сталин искренне уважал и любил и русских людей и Русскую культуру. Кстати, если говорить о культуре, то именно Сталин пресек попытки «сбросить Пушкина с корабля современности», и именно во время его правления в Советском Союзе стали широко доступными для всего народа лучшие образцы не только русской, но и мировой классической литературы, музыки, драматургии. Это были результаты государственной политики в области культуры и образования.  

Невозможно отрицать, что именно Сталин прекратил русофобские издевательства над Русской историей «пламенных революционеров», вернул в школу Русскую классическую литературу и по его личному заказу были сняты все  лучшие фильмы о героях Русской истории. Сталин последовательно и сознательно окружал себя людьми, которые были убежденными марксистами, верили в коммунизм, строили социалистическое государство, но искренне любили Россию и были патриотами своей страны. Именно вместе со Сталиным эти люди и одержали Великую Победу в Великой Отечественной войне. Такими были и полководцы – Георгий Жуков, Константин Рокоссовский и многие другие герои войны, гениальные конструкторы-оружейники, ученые, простые офицеры и солдаты, крестьяне и рабочие. Они действительно были убежденными коммунистами. Разве не были они настоящими патриотами, разве не любили Родину всем сердцем? Но это не укладывается в черно-белую схему, которую нарисовали себе некоторые православные. Даже среди коммунистов встречались люди глубоко верующие в Бога, хотя СССР был официально атеистическим государством. Об этом существует немало свидетельств.  Жизнь гораздо сложнее и многообразнее любых схем.     

 

Кто организовывал репрессии

Сталин сумел нейтрализовать и ликвидировал всю когорту «пламенных революционеров» и на месте разрушенной Российской империи создал мощное государство в виде Советского Союза. Кстати, именно Сталин настаивал на том, чтобы все  республики вошли в РСФСР на правах автономий, без права выхода. Но победила точка зрения Ленина. Если бы послушались Сталина, то  невозможен был бы развал Советского Союза в 1991 г., когда Горбачев и пр. «архитекторы перестройки»  возвращались к «ленинским нормам в политике». И при этом они устроили вторую после Хрущева кампанию по «десталинизации». Чем это закончилось, мы хорошо помним. Нынешнее возрождение фашизма на Украине, палачи Бандера и Шухевич, как национальные герои – плоды этой «десталинизации», которая началась в перестройку и продолжается  по нынешний день усилиями либералов.

В репрессиях в 30-е годы погибло великое множество невинных людей. Хотя «десталинизаторы» продолжают нам упорно твердить о десятках миллионов, ученые назвали настоящее число пострадавших. Отрицать, что среди пострадавших были не только «пламенные революционеры» и палачи, никто не собирается. В 30-е годы под каток репрессий попали и многие честные русские люди, крестьяне, священники, офицеры.  Но не будем забывать, что эта страшная трагедия являлась продолжением кровавой  гражданской войны.  Понятно, когда либералы заученно, как на партсобрании, повторяют все хрущевские мифы. Но, когда православные  повторяют мантры троцкиста Хрущева о Сталине, как главном виновнике репрессий, то полезно вспомнить, что у самого Хрущева руки по локоть в крови. Многие документы по его приказу были уничтожены, но все же сохранилась записка, в которой Хрущев требует увеличить Москве квоту на расстрел врагов народа, и  резолюция наложенная рукой Сталина: «Уймись, дурак!». Именно Хрущев, Эйхе и пр. раскручивали маховик репрессий, желая уничтожить «классовых врагов».

В своем проекте Конституции на съезде 1936 года Сталин предложил вернуть все гражданские права всем бывшим «лишенцам», в том числе и духовенству, а также разрешить им  принимать участие в тайных всеобщих выборах. На самом деле это был призыв Сталина к примирению и попытка положить конец гражданской войне. Что вызвало глубокое возмущение «ленинской гвардии». Существует множество неопровержимых документальных доказательств, что именно после съезда эти «пламенные революционеры», партийные деятели и раскрутили на местах маховик репрессий против всех «бывших», «социально чуждых контрреволюционных элементов» – священников, офицеров, дворян. Т.е. партийная элита продолжила уничтожать тех, с кем воевала в гражданскую. А если учесть, что Ягода, а затем и Ежов, как и многие работники ОГПУ-НКВД были прямыми ставленниками, или единомышленниками Троцкого, то неудивительно, что «пламенные» уничтожали своих «классовых врагов» с невероятным ожесточением.

Но они сами попали под удар страшной карательной машины. Чего не могут простить Сталину их потомки и наследники, постоянно вспоминая только 37-й год, когда вместе с «контрреволюционными элементами»  в мясорубку репрессий попали и «настоящие революционеры-ленинцы».  Лишь после того, как Сталин взял под полный контроль НКВД в 1938-м, началась волна реабилитаций (тогда был освобожден К.К.Рокоссовский и многие другие). Думаю, после того, как будут полностью открыты архивы и  произведены на основе документов исследования той эпохи учеными, свободными как от коммунистической, так и либеральной партийных идеологий, мы  сможем узнать много интересного о том времени, о личности Сталина и его сподвижников. И эта картина будет весьма далекой, как от истории ВКП(б) и КПСС, которую преподавали в советское время, так и от хрущевско-либеральной трактовки истории.

 

Был ли Сталин гонителем христиан?     

Нынешние православные «десталинизаторы»  не спорят с тем, что Сталин создал великую и мощную державу. Но говорят: «Для нас главное отношение к Церкви Христовой, к спасению души, а не такие  языческие ценности, как сильное государство. А вы,  считающие себя православными,  по сути обычные язычники, т.к. для вас могущественное государство гораздо важнее христианских заповедей. Поэтому вы и любите Сталина – настоящего языческого императора и гонителя христиан. Вы же не можете отрицать, что в правление Сталина были гонения на христиан?» 

Не отрицаем. Но напоминаем кто и когда начал эти гонения. Достаточно вспомнить требование Ленина «расстреливать как можно больше попов». О антихристианском характере всех революций, начиная с «великой французской» хорошо известно. Советская власть до самого своего конца пыталась навязать обществу атеизм – т.е. безбожие. Поэтому могущественный  СССР и рухнул в 1991 году за три дня. Без Бога, на песке неверия невозможно построить прочное здание.    

После совершенного в 1917-м  греха богоотступничества и цареотступничества гонения были неизбежны. Но необходимо выяснить, какова роль Сталина в этих преследованиях Церкви? Существуют три документа 1923, 1933 и 1939 годов за личной подписью Иосифа Сталина, в которых он требует прекратить закрывать храмы и уничтожать эти памятники русской архитектуры, а также преследовать верующих по политическим мотивам. В последнем требовании прекратить преследование священнослужителей, объявленных Лениным врагами советской власти, написано: «постановление Ленина – ОТМЕНИТЬ». Сталин строил государство, готовил страну к неизбежной войне. Методы управления были очень жестокие, никто отрицать это не собирается. Но на что иное можно было рассчитывать после 1917-го и четырех лет ожесточенной братоубийственной войны? Больше ведь не было Православной Империи, а в СССР – «диктатура пролетариата», «военный коммунизм». Милостивого православного Государя отнял Господь по грехам. А Сталин пас народ «жезлом железным». А как еще можно было управлять обществом после ожесточения страшной братоубийственной войны? Совершенно иная жизнь, иная логика, иные законы. Нравится нам эта жизнь и ее законы? Нет. Кому может понравиться – «если враг не сдается, то его уничтожают», «милосердие – поповское слово» и пр. законы «революционного времени». Но еще раз напомним, что это было попущено Богом. Богоборцы-революционеры хотели полностью «переформатировать» русских людей, создав «нового человека». Для этого были задействованы карательные органы и вся огромная пропагандистская машина. Но ценой тяжелейших потерь русские люди смогли сохранить свою душу и серьезно «переформатировать» саму советскую систему.

Не будем забывать и того, что Сталин был убежденным коммунистом и строил государство социалистическое, а не восстанавливал Российскую Империю. Поставленные цели по строительству мощного социалистического государства он полностью сумел выполнить. И не случайно наши «геополитические партнеры» и «заклятые друзья» обвиняют Сталина в том, что построенный им СССР являлся воплощением ненавистной им Российской империи. Как сегодня в подобной имперской политике обвиняют Владимира Путина.

Конечно, Церковь в Советском Союзе сохранилась подвигом Новомучеников и Исповедников. Но  в 41-м Сталин разогнал союз воинствующих безбожников, а в 43-м полностью прекращаются гонения на Церковь, восстанавливается Патриаршество. Причем сделал Сталин это после перелома в войне, после побед под Сталинградом и Курском, поэтому нельзя утверждать, что он пошел на шаг от страха, узнав, что Гитлер разрешил открывать храмы на оккупированных территориях, или по требованию союзников. Искренне Сталин пошел на сближение с Церковью, или преследовал свои политические цели, как некоторые утверждают, можно только гадать и спорить. Но мы судим по плодам. В 1948-м в Москве было созвано Всеправославное Совещание. А после смерти Сталина троцкист Хрущев вновь начинает гонения на Церковь, обещая в 1980 г. показать по телевизору «последнего попа».   

Кстати, когда Сталин собирал свою библиотеку на ближней даче, то просил «не присылать ему атеистическую макулатуру». Сталин лично спас владыку Абашидзе, с глубочайшим уважением относился к Борису Михайловичу Шапошникову, который никогда не скрывал своей веры в Бога, посылал деньги в Кинешму старенькому священнику, отцу маршала Василевского. Известно немало подобных свидетельств, которые говорят о том, что Сталин относился к верующим иначе, чем большинство «пламенных революционеров».

 

Сталин готовил страну к неизбежной войне

В 1931-м Сталин сказал, что стране необходимо за 10 лет преодолеть расстояние, которое другие страны проходят за 50, 100 лет, иначе нас сомнут. И война, самая страшная и кровопролитная в Русской истории, началась ровно через 10 лет – в 1941-м. К этому времени в СССР было построено два мощных промышленных района из пяти существующих в мире в то время. Всего за 10 лет была создана современная промышленность, которая дала стране возможность противостоять самой мощной  германской промышленности и промышленности всей Европы, работавшей на Третий Рейх. Задача подготовить страну к неизбежной войне была Сталиным выполнена полностью, хотя и ценой тяжелейших жертв. Но ведь речь шла о существовании России и самой жизни Русского народа. Сталин не только сохранил территорию Российской империи, но выиграл Великую Отечественую войну, а СССР до 1991 года был сверхдержавой, которую сокрушить в войне никто не мечтал, а рухнул СССР  лишь после предательства партийной элиты в лице Горбачева и других «архитекторов перестройки». Которые, еще раз напомним, усиленно занимались «десталинизацией», сокрушая собственное государство. Конечно, отжившая идеология марксизма-ленинизма была тому виной. 

Но и сегодня Промысел Божий ведет Россию. Мы убедились в бесплодности марксизма-ленинизма, а за последнюю четверть века убедились на горьком опыте и в том, что несет нашему народу западный либеральный проект. И увидели, что ожидает Россию, когда ослабевает российская государственность.     

 

Нужна ли христианам сильная держава

Нас упорно уверяют, что стремление видеть свою страну сильной державой свойственно язычникам, а не христианам. Христианин якобы должен быть только «гражданином Неба», и не иметь «земных пристрастий». Но давайте подумаем, нужна ли Русской Православной Церкви сильная и мощная держава?

Чтобы было если бы Сталин, настоящий языческий император и гонитель христиан не создал к 1941 году мощный Советский Союз и не смог привести страну к Победе в Великой Отечественной войне. Вспомним, Гитлер желал, чтобы в каждом селе у русских должна быть своя «церковь»-секта. Сегодня на Украине это пытаются сделать – создать свою «национальную церковь» во главе с Денисенко. В конце 80-х, в «перестройку» на бывший советский народ напустили кашпировских с чумаками и неисчислимую свору различных сект – «имя им легион». Точно, по предписанию Гитлера.

Гитлер стремился уничтожить не только историческую русскую государственность, но в его планы входило и намерение навсегда подорвать «биологическую силу» русских. А проще говоря, истребить и уничтожить сам русский народ – хранитель Православной веры. Лишь созданное Сталиным мощное и сильное государство – Советский Союз спасло и Россию, и Русскую Православную Церковь.

 

Россия и Европа – неизбежное противостояние?

Но нас убеждают в том, что если бы не было большевиков и Сталина, не было угрозы коммунизма, так испугавшей европейцев, не привели бы к власти в Германии Гитлера, а, следовательно, не было и войны. Мол, не было бы никакого повода воевать с Россией, если бы не коммунистический режим.  

А давайте вспомним, кто разрушил Российскую империю, не наши ли «западные партнеры», а в то время союзники по Антанте? Каковы были их цели? Кто финансировал сначала революцию, а затем Гитлера, чтобы натравить Третий Рейх на Россию? Почему Запад пытается и сегодня  разрушить и ослабить Россию, которая давно забыла о построении коммунизма? Только ли чтобы овладеть ее ресурсами? Тютчев гениально обозначил две силы, которые вступили в смертельную схватку – «Россия и революция». Россия, как оплот Христианской цивилизации и революция, как богоборческое, антихристианское движение. Мы видим, что пророческие слова Тютчева верны и в ХХI веке.

Давайте подумаем, не победила ли сегодня на Западе эта богоборческая Революция, о которой говорил Федор Иванович? Полная и безоговорочная победа над Европой – теперь там «цивилизация Шарли». Могла Россия стать частью этой «постхристианской» цивилизации? Победил бы «февраль», и все эти гучковы и пр. промышленники и представители элиты, составившие заговор против Святого Царя вместе с послом Англии и банкирами из США, отлично бы вписались в финансовую элиту «мирового интернационала ростовщиков». Буржуазная «февральская» Россия во главе с «фартуками высокого градуса» постаралась бы удачно встроиться и в «цивилизацию Шарли». Сомневаетесь? Посмотрите на Россию после 1991-го, в которой восторжествовали идеи «февраля». И Церковь вроде бы свободна, но методично  происходило растление души народа. Разве не то же самое желали «февралисты» в 1917-м? Ведь их идеалом была «просвещенная республиканская Франция». Во Франции гонений на Церковь не было. А «цивилизация Шарли» есть.

Выдержала бы Россия подобное «мягкое удушение» христианской веры при относительно комфортной и благополучной жизни, если бы идеи «февраля» восторжествовали и не было подвига Новомучеников и Исповедников Российских? Надо отдавать себе отчет в том, что нынешнее возрождение веры даровано нам по молитвам Святого Царя и всех Новомучеников.

 

Причины нынешнего противостояния России и Запада

Сегодня мы видим,  кому противостоит  Россия. От коммунистической идеологии, с которой якобы боролся Запад, мы отказались полностью. Все свои территории, которые от России пытались оттяпать со времен Крымской войны, добровольно отдали, практически полностью разоружились. Обвинения в «имперских амбициях» в последние годы боялись, как огня. Доступ к нашим ресурсам они получили. Из России  все 25 лет вывозят сотни миллиардов, выкачивают ресурсы. Ну и, конечно, при этом оставляют возможность поживиться тем, кого назначили управлять процессом. «Мировой интернационал ростовщиков» считает ресурсы России своей собственностью, а местные олигархи  всего лишь назначены «управляющими имением». Что же им еще надо было от России? С чего началось нынешнее смертельное противостояние между Западом и нашей страной?

Россия не захотела послушно вписываться в «цивилизацию Шарли». С этого момента и возникло противостояние с США и ЕС, несмотря на то, что Путин из-за всех сил пытался оттянуть время и избежать открытой конфронтации с т.н. «геополитическими партнерами». И наша «пятая колонна», и ее либеральная обслуга из политиков и работников СМИ готовы сделать все, чтобы прежнее положение России, как сырьевой колонии Запада,  сохранялось. А для этого необходимо не только продолжать качать из России ресурсы, но и признать все «ценности свободного мира». В том числе парды содомитов и глумление над религией. Поэтому они и поддерживают «Тангейзеры» и пляски кощунниц в Храме Христа Спасителя. Им необходимо, чтобы Россия послушно встроилась в «постхристианскую цивилизацию», тогда исчезнет главная причина для конфронтации между Россией и Западом. Геополитика, контроль над ресурсами – все это вторично. Главное – противостояние Христианской цивилизации и цивилизации Шарли. Глобализация – проект «мирового интернационала ростовщиков». Откровенный сатанизм этого проекта очевиден для любого, кто наблюдает за процессами, происходящими в мире. Одни лекарства, которые производят из убиенных во чреве младенцев, говорят о том, кто стоит за этим проектом. Напомним, кстати, что при Сталине в СССР аборты были запрещены. А троцкист Хрущев немедленно даровал женщинам право  свободно убивать собственных детей.

 

Сталин почти на 70 лет отодвинул сатанинскую глобализацию

Сталин, создав самостоятельный, полностью независимый и мощный СССР, сохранив историческую Российскую империю, почти на 70 лет отодвинул тот сатанинский глобальный проект, который осуществляется сегодня на наших глазах.

Один вариант сатанинской глобализации –  условно говоря «красный», «социалистический»,  пытался воплотить Троцкий. Уничтожение семьи, создание «нового человека», биологические эксперименты («собачье сердце» Булгакова) – полное уничтожение не только Церкви Христовой, но и христианской нравственности, полное расчеловечивание человека.  Цель троцкистов  – Мировая революция, в которой Россия должна была «сгореть, как вязанка хвороста», а они установить свое господство над  миром. Сталин угробил этот проект вместе с его носителями и  решительно  вернул традиционные ценности в жизнь советского общества. Именно с этого момента «интернационал ростовщиков» стал финансировать Гитлера.

Давайте подумаем, что сумел остановить Сталин, уничтожив «пламенных революционеров» вместе с Троцким.  Хорошо известно, что «мировая революция» ставила своей целью создание «нового человека» и установление своих порядков во всем мире. Этот «новый человек» должен был полностью быть избавлен от таких «средневековых предрассудков», как вера в Бога, должен был исчезнуть такой «пережиток прошлого», как семья. Вспомним идеи, на которых пытались строить «новую жизнь» «пламенные революционеры»;  «религия – опиума для народа», «долой стыд», «долой семью», «общественное воспитание детей».  Откровенный сатанизм. Троцкий ставил в вину контрреволюционеру Сталину, «предавшему все идеалы революции», прежде всего восстановление патриархальной семьи, возвращение седьмой заповеди – т.е. возвращение общества к традиционным ценностям. В сталинском СССР был культ крепкой «советской семьи», разводы строго осуждались, девушек и юношей старались воспитывать в уважении к целомудрию. При Сталине были запрещены аборты. Разрешены они были первым «десталинизатором» и врагом Церкви Хрущевым. Принято скептически относиться к тому, что «Моральный кодекс строителя коммунизма» был списан с 10 Заповедей Божиих. Но разве это было плохо? Получается, что атеистический СССР пытался без Бога сохранить идеалы Христианской цивилизации. Но без Бога ничего прочного  построить невозможно, и СССР рухнул.

В советские времена многие из нас были уверены, что существует атеистический СССР и христианский Запад. Вспомним, как лидеры западных стран настойчиво заботились о правах верующих в Советском Союзе. На самом же деле, как только рухнул СССР, либеральный Запад показал свое истинное лицо. Гонения на христиан – Косово, Ближний Восток. Но главное – в бывших христианских странах подмена веры, экуменизм, венчание однополых пар и т.п.

После распада Советского Союза, исчезновение из мировой политики сильной Российской державы, способной противостоять Западу, «интернационал ростовщиков» немедленно стал осуществлять все тот же проект сатанинской глобализации, который остановил Сталин убрав Троцкого и пр. «пламенных». Только это уже не «красный» проект, а содомитский «голубой». Идет такое же методичное уничтожение института семьи, ювенальная юстиция –  чем не троцкистское «обобществление детей»? Ну и, естественно,  лозунг «долой стыд» воплощают в полной мере. И при этом происходит полное уничтожение суверенитета национальных государств. Нет «советской республики земного шара», но воплощается иной глобальный проект, не менее антихристианский и богоборческий, чем проект Троцкого и компании.  

Существование могущественного Советского Союза не только не позволило  превратить Россию в «вязанку хвороста», чтобы разжечь пламя «мировой революции», но и отодвинуло наступление этой сатанинской глобализации почти на целый век.    

Поэтому мы должны ясно понимать, что совершил Сталин, создав мощную державу на месте рухнувшей Российской империи. Сегодня Россия сохраняет свою независимость благодаря сталинскому «ядерному щиту» и грандиозному «космическому проекту», который был запущен благодаря воле Сталина. Сталин продолжал, начатое при Государе, освоение Севера. Знаменитый Северный морской путь. Сегодня разворачивается борьба за Арктику и приходится  восстанавливать все, что разрушили после 1991-го «рыночники-десталинизаторы».

Сталин – не Православный Царь. В 1917 было отнято по грехам у русских людей Православное Царство. Но Иосиф Сталин – державный вождь, сохранивший государственность и независимость России, укрепивший ее мощь и выигравший войну с оккультным Третьим Рейхом, который  покорил всю Европу. Гитлер, как некогда Наполеон объединил европейские страны для очередного нашествия на Россию. Но разгромив страшного врага, русский народ отстоял свое право на жизнь, на продолжение великой Русской истории. И пора прекратить православным вместе с либеральными «десталинизаторами» демонизировать образ Верховного Главнокомандующего. Хотя бы в год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Фёдор Григорьевич Углов.

Великий Русский человек, академик Российской академии медицинских наук, бессменный председатель Союза борьбы за народную трезвость. Федора Григорьевича Углова и Геннадия Павловича Сальникова (Президент “Бородино 2012-2045”) связывала тесная дружба (прим. гл. ред.).

В сентябре 2008 года представители Всемирного трезвенного движения, собравшиеся на XVII Международной конференции-семинаре по собриологии, профилактике, социальной педагогике и алкологии в Севастополе, приняли решение об увековечивании памяти академика Ф. Г. Углова, в частности об учреждении медали Фёдора Углова.

ПАМЯТНИК на кладбище ПАМЯТНИК на кладбище

5 октября 2009 года к 105-летию со дня рождения Ф.Г.Углова состоялось открытие памятника в Александро-Невской лавре. Авторы памятника: архитектор Г.С.Пейчев и скульптор А.А.Мурзин.

В 2014 году открыт сквер академика Фёдора Углова

Сквер Углова

4 октября 2014 года (на второй день Угловских Чтений) в Петербурге на Петроградской стороне состоялось торжественное открытие сквера академика, советского и российского хирурга, пропагандиста трезвого образа жизни Фёдора Григорьевича Углова. Сквер находится на пересечении улиц Льва Толстого и Рентгена, перед окнами клиники госпитальной хирургии нынешнего Государственного медицинского университета, которую долгие годы возглавлял Ф.Г.Углов. Открывали сквер Эмилия Викторовна Углова, Алёна Новгородова, профессор Владимир Георгиевич Жданов, Михаил Сильников. Антон Силантьев из Москвы нашёл сквер по навигатору в смартфоне. Кто-то заметил, что сквер расположен аккурат напротив рабочего кабинета выдающегося хирурга и писателя.

Далее все переместились на могилу академика на Троицком кладбище Александро-Невской Лавры, где прошла торжественная служба с участием священников Лавры. Автор этих строк, Анатолий Обросков, повстречал многих известных по деятелей трезвенного движения. Поговорил с сыном академика Григорием Угловым.

На торжественной церемонии присутствовало 17 членов партии сухого закона России, внук Ф.Г.Углова — известный учёный и общественный деятель, член-корреспондент Российской академии наук Михаил Сильников, директор Фонда сохранения и развития научного, литературного и общественного наследия академика Ф.Углова Алёна Новгородова. А также хорошо знавшие старейшего оперирующего хирурга генералы и старшие офицеры из числа ветеранов Западного военного округа, многочисленные ученики выдающегося хирурга, участники ежегодных Угловских чтений, представители общественности и средств массовой информации и, наконец, родные и близкие известного врача.

Все были приглашены в Святодуховский центр Лавры для участия в продолжении мероприятий, посвящённых 110-летию Ф.Г.Углова. В показанных документальных фильмах можно было почерпнуть множество новых фактов о жизни патриарха трезвости. Фотографии проекта памятника Ф.Г.Углову представил заполнившим Святодуховский зал зрителям Михаил Сильников. Над проектом работал Анатолий Дема — народный художник России, профессор, заведующий кафедрой монументально-декоративной скульптуры Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии имени Штиглица. Тот же скульптор, который создал знаменитый памятник Всеволоду Боброву в Стрельне. Сильников отметил, что проект строительства памятника Ф.Г.Углову находится на личном контроле губернатора, которого просил ускорить весь процесс его друг архимандрит Тихон (Шевкунов).

Представленные фотографии макета вызвали оживлённые дискуссии и комментарии собравшихся. Глава НПО «Специальные материалы» Сильников отметил, что основной идеей расположенных крестообразно фигур пациентки и академика была символизация милосердия профессии врача. На мой взгляд, проект весьма удачный. Памятник будет хорошо виден в этом месте Санкт-Петербурга.

После угощения в трапезной (разумеется, без алкоголя) соратники по Партии сухого закона России переместились в курируемый Германом Климентёнком и Юрием Шиловым Центр Трезвости. В просторном Центре, который украшает бюст Ф.Г.Углова и его огромная фотография, продолжилось совещание о перспективах Партии с участием профессора Жданова. Вёл собрание Валерий Мелехин. Выступая, автор этих строк призвал соратников на местах к активным  мероприятиям для информирования общественности о нашей Партии в соответствии с действующим законодательством. Профессор Жданов одобрил мои действия. Вечер продолжился дискуссией о методе Геннадия Шичко, выступали Николай Январский и Владимир Коняев.

Мне показалось важным в своём выступлении рассказать о моих встречах с вдовой выдающегося ученика академика Павлова Геннадия Шичко Люцией Павловной и Иваном Дроздовым у них дома, показать непримиримость Шичко к пропаганде ломехузами «культурного потребления» алкоголя. О методе Шичко творчески рассказали в своих книгах И.В.Дроздов и Ф.Г.Углов.

16 декабря 2014 года. Бесценный дар Российской Государственной Библиотеке

Легендарная «Ленинка», крупнейшая в мире библиотека со 150-летней историей и собранием в 45 миллионов раритетных изданий, открывает именной фонд академика Ф.Г. Углова.

16 декабря 2014 Эмилия Викторовна Углова — супруга выдающегося хирурга современности — подарит библиотеке уникальные материалы: ранее не опубликованные статьи, рукописи, замётки и черновики академика. Творческое наследие талантливого учёного, которое потрясает воображение. Инициатор и организатор этого большого события — Фонд сохранения и развития научного, литературного и общественного наследия академика Ф.Г. Углова.

Бесценный дар Российской Государственной Библиотеке

В конференц-зале Российской государственной библиотеки состоится Научно-практическая конференция, посвящённая 110-летию со дня рождения всемирно известного хирурга и общественного деятеля Ф.Г. Углова.

В рамках конференции в фойе «Ленинки» также откроется музейная экспозиция, которая включает в себя материалы о деятельности хирурга из запасников РГБ, а также редчайшие рукописи — не имеющий аналогов дар наследников великого учёного.

В мероприятии примут участие известные врачи, ученики Фёдора Григорьевича, его соратники и последователи, артисты, спортсмены и предприниматели — все те, кто почитает память академика Углова и живёт в соответствии с его заповедями.

Также на мероприятии можно будет приобрести книги Ф.Г. Углова «Сердце хирурга», «Советы столетнего хирурга» и др. В них хирург делится своими секретами долголетия и здорового образа жизни.

«Человеку мало века»

Имя академика Ф.Г. Углова известно всему миру. Трудовой путь Фёдора Григорьевича неразрывно связан с эпохой становления мировой хирургии. Как настоящий патриот своей Родины, заботящийся о её процветании, в 80-е годы он сумел обосновать руководству страны необходимость спасения нации от алкоголизма и стал Председателем всесоюзного общества трезвости.

Творческое наследие Фёдора Григорьевича поражает: свыше 700 опубликованных научных работ, более десятка художественно-публицистических книг, около сотни общественно-публицистических статей, лекций и докладов. Под его научным руководством подготовлены и успешно защищены 20 докторских и 79 кандидатских диссертаций. Им создана блестящая школа хирургов, учёных и преподавателей, многие из которых уже прославили свои имена.

Он прожил долгую насыщенную жизнь (1904–2008 гг.), до конца своих дней поражая всех своей работоспособностью, жизнелюбием и оптимизмом. Его жизненные принципы, способствующие активному долголетию, сегодня для многих стали примером для подражания.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Олег Анатольевич Платонов.

Олег Анатольевич Платонов (род. 11 января 1950, Свердловск) — русский экономист, писатель, публицист и общественный деятель, доктор экономических наук. Почётный координатор Движения «Народный Собор». Главный редактор газеты «Русский Вестник».

Родился в семье директора завода. В 1972 году закончил Московский кооперативный институт.

Работал в Отделе международных сопоставлений ЦСУ при Совете Министров СССР, а с 1977 года, после защиты кандидатской диссертации — в Институте труда.

В 19741989 годах регулярно путешествовал по России, изучая страну по определённой программе.

Летом 1991 года на полтора месяца отправился в научную экспедицию в Сибирь. Целью поездки был поиск и изучение документов, относящихся к чуть ли не самой загадочной личности в истории России XX века — Григорию Распутину. Платонову сообщили, что на родине Распутина в селе Покровском, а также в Тюмени и Тобольске ещё живы люди, знавшие его, а в местных архивах хранятся документы о нём. Заняться историей жизни Распутина подтолкнуло Платонова многолетнее изучение личности Николая II и его семьи. Чем ближе он знакомился с документами, дневниками, перепиской этой семьи, тем большее недоумение вызывало у него внушаемое десятилетиями стандартное представление о Распутине как об «исчадии ада», человеке будто бы абсолютно аморальном и корыстном. Этот образ не вписывался, по мнению Платонова, в обстановку высшей духовности, нравственности, семейного лада и согласия, в которой, по его мнению, жила семья последнего по времени русского царя.

В конце 1980-х — начале 1990-х годов Платонов получил доступ в ранее секретные государственные архивы и прежде всего в Особый архив КГБ СССР. На основе найденных документов издал серию исследований «Терновый венец России».

В 1995 году организовал научно-издательский центр «Русская цивилизация». С 1998 года — главный редактор издательства «Энциклопедия русской цивилизации».

С 1995 года совершил 16 поездок в разные страны мира, около семи месяцев жил в США. Его книга «Почему погибнет Америка» выдержала 8 изданий в России и за рубежом.

С осени 1998 года Платонов приступил к осуществлению издания энциклопедии «Святая Русь. Большая энциклопедия Русского Народа», в которой предполагается выпустить более 20 томов (выпущены четыре тома), каждый из которых посвящён изучению определённой отрасли жизни русского народа. Одновременно был выпущен «Энциклопедический словарь русской цивилизации».

Сам Платонов указывает, что на его мировоззрение повлияли, среди прочих, богослов митрополит Иоанн (Снычёв) и священник Дмитрий Дудко.

Труды Платонова, посвящённые изучению деятельности тайных антихристианских обществ, получили одобрение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ. Анатолий Дмитриевич Степанов.

  • Анатолий Дмитриевич Степанов – главный редактор интернет-портала «Русская Народная Линия», публицист, писатель.Анатолий Степанов родился в 1961 г. в с. Нижняя Кубань Комаричского р-на Брянской обл. В 1983 закончил исторический факультет Дальневосточного госуниверситета (ДВГУ) во Владивостоке, занимался преподавательской и общественной работой, служил офицером в Вооруженных силах.В 1993 закончил аспирантуру С.-Петербургского университета по кафедре истории России, занимался исследованием идеологии русского консерватизма. В это же время состоял сотрудником пресс-службы митрополита С.-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева), был в числе учредителей ряда православно-патриотических организаций.В 1994-96 преподаватель, зам. декана факультета политологии ДВГУ. С 1996 живет в Петербурге.

     

     

     

    Состоял членом редколлегии газеты «Русь Православная», был редактором газеты «Русский православный патриот», научным редактором издательства «Царское дело», с 2000 редактор отдела политики православного информационного агентства «Русская линия», с 2004 главный редактор РЛ. Действительный член Петровской Академии наук и искусств. Автор книги «Черная Сотня: взгляд через столетие» (2000), составитель (совместно с О.А.Платоновым) тома «Русский патриотизм» в «Большой энциклопедии Русского народа» (2003); составитель и редактор книги «Воинство святого Георгия. Жизнеописания русских монархистов начала ХХ века» (СПб., 2006, совместно с А.А.Ивановым); составитель сборника статей В.А.Грингмута «Объединяйтесь, русские люди» (М., 2008), сборника статей А.С.Вязигина «Манифест созидательного национализма» (совместно с проф. А.Д.Каплиным), сборника статей В.Л.Величко «Русские речи» (М., 2009); составитель (совместно с А.А.Ивановым) словаря «Черная сотня. Историческая энциклопедия» (М., 2008), составитель книги «Святые черносотенцы» (М., 2012). Состоял членом Центрального совета Конгресса русских общин, член Центрального совета межрегионального общественного движения «Народный Собор», председатель международной общественной организации «Русское Собрание» (с 6 декабря 2013).

    Награжден орденом Русской Православной Церкви прп. Серафима Саровского 3-й ст. (2009), орденом Русской Православной Церкви Заграницей святого Страстотерпца Царя Николая (2012), медалью Курганской и Шадринской епархии прп. Далмата Исетского 2-й ст. (2013), медалью движения «Россия Православная» имени И.А.Ильина (2007).